Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Священник Даниэль Анж

О гомосексуализме.

Род. 17.10.1927 в Брюсселе. Бенедиктинец: 1958-1970 в монастыре в Руанде, еще 8 лет отшельник во Французских Альпах. В 1981 г. был рукоположен в Лурде. Начал писать в 1970-е, "озабоченный" судьбой молодёжи.

В 1984 г. основал первую Французскую католическую школу молитвы, евангелизационное движение для молодежи Jeunesse Lumiere. Объездил 40 стран, написал 40 книг. Большой энтузиаст видений в Меджугорье, борец с абортами, "харизматический" католик. В Россию приезжал неоднократно - приглашала Карина Черняк (в статье http://www.columbia.edu/itc/journalism/russia/feature_burke.html ошибочно названа Ириной), основавшая в 1991 г. клуб христианской молодежи "Осанна".

Отец Даниэль Анж - французский священник, основатель школы евангелизации Jeunesse Lumiere (Молодость-Свет), где молодежь приобщается к опыту братской жизни и миссионерской деятельности.
В 17 лет Даниэль Анж стал монахом бенедиктинского монастыря. Он работал в госпиталях Льежа и Ливана, тринадцать лет жил в маленькой монашеской общине на островке посреди озера в Руанде, потом, вернувшись в Европу, 7 лет вел отшельническую жизнь в горах на юге Франции, пася овец. Выйдя из затвора, он начал проповедовать Евангелие, преимущественно молодежи. Постепенно он понял, что молодым людям гораздо легче воспринять свидетельство их ровесников. Так в 1984 году была основана Jeunesse Lumiere.
В этой школе каждый год учится около тридцати юношей и девушек из самых разных стран (Франции, Канады, Таити, Таиланда, России). Школа расположена на юге Франции, вдалеке от городов. Жизнь в школе - молитва, учеба, братское общение - сменяется поездками на миссии по Франции и в другие страны, где молодые люди Свидетельствуют о своей вере в школах, больницах, тюрьмах, а иногда - просто на улице. Труды о. Даниэля переводятся на русский язык (см. "Раненый пастушок" Одесса, 1998).

18 марта 2003 года

Через 30-40 лет молодежь Восточной Европы придет спасать Запад от атеизма, считает известный французский священник Даниэль Анж

Москва, Россия, 18 марта. Благовест-инфо. – Встреча молодежи с известным французским католическим священником-бенедиктинцем о. Даниэлем Анжем была организована 16 марта молодежным христианским клубом «Осанна». Мероприятие состоялось в конференц-зале Московского теплотехнического института и было посвящено теме мира – в душе, в семье, в мире.

Эпиграфом проповеди о. Даниэля, посвященной молитве о мире, стало известное высказывание преп. Серафима Саровского: «Стяжи дух мирен – и тысячи вокруг тебя спасутся». В начале проповеди священник заявил: «С тех пор, как я езжу в Россию, я не верю больше в воскресение Христа», – и добавил: «Я его (воскресение) вижу». Свидетельством живого присутствия Христа священник считает возрождение Церкви в России, которое проявляется не только в восстановлении храмов, но главным образом в том, что в эти храмы приходит молодежь.

Проповедник противопоставил потенциальное духовное здоровье молодежи Восточной Европы, которое вырастает на крови мучеников коммунистического периода, «разрушающему атеизму» молодежи Западной Европы. Он выразил уверенность, что через 30-40 лет молодые христиане из России, Украины и других стран Восточной Европы «придут и спасут» западную молодежь, если восточные христиане смогут противостоять духовным «вирусам Запада». Особое внимание о. Даниэль Анж уделил необходимости защищать нерожденных детей: пока мы допускаем войну против самых маленьких и беззащитных, сказал он, все остальные войны тоже не закончатся.

Об опыте своего обращения рассказала сестра Вероника из Чехии, студентка школы евангелизации «Молодость – свет», основанной о. Даниэлем Анжем почти 20 лет назад. В этой школе, расположенной на юге Франции, каждый год учится около 30 юношей и девушек из разных стран, которые приобщаются к братской жизни и миссионерской деятельности.

В вечере участвовал театр детей «Тимур» из Харькова, который представил музыкально-поэтическую композицию на тему стяжания мирного духа. В постановке принимал участие монах-кармелит Максимилиан Подвика, который исполнял сольно и вместе с детьми христианские песни под гитару на русском, украинском и польском языках.

Художественный руководитель «Тимура» Василий Сидин рассказал «Благовест-инфо», что духовным наставником театра является православный священник Александр Геращенко, но некоторые юные артисты – прихожане о. Максимилиана, который давно дружит с театром. Артисты, принадлежащие к Украинской Греко-Католической Церкви, приглашают на премьеры своего священника Онуфрия Репецкого. Конфессиональные различия совершенно не мешают детям в совместном творчестве, считает руководитель театра.

Даниэль Анж – французский католический священник. В 17 лет он стал монахом бенедиктинского монастыря, затем 13 лет работал в госпиталях Ливана и впоследствии в течение семи лет вел отшельническую жизнь. Выйдя из затвора, он осознал свое призвание – проповедовать молодежи. В 1984 году во Франции им была основана школа «Jeunesse Lumiere» («Молодость – свет»). О. Даниэль Анж является автором многих книг для юношества.



Католическая Информационная Служба «AGNUZ»
http://www.agnuz.info

Андрей Десницкий

Анж по-французски – «ангел»

Вечером в минувший понедельник в подвал одного из рижских домов в сопровождении двух юных латышей, парня и девушки, вошел немолодой человек в странном белом балахоне с капюшоном. Он говорил по-французски и по-английски, но каждому из собравшихся людей (а собралось там около тридцати человек) сказал две фразы по-русски, пожимая руки и с радостной улыбкой заглядывая в глаза: «Как тебя зовут? Маша (Вася, Евдокия, Ивар), Христос воскресе!»

Это был француз, бенедектинский монах и священник по имени Даниэль-Анж. Наверное, эти русские фразы он узнал, когда приехал еще в Советский Союз в конце августа 1990-го года. Он провел тогда в целый день с русским священником Александром Менем, который через десять дней был убит воскресным утром по дороге в храм. Два священника говорили тогда о молодежи. Что можно сделать для того, чтобы церковь – будь то католическая или православная – не была своей только для старушек? Как говорить с современной молодежью?

А через год, во время поминальной службы на могиле отца Александра, Даниэль-Анж встретился с рижанкой Натальей Большаковой, основавшей вместе с мужем Василием в Риге фонд имени Александра Меня. Фонд издает и распространяет духовную литературу, организует встречи христиан из разных стран, народов и конфессий, чтобы они могли лучше узнать и понять друг друга. Встречи обычно проходят в помещении фонда – в подвале того самого дома на Валдемара, 121. Уже в третий раз посетил Даниэль-Анж Фонд, на сей раз – проездом из Мадоны во Францию, где он и живет постоянно.

– В Мадоне мы были на днях католической молодежи, – рассказывает Даниэль-Анж, – там собралось две с половиной тысячи человек со всей Латвии. Раз в два года такие встречи проходят на международном уровне, последняя была к Кельне, в Германии, а в промежутках – национальные встречи. Папа заставляет епископов напрямую говорить с молодежью, им это полезно, епископам. Тут не проходит ни высокое богословие, ни изящная риторика. Надо говорить живо и конкретно. Например, латвийский кардинал в этом году построил свое выступление как ответы на вопросы. Ему передали около сорока записок – например, почему среди католических священников нет женщин? – а он на все старательно отвечал. Конечно, там было и богослужение, и время для молитвы, и просто песни и свободное общение. А потом мы заехали к нашим русским друзьям в Латгалию. Послезавтра возвращаюсь домой…

Монахи-бенедиктинцы славятся своим консерватизмом и ученостью. Сидят себе за древними стенами и распевают григорианские хоралы на латыни … Но как сложилось, что этот необычный бенедиктинец так много времени проводит с молодежью и так трепетно относится к русской культуре?

– В моем детстве по соседству с нами жила княгиня Марина Голицына, бежавшая из России после революции. И с четырех-пяти лет я постоянно слышал рассказы об этой стране, о ее традициях и ее святых. Например, об Иоанне Кронштадстком, по молитве которого когда-то выздоровела смертельно больная Марина, когда она сама еще была маленькой девочкой. Так родилась моя мечта – оказаться в России.

Я вырос, стал монахом, и меня действительно отправили далеко от дома, но только не в Россию, а в центральную Африку. Там я провел 13 лет в маленькой обители на острове посреди огромного озера, совсем как ваш Валаам. А потом вернулся в Европу и 8 лет жил в полном уединении, высоко в горах. В то время я много читал о восточном христианстве, писал книги и сам.

Когда живешь в полном одиночестве, особенно остро чувствуешь присутствие Бога, ангелов и святых. Ведь больше никого нет вокруг! И православные святые окружали меня так же, как и католические. Ведь там, на небесах, нет разделения на конфессии! Я не могу себе представить Серафима Саровского, который с негодованием отвернется там от Франциска Ассизского: мол, ты был католиком, не хочу с тобой водиться!

Да, так когда-то было и с Моисеем: чтобы узнать Бога, он должен был уйти далеко в пустыню, и там, в полном одиночестве, он услышал Его голос. И в этом голосе он почувствовал и крик своего народа, который тогда страдал от непосильного рабства. Бог отправил его обратно к этому народу, чтобы вывести людей на свободу.

Что-то похожее происходило и со мной. Там, в одиночестве, я особенно остро чувствовал пустоту и отчаяние в сердцах многих жителей Западной Европы, особенно молодежи. Они не знают, откуда они взялись и куда они идут. Что я могу сделать для них? – постоянно спрашивал я себя. Но мой настоятель повторял: «подождем знака свыше».

А потом я получил письмо от 18-летнего мальчика, каким я сам был в момент принятия монашества. Он приглашал меня придти в его школу и рассказать о Боге. Он писал: «у нас есть все: деньги, занятия, развлечения. Но не хватает чего-то главного».

И настоятель отправил меня в эту школу. Я ужасно боялся: после восьми лет затворничества оказаться в гуще этих подростков… Я думал, меня просто убьют, серьезно. Но все как-то обошлось. С тех пор все и началось…

В давние времена проповедь несли людям монахи, которые после долгих лет созерцательной жизни покидали свои тихие обители, чтобы придти в чужие земли, рассказать людям о Боге, а потом вернуться к себе. Молитвенный ритм необходим: ведь чтобы говорить о Боге, нужно самому пережить встречу с Ним. Нужно видеть своими глазами и слышать своими ушами прежде, чем пойдешь рассказывать другим.

Но есть и еще одна потребность: молодым должны рассказывать о Боге молодые. Вот, придет к подросткам взрослый дядюшка, начнет им проповедовать, а они скажут: «это другое поколение, в музыке он не разбирается, в наших проблемах тоже – в общем, грузит он нас, полный отстой». А когда, например, о красоте целомудрия им рассказывает такой же подросток, как и они сами, или парни и девушки лет 20 – 25, они понимают: да в этом что-то есть!

Зачем все это нужно, спросит, наверное, читатель? Кто-то скажет: чтобы снизить подростковую наркоманию, преступность. Что же, и такой эффект, наверное, есть. Кто-то предложит более точный ответ: чтобы предложить молодым ребятам систему ценностей, на которой они смогут строить свою жизнь. А когда глядишь на Даниэля, когда буквально заряжаешься его бодростью и весельем, тогда понимаешь: он нашел что-то очень важное, красивое и радостное, и хочет поделиться этим с другими. С теми, кому это нужно.

Так 20 лет назад во Франции, около Тулузы была основана миссионерская школа «Молодежь и свет» (Jeunesse Lumiere), которую и возглавил Даниэль-Анж. За это время в ней побывали 500 девчонок и парней из 42 стран мира, в том числе 18 из Латвии и Литвы и 10 православных – из России. Впрочем, в Москве сейчас действует местный филиал школы – вот еще один плод той давней встречи двух священников в далеком 90-ом году.

Рассказывает Артур, 19-летний латыш, ученик этой школы (он ездил с Даниэлем в Мадону):

– Пару лет назад в нашу рижскую школу пришли люди из «Молодежи и света». Было интересно. Мы разговорились, стали переписываться – а потом и меня самого пригласили поучиться во Францию. Вот, прошел уже первый год, остался еще один.

Наша жизнь в школе строится на четырех китах. Первый – это молитва. Каждый день у нас совершается Евхаристия, есть время для уединенной молитвы. Второй – образование. К нам приходят лекторы из университета, ну, это как в обычном учебном заведении. Третий кит – жизнь в общине.

– Ну да, – В разговор вступает рижанка Силвия, она уже закончила эту школу, – ведь там живут одновременно люди не менее чем из 15 стран, не обходится без обид и непонимания. И каждый вечер мы внимательно анализируем все, что произошло за день, и не идем спать, не попросив прощения у тех, кого обидели. А четвертый кит – проповедь Евангелия.

– Это как?

– Очень просто! – радостно отвечает Артур, и все смеются: ничего себе, просто! – Да, мы каждые два месяца разбиваемся на группы по шесть-восемь человек и отправляемся на две недели в разные школы, в том числе и в другие европейские страны. Там мы поем под гитару, кто-нибудь из нас рассказывает, что для него значит вера в Бога. Ну, и отвечаем на вопросы.

– Иногда в нашу школу приходят и взрослые люди, которые окончили ее когда-то – рассказывает Даниэль-Анж, – У взрослого человека другая жизнь, и порой бывает непросто сохранить то, что нашел когда-то в юности. И они возвращаются снова подышать тем воздухом.

А еще меня очень радует, – продолжает он, – что теперь у нас бывают и православные ребята. Ведь на самом деле мы уже на 99,99% едины, осталось совсем немного. Почему? А потому, что 99,99% Церкви уже на небесах. А все разделения – только на земле. И для меня настоящая граница проходит не между православными, католиками, лютеранами, баптистами, а между теми христианами, которые действительно верят в Иисуса и живут по этой вере, и теми, кто крещен, но для кого Иисус – всего лишь персонаж из древней истории.

Теперь понятно: Даниэль-Анж переводит людей через эту границу.

Официальная программа окончена, ему наливают чай, угощают кренделем и арбузом, но Наталья никак не может усадить его за эту самую чашку чая. Даниэль-Анж хочет лично поговорить с каждым. Я уже устал его переводить, мне на смену приходит Силвия, но сам он по-прежнему бодр. Вот учительница из русской школы уточняет, нельзя ли пригласить кого-нибудь к ним, Даниэль-Анж поручает ее заботам Артура… Жизнь продолжается.

С французского слово «анж» переводится как «ангел». А «ангел» значит – «посланник». Так он и живет, отец Даниэль.

Опубликовано в газете «Час», Рига, июль 2003

 

 

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова



Магия чистого сознания

Помощь через магию вуду - сильную магию, влияющую на судьбу и здоровье

altencentr.ru