Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Константин Петрович Ковалев

(Константин Ковалев-Случевский)

См. персоналии XXI в.

О Н.Лосском. Об о.А.Мене, 2005.

писатель, историк, телеведущий,

культуролог и путешественник.

(род. 27.09.1955. Личный сайт: www.kkovalev.ru).

Первые очерки и рассказы, литературно-критические и публицистические статьи были напечатаны в 1978 г., в период работы (после окончания исторического факультета МГПИ, ныне - МПГУ, где К.Ковалев был, в частности, учеником В.Б. Кобрина) корреспондентом отдела литературной жизни в еженедельнике "Литературная Россия" (издательство "Литературной газеты") на Цветном бульваре, откуда "хорошего работника" К. Ковалева уволили (попросили уйти "по собственному желанию") в 1980-м, после принятия им крещения (1979 г.). Это важное в жизни писателя событие - крещение всей семьи, включая маленьких детей - им совсем не афишировалось, однако литературный еженедельник считался тогда "идеологическим органом", а потому увольнение стало неизбежным.

В начале 1980-х К. Ковалев ведет и организует вечера известного в Москве Клуба любителей книги в Центральном Доме архитектора, редактирует "Альманах библиофила" и сборник "Встречи с книгой", а до того - подрабатывает дворником, сторожем (в Исторической библиотеке) и по ночам - в метро, чтобы заработать средства для существования семьи. От статуса "тунеядства" во времена вынужденной безработицы выручает профком литераторов при издательстве "Советский писатель", членам которого (для СССР - нонсенс!) можно было не "ходить на работу", а трудиться дома за письменным столом. В Союз журналистов был принят в 1981 г. (одно ведомство не знало что делает другое) по многочисленным публикациям, но данный Союз от службы не освобождал. Ощущения от тогдашней творческой - беспартийной и вне карьерной жизни писатель формулирует так: без перспектив публикации книг, борьба за существование, работа "в стол". Еще один "пожизненный статус" - не выездной за рубеж. Однако преодоление вполне серьезных трудностей казалось в то время привычным и даже тонизирующим для творчества обстоятельством.

В перестройку (по иронии судьбы) за отличие в исследовательской деятельности в сфере литературоведения и истории становится единственным на всё Отделение литературы и языка Академии наук СССР аспирантом с повышенной (так называемой "ленинской") стипендией - в Институте Мировой Литературы. Затем работает там же (в ИМЛИ Российской Академии наук), как научный сотрудник, ученый секретарь Пушкинской Комиссии и первый главный редактор издательства "Наследие" ИМЛИ РАН (с конца 1980-х и до середины 1990-х). Руководит также "булгаковской" Литературной частью МХАТ им. М. Горького (1987-1988).

Публикует книги прозы, в частности, в серии ЖЗЛ ("Жизнь замечательных людей", ныне готовится к печати 5-я книга в серии, а за ней - еще две), исторические романы, а также научные статьи. В перестройку становится "выездным" из страны - читает лекции за рубежом, принимает участие в научных обменах и конференциях (Оксфордский университет в Англии, Институт гуманитарных наук в Париже - Maison des sciences de l’Homme, Школа ученых "Vita Nova" на о. Капри в Италии, и др.). Особая тематика трудов: "Опера в России и Европе, музыкальная эстетика, изящные искусства, писатели и музыка в XVIII - начале XIX столетий", а также - история XIV-XV вв. С 1991 г. также доктор философии (Ph.D.) Института альтернативной медицины (Коломбо) и Международного Университета комплементарной медицины (Москва).

Известны традиционные вечера К. Ковалева в Российском Фонде Культуры, в музее храма Св. Варвары (на ул. Варварка), в Оружейной палате и в Патриаршем дворце Московского Кремля, издательские проекты (среди них - журнал и веб-сайт "ПМЖ", журналы "Вояж" и "Вояж и отдых"), рассказы, очерки и путевые заметки, написанные во время поездок по всему миру.

К.П. Ковалев избран почетным председателем жюри Международных литературно-творческих фестивалей русскоязычного зарубежья имени А.П. Чехова, которые регулярно в последние годы проходят в Греции (п-в Халкидики и Афины).

В разное время (с 1987 г. по наст. время) К. Ковалев - автор и ведущий телепрограмм на 1-м и других каналах: "Виват, Россия!", "Добрый вечер, Москва!", "Кофе со сливками", "Восемь с половиной", "Канон", "Полчаса о туризме", "Доброе утро", "На Огонек", "Деловая Москва" и многих других. Стажировался в Северной Америке в числе 6-ти отобранных Информационным агентством США телеведущих из России (Вашингтон, Нью-Йорк, Милуоки, Чикаго). Постоянный автор своей рубрики в "Литературной газете" - "Следы на Теле" (о современном телевидении). Профессор ИЖЛТ - Института журналистики и литературного творчества (Москва), преподает также мастер-класс по тележурналистике, а также ведет курс "Литература и музыка" в Литературном институте (Москва).

Член Попечительского Совета CLCR - Centre de Langue et Culture Russe (Центр Русского языка и Культуры), Париж, Франция.

С 1981 г. - член Союза журналистов России. С 1988 г. - член Союза писателей России (ныне МГО) и Литературного фонда.

В 2005 г. в канун 50-летия отмечен в Греции премией "За вклад в развитие русской литературы и цивилизации", а в октябре 2007 г. - Высшей общественной наградой РФ - орденом "Гордость России". Национальная премия "Лучшие книги года" (2007) вручена К.Ковалеву в Российской государственной библиотеке - в январе 2008 г., за книгу "Савва Сторожевский" в серии ЖЗЛ (номинация "Биографии"). В сентябре 2009 г., писатель Константин Ковалев-Случевский - лауреат Всероссийской историко-литературной премии "Александр Невский" за трилогию из книг: "Савва Сторожевский" (ЖЗЛ), "Юрий Звенигородский" (ЖЗЛ) и "Звенигород и Звенигородская Русь". В феврале 2010 г., в рамках Национальной премии "Лучшие книги и издательства - 2009", отмечен специальной премией Российской Государственной Библиотеки (РГБ) за книгу "Звенигород и Звенигородская Русь".

Библиография (ex libris)

Из изданных книг К.Ковалева

* "Орфеи реки Невы" (премия Союза писателей СССР за 1-ю книгу молодого автора;

ряд других премий). М., 1986. * "Раевский" (ЖЗЛ, сб.). М., 1987. * "Глагол таинственный". М., 1988. * "Бортнянский" (ЖЗЛ). М., 1989 (2-е изд. - 1998).

* "Соло с боем для Большого Бена. Лондон: мини-путеводитель". М., 1997. * "Бесконечный Париж. Никогда не дописанный guide". М., 1998. * "Имена и лица русской культуры". М., 2005 * "Виза на край света". М., 2005 * "Савва Сторожевский. Факты и мифы, предания и гипотезы" (ЖЗЛ). М., 2007.

(2-е изд. - М., 2008).

* "Тележурналистика. Современный взгляд". М., 2009 (в печати).

* "Юрий Звенигородский, великий князь Московский" (ЖЗЛ). М., 2008.

* "Преподобный Савва и великие битвы Средневековой Руси". М., 2009.

* "Звенигород и Звенигородская Русь. Сокровища подмосковной цивилизации.

Исторические рассказы, очерки и расследования" М., 2009.

* "Другая Рублёвка. Тайны Царского пути. Виртуальное путешествие во времени

и пространстве" М., 2009.

* "Новейший Звенигородский Летописец. Необычная история России" М., 2010.

* Сотни публикаций в журналах, а также книги переводов с других языков

и собственные книги, переведенные на иностранные языки.

Фильмография (ТВ)

Автор и ведущий фильмов по истории культуры России (цикл "Виват, Россия!"), показанных 1-м телеканалом страны (продолж. 40-50 мин):

* "Музыкальный Град Китеж" (забытые страницы музыкальной культуры). * "Загадки древних крюков" (о расшифровке древней нотации). * "Начала христианской культуры" (Киевская и Новгородская Русь). * "Дорога из вечности" (Николай Львов: политик, архитектор, историк музыки, XVIII век). * "Орфей реки Невы" (композитор Дмитрий Бортнянский и его эпоха, XVIII век, в 2-х сериях). * "Гимны Российского государства" (впервые за десятилетия на ТВ исполнены все

исторические Гимны России, автором предложен в качестве государственного

Гимн М.И. Глинки, который благодаря фильму был сразу принят, но позднее отменен).

* А также сотни телевизионных очерков, интервью и репортажей.

Ссылки

* Константин Ковалев (Ковалев-Случевский): библиотека-мастерская писателя

* Страница Константина Ковалева в Живом Журнале (ЖЖ) - 0kk0

* Блог К. Ковалева-Случевского на РСН - Русской Службе Новостей

* Радиопередачи К. Ковалева-Случевского

* * *

Константин Ковалев-Случевский

Всё имманентно всему

Н.О. Лосский

http://www.kkovalev.ru/Lossky.htm

Он сам рассказывал об этом так.

Долгое время мучила его загадка познания мира, определения источника этого познания и сущности свободы человека. Сотни раз, прогуливаясь по улицам Санкт-Петербурга, он останавливался и, словно прозревая, глазами ребенка удивленно вглядывался в окружающий его мир. И только однажды, когда увидел он перед собой покрытые дымкой городские дома, разгадка пришла сама собой почти мгновенно.

Все имманентно всему. Все присуще всему. Все взаимосвязано...

Это неожиданное открытие определило затем жизнь этого поистине удивительного человека, заставило его написать множество философских трудов, привело к мировому признанию и даже к славе.

Идея стала решающей для гносеологии и метафизики известного русского философа Николая Онуфриевича Лосского.

Для советского читателя, не имевшего возможности не только видеть в печати, но и слышать имя этого человека, оно прозвучало вновь в теперь уже далекие 1950-е годы. Тогда на страницах журнала "Вопросы философии", единолично вещавшего народу непререкаемые "философские истины" вослед предшествовавшему изданию – журналу "Под знаменем марксизма", препарировавшему философию в 1920-40-е, было сообщено о выходе в свет в Лондоне на английском языке его знаменитой "Истории русской философии".

Уже не было в живых Н. Бердяева и П. Струве, о. Сергия Булгакова и С. Франка, о. Павла Флоренского и Л. Шестова, уже стали историей философские баталии между различными представителями русского религиозного ренессанса XX века, но еще продолжал жить и творить этот неуемный старик, свои главные книги начавший выпускать прожив почти полвека, а последние – у самого рубежа собственного столетия.

Когда 25 января 1965 года в возрасте 94-х лет Н.О. Лосский ушел из жизни, то никому и в голову не приходило то, что ушел в буквальном смысле "последний из могикан", последний из плеяды тех, кто создал выдающуюся мыслительную культурную эпоху, духовно-философское миросозерцание, переживаемое и осмысливаемое всем светом по сей день.

С кончины Н.О. Лосского можно было исчислять конец периода, или, лучше сказать, первого исторического тома русской философской мысли, развивавшейся тогда в зарубежье. Новый период, точнее, новая книга, которая бы продолжила во втором томе эту традицию – пока еще не существует, она не написана. И кто будет писать ее?..

Н.О. Лосский был настоящим, или, правильнее, "чистым", академическим философом, в отличие, например, от философа-публициста Н. Бердяева или поэта-философа В. Иванова. Его имя до революции было знакомо всем. Еще когда в Санкт-Петербургском университете он учился на физико-математическом и историко-филологическом факультетах, то стал известен из-за того, что был исключен в 1887 году из Витебской классической гимназии за пропаганду атеизма (после чего провел два года в эмиграции в Вене, Берне и даже стал «авантюристом поневоле» – короткое время служил в иностранном легионе в Алжире!). Поразительно, но уже после 1917 года, когда в советский период он станет преподавать в том же университете, то будет отстранен от работы за свои... христианские убеждения.

Родился он в Витебской губернии в декабре 1870 года. Университетское образование, после исключения в Санкт-Петербурге, он получил в Берне. После окончания университета не спеша написал и защитил в 1903 году диссертацию "Основные учения психологии с точки зрения волюнтаризма", и сразу же был признан подающим большие надежды ученым.

Через три года он выпустил труд "Обоснование интуитивизма", заявив себя одним из основоположников этого направления в философии. Всю жизнь после этого он придавал громадное значение интуиции, как источнику познания мира и тем самым разбивал "гордиев узел", столетия мучивший мыслителей всего мира.

Книга "Обоснование интуитивизма" легла в основу его докторской диссертации, защищенной в 1907 году и позднее, еще до октября 1917 года переведенной на английский язык. Теперь, преподавая в том же Санкт-Петербургском университете и одновременно на высших Бестужевских курсах, Н.О. Лосский обретает своих сторонников и последователей. Его кафедра становится людной и притягательной. Перемены в политической жизни России, происходившие год от года, не мешали ему развивать свою теорию.

В 1920-е годы популярность Н.О. Лосского среди студентов-философов еще более возрастает. И вполне естественно, что когда в 1922 году в правящих верхах "созрела" идея высылки наиболее талантливых и глубоких "противников" марксистско-ленинской идеологии не только в политической, но и в общефилософской сфере, Николай Онуфриевич попадает в их число.

Так, в 1922 году он вынужден был покинуть свою родину. Покинуть навсегда.

Вместе с ним покинули родину и его труды. И по сей день все основные работы Н.О. Лосского публикуются во многих странах мира, но не в России, они переведены на английский, немецкий, французский языки.

Тогда рушилась не только его устоявшаяся жизнь и научные планы, но и формировавшаяся вокруг него школа. Вдали от родины он если и имел единомышленников, но все же оставался в некотором одиночестве, общаясь с миром через книги. Его слушали, ему внимали, его лекции конспектировали, но, увы, к нему не "прилеплялись", ученики уходили своей дорогой. Одним из редких и самых именитых последователей стал, создавший, правда, и свою систему - С.Франк, а позднее - С.Левицкий.

В эмиграции в течение двух десятилетий Н.О. Лосский живет в Праге, где преподает философию в Русском университете, переезжает в Братиславу, позднее, в 1945-м году - в Париж, а через год поселяется на долгое время в США у младшего сына Андрея. Здесь он вместе с Г.П. Федотовым преподает в Нью-Йоркской Духовной академии Св. Владимира, а затем, наконец, переезжает в Лос-Анджелес.

Другой его сын - Владимир - для русской религиозной философии и богословия был человеком не менее известным. Его долгое время пренебрежительно называли "апологетом мистицизма". Однако не так отнеслась к нему Русская Православная Церковь. В 1972 году наследию В.Н. Лосского был отдан 8-й том "Богословских трудов", увидевших свет в издательском отделе Московского патриархата.

Владимир был выслан из России одновременно с отцом. Ему было тогда 19 лет. Затем он окончит Сорбонну, станет преподавать богословие в Париже и долгие годы будет действенно руководить известным Содружеством преподобного Сергия Радонежского и почитаемого в англиканской церкви св. Албания.

Незадолго до кончины в 1958 году Владимир Николаевич держал в руках уже изданную новую книгу своего отца - "Характер русского народа". Выпущена она была во Франкфурте-на-Майне в 1957 году.

Среди множества трудов Н.О. Лосского, а только книг, не считая сотен разных статей, у него почти два десятка, таких, как "Логика" (1924), "Свобода воли" (1925, "одной из лучших книг по этому вопросу" назвал ее Н.Бердяев в своей рецензии в январском номере "Пути" за 1927 год), "Ценность и бытие" (1931), "Типы мировоззрений" (1931), "Диалектический материализм в СССР" (1934), "Бог и мировое зло" (1941), "Достоевский и его христианское миропонимание" (1953) и уже упомянутая нами "История русской философии", среди всех этих работ книга с заинтриговывающим заголовком "Характер русского народа" занимает особое место.

Этой теме посвящали свои работы многие мыслители. Словно бы наступал такой период в их жизни и творчестве, когда она требовала осмысления и, в первую очередь, с высоты немалого жизненного опыта. Также как и Н.А. Бердяев, ставший писать свою "Русскую идею" в последние годы жизни, Н.О. Лосский начал работу над книгой о "русском", когда ему было уже за 80, когда он находился в Америке, на другом конце земного шара - в самой далекой точке от родины.

Свою задачу он определил сам, исходя из собственной персоналистической концепции:

"В своих заметках я буду иметь в виду душу отдельных русских людей, а не душу русской нации, как целого, или душу России, как государства. Согласно метафизике иерархического персонализма, которой я придерживаюсь, каждое общественное целое, нация, государство и т.п., есть личность высшего порядка: в основе его есть душа, организующая общественное целое так, что люди, входящие в него, служат целому, как органы его. Философ и историк Л.П. Карсавин называет такое существо симфоническою личностью... Конечно, некоторые свойства лиц, входящих в общественное целое, принадлежат также и самому этому целому. Поэтому иногда я буду говорить не только о характере русских, но и о характере России, как государства".

Н.О. Лосского интересует и религиозность русского народа, и его способность к высшим формам опыта, он рассматривает такие трудно уловимые категории, присущие человеку и нации, как чувство и воля, свободолюбие, народничество, доброта, даровитость, мессианизм и миссионизм, нигилизм, раскольничество и многие другие.

С гневом и болью автор отзывается о работах тех западных историков и философов, которые не только не видели в России и русских людях ничего интересного и особо выдающегося, но и с неприязнью говорили о них. Последовательно и точно, с присущей философу скрупулезностью прорабатывает он труды своих предшественников и современников, пытается вычленить зерно своих основных выводов. А потому сегодня они звучат более чем актуально.

Какие они - авторские выводы? Каков же он - характер русского народа?

Книга Н.О. Лосского - это и вопрос и ответ одновременно. Размышляя, автор не убеждает и не утверждает. Ибо нет ничего более ошибочного, по его мнению, как догматические аксиомы. Интуиция - его путеводный маяк. Он философски осмыслял и прогнозировал процессы, которые происходили в обществе его времени и могли происходить в ближайшем будущем. Размышляя о роли сословий в жизни государства, он дал весьма поучительную оценку роли интеллигенции, которая в наши дни заслуживает особого внимания:

"Борьба против мещанства, т.е. против буржуазного умонастроения и строя жизни, ведется русскою интеллигенциею во имя достоинства индивидуальной личности, во имя свободы ее, против подавления ее государством или обществом, против всякого низведения ее на степень лишь средства... Получение высшего образования в университетах и технологических институтах не было в России привилегиею богатых людей. Русский бытовой демократизм содействовал обилию стипендий и помощи студентам со стороны обществ при университетах. Поэтому русская интеллигенция была внесословною и внеклассовою. Не будь войны 1914 года и большевистской революции, Россия, благодаря сочетанию бытовой демократии с политическою, выработала бы режим правового государства с большею свободою, чем в Западной Европе".

Последние утверждения Н.О. Лосского кажутся чересчур смелыми и решительными, но в них выразилась его вера в потенциальную возможность выхода из всех кризисов, потрясающих страну, вера, высказанная им в заключительных строках труда, написанного более тридцати лет назад, но адресованного прямо в день сегодняшний:

"Большевистская революция есть яркое подтверждение того, до каких крайностей могут дойти русские люди в своем смелом искании новых форм жизни и безжалостном истреблении ценностей прошлого. Поистине Россия есть страна неограниченных возможностей... К тому же русские люди, заметив какой-либо свой недостаток и осудив его, начинают энергично бороться с ним и благодаря силе своей воли, успешно преодолевают его"...

Николай Онуфриевич Лосский создал не только собственную законченную философскую систему, но и, осмелимся сказать - свой стиль изложения мыслей. К его работам даже применяли "шопенгауэровское" определение - "блестящая сухость". Суть же его системы сводилась по его словам к "органическому идеал-реализму", который Н. Бердяев называл "своеобразной формой интуитивизма" или "критическим восстановлением наивного реализма".

Н.О. Лосский не был "литературным" мыслителем, хотя его творения - прекрасный образец философского языка. Но он все же написал вполне "литературную" книгу - "Характер русского народа" - читаемую легко от начала до конца с большим интересом. Конечно же, из нее одной невозможно выявить его основные философские и историко-культурные взгляды. Но, думается, она как нельзя лучше представляет нам одного из замечательных мыслителей ныне столь заметного и возрождающегося у нас в стране направления в духовной культуре.

Примечание

Эта статья была напечатана впервые в качестве предисловия к книге «Н.О. Лосский. Характер русского народа. В 2-х книгах. М., Ключ, 1990. Репринт издания: Франкфурт-на-Майне, Посев, 1957.». Её сразу же перепечатала парижская газета «Русская мысль» (30 ноября 1990 г., с. 11). Однако во время публикации случился казус. Редакция решила украсить полосу газеты фотографией Н.О. Лосского. А так как лицо профессора не очень было известно, ведь он прожил жизнь вдалеке от шумных компаний и прессы, то никто и не заметил, как в вышедшей газете появилось фото чем-то напоминающее философа, но все-таки – совершенно другого, неизвестного человека.

На это сразу же откликнулись родственники Лосского, в частности его сын – Борис Николаевич Лосский, проживавший в Париже. «Русская мысль» приняла его письмо, опубликовала и принесла свои извинения за случайную ошибку. В продолжение данной публикации привожу цитату из выступления Б.Н. Лосского (№ 3857, «Русская мысль», 7 декабря 1990 г., с. 18) и ответ на него редакции газеты.

«Спешу выразить редакции «Русской мысли», позволю себе сказать — нашей газеты, чувство радости, которое во мне вызвало появление на 11-й странице ее номера от 30 ноября содержательной, серьезной и сердечной статьи её московского автора Константина Ковалева, посвященной 120-летию со дня рождения моего отца, Николая Онуфриевича Лосского, статьи, которая приносит яркое и утешительное свидетельство, что российская вольнолюбивая интеллигенция восстает от более чем полувековой летаргии.

Но, увы, прежде чем прочесть ее так удачно найденный заголовок (уже тогда статья называлась «Всё имманентно всему». – К.К.), я был сражен портретом, ничего общего с наружностью отца не имеющим. Вероятно, это фотография какого-то декадента начала века, обладателя «художественного галстуха бантом», каких мой отец никогда не носил, это ему не могло бы прийти в голову.

Потому полагаю, что поступлю не только на пользу памяти отца, но также помогу газете и ее читателям, «в отечестве и рассеянии сущих», если попрошу редакцию газеты воспроизвести на ее страницах прилагаемую фотографию.

С совершенным почтением

Борис Лосский».

От редакции «Русской Мысли»

«В прошлом номере нашей газеты (№3856) на стр. 11 была ошибочно помещена вместо фотографии Н.О. Лосского – другая фотография. Это произошло не по вине автора публикации. Приносим наши извинения читателям и публикуем теперь нужное фото».

 

 

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова