Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
Помощь

ГЕРХАРД ЭБЕЛИНГ


О нем:

Из "Библиологического словаря"
священника Александра Меня
(Мень закончил работу над текстом к 1985 г.; словарь оп. в трех томах фондом Меня (СПб., 2002)) 

К досье Меня

ЭБЕЛИНГ (Ebeling) Герхард (р.1912), нем. лютеранский богослов, историк Церкви и библеист. Род. под Берлином. Высшее образование получил в Боннском ун-те. В молодые годы вместе со своим другом *Бонхёфером, впоследствии казненным нацистами, был деятелем «Исповеднической Церкви», выступавшей против гитлеровского режима. В 1939, будучи уже доктором богословия (1938), занял место пастора в Хермсдорфе. Орд. профессор по церк. истории (1946-54), по систематич. богословию (1954-56 и 1965-68) в Тюбингене, по догматич. богословию (1956-65) и фундаментальному богословию и герменевтике (1968-79) в Цюрихе. В 1962 основал в Цюрихе Институт герменевтики. Гл. экзегетич. произведение Э. — «Истина Евангелия:  толкование на послание к Галатам» («Die Wahrheit des Evangeliums: eine hesehilfe zum Galaterbrief, Tub., 1981). Идеи Э. сформировались под влиянием Бонхёффера и *Бультмана. Он исходит из мысли, что богословие и толкование Библии не должны быть особыми, изолированными от «мира» «священными науками», ибо в реальности «мира» нет сфер, абсолютно автономных, отделенных от реальности Бога. *Откровение Бога приходит к людям в историч. контексте конкретной культуры, к-рая является «языковой плотью веры».  В работе «Сущность христианской веры» («Das Wesen des christlichen Glaubens», Tub., 1959) Э. рассматривает веру как личностный внутренний акт (ответ на Откровение), обусловленный, однако, и *Преданием, и ментальностью той или иной эпохи. Задача богословия, в  конечном счете, заключается в благовестии, *керигме, а керигма должна быть выражена на совр. языке. Сегодня необходимо «преобразование того, что выдается за христианскую веру», т.е. системы понятий и филос. концепций, повлиявших на христ. богословие в прошлом. Когда Слово Божье перестает быть живым человеческим словом, его смысл подменяется «благочестивым жаргоном», не способным стать сегодняшним языком благовестия. Постичь глубинные измерения Слова Божьего возможно только при тщательном анализе тех историч. форм, в к-рых оно выражается. Поэтому, согласно Э., *герменевтику нельзя ограничить библеистикой; она призвана разрабатывать методы понимания и догматов, и истории,  и вообще всего бытия,  в к-рое погружен человек.  Понимаемая так, герменевтика должна помочь восприятию Библии не только как памятника прошлого, а как Слова, обращенного ко всем временам. Этот подход особенно важен для Э. в решении проблем, связанных с *«новым поиском исторического Иисуса». Многие критики Э. отмечают, что он сумел лишь поставить задачу преобразования «языка веры», но не разрешил ее. Это, в частн., объясняется усложненной формой, к к-рой Э. нередко прибегает при изложении своих мыслей.

u Неrmeneutik, RGG, Bd.3, S.242; Wort und Glaube, T b., 1960 (англ. пер.: Word and Faith, L., 1963); The Meaning of Biblical Theology, L.Hodgson (ed.). On the Authority of the Bible, 1960, Vom Gebet. Predigten uber den Unser-Vater, Tub., 1963 (англ. пер.: The Lord’s Prayer in Today’s World, L., 1966); Wort Gottes und Traditiоn, Gott., 1964.

l RGG, Bd.7, S.50; TTS.

 

Ко входу в Библиотеку Якова Кротова