Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

АЛЕКСАНДР ЛАЗАРЕВИЧ СТАНИСЛАВСКИЙ

Его:

Гражданская война в России XVII в.: Казачество на переломе истории. М.: Мысль. 1990. 270, [2] с., [8] л. ил.

Труды по истории государева двора в России XVI-XVII вв. М.: РГГУ, 2004. 506 с.

публикация челобитной Вельяминовых, 1983.

Cм. о нем также записи Я.Кротова. Нападки на него Морозовой, 2005.


ББК 91. 9: 63

С 76

Александр Лазаревич Станиславский: Биобибпиогр. указ. / Сост. Л. Н. Простоволосова; Вступ. ст. А. Б. Каменский, И. Л. Беленький; РГГУ ИАИ. М., 1999. 40 с. (Ученые РГГУ)

Данное издание выходит к 60-летию со дня рождения замечательного ученого, специалиста по истории, источниковедению и археографии России XV-XVII вв. А. Л. Станиславского (1939-1990). Выпускник Историко-архивного института, а позднее и его профессор, А. Л. Станиславский ввел в научный оборот огромный документальный материал о русском дворянстве, казачестве и других сословиях. Комплексный анализ источников о Смуте позволил ученому сделать вывод о ней как "о гражданской войне в России в XVII в.". В ИАИ благодаря ею усилиям возродилось преподавание генеалогии и исторической географии, проведены крупные научные конференции, изданы сборники научных трудов.

Указатель включает описание работ АЛ. Станиславского и рецензий на них, опубликованных в 1963-1998 гг., а также литературу о самом ученом. Он содержит статьи о жизни и деятельности А. Л. Станиславского и вспомогательные указатели.

© Российский государственный гуманитарный университет, 1999


 

Содержание

Каменский А. Б. Александр Лазаревич Станиславский 5
Беленький И. Л. "Быть нолем для себя... " (заметки об Л. Л. Станиславском) 12
Основные даты жизни и деятельности 19
Хронологический указатель трудов 20
Литература о жизни и деятельности Л. Л. Станиславского 31
Вспомогательные указатели 33
Указатель заглавии 33
Именной указатель 36

 

АЛЕКСАНДР ЛАЗАРЕВИЧ СТАНИСЛАВСКИЙ

(1939-1990)

Александр Лазаревич Станиславский прожил трагически короткую жизнь, главным в которой было служение науке Истории. И его творческая биография, и его путь в науку не были легкими. Он всего добивался самостоятельно, благодаря своему яркому таланту, удивительным способностям, своей искренней любви к истории.

Научные интересы Александра Лазаревича определились еще на студенческой скамье, в годы учения в Московском государственном историко-архивном институте (МГИАИ), куда он поступил в 1956 г. Уже на первых курсах он завоевал репутацию талантливого студента, которому прочили блестящее будущее. В институте Станиславский посещал кружок источниковедения, слушал лекции A. A. Зимина, Н. В. Устюгова, С. Л. Утченко, С. О. Шмидта, В. К. Яцунского, которые, по его собственному признанию, оказали влияние на его формирование как ученого. Дипломная работа Александра Лазаревича, написанная под руководством A. A. Зимина, была посвящена публицистике Смутного времени - тому периоду отечественной истории, которым он занимался потом в течение всей своей жизни. На основе этой работы им был подготовлен ряд публикаций, первая из которых - «К истории второй "окружной" грамоты Шуйского» - появилась на страницах "Археографического ежегодника" в 1963 г. В своем отзыве на дипломную работу Станиславского A. A. Зимин, в частности, отмечал, что автор, «показав тесную связь нарративных и делопроизводственных памятников, с бесспорной очевидностью установил единство их политических устремлений, авторской среды, влияние публицистики "Смуты" на правительственные акты Василия Шуйского. Всем этим наблюдениям A. Л. Станиславского, изложенным в весьма компактной и яркой форме, суждено сыграть большую роль в изучении публицистики начала XVII в.». Оппонентом по дипломному сочинению начинающего ученого выступила А. Т. Николаева, полагавшая, что его работа, в которой "каждый абзац -доказателен, каждая строка бьет в цель", - "выходит за рамки обычных (даже отличных) дипломных работ".

Однако защитить диплом вовремя Александр Лазаревич не смог: по пустяковому поводу защита дипломной работы была отложена на полгода. Получить работу, которая хоть как-то соответствовала бы профилю его научных занятий, было невозможно. Его не приняли даже в ЦГАДА (ныне РГАДА), хотя уже в это время он был знатоком фондов этого архива и автором открытия неизвестного летописца. Он работал в передвижном фонде районной библиотеки, вел экскурсии в Музее-панораме "Бородинс-

5

кая битва", работал в канцелярии "Союзсельхозтехники", заведовал архивом Института сердечно-сосудистой хирургии, составлял указатель для одного из изданий Института русского языка. Но где бы Александр Лазаревич ни трудился, он не прекращал своих научных занятий и почти ежедневно, хотя бы на час, приходил в читальный зал ЦГАДА, отдел рукописей ГИМ или ГБЛ (ныне РГБ).

В 1966 г. Станиславский получил предложение поступить в аспирантуру Института истории СССР АН СССР (ныне ИРИ РАН). На единственное место он был единственным претендентом и блестяще сдал экзамены, но принят не был: неожиданно выяснилось, что место передано в Ленинградское отделение института и на него принят другой человек... В том же году Александр Лазаревич пришел в Архив Академии наук СССР, где он работал вначале в группе описания, занимался комплектованием архива личными фондами. Затем он перешел в публикаторский отдел - и сразу включился в подготовку к изданию научного наследия академика С. Б. Веселовского. Благодаря этой работе Станиславский получил возможность познакомиться с личным архивом ученого, что было для него очень важно. Работы Веселовского оказали серьезное влияние на научную деятельность Александра Лазаревича, а личность историка, сумевшего в самые трудные времена сохранить научную независимость, послужила для него нравственным примером. Первая из книг Веселовского, подготовленная при активном участии АЛ. Станиславского, - "Дьяки и подьячие XV-XVII вв." [12]. В 1977 г. вышли из печати "Акты писцового дела (1644-1661 гг.)" [19], а в 1983 - "Приходо-расходные книги Московских приказов 1619-1621 гг." [38]. Эти издания отличаются высоким качеством археографической работы, потребовавшей тщательной сверки рукописей Веселовского с первоисточниками и привлечения к изданию не учтенных ранее комплексов документов.

Когда в 1973 г. Александр Лазаревич защитил кандидатскую диссертацию по теме "Источники для изучения состава и структуры Государева двора в последней четверти XVI - начале XVII в." [6], он уже был признанным специалистом по проблемам истории России этого периода. Мало кто мог сравниться с ним по знанию приказной документации XVI-XVII вв., источников по истории дворянства, генеалогии. В эти же годы исследователь начал заниматься историей русского дворянства - темой, которая тогда практически не изучалась. Работая с документами Разрядного приказа, различными генеалогическими источниками, Александр Лазаревич сосредоточил свое внимание на исследовании боярских списков - важнейшего источника для изучения состава Государева двора конца XVI-XVII в. Боярским спискам Станиславский посвятил ряд специальных источниковедческих исследований, отличающихся глубиной анализа и филигранной техникой. Им были разработаны приемы изучения боярских списков, методика работы с ними как с историческим источником, определено место боярских списков среди другой разрядной документации. В жур-

6

налах, сборниках и других изданиях появляются его статьи и публикации документов. В 1979 г. вышли подготовленные совместно с С. П. Мордовиной две части книги "Боярские списки последней четверти XVI - начала XVII в. и роспись русского войска 1604 г. "[24]. Напечатанное на ротапринте тиражом всего 600 экз., это издание объемом более 30 л. быстро стало библиографической редкостью. Текстам документов, снабженным подробнейшим комментарием и системой указателей, было предпослано обширное исследование, определяющее источниковедческую значимость публикуемых материалов, методы и приемы работы с ними. С момента издания книга стала фактически настольным пособием в работе историков русского средневековья и была высоко оценена у нас в стране и за рубежом. За прошедшие годы неоднократно ставился вопрос о необходимости переиздания книги большим тиражом, чтобы сделать ее доступной всем, кому она необходима в работе; однако и доныне дело не сдвинулось с места.

В 1980 г. Александр Лазаревич пришел ассистентом на кафедру вспомогательных исторических дисциплин МГИАИ и быстро завоевал авторитет и любовь студентов. К сожалению, ему, первоклассному специалисту по источниковедению истории России эпохи средневековья, пришлось готовить и читать лекционные курсы по исторической библиографии, исторической географии, источниковедению истории СССР советского времени, вести занятия по древнерусскому языку и палеографии. И лишь в последний год жизни Александру Лазеревичу довелось начать читать студентам лекционный курс по источниковедению того периода русской истории, который он знал лучше всего, но прочитать он успел лишь семь лекций - чуть более половины курса. Свои лекции он читал увлеченно, свободно, прекрасным литературным языком, и они пользовались среди студентов большой популярностью. Но особый интерес вызывали его спецкурсы "Источники по истории дворянства" и "Источники по генеалогии дворянства и других сословий". Многие из тех, кто слушал эти спецкурсы, стали затем дипломниками и аспирантами Александра Лазаревича. За десять лет работы в институте под его руководством была написана и защищена 31 дипломная работа, а 5 молодых ученых готовили кандидатские диссертации. Этими дипломными и диссертационными исследованиями в определенной степени заполнялась одна из лакун нашей историографии - социально-политическая история России XVII в. Вокруг Станиславского постепенно складывалась научная школа, у которой, не оборвись жизнь ученого так рано, могло быть большое будущее*.


* См. Быкова Л. А. Родословные книги Тверской губернии 1785-1917 гг. как источник по истории русского провинциального дворянства: Автореф. дис. .... канд. ист. наук / Науч. рук... д-р ист. наук, проф. А. Л. Станиславский, д-р ист. наук, проф. О. М. Медушевская; РГГУ. ИАИ. Каф. вспом. ист. дисциплин. М., 1993. 32 с.; Павлович М. К. Оружейная палата XVIII в. - учреждение, мастерская, музей: Автореф. дис..... канд. ист. наук / Науч. рук.: д-р ист. наук, проф. А. Л. Станиславский, д-р ист. наук, проф. А. И. Комиссаренко; РГГУ. ИАИ. М., 1991. 16с.

