Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Его: Познание в свете онтологии. Систематическая философия.

Ср. Гелен.

Ю.С.Савенко

НИКОЛАЙ ГАРТМАН

1882 – 1950

Независимый психиатрический журнал. 2003, №3.

http://www.npar.ru/journal/2003/1/hartmann.php

Страшные катастрофы ХХ века – не столько исток, сколько следствие тотального релятивизма в науке, философии, этике и культуре. В этом – существо духовного кризиса последнего столетия, длящегося до сих пор.

Критическая онтология Николая Гартмана – это та философская концепция, которая позволяет преодолеть этот кризис, этот релятивизм, и которая доказала это на конкретном примере не только фактически всех разделов философии, но и многих наук, обратившихся к этой философии (математика, физика, химия, геология, биология, психиатрия…). Это удивительный и единственный в ХХ веке (когда это уже казалось совершенно невозможным) пример выдающихся вкладов в онтологию и гносеологию, логику и аксиологию, этику и эстетику, философию природы и философию духа.

Это та философская концепция, которая сумела остаться нейтральной среди всех измов, всех школ и направлений, увидеть адекватное место каждого и уйти от бесплодных вопросов, споров и претензий.

Это философская концепция, сумевшая придать всему строгий систематический порядок, показать асимметрию и иерархию, нетождественность сходных закономерностей различных онтологических слоев, вывести 16 законов взаимодействия самих онтологических слоев, и в то же время остаться открытой системой, пронизанной духом творческой проблематичности, никогда не останавливающейся перед необходимостью идти против течения.

Труды Николая Гартмана – это «настоящие образцы трезвой точности и научной основательности, тонкого анализа и ясной формы выражения» (Josef M. Bochenski). Они аскетичны по своему духу. В них нельзя заблудиться. «Ни один мыслитель, связанный с феноменологий, не создал такой всеобъемлющей системы философии, какой является система Николая Гартмана» (Herbert Spiegelberg).

Как случилось, что Николай Гартман, «несомненно одна из крупнейших фигур современной философии» (Josef M. Bochenski), создатель новой критической онтологии, новой феноменологической аксиологии и этики, новой метафизики, категориального метода философского анализа и т.д. и т.п., оказался в 1980-1990-е годы чуть ли не «забытым философом»? Почему не критическая онтология (с 1919 г.), а разрабатывавшаяся в 1923-1925 гг. одновременно с ней на той же кафедре в Марбурге фундаментальная онтология (1927 г.) его соперника Мартина Хайдеггера получила в наше время безусловный перевес? Дело не столько в мифопоэтическом таланте М.Хайдеггера, сколько в соответствии его философии релятивистскому духу времени.

Сейчас философия Николая Гартмана переживает ренессанс, в ней не без оснований видят филигранную разработку надежной основы для выхода из современного субъективизма. В 2002 г. на русский язык переведены его «К основам онтологии» (1935) и грандиозная «Этика» (1925). Несмотря на то, что последняя сознательно устранялась от теистических включений и даже подчеркивала противоречия между этикой и религией, Николая Гартмана никогда не переставали высоко чтить католические философы (томисты).

Николай Гартман – выходец из Российской империи. Он родился в Риге в семье инженера, закончил гимназию и университет в Санкт-Петербурге, где изучал медицину и классическую филологию. В 1905 г. он уехал в Марбург, защитил две докторских диссертации у выдающихся лидеров неокантианства Германа Когена и Пауля Наторпа, в 1907 г. и 1909 г. («Логика бытия Платона»). В 1912 г. пишет «Основные философские вопросы биологии», а в 1913 г. - «По ту сторону идеализма и реализма». Публикуется в российском журнале «Логос». Участвует в Первой мировой войне, после которой занял место Наторпа в Марбурге. Под воздействием критики психологизма Э.Гуссерлем и М.Шелером в 1921 г. в работе «Основные черты метафизики познания» решительно порвал с субъективистской гносеологией неокантианства, согласно которой субъект продуцирует объект. Это была самая впечатляющая победа феноменологии. В 1923 г. Гартман развивает свой «критический реализм» в работе «Философия немецкого идеализма. Фихте, Шеллинг и романтики» (2-ой том - «Гегель» – вышел в 1929 г.). С 1925 г. стараниями М.Шелера – профессор Кельнского университета, где тесно общается с М.Шелером и, критикуя вслед за ним этический субъективизм, создает свою «Этику» (1926 г.). В 1931-1945 гг. – профессор Берлинского университета, единственный философ после Э.Гуссерля, избранный в Прусскую академию наук, – высшее научное достижение в Германии. В Берлине выходит его «Философская систематика о самой себе» (1935). Здесь он создает свою онтологическую тетралогию: «К основам онтологии» (1934), «Возможность и действительность» (1938), «Строение реального мира. Очерк всеобщего учения о категориях» (1940), «Философия природы. Абрис специального учения о категориях» (1945). Н.Гартман, в отличие от большинства немецких философов, держался совершенно вне политики и в годы нацизма не был отстранен от преподавания. В 1945 г. гибнет единственная рукопись полного текста его «Логики». В 1945-1950 гг. Гартман – профессор Геттингентского университета. В 1949 г. выходит «Новый путь онтологии», и уже посмертно - «Телеологическое мышление» (1951), наносившее удар по неовитализму, и «Эстетика» (1953; русск. пер. 1958), идеи которой развил Роман Ингарден.

На критическую онтологию Николая Гартмана опирались классики психитарии Курт Шнайдер (1935) и Ганс Йорг Вайтбрехт (1963, 1968), а также Э.Грюнталь (1956) и мн.др. Наиболее впечатляющий опыт приложения критической онтологии к психиатрии или, точнее: интеграцию данных различных научных дисциплин, имеющих отношение в психиатрии, и многообразных разделов психиатрии на основе критической онтологии, предпринял в 1967 г. Рихард Юнг (Фрейбург) на шестистах страницах главы «Нейрофизиология и психиатрия» в многотомном издании Psychiatrie der Gegenwart (1/1A, 1967).

Мой собственный опыт, со времени прочтения в 1969 г. книги Татьяны Николаевны Горенштейн «Философия Николая Гартмана», состоит в сильном переживании инсайта, благодаря критической онтологии, которая дает принципиально большую ясность понимания, принципиально больший уровень терпимости к другим позициям, и реально помогает в головоломных проблемах и противоречиях, которыми так богата наша профессия.

ЛИТЕРАТУРА О Н.ГАРТМАНЕ

Бохенский Ю.М. Современная европейская философия. – М., 2000, 175-185

Горенштейн Т.Н. Философия Николая Гартмана. – Л., 1969

Мотрошилова Н.В. История философии. Книга 3. – М., 1998, 182-185

Перов Ю.В., Перов В.Ю. Философия ценностей и ценностная этика // Н.Гартман. Этика.- Л., 2002, 5-82

Реале Д., Антигери Д. Западная философия от истоков до наших дней. Т. 4. – СПб., 1997, 381-383

Tatarkiewicz W. Historia filozofii. T. 3 – Warszawa, 1970, 327-331

Шпигельберг Г. Феноменологическое движение. – М., 2002, 389-419

ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА С ОПОРОЙ НА КРИТИЧЕСКУЮ ОНТОЛОГИЮ

Gruntahl E. Nicolai Hartmanns stellung zum psychophysischen Problem und daraus zu ziehende folgerung fur die empirische Forschung // Monatsschr. Psych.u.Neurol., vol.131, 1956, N 1

Jung R. Neurophysiologie und Psychiatrie // Gruhle H.W., Jung R., Mayer-Gross W., Muller M. (hrsg). Psychiatrie der Gegenwart, 1/1A, Springer – Verlag, Berlin – Heidelberg – New York, 1967, 325-928

Савенко Ю.С. Тревожные психотические синдромы. Докт. дисс. – М., 1974

Schneider K. Pattopsychologie der Gefuhle und Triebe. Leipzig, 1935, 18

Weitbrecht H.J. Psychiatrie im Grundriss. – Springer – Verlag, Berlin – Heidelberg – New York, 1963, 1968

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова