Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
Помощь

Еп. Вениамин Воскресенский

См. декларация митр. Сергия.

Православная энциклопедия. Т. 7, М.. 2004. С. 615—617. Тут добавлено, что 1 апреля 1930 был арестован по обвинению в «антисоветской» переписке со своими прихожанами. Виновным себя не признал, был тяжело болен: у него была парализована вся правая сторона тела. 10 сентября 1931 был приговорён к 10 годам лишения свободы, но приговор не был исполнен, так как владыка скончался в тюремной больнице.

Добавлено (без указания источника): "не стал выходить из юрисдикции митрополита Сергия, считая, что предстоятель может быть осуждён только церковным собором или консенсусом православных иерархов: «Я хочу быть послушным Церкви и её канону: без суда не суди. Я боюсь выступить с судом без суда Церкви».

Текст письма.

Справка митр. Мануила Лемешевского (с дополнением 2000 года):

Вениамин (Воскресенский Василий Константинович), епископ Тутаевский, викарий Ярославской епархии.

Родился 15 января 1871 года в с. Переславцево Угличского уезда Ярославской губернии в многодетной семье священника.

Окончил в 1892 году Ярославскую духовную семинарию. Пострижен в мантию. Рукоположен во иеромонаха.

В 1896 году окончил Московскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия.

В 1898 году назначен инспектором Кутаисской духовной семинарии.

В 1901 году переведен в Тифлисскую духовную семинарию.

С 1908 - преподователь Вятской духовной семинарии, через год - Вологодской.

С 1911 - преподаватель Ярославской духовной семинарии.

9 октября 1921 года хиротонисан во епископа Романовского (Тутаевского?), викария Ярославской епархии.

В 1927 г. арестован в г. Тутаеве. Приговорен к 3 годам ссылки в Севкрай.

[Мануил: С 1927 года - епископ Рыбинский, викарий той же епархии. С 1930 года - епископ Тутаевский, викарий Ярославской епархии].

В сентябре (?) 1927-1931 гг. в ссылке.

В 1931 г. арестован в ссылке, привлечен к следствию по делу Ярославского филиала "ИПЦ". 5 октября 1932 г. скончался в тюрьме, находясь под следствием.

[Мануил: Скончался 5 октября 1932 года в окрестностях гор. Красноводска].

В среде верующих и его многочисленных почитателей считался великим молитвенником, старцем, подвижником, слыл прозорливцем.

Прославлен Архиерейским Собором РПЦ в 2000 г.

 

Литература:

 

"ЖМП" 1933, № 13, с. 6.

ФПС III, с. 2.

ФАМ I, № 62, с.5.

Заметки и дополнения Е.М. № 43.

Regal'son 549: 1930 verhaftet.

Осипова.

Письмо епископа Тутаевского Вениамина (Воскресенского) протоиерею Флегонту Понгильскому.

16 июня 1929 г.

Оп.: "Православная Русь". 1997. №18

<…> Митрополит Сергий начал предприятие сложное и трудное по своей духовной основе. В целях упорядочения гражданского положения Церкви в современном государстве, митр. Сергий совершил опыт безпримерный в истории Церкви, – опыт соприкосновения двух взаимоотрицающих стихий – Царствия Божия и царства безбожия, Царства Христа и царства антихриста. Митр. Сергий всегда отличался известной гибкостью своего ума. Здесь он перешел ея меру и стал ея жертвой.

Декларация поставила Церковь в такое отношение к современному государству, какого (отношения) она принять не может, оставаясь Церковью. Наше государство открыто перед всем миром начертало на своем знамени – безбожие и борьба с религией, с Православием в особенности. Борьба до победного конца, до полной смерти религии Церковь никогда не может сказать такому правительству: "Я с нашим правительством", безбожному народу: "Я с нашим народом". Церковь никогда не может сказать "радости и успехи нашей гражданской родины – наши радости и успехи, неудачи ея – наши неудачи". Христианская наша родина под руководством богоборческого правительства систематически и быстро перестраивается. Она уже новая, строение ея во всех отрослях жизни – безбожное, антихристианское, образуется безбожная родина. Радости и успехи ея безбожного строения не могут быть радостями Церкви. Понятие родины понятие сложное. В состав его входят термины географический, национальный, политический, социальный, бытовой, религиозный. Из всех терминов лишь один пока остается для нас неприкосновенным – географический. Да и последнее не совсем так. Безбожие оскверняет и землю. Безбожная родина уже не священная родина. Для христианина она перестает быть родиной. Христианин не может назвать безбожно построенной родины – своей родиной и тем более радоваться ея радостям и успехам. Радости и успехи безбожной родины закрепляют безбожие родины и потому не могут быть радостями христианина.

Встав рядом с безбожием и богоборческим правительством, усвоив себе радости и успехи безбожно построенной богоборческой родины, митр. Сергий "преклонил" Церковь Христову под чужое ярмо с неверными. Говорят возможно разделение гражданского элемента от религиозного. Это или заблуждение или софизм.

Социализм в отвлеченном представлении есть чисто экономическая система. Многие поэтому и думают, что экономическую жизнь можно построить совершенно не касаясь религии. Это абсурд. Когда будет строить жизнь неверующий, он не сможет взять лишь часть жизни для своего чисто экономического строения. Он будет стремиться взять непременно всю жизнь для безрелигиозного строения. Неверующие стро­ители щедры на обещания полной религиозной свободы, т. е. очень словоохотливы, обещают представить некоторую часть жизни для любой религии с тем, чтобы всю остальную часть жизни занять исключительно безрелигиозным содержанием. Но такие обещания, во-первых, не приемлемы уже по самой природе своей – безрелигиозность,.. во-вторых, они никогда не выполняются неверующими строителями жизни.

Но представим – атеистическое правительство с идеальной терпимостью к религии. Это мало изменяет дело. Христианин, как верующий и всякой другой религии, никогда не может удовлетвориться и примириться с атеистическим правлением.

Он знает "аще не Господь созиждет дом всуе трудишася". Поэтому безрелигиозное настроение жизни, хотя бы и самое терпимое к религии, принципиально не может быть приемлемо для христианина и человека всякой другой религии.

Наше государство совершает первый опыт в мире, ступенями ниже происходит подобный процесс и в других государствах – там, где имеется отделение Церкви от государства.

Атеизация человечества разрастается. Неведомы ея пределы. Идеологический исход для христианина в атеистическом государстве – уход из мира, но куда – уходить – не куда. Христианин остается скорбеть и терпеть, покоряться действительности. Покоряется не идеологически, он хранить свои принципы как святыни <…>.

 

 

 

Ко входу в Библиотеку Якова Кротова