7
 

С конца 70-х годов Александр Лазаревич обратился к истории "вольного" казачества в начале XVII в. и его роли в событиях Смутного времени. Работая над этой темой, исследователь обнаружил и ввел в научный оборот множество неизвестных ранее архивных документов, значительно дополнивших знания ученых об этом переломном этапе отечественной истории и заново открывших многие ее страницы. Это относится, в частности, к движению И. М. Заруцкого, фактически впервые воссозданному Станиславским с исчерпывающей полнотой. Важное место в работе ученого занимал сбор биографических данных об отдельных участниках событий Смуты - казацких атаманах и рядовых "вольных" казаках. Здесь, в частности, проявился характерный для Александра Лазаревича подход к изучению истории через судьбы людей. При этом исторические персонажи были для него всегда "одушевленными" личностями, с которыми он вместе переживал события их жизни. Среди уникальных документов, найденных Станиславским, - "Повесть о земском соборе 1613 г.", неизвестное произведение древнерусской литературы, проливающее новый свет на роль казачества в избрании на царство Михаила Романова [45]. Изучение на широкой документальной основе судеб русского казачества в начале XVII в. позволило Александру Лазаревичу по-новому поставить вопрос о роли казачества в Смуте, а следовательно, и об общей оценке этих событий. По сути дела, речь шла о новой концепции истории Смутного времени - рассмотрении Смуты как гражданской, а не крестьянской войны.

Эта концепция нашла отражение уже в докторской диссертации Станиславского, блестяще защищенной в 1985 г., а в окончательном виде - в книге "Гражданская война в России в начале XVII в. Казачество на переломе истории" [69]. Работая над книгой уже в период перестройки, Александр Лазаревич остро ощущал неразрывную связь времен, особую актуальность описываемых им событий далекого прошлого на новом витке истории страны. К сожалению, автор не успел увидеть книгу напечатанной - она вышла в свет через полгода после его кончины, и ее появление было по достоинству оценено и специалистами, и массовым читателем.

В годы работы в МГИАИ помимо преподавательской и научной работы Александру Лазаревичу пришлось принять на себя и тяжесть административных нагрузок. Он был заместителем декана факультета архивного дела по научной работе, а в конце 1986 г., будучи профессором, Станиславский возглавил кафедру вспомогательных исторических дисциплин - одну из ведущих в институте. За время пребывания в должности заведующего кафедрой Станиславский начал перестройку ее работы, значительно обновил состав преподавателей. Благодаря ему на кафедру пришли и молодые, и уже хорошо известные ученые, возродились в виде спецкурсов такие изгнанные когда-то из учебных планов дисциплины, как дипломатика и генеалогия. Александр Лазаревич был одним из инициаторов и организаторов научной конференции, посвященной 200-летию Славяно-гре-

8
 

ко-латинской академии (1987), а также первой в стране конференции по генеалогии, которая прошла в МГИАИ зимой 1989 г. Он принимал активное участие в подготовке Первых чтений, посвященных памяти A. A. Зимина, которые состоялись в мае 1990 г. уже после кончины Станиславского.

А. Л. Станиславского отличала поразительная широта и глубина исторического видения, присущая истинному ученому. Будучи всесторонне образованным человеком, он никогда не замыкался в узких рамках того периода отечественной истории, которым занимался; всегда видел и оценивал значение больших и малых событий, отдельных фактов истории в историческом процессе, в истории России как таковой. Его равно интересовали события и далекого, и совсем недавнего прошлого. Близким к нему людям он не раз говорил, что при благоприятных условиях с удовольствием занялся бы историей страны в советское время. Такая возможность представилась ему лишь в последние годы жизни, и он с увлечением работал с документами 20-30-х гг. в ЦГАОР СССР. Результатом этой работы явилась публикация совместно с О. П. Богдановой и Е. В. Старостиным уникального документа о сопротивлении сталинщине в 30-е гг. [66], а также не увидевшая пока свет подборка документов о коллективизации.

Обостренно внимательное, доброжелательное отношение Александра Лазаревича к людям, его окружавшим, отражалось и в отношении к своим предшественникам в науке, продолжателем дела которых он всегда себя ощущал. В своих работах Станиславский стремился отдать должное каждому, кто работал над теми же проблемами до него или одновременно с ним. Его интересовал процесс исторического познания, судьба историков разного времени. Этот интерес выразился в написании истории возглавляемой им кафедры, над которой он работал совместно с Л. Н. Простоволосовой. Часть этой работы была доложена им на заседании Ученого совета МГИАИ 12 сентября 1989 г., посвященном 50-летию кафедры. Это был не традиционный юбилейный доклад, а, по сути, очерк истории советской исторической науки в один из наиболее трагических ее моментов (конец 40-х гг.), показанной через судьбу небольшого коллектива.

А. Л. Станиславский обладал ярким талантом ученого-исследователя, был настоящим "генератором" научных идей, которыми он с поразительной щедростью делился не только с учениками, друзьями, коллегами, но и подчас с совсем малознакомыми людьми. Его знание источников по истории России эпохи феодализма и по историографии делали его советы и замечания неоценимыми для многих и многих молодых ученых, работавших над проблемами политической и социально-экономической истории XVI-XVII вв. и более позднего времени. Не случайно среди тех, кто сегодня считает себя учеником Александра Лазаревича, немало таких, кто никогда не был его студентом или аспирантом. Большое влияние и своими работами, и самой своей личностью оказал Станиславский на многих своих ровесников - друзей и коллег. Все, кто когда-либо соприкасался с ним,

9

подпадали под его обаяние, ощущали необыкновенное, редкое в наши дни благородство этого человека, его глубокую порядочность, честность и удивительную скромность. За годы, прошедшие после кончины Александра Лазаревича, автору этих строк не раз доводилось с удивлением узнавать о глубоком следе, оставленном Станиславским в душах людей, подчас лишь едва с ним знакомых.

Оглядывая жизненный путь А. Л. Станиславского, невольно поражаешься тому, как много он успел сделать. Автор более 80 научных работ, внесших серьезный вклад в историографию, он постоянно трудился, ибо наука и была его жизнью. Научных занятий не прерывал он и во время тяжелой болезни. За несколько часов до смерти он еще работал над учебным пособием по истории кафедры...

После кончины в январе 1992 г. С. П. Мордовиной личный архив А. Л. Станиславского был разобран Л. Н. Простоволосовой и А. Б. Каменским и передан для хранения в Архив Академии наук.

Состав личного архива А. Л. Станиславского типичен для архива ученого второй половины XX в. Его документы отражают различные этапы личной жизни, профессиональной, научной и преподавательской деятельности.

Архив включает биографические (в том числе связанные с защитой докторской диссертации) и автобиографические (дневниковые записи 1950-х гг.) материалы, а также литературные опыты (среди них - шутливые поздравительные стихотворения Б. Н. Флоре и В. Б. Павлову-Сильванскому).

Основную часть архива составляют материалы научной деятельности А. Л. Станиславского. Это рукописные и машинописные варианты многочисленных статей и публикаций историка (в том числе издания "Боярские списки" и монографии "Гражданская война в России XVII века: казачество на переломе истории"), а также подготовительные материалы к ним, включая копии и выписки из архивных документов. Последние составляют еще одну крупную часть личного архива А. Л. Станиславского. Преимущественно это копии документов XVI - XVII вв. из фондов Разрядного, Поместного и иных приказов в РГАДА, различных фондов и коллекций ОР РНБ, ОР РГБ, ОР БАН и других хранилищ.

Особую ценность представляют многочисленные картотеки, составленные А. Л. Станиславским. Среди них - различные именные карточные указатели (в том числе по составу Государева двора, к кормленной книге 1573 г., боярскому списку 1588-1589 г., списку посадских и стрелецких людей Смоленска 1598 г., к писцовым книгам, десятням, местническим делам и пр.), а также специальные тематические картотеки - "Земщина Ивана Грозного", "Казацкие атаманы конца XVI - начала XVII в.", "Древнерусские профессии" и др. Имеется также несколько библиографических картотек - по истории России XVI-XVII вв., истории гражданской войны в России начала XVII в. и др.

10

В архиве ученого сохранись и материалы, связанные с его преподавательской деятельностью в Историко-архивном институте. Это конспекты лекций и планы семинарских занятий, списки литературы по различным учебным курсам.

Обширную часть архива А. Л. Станиславского составляет его личная и научная переписка. Среди его корреспондентов - коллеги-историки, ученики, друзья, в том числе Е. В. Анисимов, Г. А. Богатова, Л. А. Быкова, В. Г. Вовина, И. П. Ермолаев, Б. C. Илизаров, Н. П. Ковальский, В. Ф. Козлов, В. Н. Козляков, А. И. Копанев, Е. А. Луцкий, Ж. А. Медведев, М. Г. Мейерович, A. C. Мыльникова, Р. В. Овчинников, Н. Е. Носов, А. П. Павлов, В. Б. Павлов-Сильванский, В. М. Панеях, A. M. Пашков, И. В. Сахаров, A. A. Севастьянова, Р. Г. Скрынников, Я. Г. Солодкин, Г. Г. Суперфин, Л. В. Черепнин, С. О. Шмидт и другие.

В состав личного архива А. Л. Станиславского также вошли научные материалы его жены - С. П. Мордовиной, включающие документы, связанные с работой над томами "Словаря русского языка XI - XVII вв.", о земском соборе 1598 г. и составе боярской думы конца XVI в.

A. Б. Каменский


"БЫТЬ ПОЛЕМ ДЛЯ СЕБЯ... "

(Заметки об А. Л. Станиславском)

Труды Александра Лазаревича Станиславского; продуманное и выговоренное им в лекциях и докладах, в разговорах и спорах; нереализованные планы и замыслы, сохранившиеся в его бумагах и в памяти его коллег - все созданное им с истинностью последнего доказательства выразило сложный, мятущийся характер его личности, нравственную чистоту и страстность его духовного облика.

Опубликованные труды А. Л. позволяют сделать вывод, что он занимал позицию осознанного дистанцирования от логико-методологических проблем обоснования исторического и источниковедческого знания, точнее, от тех форм, которые приняло обсуждение этой проблематики в отечественной исторической науке 1960-1980-х гг., и от ситуации неразличения уровней методологической рефлексии, порождающей своеобразный "методологический анархизм". Очевидно, для А. Л. Станиславского представлялось невозможным вербализовать свое явно критическое отношение к данной ситуации, ибо это означало по существу выход за пределы собственной идентичности. Отсюда - императив неучастия в подобных дискуссиях, запрет на цитирование их материалов.

Единство общих начал миросозерцания, исторического мировоззрения А. Л., его конкретно-научной работы, отношения к окружающему миру, к жизни и к самому себе может быть выражено с помощью метафоры "путь к реализму".

Исторический реализм А. Л. - позиция, одинаково исключающая как апологетику здравого смысла, конформизм, прагматизм, исторический утилитаризм, так и рационализм, жесткий детерминизм.

Неприятие "доморощенного методологизма" тех лет было сопряжено еще с одним основоположением самосознания А. Л. как ученого - ощущением глубочайшей проблематичности самой ситуации (эпистемологической, этической, экзистенциальной), обозначаемой высказыванием "быть историком?!", ощущением никогда не вербализуемым, не рационализируемым в его трудах, но существующим предпосылочно в подтексте многих из них.

"Быть историком?!", "Быть историком России?!", "Быть историком России здесь и сейчас?!", "Ему (Александру Лазаревичу Станиславскому) быть историком России здесь и сейчас?!" - мучительность этих вопрошаний и несводимость к общему знаменателю даваемых им самим ответов только усиливали постоянную напряженность его душевного состояния.

Я только потому позволяю себе высказаться на эту табуированную

12

им тему, что однажды (это было в начале 1980-х) он обратил мое внимание (именно только обратил, ничего не комментируя) на одно место из "Игры в бисер" Г. Гессе. Под рукой у меня сейчас нет книги, и я приведу его на память, думаю, почти дословно: "Заниматься историей - означает довериться хаосу, сохраняя при этом веру в упорядоченность и смысл. Это очень серьезная задача - возможно, даже трагическая".

Одна из общих бед поколения, к которому принадлежал А. Л., - неспособность принять и осознать горькую правду о себе, суть которой, вероятно, в том, что это поколение (как целостный исторический субъект и как связанность различных человеческих судеб) - в числе других поколений XX в. - оказалось неготовым к множественным "переменам участи" и к абсолютному несоответствию общего хода вещей предположениям, вновь и вновь рождающимся в годы относительных надежд.

Думается, что приближение к постижению этой горькой правды и этого абсолютного несоответствия есть одно из смысловых содержаний ситуации "быть историком?!" в стране, в которой пространство давно уже заместило время.

Хотелось бы думать, что А. Л. - историк-реалист - приближался к этому постижению.

*    *    *

Принципиальный "антиметодологизм" научного творчества А. Л. тесным образом связан и с той ролью, которую играла русская и мировая литература в его духовном формировании. Для поколения А. Л. Станиславского (за очень редкими исключениями) русская литературная классика ("От Пушкина до Пастернака") была стержнем интеллектуального и нравственного развития, в значительной степени восполняя и замещая недостающие структуры духовного бытия (религиозную и философскую культуру).

Помню наши споры 1980-х гг. на тему «будет ли когда-нибудь на родине опубликован "Доктор Живаго"?» А. Л. настаивал (несмотря на весь свой общий пессимизм), что будет обязательно. В 1988 г. оказалось, что он был прав. Более того, он даже считал (очевидно, что это было уже после 1985 г.), что публикация романа будет не только знаком каких-то перемен, но и сама окажется их участником. Здесь его реализм отступал перед почти магическим ощущением власти великой русской литературы над ее читателями. Печально, но А. Л. еще успел увидеть сам второе предположение - очередное порождение наших иллюзий.

В конце 1960-х гг. событием для него стал "Котлован" А. Платонова.

Хорошо помню его интереснейший разбор "Бала у сатаны" в "Мастере и Маргарите" как пародии на сцену бала в "Бесах". Среди поэтических произведений века необыкновенно близки ему были "Возмездие" и "Стихи о неизвестном солдате". В сущности, круг его поэтических предпочте-

13

ний был вполне традиционен для части его поколения: Пушкин, Лермонтов, Тютчев, Блок, Пастернак, Цветаева, Мандельштам, Ахматова, Ф. Лорка. От него я впервые услышал в 1972 г. имя Т. Вулфа.

*    *    *

Были две темы общего характера, которые не допускались А. Л. до обсуждения. На одну из них было наложено абсолютное табу - А. Л. никогда не позволял себе говорить о трансцендентных основаниях бытия. Закрытость его внутреннего мира здесь была полной. Думается, что возможны различные, даже диаметрально противоположные интерпретации его поведения в этом случае.

Но памятуя об императиве этики биографического слова - не должно биографу пересекать границу, устанавливаемую человеком и миром, между явленным и неявленным - воздержимся от каких-либо комментариев.

Несколько более открытой была вторая тема: осознание А. Л. своей этнокультурной и культурно-исторической идентичности. А. Л. разрешал себе высказываться на этот счет, хотя никогда не доходил до последних оснований темы, не обнаруживал экзистенции своих переживаний ее. Но некоторые из этих оснований отчетливо видны: это и направленность его профессиональной деятельности (он занимался исключительно историей русского средневековья), и органическая связанность с русской культурой (см. выше), и доминанты жизненного поведения (никогда не мыслил даже возможность эмиграции из страны).

*    *    *

На протяжении многих лет общения (подлинно дружеские отношения установились между нами осенью 1966 г.) обязательным, почти "ритуальным" моментом наших встреч, особенно с конца 1960-х гг., являлось чтение А. Л. рукописей своих новых, еще не изданных работ. Конечно, он на мне "обкатывал" характер возможного их принятия читателем - историком, далеким от круга его собственных занятий. Однако руководила им не только и не столько прагматическая установка. Значительно важнее для него, как представляется, было иное: сжигающее, почти самоистребляющее желание быть услышанным и понятым в том, что он считал своим делом. Недаром он так любил мандельштамовские строки: "... читателя, советчика, врага / На лестнице колючей разговора б... " (впрочем, могут ли они кого-нибудь оставить равнодушными?). Самое поразительное, что это стремление высказаться, передать другим продуманное и выношенное в сфере профессиональных занятий, эта почти "обнаженность" исследовательского голоса - соседствовали в нем с закрытостью, почти неуловимостью его внутреннего духовного облика.

Дух просветительства жил в нем всегда. Может быть потому он изредка занимался литературной поденщиной: рецензировал для издательств бездарные исторические романы 1970-1980-х гг.

14

При всей своей безусловной критичности, строгости высказываемых оценок А. Л. почти с эстетическим восхищением воспринимал яркие, талантливые работы своих коллег и учеников.

"В спорах никогда не рождается истина, но может родиться ожесточение": А. Л., яростный полемист по природе, забывал иногда в 1960-е - начале 1970-х гг., что отрицательная энергия словесных ристалищ неизбежно формирует алгоритм искажающего взаимного восприятия и не всегда способствует делу и незатрудненному общению в научной среде.

Понимание этого пришло к А. Л. позже, уже в середине 1970-х гг.

Именно научный спор, неприятие А. Л. точки зрения А. А. Зимина на "Слово о полку Игореве" (заметим, что A. A. Зимин был полемистом не менее яростным), в контексте некоторых других побочных обстоятельств, разрушил естественную схему отношений "учитель - ученик". Зазор недопонимания между ними оставался вплоть до самой кончины A. A. Зимина. С болью говорил об этом А. Л. в 1980-е гг.

Говорил он и о том, что для него одним из основоположений несогласия с концепцией A. A. Зимина была пушкинская точка зрения на "Слово... "

Для будущего исследователя научного наследия А. Л. документирование в данных заметках его аргумента будет небесполезно1.

*    *    *

В сфере конкретного источниковедения реализм мышления А. Л. опирался на его удивительную интуицию и редкостную профессиональную память, позволяющую иметь по возможности максимально полное представление о наличном составе корпуса источников по социально-политической истории России второй половины XVI - начала XVII в. и его предполагаемых пробелах.

Благодаря А. Л. обрело новый импульс понимание единства биографических, просопографических и генеалогических исследований социально-политической истории русского средневековья, до того с наибольшей отчетливостью проявившееся в трудах С. Б. Веселовского и A. A. Зимина. Для его работ о Государевом дворе конца XVI - начала XVII вв. чрезвычайно значимо понятие аксиоматики взаимосвязанности анализа социально-политических структур и анализа порожденных ими массивов источников (основополагающие положения фундаментальных трудов Л. В. Черепнина и С. М. Каштанова по дипломатике).


1 Законченные А. Л работы почти все опубликованы На основе докторской диссертации он успел написать книгу (вышедшую в свет во многом благодаря усилиям Ю. Н. Афанасьева), которую подготовила к печати его вдова С. П. Мордовина. Материалы кандидатской диссертации распечатаны в ряде статей; однако это не снимает вопрос о желательности ее издания отдельной книгой.

15

Другой мощный импульс источниковедческого реализма А. Л. - экзегетика повседневности, "чтение" фрагментов реальности, оказывающихся в пространстве его повседневного опыта (в этом контексте следует рассматривать темы "естественного филологизма" А. Л. и его языкового сознания).

Для А. Л. было ясно (и это тоже относилось к аксиоматике его источниковедческого реалистического мышления), что овладение подобной герменевтикой есть необходимое условие становления и развития ученого-источниковеда. Он никогда ничего не писал на эту тему. Не знаю, говорил ли он об этом со своими учениками, занимавшимися эпохой XVI - XVIII вв. По свидетельству же близких ему людей стремление заниматься "историей современности" жило в нем с юношеских лет. Позднейший рефлекс этого стремления - спорадические обращения к событиям советской эпохи в последние годы жизни и, конечно же, историографический доклад 1989 г.

Когда во второй половине 1980-х гг. стал открываться доступ к ранее неизвестным документам советской эпохи, "штурм и натиск" в источниковедческо-археографическом их освоении выявил неподготовленность науки об истории советского общества к этой ситуации; ее место на какое-то время заняла "паранаука" (журнально-газетные "параисточниковедение" и "параархеография"). Искушению освоения новых пластов источников поддались многие историки, чрезвычайно профессионально работавшие в других областях отечественной истории.

Поддался этому искушению и А. Л. Как показательна его известная неуверенность в поисках, связанных с обстоятельствами жизни журналиста 1920-х гг. Я. Кирпичева, на фоне высочайшего профессионализма его последней историографической работы! Здесь он во всеоружии своего мастерства, в пространстве лично переживаемого и связывающего его с традицией, там он делал лишь первые шаги. Но отпусти ему судьба больше времени - возможно, ему и удалось бы свести начала и концы, воплотить свои юношеские устремления в исследования и публикации, достойные его лучших работ.

 

*    *    *

А. Л. не любил теоретико-источниковедческих построений, точнее, не видел в них особого смысла. Характерно, что в слове "источниковедение" он всегда делал ударение на втором или на третьем слогах, но никогда не выделял четвертый (точно так же в слове "историография" ударение всегда приходилось на "историю". В обоих случаях - проявление преимущественного интереса к предметной конкретности этих дисциплин).

Отношение А. Л. к историографической традиции можно охарактеризовать как сознательную диалектику свободы и ответственности - внутренней свободы научного поиска и личностно переживаемой ответственности перед памятью об ученых старших поколений, заложивших основы понимания социально-политической истории Руси XVI - XVII вв.

16

Среди неосуществленных замыслов А Л. - работа на тему "Опричнина как историческая реальность и как исследовательская проблема". О задачах и смысле подобного исследования А. Л. неоднократно говорил на рубеже 1960 - 1970-х гг. Он предполагал: описать "морфологию" опричнины как значимого этапа истории Руси XVI в.; проанализировать строение ее как исследовательской предметности, в динамике развития этой проблемы как одной из важнейших в отечественной исторической науке XIX - XX вв.; наконец, установить, буквально "исчислить" характер соответствия структуры опричнины - исторической реальности, структуре исторического знания об этой реальности.

Не только и не столько идеи исторического моделирования, в первую очередь - моделирования альтернативных исторических ситуаций (к этим идеям А. Л. относился в различные годы по разному), сколько настойчивое стремление к овладению всей максимально возможной системой конкретно-исторических, исторических и историографических знаний об опричнине руководило им. Но было еще и другое. Его необычайно заинтересовали размышления К. Н. Тарновского в автореферате его первой докторской диссертации (1970 г.), не утвержденной ВАКом, - об историографии как конструктивном типе исторического знания2. Убежден, что именно подобное понимание смысла и задач историографии руководило А. Л., когда он готовил, вместе с Л. Н. Простоволосовой, доклад на Ученом совете МГИАИ о судьбах кафедры вспомогательных исторических дисциплин. Невозможно забыть заседание совета 12 сентября 1989 г., на котором А. Л. читал этот доклад.

Шел четвертый год перестройки и второй год "историографических пересмотров". Стены актового зала института уже не раз слышали слова страстной исторической публицистики. 12 декабря 1989 г. они услышали нечто принципиально иное. Историография как самопознание исторической науки обретала в устах докладчика (А. Л., уже тяжело больной, говорил внешне почти бесстрастно и намеренно громко, стараясь скрыть свое напряжение и волнение; ему далеко не всегда это удавалось) статус своей содержательной и этической подлинности и необходимости.

Вспоминая этот поразивший слушателей доклад 1989 г. и, в этой связи, восприятие А. Л. теоретико-историографических построений К. Н. Тарновского 1970 г., необходимо отметить, что к "традиционной" проблемной историографии он относился достаточно "прагматически", ценя прежде всего предметную конкретность ее результатов.

Наряду с этим он всегда придерживался мнения, что необходимым условием серьезной историографической персонологии является профессиональная работа историографа в тех же проблемных областях, которыми занимался изучаемый им историк.

 

2 См. также: Тарновский К. Н. Социально-экономическая история России: начало XX в. М., 1990. С. 7-11.

17

*    *    *

Всегда заметный интерес ученого к философско-исторической, социально-философской и историко-социологической проблематике особенно усилился в 1980-е гг. Собственные занятия эпохой Смуты, обогащенные обращением к кругу идей и представлений, связанных с осмыслением страшного социально-исторического опыта XX века, позволили АЛ. приблизиться к пониманию типологических закономерностей поведения человеческих масс и культурной деградации в эпоху исторических катаклизмов.

Атмосфера (как казалось в 1986 - 1988 гг., всеобщая) исторического оптимизма коснулась и его. Но уже на излете 1988 г. надежду сменяет ощущение все более обозначающего свою безысходность социально-исторического пессимизма, отягощенного надвигающейся болезнью. Но историк-реалист продолжал работать. Увы, прочитанный 12 сентября 1989 г. доклад был последним его публичным выступлением. Его не стало 27 января 1990 г.

И нет ответа... Нет ответа.

"Быть полем для себя; сперва как озимь,
Неузнаваемая озимь. И сквозь сон
Услышать, как разбился скорбно оземь
Запекшихся ржаных пространств разгон.
Быть полем для себя; все ежедневней
Идти событья душною межой
И знать, что поздно... " (Б. Пастернак)

P. S.

Многие работы А. Л. написаны в соавторстве со Светланой Петровной Мордовиной, женой (они поженились в 1963 г.), другом, неизменным помощником и советчиком в работе, собирателем и первым хранителем его наследия.

Светлана Петровна - со-путник всего научного пути А. Л., особое пространство его жизненного мира. Писать о ней так же трудно, как и о самом А. Л.

Их нераздельность с А. Л. не снимает необходимость рассказа в будущем о ней самой; ее занятиях историей России XVI - XVII вв. и историей древнерусского языка; ее человеческом облике, цельности характера, много определившего в жизненной судьбе А. Л.

Она умерла 18 января 1992 г.

И. Л. Беленький

18

ОСНОВНЫЕ ДАТЫ ЖИЗНИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Александр Лазаревич Станиславский родился 21 марта 1939 г. в г. Москве, скончался 27 января 1990 г. в г. Москве.

Мать - Белиловская Ревекка Абрамовна (1905-1986)

Отец - Станиславский Лазарь Петрович (1905-1942)

Жена - Мордовина Светлана Петровна (1938-1992)

1956 г. - окончил среднюю школу № 24 г Москвы

1956 - 1962 гг. - студент Московского государственного историко-архивного института

1957 г. июль - сент. - работал на целинных землях Красноярского края

1962 г. февр. 15 - решением государственной экзаменационной комиссии МГИАИ присвоена квалификация историка-архивиста 1962 г. авг. - 1964 г. нояб. - научный сотрудник музея-панорамы "Бородинская битва"

1964 г. нояб. - 1965 г. окт. - заведующий архивом Института сердечно-сосудистой хирургии АМН СССР

1965 г. окт. - 1967 г. янв. - старший инспектор Всесоюзного объединения СМ СССР "Союзсельхозтехника"

1967 г. янв. -1980 г. окт. - младший научный сотрудник архива Академии наук СССР

1973 г. дек. 20 - защита кандидатской диссертации "Источники по истории государева двора в последней четверти XVI - начале XVII в. " в ученом совете Института истории СССР АН СССР. Науч. рук. - д-р ист. наук Буганов В. И.; официальные оппоненты: акад. Черепнин Л. В., канд. ист. наук Флоря Б. Н.

1974 г. марта 15 - ВАК МВиССО СССР выдан диплом кандидата наук

1980 г. окт. - 1990 г. янв. - ассистент, доцент, профессор кафедры вспомогательных исторических дисциплин МГИАИ

1985 г. апр. 12 - защита докторской диссертации "Русское казачество в первой четверти XVII века" в специализированном совете Д.063.75.02 при МГИАИ. Официальные оппоненты: д-р ист. наук, проф. Ерошкин Н. П., д-р ист. наук Панеях В. М., д-р ист. наук Поря Б. Н.

1985 г. авг. 9 - присуждена ученая степень доктора исторических наук

1985 г. нояб. 27 - присвоено ученое звание доцента по кафедре вспомогательных исторических дисциплин

1986 г. дек. - 1990 г. янв. - заведующий кафедрой вспомогательных исторических дисциплин МГИАИ

1987 г. - член оргкомитета научной конференции, посвященной 200-летию Славяно-греко-латинской академии

1988 - 1989 гг. - член оргкомитета межвузовской научной конференции "Генеалогия. Источники. Проблемы. Методы исследования" (Москва, МГИАИ, 31 янв. - 3 фев. 1989 г.)

1988 - 1990 - член комиссии по археографии, архивоведению и смежным историко-филологическим дисциплинам (Археографической комиссии) АН СССР

19

1988 г. авг. - поездка в Польшу, посещение Главного архива древних актов в г. Варшаве

1989 г. июнь 22 - присвоено ученое звание профессора по кафедре вспомогательных исторических дисциплин

1989 г. - член оргкомитета Первых чтений, посвященных памяти A. A. Зимина (Москва, МГИАИ, 14 - 18 мая 1990 г.)

1989 г. сент. 12 - выступление на заседании Ученого совета МГИАИ с докладом "Кафедре вспомогательных исторических дисциплин - 50 лет"

1990 г. янв. 5 - сдана в набор рукопись монографии "Гражданская война в России XVII в.: Казачество на переломе истории"

 

ХРОНОЛОГИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ ТРУДОВ

1963

1. К истории второй "окружной" грамоты Шуйского // Археографический ежегодник за 1962 год. М., 1963. С. 134 - 137.

1965

2. Создание панорамы "Бородинская битва 1812 года" / Мордовина С. П., Станиславский А. Л. // Вопросы архивоведения. 1965. № 1. С. 86 - 87.

1969

3. [Рец.]: Американский историк [Ф. Барбура] о Лжедмитрии I / Корецкий В. И., Станиславский А. Л. // История СССР. 1969. № 2. С. 238 - 244. Рец. на кн.: Barbour Ph. L. Dimitry Called the Pretendent Tsar and Great Prince of All Russia, 1605 - 1606. L.; Melbourne, 1967. XVII. 387 p.

1971

4. Опыт изучения боярских списков конца XVI - начала XVII в. // История СССР. 1971. № 4. С. 97 - 110.

1973

5. Боярские списки конца XVI - начала XVII века как исторический источник / Мордовина С. П., Станиславский А. Л. // Советские архивы. 1973. № 2. С. 90 - 96.

6. Источники для изучения состава и структуры государева двора в последней четверти XVI - начале XVII в.: Автореф. дис..... канд. ист. наук / Науч. рук. д-р ист. наук Буганов В. И.; АН СССР. Ин-т истории СССР. Группа по изданию Полного собрания русских летописей. М., 1973. 20 с.

1974

7. Выставки, посвященные 250-летию Академии наук // Новая и новейшая история. 1974. № 3. С. 211.

20

8. Лжебасманов / Мордовина С. П., Станиславский А. Л. // Вопросы истории. 1974. № 10. С. 135 - 141.

Публикация "дела" (1627 -1628 it.) о крестьянине ливенского помещика А. Самойлова Ануфрии, объявившего себя сыном окольничего И. Ф. Басманова (РГАДА. Ф. 210. Столбцы Приказного стола. № 22. Л. 331 - 332, 335 - 339, 344 - 346).

9. Личный фонд С. К. Богоявленского в Архиве АН СССР // Археографический ежегодник за 1972 год. М., 1974. С. 283 - 285.

10. "Повесть како отомсти" - памятник ранней публицистики Смутного времени / Буганов В. И., Корецкий В. И., Станиславский А. Л. // Труды отдела древнерусской литературы / ИРЛИ (Пушкинский дом). Л., 1974. Т. 28. С. 231-254.

Публикация "Повести" по списку СПб. филиала ИРИ РАН (Собр. Н. П. Лихачева. Ф. 238. № 11) с указанием разночтений по спискам из Собрания Яворского (ОР ГНБ. Собр. Ю. А. Яворского. № 41), Сулакадзевского списка (РО БАН. 24. 5. 9).

11. Роспись детей боярских Мещовска, Опакова, Брянска 1584 г // Археографический ежегодник за 1972 год. М., 1974. С. 293 - 301.

Публикация росписи, хранящейся в РГАДА (Ф. 210. Столбцы Московского стола. № 1094. Столпик 3. Л. 1 - 20).

12. Веселовский С. Б. Дьяки и подьячие XV - XVII вв. / Под ред. Буганова В. И., Левшина Б. В.; Проверка справочного аппарата Дубинской Л. Г., Станиславским А. Л. М.: Наука, 1975. 607 с.

См. также: Дубинская Л. Г. Издание научного наследия С. Б. Веселовского // Археографический ежегодник за 1976 г. М., 1977. С. 316 - 317.

13. Личный фонд А. Н. Насонова в Архиве Академии наук СССР // Археографический ежегодник за 1974 год. М., 1975. С. 241 - 244.

1976

14. Десятая по Арзамасу 1597 года // Советские архивы. 1976. № 3. С. 100 -102.

Публикация по списку Отдела рукописей Гос. Рос. б-ки (ОР ГРБ. ОИДР. № 183. Л. 336 - 338об.) с использованием списка Музейного собрания Государственного исторического музея (ГИМ. М. 3257. Л. 519 - 521).

15. Книга раздачи денежного жалования 1573 года // История СССР. 1976. №4. С. 136-140.

16. Наказ о расследовании убийства сына боярского 1593 г. / Мордовина С. П., Станиславский А. Л. // Археографический ежегодник за 1975 год. М., 1976. С. 339-341.

Публикация списка наказа, выданного Г. И. Благому, В. Ф. Тархову и М. И. Лыкову в окт. 1593 г. для расследования убийства сына боярского Р. П. Корсакова (РГАДА. Ф. 210. Столбцы Московского стола. № 28. Столпик 1. Л. 45 - 46).

17. Смоленская крестоприводная книга 1598 г. / Подгот. к печати Мордовина С. П., Станиславский А. Л. // Источники по истории русского язы-

21

ка. / Ред.: Котков С. И., Дерягин В. Я.; АН СССР. Ин-т рус. яз. М.: Наука, 1976. С. 131 - 166.

Публикация одной из ранних крестоприводных книг XVI в., хранящейся в РГАДА (Ф. 210. Оп. 21. № 1905).

18. [Рец.]: // Советские архивы. 1976. № 1. С. 113 - 115. Рец. на кн.: Корецкий В. И. Формирование крепостного права и первая крестьянская война в России. М.: Наука, 1975. 389 с.

1977

19. Акты писцового дела (1644 - 1661 гг.) / Сост. акад. Веселовский С. Б.; Подгот. к печати Станиславский А. Л., Чумаченко Э. Г.; Под ред. Буганова В. И., Левшина Б. В. М.: Наука, 1977. 287 с.

См. также № 12.

20. Обозрения личных фондов В. В. Воеводского (Ф. 1625), А. Д. Петрова (Ф. 1661), В. В. Парина (Ф. 1640), С. Л. Соболя (Ф. 1670), Н. И. Тарасова (Ф. 1617), Н. Ф. Болховитинова (Ф. 1644), А. Н. Вольского (Ф. 1536), В. И. Коваленкова (Ф. 663), Н. Г. Четаева (Ф. 1685), Н. П. Чижевского (Ф. 1598), Н. К. Дмитриева (Ф. 1568), А. Н. Насонова (Ф. 1547), С. И. Ожегова (Ф. 1516) // Архив АН СССР: Обозрение архивных материалов / Отв. ред. Б. В. Левшин. Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1977. Т. 7. С. 20 - 21, 24 - 25, 77 - 78, 85 -86, 91, 96 - 97, 99 - 100, 106 - 109, 115 - 116, 136 - 137, 140 - 141 (Труды Архива АН СССР; Вып. 27).

Рец.: Черников A. M. Путеводитель архива Академии наук // Советские архивы. 1978. № 2. С. 109 - 111.

21. Состав особого двора Ивана IV в период "великого княжения" Симеона Бекбулатовича / Мордовина С. П., Станиславский А. Л. // Археографический ежегодник за 1976 год. М., 1977. С. 153 - 193.

1978

22. Восстание 1614 - 1615 гг. и поход атамана Баловня // Вопросы истории. 1978. № 5. С. 111 - 126.

1979

23. Боярские списки в делопроизводстве Разрядного приказа // Актовое источниковедение: Сб. статей / Редкол.: Буганов В. И., Зимин A. A., Каштанов С. М. (отв. ред.) и др.; АН СССР. Ин-т истории СССР. М.: Наука, 1979. С. 123 -152.

Рец.: Николаева А. Т. // Советские архивы. 1980. № 2. С. 86 - 88.

24. Боярские списки последней четверти XVI - начала XVII в. и роспись русского войска 1604 г.: Указатель состава государева двора по фонду Разрядного приказа / Сост., подгот. текста и вступ. ст. Мордовиной С. П., Станиславского А. Л.; Отв. ред. Буганов В. И. М.: ГАУ. ЦГАДА, 1979. Ч. 1 - 2. (Памятники отеч. истории; Вып. 2.)

Рец.: Корецкий В. И. // Советские архивы. 1981. С. 85 - 87.

22

25. Грамотка служилого иноземца 1614 года // Советские архивы. 1979. № 2. С. 67.

Публикация грамотки служилого иноземца Н. Мустафеева архиепископу Нектарию о крестьянском восстании в Вологодском уезде (СПб. филиал ИРИ РАН. Архив. Ф. 117. Оп. 1. Д. 42. Л. 17).

26. Подложные письма московского холопа XVII в. / Мордовина С. П., Станиславский А. Л. // Памятники русского языка: Исследования и публикации / Ред.: Голышенко B. C., Сумкина А. И.; АН СССР. Ин-т рус. яз. М.: Наука, 1979. С. 99 - 104.

Публикация грамоток холопа кн. Волконских Василия Софонова, расспросных речей беглого холопа Ивана Семенова и челобитной вдовы Марии Тимофеевой об освобождении ее холопа из тюрьмы (1634 г. РГАДА. Ф. 210. Столбцы Приказного стола. № 69. Л. 371 - 377).

1980

27. К истории движения И. М. Заруцкого // Русское централизованное государство: Образование и эволюция, XV - XVIII вв.: Чтения, посвящ. памяти Льва Владимировича Черепнина: Тезисы докладов и сообщений. Москва, 26 - 28 нояб. 1980 г. / Редкол.: Пашуто В. Т. (отв. ред.), Горский А. Д., Преображенский A. A. и др. М., 1980. С. 66 - 68.

28. Казацкое движение 1615-1618 годов // Вопросы истории. 1980. № 1. С. 104-116.

29. [Ред.] // История СССР. 1980. № 2. С. 186 - 188. Рец. на кн.: Флоря Б. Н. Русско-польские отношения и политическое развитие Восточной Европы во второй половине XVI - начале XVII в. М.: Наука, 1978. 299 с.

1981

30. Документы о восстании 1614 - 1615 гг. // Археографический ежегодник за 1980 год. М., 1981. С. 285 - 307.

Публикация следственной документации (расспросные речи, челобитные, отписки и др.) 1615 - 1616 гг. (РГАДА. Ф. 210. Столбцы Приказного стола. № 2. Л. 117 - 119, 134, 140, 162, 185, 212 - 219, 232 - 235, 238, 268, 276 - 277, 282, 284 - 285, 289 - 290, 298, 301, 313, 361 - 362, 368 - 369, 460, 473 - 474, 477 - 478, 483 - 488, 491, 500; Столбцы Безгласного стола. № 11. Л. 24 - 26).

31. Новые документы о восстании Болотникова // Вопросы истории. 1981. №7. С. 74-83.

Публикация челобитных, сказок жильцов, сысков по их делам 1614 -1632 гг. (РГАДА. Ф. 210. Белгородский стол. Д. 10. Л. 398, 407, 410, 503; Московский стол. Д. 883. Л. 130, 281; Д. 890. Л. 40, 101 - 102, 193 - 196, 200 - 201, 359 - 361; Севский стол. Д. 1, ч. 1. Л. 205 - 207; Д. 82. Л. 225 - 226.

32. Оскольская грамотка 1649 года // Вопросы истории. 1981. № 1. С. 185-186.

23

Публикация грамотки, переданной оскольским помещиком Ю. Д. Ивсюковым воеводе Ф. И. Ловчикову 28 мая 1649 г. (РГАДА. Ф. 210. Столбцы Белгородского стола. Д. 270. Л. 485).

1982

33. Гадательная книга XVII в. холопа Пимена Калинина / Мордовина С. П., Станиславский А. Л. // История русского языка: Памятники XI - XVIII вв. / Ред.: Котков С. И., Панкратова Н. П.; АН СССР. Ин-т рус. яз. М.: Наука, 1982. С. 321-336.

Публикация отписки тобольских воевод кн. Ф. А. Телятевского и Ф. Д. Погожего и дьяков Д. Прокофьева и Н. Петрова 1633 г. и "Розвода" Пимена Калинина (РГАДА. Ф. 141. Приказные дела старых лет. Д. 71, ч. 1. 1630 г. Л. 123 - 133).

34. Документы первой крестьянской войны в России / Публ. подгот. Корецкий В. И., Соловьева Т. Б., Станиславский А. Л. // Советские архивы. 1982. № 1. С. 34-41.

Публикация сказок жильцов, челобитий, памятей и др. 1615 - 1639 гг., связанных с народными выступлениями в 1605 г. против Годуновых, историей восстания И. И. Болотникова, расправами царевича Петра над "дворянами" и т. д. (РГАДА. Ф. 1209. Поместный приказ. Столбцы вотчинной записки. № 18201. Ч. II. Л. 146 - 148; Столбцы по Мурому. № 36722. Ч. И. Л. 260; № 36733. Ч. 1. Л. 119 - 120, 260; Столбцы по Рязани. № 40933. Ч. IV. Л. 328, 347; Ф. 210. Разрядный приказ. Столбцы Владимирского стола. № 62. Л. 73; Столбцы Московского стола. № 13. Л. 389, 391 - 395; № 890. Л. 174 - 175; № 901. Л. 42, 46 - 47, 209 - 210, 264).

35. Об одном "частном" письме XVII в. / Мордовина С. П., Станиславский А. Л. 7/ История русского языка: Исследования и тексты / Отв. ред. Демьянов В. Г... Дубровина В. Ф.; АН СССР. Ин-т рус. яз. М.: Наука, 1982. С. 366 - 370.

Публикация грамотки (янв. 1618 г.) казачьему атаману Д. И. Конюхову от имени жены Анны и дочери Акулины (РГАДА. Ф. 79. 1618 г. Д. 1. Л. 65 - 66).

1983

36. Движение И. М. Заруцкого и социально-политическая борьба в России в 1612 - 1613 гг. // Исторические записки. М., 1983. Т. 109. С. 307 - 338.

37. Лексика земской патриотической переписки крестьян Устьянских волостей начала XVII в. / Мордовина С. П., Станиславский А. Л. // Проблемы диалектологии и исторической лексикологии русского языка: Тез. докл. и сообщ. Вологда, 1983. С. 166 - 167.

38. Приходо-расходные книги московских приказов 1619 - 1621 гг. / Сост. акад. Веселовский С. Б.; Подгот. к печати Дубинская Л. Г., Станиславский А. Л.; Под ред. Буганова В. И., Левшина Б. В.; АН СССР. Отд-ние истории. Архив АН СССР. М.: Наука, 1983. 479 с.

24

39. Челобитная Вельяминовых - источник по истории России начала XVII в. / Публ. подгот. А. Л. Станиславский // Советские архивы. 1983. № 2. С. 34 -39.

Челобитная М. М. и А. М. Вельяминовых 1647 г. с просьбой не отписывать у них вновь расчищенные земли (РГАДА. Ф. 1209. Столбцы по Шацку. № 34923. Л. 254 - 260).

40. Ред.: Историческая библиография: Программа курса для специальности № 2009 - Архивоведение, исторические архивы / Сост.: Луцкий Е. А., Простоволосова Л. Н. М.: МГИАИ, 1983. 21 с.

1984

41. Краткий летописец Торжка XVII в. // Летописи и хроники: Сб. ст., 1984 г. / Отв. ред. Буганов В. И.; АН СССР. Ин-т истории СССР. М.: Наука, 1984. С. 235 - 236.

Публикация рукописи летописца, хранящегося в РО Научной библиотеки МГУ (Инв. № 728-5-81. Л. 1 - 2).

42. Первая крестьянская война в России и правительственная политика по отношению к вольному казачеству // Проблемы социально-экономической истории феодальной России: К 100-летию со дня рождения чл.-кор. АН СССР С. В. Бахрушина/ Отв. ред. Преображенский A. A.; АН СССР. Ин-т истории СССР. М.: Наука, 1984. С. 235 - 247.

43. Правительственная политика по отношению к "вольному" казачеству (1612 - 1619 гг.) // История СССР. 1984. № 5. С. 66 - 79.

1985

44. Законодательство о верстанном казачестве в XVII в. // Исследования по источниковедению истории СССР дооктябрьского периода: Сб. статей / Редкол.: Буганов В. И. (отв. ред.), Кучкин В. А., Литвак Б. Г.; АН СССР. Ин-т истории СССР. М., 1985. С. 164 - 177.

45. Повесть о Земском соборе 1613 года / Публ. подгот. к печати Станиславский А. Л., Морозов Б. Н. // Вопросы истории. 1985. № 5. С. 89 - 96.

Публикация списка Повести по рукописи (инв. № 53173) Государственного литературного музея, с приведением вариантов по списку РО БАН (33. 10. 13. Л. 653об. - 656).

См. также: Морозов Б. Н. Казаки избирают царя Михаила Романова // Слово и дело. СПб., 1993. 22 - 28 апр.; № 69.

46. Русское казачество в первой четверти XVII века: Автореф. дис..... д-ра ист. наук / МГИАИ. Каф. истории СССР досов. периода. М., 1985. 48 с.

47. Указ об ограничении землевладения столичного дворянства 1619 г. // Теория и методы источниковедения вспомогательных исторических дисциплин... См. № 49. С. 72 - 77.

48. Челобитная вольных казаков царю Михаилу Федоровичу и боярские приговоры 1618 г. // Советские архивы. 1985. № 1. С. 59 - 62.

25

Первая публикация челобитной и приговоров, хранящихся в РГАДА (Ф. 210. Новгородский стол. Стб. 3. Л. 168 - 169, 194 об. - 195об., 275).

49. Ред.: Теория и методы источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин: Межвуз. сб. / Редкол.: Каменцева Е. И. (отв. ред.), Медушевская О. М., Станиславский А. Л. М.: МГИАИ, 1985. 224 с.

1986

50. Терминология текстов по палеографии XI - XVIII вв.: Метод, указания для практ. занятий студентов I курса ФАД МГИАИ / Сост. Каменцева Е. И., Простоволосова Л. Н., Станиславский А. Л. М., 1986. 46 с.

51. [Указы о землевладении казачества 1619/20 и 1622/23 гг.] / Подгот, текста Станиславского А. Л. // Законодательные акты Русского государства второй половины XVI - первой половины XVII века.: Тексты / Редкол.: Буганов В. И., Копанев А. И., Носов Н. Е. (отв. ред.); АН СССР. Ин-т истории СССР. Ленингр. отд-ние. Л.: Наука. Ленингр. отд-ние. 1986. С. 98, 115- 116.

52. Ред.: Историческая библиография: Программа курса / Сост. Простоволосова Л. Н., Черемисина Н. М.; Ред. Станиславский А. Л. М.: МГИАИ, 1986. 25 с.

1987

53. Печать Царства Казанского и "Смутное время" в России начала XVII в. / Лукичев М. П., Станиславский А. Л. // Бартольдовские чтения, 1987: Год восьмой: Тез. докл. и сообщ. М.: Наука, 1987. С. 63 - 64.

54. Программа дисциплины "Вспомогательные исторические дисциплины": Для гос. ун-тов: Специальность № 2008 - История / Сост. Николаева А. Т., Каменцева Е. И., Зимин A. A., Яцунский В. К., Станиславский А. Л.; Отв. ред. Каменцева Е. И. М.: МГУ, 1987. 40 с.

1988

55. Казачьи "приставства" начала XVII века как форма государственной феодальной эксплуатации // Общее и особенное в развитии феодализма в России и Молдавии: Проблемы феодальной государственной собственности и государственной эксплуатации (ранний и развитой феодализм): Чтения, посвящ. памяти акад. Черепнина Л. В.: Тез. докл. и сообщ. Кишинев, 5 - 7 апр. 1989 г. М., 1988. Ч. 2. С. 236 - 237.

56. Об изучении и издании русских делопроизводственных источников XVII столетия: По материалам Разрядного приказа // Актуальные проблемы изучения и издания письменных исторических источников: Всесоюзная научная сессия в г. Кутаиси, 18 - 20 оке 1988 г.: Тез. докл. Тбилиси, 1988. С. 84 - 85.

57. Рассказ белозерского крестьянина об убийстве помещика в начале XVII века // Исследования по источниковедению истории СССР дооктябрьского периода: Сб. ст. / АН СССР. Ин-т истории СССР. М., 1988. С. 50 - 52.

26

58. Служилое казачество Северной Украины. XVI - первая треть XVII вв. // Тезисы докладов межвузовской историко-краеведческой конференции. Брянск, 1988. С. 47 - 48.

59. [Рец.] // История СССР. 1988. № 4. С. 194-196. Рец. на кн.: Милое Л. В., Булгаков М. Б., Гарскова И. М. Тенденции аграрного развития России первой половины XVII столетия: Источник, компьютер и методы исследования. М., 1986. 301 с.

1989

60. Акты XV - первой половины XVI в. из архива дворян Олениных // Советские архивы. 1989. № 5. С. 67 - 68.

Публикация наказного списка на доходы с кормления волостелю Матвею Оленину от янв. 1489 г. и двух жалованных кормленых грамот [1505 -1553 гг.], 1549 г. (РГАДА. Ф. 210. Столбцы Московского стола. Д. 35. Л. 136 - 139).

61. Документы о национально-освободительной борьбе в России 1612 -1613 гг. / Подгот. к публ.: Корецкий В. И., Лукичев М. П., Станиславский А. Л. // Источниковедение отечественной истории: Сб. ст., 1989 / Отв. ред. Кучкин В. А.; АН СССР. Ин-т истории СССР. М.: Наука, 1989. С. 240 - 267.

Публикация делопроизводственных документов 1613 - 1623 гг. (грамот, челобитных, отписок, расспросных речей) о Земском соборе 1613 г., казанском дьяке Н. М. Шульгине, составе и работе центрального аппарата "при боярех" (ГИМ. ОР. Собрание Уварова. № 160. Л. 13об. - 19; РГАДА. Ф. 210. Столбцы Приказного стола. Д. 19. Л. 984; Портфели Миллера Г. Ф. Портф. 541. Л. 49 - 50 об., 334 - 335; Столбцы Поместного стола. Д. 1. Л. 155 - 162, 254 - 258, 285 - 286).

62. Из истории лексики русского казачества (конец XVI - начало XVII вв.) / Мордовина С. П., Станиславский А. Л. // Русская историческая лексикография и лексикология: Межвуз. темат. сб. науч. тр. Краснояр. пед. ин-т. Красноярск, 1989. С. 95 - 105.

63. Кафедре вспомогательных исторических дисциплин МГИАИ -50 лет / Простоволосова Л. Н., Станиславский А. Л. // Советские архивы. 1989. №4. С. 15 - 16.

См.: Излож. докл. А. Л. Станиславского на заседании Ученого совета МГИАИ 12 сент. 1989 г. // Археографический ежегодник за 1989 год. М., 1990. С. 328.

64. "Мы учим советских людей, а не древних греков": (Из истории вузовской исторической науки конца 30-х - начала 40-х гг.) // Простоволосова Л. Н., Станиславский А. Л. // История СССР. 1989. № 6. С. 92 - 104.

65. Родословная роспись дворян Палицыных / Мордовина С. П., Станиславский А. Л. // Генеалогия. Источники. Проблемы. Методы исследования... См. № 67. С. 89 - 90.

27

66. Сопротивление / Богданова О. Э., Станиславский А. Л., Старостин Е. В. // Огонек. 1989. № 23. С. 10 - 11.

67. Ред.: Генеалогия. Источники. Проблемы. Методы исследования: Тез. докл. и сообщ. межвуз. науч. конф. Москва, 31 янв. - 3 февр. 1989 г. / Редкол.: Муравьев В. А. (отв. ред.), Кобрин В. Б., Лукичев М. П., Назаров В. Д., Простоволосова Л. Н., Станиславский А. Л. М.: МГИАИ, 1989. 140 с.

См. также: Морозов Б. Н., Муравьев В. А., Простоволосова Л. Н. Первая конференция по генеалогии // История СССР. М., 1990. № 2. С. 219 -221; Б. М. Первая конференция по генеалогии // Летопись историко-родословного общества в Москве. М., 1993. Вып. 1(45). С. 73; [Румянцева М. Ф.] О конференциях, проводимых кафедрой вспомогательных исторических дисциплин Историко-архивного института // Высшая школа, исследовательская деятельность, общественные организации: Тез. докл. и сообщ. науч. конф. М., 1994. С. 176 - 177; Казаков Р. Б. Научные конференции кафедры источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин Историко-архивного института РГГУ // Археографический ежегодник за 1996 год. М., 1998. С. 334 - 337.

68. Ред.: Древнерусский язык: Программа курса / Сост. Маматова Е. П., Румянцева М. Ф.; Ред. Станиславский А. Л. М.: МГИАИ, 1989. 12 с.

1990

69. Гражданская война в России XVII в.: Казачество на переломе истории / Флоря Б. Н. Слово об авторе. М.: Мысль. 1990. 270, [2] с., [8] л. ил.

Рец.: Павлов А. П. // Отечественная история. 1992. № 5. С. 187 - 190; Седов П. В. // Вопросы истории. 1992. № 11/12. С. 199 - 201.

См. также: Морозов Б. Н. Смутное время глазами иностранцев // Хроники Смутного времени / К. Буссов и др.; Сост. А. Либерман, Б. Морозова, С. Шокарев; Послесл. Б. Морозова; Сост. указ., глоссария С. Шокарев. М., 1998. С. 469 - 470.

70. История кафедры вспомогательных исторических дисциплин: Учеб. пособие / Простоволосова Л. Н., Станиславский А. Л.; Предисл. Афанасьева Ю. Н.; Отв. ред. Медушевская О. М. М.: МГИАИ, 1990. 71 с.

71. Книга сеунчей 1613 - 1619 гг. / Мордовина С. П., Станиславский А. Л. // Источниковедение и вспомогательные исторические дисциплины... См. № 74. С. 76 - 81.

72. Родословная роспись дворян Палицыных / Мордовина С. П., Станиславский А. Л. // Археографический ежегодник за 1989 г. М., 1990. С. 276 - 291.

Публикация списка родословной, хранящейся в Архиве Ленинградского отделения Ин-та истории СССР АН СССР (К. 286. Д. 3. Л. 1 - 36) с указанием разночтений по списку Герольдмейстерской конторы (РГАДА. Ф. 286. Кн. 241. Л. 465 - 470).

28

73. Тоталитаризм XX века и проблемы опричнины в трудах Л. М. Сухотина // Спорные вопросы отечественной истории XI - XVIII веков... См. № 75. Ч. 2. С. 259 - 263.

74. Ред.: Источниковедение и вспомогательные исторические дисциплины: Теория и методика: Межвуз. сб. науч. тр. / Редкол.: Каменцева Е. И., Медушевская О. М., Простоволосова Л. Н., Станиславский А. Л. (отв. ред.), Румянцева М. Ф. М.: МГИАИ, 1990. 164 с.

75. Ред.: Спорные вопросы отечественной истории XI - XVIII веков: Тез. докл. и сообщ. Первых чтений, посвящ. памяти A. A. Зимина. Москва, 13 - 18 мая 1990 г. / Редкол.: Кобрин В. Б., Муравьев В. А., Панеях В. М., Преображенский A. A., Простоволосова Л. Н., Станиславский А. Л., Хорошкевич А. Л.; Отв. ред. Афанасьев Ю. Н., Новосельцев А. П.; РАН. Ин-т истории СССР, МГИАИ. М., 1990. Ч. 1 - 2. 324 с.

См. также: Чтения памяти A. A. Зимина. Чтения памяти А. Л. Станиславского // История СССР. 1991. № 5. С. 220 - 221; [Румянцева М. Ф.] О конференциях, проводимых кафедрой... См. № 61; Казаков Р. Б. Научные конференции кафедры... См. № 61.

1991

76. Источники о русском походе П. К. Сагайдачного 1618 - 1619 гг. в московских архивах // Реализм исторического мышления: Проблемы отечественной истории периода феодализма: Чтения, посвященные памяти Станиславского А. Л.: Тез. докл. и сообщ. Москва, 27 янв. - 1 февр. 1991 г. М.: МГИАИ, 1991. С. 16 - 17.

77. Русские документы в Главном архиве древних актов в Варшаве // Там же. С. 18.

1993

78. О родословной росписи Нелединских-Мелецких 1685 г. / Станиславский А. Л., Быкова Л. А. // Генеалогические исследования: Сб. науч. тр. / Редкол.: Муравьев В. А. (отв. ред.), Каменский А. Б., Простоволосова Л. Н., Румянцева М. Ф. М.: РГГУ, 1993. С. 127 - 142. (2-й завод. М.: РГГУ, 1994.)

79. Печать Казанского царства начала XVII века / Лукичев М. П., Станиславский А. Л. // История и палеография: Сб. ст. / Отв. ред. Буганов В. И.; РАН. Ин-т рос. истории. М., 1993. Ч. 2. С. 237 - 245.

Прил.: публ. документов 1613 - 1627 гг. о хранении и использовании печати Казанского царства (РГАДА. Ф. 210. Столбцы Приказного стола. Д. 23. Л. 24 - 27, 50 - 52, 61).

1994

80. О родословной росписи Нелединских-Мелецких 1685 г..... См. № 78.

81. Об использовании делопроизводственных источников XVI - XVII вв. в генеалогических исследованиях (по материалам Разрядного приказа) / Лукичев М. П., Станиславский АЛ. // Отечественные архивы. М., 1994. № 5. С. 14 - 20.

29

Прил.: публ. Дела о производстве A. C. Осокина-Пырьева в выборные дворяне 1613 г. (РГАДА. Ф. 210. Столбцы Московского стола. Д. 59. Л. 94 - 101).

82. Сигурд Оттович Шмидт как педагог // Мир источниковедения (сборник в честь Сигурда Оттовича Шмидта) / РГГУ. ИАИ. Пенз. обл. администрация. Департамент культуры; Редкол.: Зайцев А. Д., Каштанов С. М. и др. М.; Пенза, 1994. С. 390 - 395.

1995

83. Книга сеунчей 1613 - 1619 гг. / Подгот. к печати А. Л. Станиславский, С. П. Мордовина // Памятники истории Восточной Европы: Источники XV - XVII вв. М.; Варшава: Археогр. центр., 1995. Т. 1 / Ред.: Граля И., Тихонюк И. А.; Отв. ред. Флоря Б. Н. С. 11 - 98.

Публикация рукописи книги, хранящейся в РГАДА (Ф. 210. Оп. 6. Книги Московского стола. Вторая группа. № 2. 215 л.).

Рец.: Jaworski R. // Historia: Pismo mlodych historykyw. Krakow; W-wa, 1997. R 5, №1. S. 150.


ЛИТЕРАТУРА О ЖИЗНИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ А. Л. СТАНИСЛАВСКОГО*

84. Автобиография (11 авг. 1980 г.) // История кафедры вспомогательных исторических дисциплин... См. № 70. С. 54.

85. Интервью [май 1989 г.] / [Беседу вела Антонова И. Б.] // Там же. С. 54 - 62.

86. Александр Лазаревич Станиславский (1939 - 1990) // Источниковедение и вспомогательные исторические дисциплины... См. № 74. С. 158 - 162.

87. Александр Лазаревич Станиславский (1939-1990) // Советские архивы. 1990. № 3. С. 111.

88. Каменский А. Б. Александр Лазаревич Станиславский (1939-1990) // Археографический ежегодник за 1990 год. М., 1992. С. 314 - 317.

89. Реализм исторического мышления: Проблемы отечественной истории периода феодализма: Чтения, посвященные памяти А. Л. Станиславского: Тез. докл. и сообщ. Москва, 27 янв. - 1 февр. 1991 г. / Редкол.: Муравьев В. А. (отв. ред.), Кобрин В. Б., Флоря Б. Н., Каменский А. Б., Мордовина С. П., Простоволосова Л. Н., Беленький И. Л., Назаров В. Д.; МГИАИ. М., 1991. 280 с.

Из содерж.: Флоря Б. Н. Научное творчество А. Л. Станиславского. С. 5 -12; Беленький И. Л. А. Л. Станиславский: Реализм исторического мышления. С. 13 - 18 (см. также № 69).

См. также: Чтения памяти A. A. Зимина. Чтения памяти А. Л. Станиславского... См. № 75; Простоволосова Л. Н. Чтения памяти А. Л. Станиславского // Советские архивы. М., 1991. № 3. С. 106; Б. М. Историко-родословная тематика на чтениях памяти А. Л. Станиславского // Летопись Историко-родословного общества в Москве. Вып. 1 (45). С. 73 - 74.

90. Муравьев В. А., Простоволосова Л. Н. Преподавание исторической географии в МГИАИ // Чтения памяти В. Б. Кобрина и проблемы отечественной истории и культуры периода феодализма: Тез. докл. и сообщ. Москва, 26-29 янв. 1992 г. / РГГУ. ИАИ. М., 1992. С. 128 - 130.

91. Генеалогические исследования... См. № 78.

Из содерж.: Назаров В. Д. Памяти Александра Лазаревича Станислав-

 

* Включены автобиографические материалы, некрологи, статьи и сообщения о научной и педагогической деятельности, материалы мемориального характера и др.

31

ского. С. 5 - 15; Павлов А. П. История служилого сословия России XVI - XVII вв. в трудах А. Л. Станиславского. С. 16 - 23.

92. Муравьев В. А., Простоволосова Л. Н. Генеалогия в Историко-архивном институте // Вспомогательные исторические дисциплины: Высшая школа, исследовательская деятельность, общественные организации: Тез. докл. и сообщ. науч. конф. Москва, 27 - 29 янв. 1994 г. / РГГУ. ИАИ. М., 1994. С. 169 - 174.

93. Простоволосова Л. Н. Историческая библиография в Историко-архивном институте // Там же. С. 174 - 175.

94. [Медушевская О. М., Муравьев В. А., Румянцева М. Ф., Саатчян Г. Р.] Проблема "Человек и пространство в современной системе знания" // Исторический источник: человек и пространство: Тез. докл. и сообщ. науч. конф. Москва, 3 - 5 февр. 1997 / РГГУ. ИАИ. М., 1997. С. 18 - 29.

*    *    *

95. "Мы не увидим плоды наших посевов. Но они будут" (Из воспоминаний A. A. Зимина) / Вступ. ст., подгот. текста В. Г. Зиминой // Отечественные архивы. 1998. № 6. С. 60 - 85.

*    *    *

96. Станиславский А. Л. // Чернобаев A. A. История России: Кто есть кто в изучении отечественной истории: Биобиблиогр. словарь / Под ред. Динеса В. А. Саратов, 1998. С. 340.

*    *    *

97. Список трудов А. Л. Станиславского / Сост. Простоволосова Л. Н. // Архив русской истории. М., 1993. Вып. 3. С. 251 - 255.

32

 

ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ УКАЗАТЕЛИ

Указатель заглавий*

Автобиография 84

Акты писцового дела 19

Акты XV - первой половины XVI в. из архива дворян Олениных 60

Американский историк [Ф. Барбура] о Лжедмитрии I 3

Боярские списки в делопроизводстве Разрядного приказа 23

Боярские списки конца XVI - начала XVII века как исторический источник 5

Боярские списки конца XVI - начала XVII в. и роспись русского войска 1604 г. 24

Восстание 1614 - 1615 гг. и поход атамана Баловня 22

Выставки, посвященные 250-летию Академии наук 7

Гадательная книга XVII в. холопа Пимена Калинина 33

Генеалогия. Источники. Проблемы. Методы исследования 67

Гражданская война в России XVII в. 69

Грамотка служилого иноземца 1614 года 25

Движение И. М. Заруцкого и социально-политическая борьба в России 1612-1613 гг. 36

Десятня по Арзамасу 1597 года 14

Документы о восстании 1614 - 1615 гг. 30

Документы о национально-освободительной борьбе в России в 1612 - 1613 гг. 61

Документы первой крестьянской войны в России 34

Древнерусский язык 68

Дьяки и подьячие XV - XVII вв. 12

Законодательство о верстанном казачестве в XVII в. 44

Из истории лексики русского казачества (конец XVI - начало XVII вв.) 62

Интервью 85

Историческая библиография 40

Историческая библиография 52

История кафедры вспомогательных исторических дисциплин 70, 84, 85

Источники для изучения состава и структуры государева двора в последней четверти XVI - начале XVII в. 6

Источники о русском походе П. К. Сагайдачного 1618-1619 гг. в московских архивах 76

Источниковедение и вспомогательные исторические дисциплины: Теория и методика 71, 74

 

* Включены заглавия опубликованных работ А. Л. Станиславского, отредактированных им изданий, публикаций документов и др.

33

К истории второй "окружной" грамоты Шуйского 1

К истории движения И. М. Заруцкого 27

Казацкое движение 1615- 1618 годов 28

Казачьи "приставства" начала XVII века как форма государственной феодальной эксплуатации 55

Кафедре вспомогательных исторических дисциплин МГИАИ - 50 лет 63

Книга раздачи денежного жалования 1573 года 15

Книга сеунчей 1613 - 1619 гг. 71

Книга сеунчей 1613 - 1619 гг. 83

Краткий летописец Торжка XVII в. 41

Лексика земской патриотической переписки крестьян Устьянских волостей начала XVII в. 37

Лжебасманов 8

Личный фонд С. К. Богоявленского в Архиве АН СССР 9

Личный фонд А. Н. Насонова в Архиве Академии наук СССР 13

"Мы учим советских людей, а не древних греков" 64

Наказ о расследовании убийства сына боярского 1593 г. 16

Новые документы о восстании Болотникова 31

О родословной росписи Нелединских-Мелецких 1685 г. 78, 80

Об изучении и издании русских делопроизводственных источников XVII столетия 56

Об использовании делопроизводственных источников XVI - XVII вв. в генеалогических исследованиях 81

Об одном "частном" письме XVII в. 35

Обозрения личных фондов В. В. Воеводского, А. Д. Петрова, В. В. Парина, С. Л. Соболя, Н. И. Тарасова, Н. Ф. Болховитинова, А. Н. Вольского, В. И. Коваленкова, Н. Г. Четаева, Н. П. Чижевского, Н. К. Дмитриева, А. Н. Насонова, С. И. Ожегова 20

Опыт изучения боярских списков XVI - начала XVII в. 4

Оскольская грамотка 1649 года 32

Первая крестьянская война в России и правительственная политика по отношению к вольному казачеству 42

Печать Казанского царства начала XVII века 79

Печать Царства Казанского и "Смутное время" в России начала XVII в. 53

Повесть о Земском соборе 1613 г. 45

"Повесть како отомсти" - памятник ранней публицистики Смутного времени 10

Подложные письма московского холопа XVII в. 26

Правительственная политика по отношению к "вольному" казачеству (1612 - 1619 гг.) 43

Приходо-расходные книги московских приказов 1619 - 1621 гг. 38

Программа дисциплины "Вспомогательные исторические дисциплины" 54

34

Рассказ белозерского крестьянина об убийстве помещика в начале XVII века 57

Родословная роспись дворян Палицыных 65

Родословная роспись дворян Палицыных 72

Роспись детей боярских Мещовска, Опакова и Брянска 1584 г. 11

Русские документы в Главном архиве древних актов в Варшаве 77

Русское казачество в первой четверти XVII века 46

Русско-польские отношения и политическое развитие Восточной Европы во второй половине XVI - начале XVII в. 29

Сигурд Оттович Шмидт как педагог 82

Служилое казачество Северной Украины. XVI - первая треть XVII вв. 58

Смоленская крестоприводная книга 1598 г. 17

Создание панорамы "Бородинская битва 1812 года" 2

Сопротивление 66

Состав особого двора Ивана IV в период "великого княжения" Симеона Бекбулатовича 21

Спорные вопросы отечественной истории XI - XVIII веков 75 Тенденции аграрного развития России первой половины XVII столетия 59 Теория и методы источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин 49

Терминология текстов по палеографии XI - XVIII вв. 50

Тоталитаризм XX века и проблемы опричнины в трудах Л. М. Сухотина 73

Указ об ограничении землевладения столичного дворянства 1619 г. 47

[Указы о землевладении казачества 1619/20 и 1622/23 гг.] 51

Формирование крепостного права и первая крестьянская война в России 18

Челобитная Вельяминовых - источник по истории России начала XVII в. 39

Челобитная вольных казаков царю Михаилу Федоровичу и боярские приговоры 1618 г. 48

35

ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ*

Антонова И. Б. 85

Афанасьев Ю. Н. 70, 75

Барбура Ф. (Barbour Ph. L.) 3

Беленький И. Л. 89

Богданова О. Э. 66

Буганов В. И. 6, 10, 12, 19, 23, 24, 38, 41, 44, 51, 79

Булгаков М. Б. 59

Быкова Л. А. 78

Веселовский С. Б. 12, 19, 38

Гарскова И. М. 59

Голышенко B. C. 26

Горский А. Д. 27

Граля И. 83

Демьянов В. Г. 35

Дерягин В. Я. 17

Динес В. А. 96

Дубинская Л. Г. 12, 38

Дубровина В. Ф. 35

Зайцев А. Д. 82

Зимин A. A. 23, 54, 95

Зимина В. Г. 95

Казаков Р. Б. 67, 75

Каменский А. Б. 78, 88, 89

Каменцева Е. И. 49, 50, 54, 74

Каштанов С. М. 23, 82

Кобрин В. Б. 67, 75, 89

Копанев А. И. 51

Корецкий В. И. 3, 10, 18, 24, 34, 61

Котков С. И. 17, 33

Кучкин В. А. 44, 61

Левшин Б. В. 12, 19, 38

Литвак Б. Г. 44

Лукичев М. П. 53, 61, 67, 79, 81

Луцкий Е. А. 40

Маматова Е. П. 68

Медушевская О. М. 49, 70, 74, 94

Милов Л. В. 59

Мордовина С. П. 2, 5, 8, 16, 17, 21, 24, 26, 33, 35, 37, 62, 65, 71, 72, 83, 89

Морозов Б. Н. 45, 67

Муравьев В. А. 67, 75, 78, 89, 90, 92, 94

Назаров В. Д. 67, 89, 91

Николаева А. Т. 23, 54

Новосельцев А. П. 75

Носов Н. Е. 51

Павлов А. П. 69, 91

Панеях В. М. 75

Панкратова Н. П. 33

Пашуто В. Т. 27

Преображенский A. A. 27, 42, 75

Простоволосова Л. Н. 40, 50, 52, 63, 64, 67, 74, 75, 78, 89, 90, 92, 93, 97

Румянцева М. Ф. 67, 74. 75, 78, 94

Саатчян Г. Р. 94

Седов П. В. 69

Соловьева Т. Б. 34

Станиславский А. Л. 2, 3, 5, 8, 10, 12, 16, 17, 19, 21, 24, 26, 33-35, 37, 38, 45, 49-54, 61-68, 70-72, 74, 75, 79, 81, 83,89, 91

Старостин Е. В. 66

Сумкина А. И. 26

Тихонюк И. А. 83

Флоря Б. Н. 29, 69, 83, 89

Хорошкевич А. Л. 75

Черемисина Н. М. 52

Черников А. М. 20

Чернобаев A. A. 96

Чумаченко Э. Г. 19

Яцунский В. К. 54

 

* Включены фамилии авторов, редакторов, составителей, членов редакционных коллегий.

36

SUMMARY

ALEXANDR LAZAREVICH STANISLAVSKY was a well-known Russian historian, doctor of history, professor and head of a chair at the Moscow History and Archives Institute. He was born in Moscow, March 21, 1939 and entered the History and Archives Institute in 1956. Even as an undergraduate he had a reputation of a gifted person with a good perspective for research work. His diploma paper written under the supervision of A. A. Zimin was on the narrative sources of the Time of Trouble - the period of Russian history which he then studied till the end of his life. His first article on it appeared in "Archeografichesky yezhegodnik" in 1963. When he graduated from the Institute in 1962, he faced a lot of difficulties in finding a job which correlated with his topic of research. He changed several jobs working as a librarian, an archivist, a guide in a museum, etc. But wherever he worked he spent every spare time he had to continue carrying out his study of Russian medieval archival documents. It was at that time that he became interested in the history of nobility and service people making the boyarskye spiski the focus of his study. And he has published several articles on this topic.

In 1966 A. L. Stanislavsky started working at the Archives of the USSR Academy of Sciences where he participated in the publication of S. B. Veselovsky's books. Having got access to Veselovsky's private archive, Stanislavsky was greatly affected both by the works and the personality of this prominent scholar who had managed to preserve his independence from the official Soviet historians in the most difficult periods of the Stalin regime.

In 1973 A. Stanislavsky defended his candidate dissertation "Historical Sources for the study of the composition and structure of the 'Gosudarev dvor' in the last quarter of the 16th and the beginning of the 17th centuries". By that time he became a real expert in the history of this period. In 1979 the famous edition - "Boyarskiye spiski poslednei chetverti XVI - nachala XVII v. i rospis' russkogo voiska 1604 g. " prepared by A. Stanislavsky and his wife S. P. Mordovina appeared. In 1980 Alexandr Lazarevich started to work at the Moscow State Institute for History and Archives as an assistant professor. Being a unique specialist in the study of sources for Russian history, he taught courses in historical bibliography, historical geography, ancient Russian, etc. And it was only in the last year of his life that he started teaching a course which he knew and loved best of all. And yet, he also managed to teach courses in history of Russian nobility and Russian genealogy which were very popular with the students. Some of them wrote their diploma papers and candidate dissertations under Stanislavsky's supervision.

Since early 1970s he has started studying the so-called "vol'nye kazaki" of the Time of Trouble. That was the topic of his doctorate dissertation defended

37

in 1985 and the book published in 1990 which contains a lot of archival documents first discovered by Stanislavsky and a new concept of Russian history of this period.

After he defended his doctorate dissertation, Stanislavsky was promoted first associate professor and then full professor and head of a chair. His other interest at that time became historical scholarship and education in 1930-1950s on which he wrote another book in cooperation with L. N. Prostovolosova. He also was the organiser of several international conferences including the first conference on genealogy in 1989. He was greatly inspired by the "Perestroika" changes in the country and dreamed of studying history of Communist Russia but unfortunately had time only for one publication on this topic.

A. L. Stanislavsky's personality of a scholar whose greatest love was the study of history has greatly influenced everyone who knew him while his works made an enormous contribution to the study of Russian 16th - 17th century history and its sources.

Alexandr Lazarevich died of a severe illness at the age of 50 on January 27, 1990.

38


 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова