Оглавление - English - Указатели именной - предметный - географический

21 июля 2024 года, воскресенье, Москва, 13:00 UTC.

Двуногие слова

[По проповеди в воскресенье 21 июля 2024 года]

«Сотник же, отвечая, сказал: Господи! я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой, но скажи только слово, и выздоровеет слуга мой; ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: приди, и приходит; и слуге моему: сделай то, и делает» (Мф 8:8-9).

Что такого нехорошего в доме сотника? То, что он — сотника. Был бы дом профессора — был нехорошим тем, что профессора. Был бы дом папы римского — нехорош был бы папой римским.

Каждый человек строит себе собственный дом, психологический прежде всего.

Только у ребенка нет собственного дома, он в родительском. Домик, в котором ребенок всегда чувствует себя победителем, первым, в полной безопасности. В любой момент игры, как начнут догонять, стоп и руки над головой вскидывает: я в домике.

Потом ребенок взрослеет.

Сперва человек строит дом, в котором живет вместе с самим собой. Дом для доктора Джекила и мистера Хайда. Для Пресвятой Девы и для проститутки. Человек открывает в себе себя, не всегда, конечно, жестокое и распутное, но во всяком случае неподвластное самому себе, иногда помогающее, иногда мешающее. Спрашивающее и отвечающее. Вот наладить с ним отношения — и готов дом. Этот дом можно назвать «Воля» — он есть та форма первичной свободы, которая делает человека обладает своей собственной воли. Во многих языках различают свободу вольготную, степную, от свободы крестьянина или феодала. Так вот «воля» — это свобода человека, который в мире с разнообразием себя самого.

Затем (впрочем, обычно все эти стройки параллельно) человек выстраивает отношения с миром, с творением. Исследование, познание. творчество. Человек примиряется с огромностью мира, с тем, что мир существует и помимо моего «я», зато и «я» не обязательно обусловлено миром, «средой». Так к воле добавляется собственно свобода — свобода от среды, свобода для творчества.

Третий дом человек — результат выстраивания отношений с другими людьми. Тоже познание, но теперь еще и общение, постоянное общение. Так появляется свобода-демократия.

Замечательные домики, а все-таки всего лишь как у трех поросят. Скрыться от волка можно, но человек-то призван к много более трудному делу: не быть волком другому человеку.

Это возможно только в Доме Божием. Можно назвать и Царством, но недаром Господь чаще использует притчи, где верующие в Него — управители Божьего Дома. Не Храма или, точнее, можно считать, что весь мир это Храм, тогда каждый человек — священник. Правда, «священник» так испоганено, еще и до христианства стало обозначением чего-то бездушного и высокомерного, что пусть лучше будет дворецкий, что ли. А если уж прямо сказать, человек в Доме Божием призван быть Словом Божьим.

Какой-то центурион отдает приказ — и приказ выполняют. А Бог? Бог не посылает солдат и офицеров с заданиями. Бог посылает слова. И верующие — это и есть слова Божии. Кто существительное, кто прилагательное, кто наречение. Да в каждом всего понемножку. Все разом. Главное, что быть спасенным, следовать за Христом, веровать в Евангелие означает звучать для других людей. Как? Как Дух Святой ударит по душе, так и зазвучим. К счастью, нам не дано знать, хороши мы как Божьи Слова или плохи, и чаще всего мы даже не замечаем, что кому-то послужили Словом Божьим, как ослица и не поняла, что там с Валаамом произошло. Слова должны звучать, а не преподавать языковедение. Наше дело простое как у Микеланджело: отсечь всё лишнее, что мешает быть Словом Божьим. Это называется покаяние. Да и то — не мы отсекаем, Бог отсекает, и нам же от этого лучше.

Легко ли быть Словами Божьими? Ответственно, да? Да не ответственно, а вопросительно! Потому что кругом нас люди — и каждый человек тоже Слово Божие. А что еще означает «образ и подобие» — ну не двуногость же. Как Диоген Платону ощипанного петуха преподнес, когда Платон заявил, что человек это двуногое без перьев. Человек — двуногое с крыльями, с иже херувимы и шестикрылыми перепутьями, люди — слова парящие и уносящие уже здесь и сейчас, в любом возрасте, при любом здоровье и нездоровье, в тот Дом, где не только свобода, но где то, ради чего свобода, где любовь Бога и любовь людей.

 

20 июля 2024 года, суббота, Москва, 8:00 UTC.

Язва Божья

«Вас мир не может ненавидеть, а Меня ненавидит, потому что Я свидетельствую о нем, что дела его злы» (Ин 7:7).

«Злы» в оригинале «покера», ровно то же слово, что «лукавый» в «Отче наш».

Если смотреть на то, что обозначалось этим словом у греков, то межд уполюсами «подлость» и «наглость» значения поближе к подлости. Гнусь ведь бывает горланящая, а бывает нашептывающая. Горлопанская заметнее, но она вторична, преобладает все-таки трусливое и малодушное зло. Очень редко, например в Путине, подлость говорит громко, повинуясь обстоятельствам.

Что Иисус сказал родным в предыдущей фразе — «для вас всегда время» — то сказано и любому конформисту. Заметим, что из родных многие позже стали верующими и мучениками — мучениками, потому что обличали «злые дела».

Где же различие между сварливым озлобленным сатириком и Господом Иисусом Христом? Между Сыном Божьим и нонконформистов? Между Мессией, обличающим лукавство космоса (в греческом тексте именно «космос») и ханжами, которые обличают аборты, толерантность, либерализм и ради победы над этими «злыми делами» готовы нарушать все заповеди подряд? Где граница между «Эго мартиро», «Я свидетельствую» и пошлейшей агрессивностью эгоиста в овечьей шкуре?

Нет ее, границы. Не доказать, что Иисус — Христос, а фанатик — фантик без конфеты. Не доказать, что нужно быть ненавидимым и гонимым, чтобы быть настоящим человеком. И слава Богу! Спаситель ведь здесь не нападает на родственничков, а защищается от них.

Родные Ему язвительно: давай, иди в Иерусалим, ты же у нас весь из себя такой машиачный, так не прячь личико, пусть все увидят и восхитятся. А Он: ну что вы, как можно, вы главные, вот вы вперед и идите… Делает из них шутовских иоаннов предтеч. Они и пошли, а Он уже после них.

Зло не только в агрессии. Зло в неверии, что другой может быть действительно великим человеком, более великим, чем я. Зло в неверии, что Бог реально живет с нами и вмешивается в нашу жизнь, и — внимание — может за это пострадать, и страдает, как в другом человеке, так и Сам-в-Себе. Зло в желании уязвить другого, а вера — в том, чтобы — нет, не защитить другого, не спасти Христа от Креста, а в том, чтобы прижаться к Нему и сказать, как апостол Павел: язвы Господа ношу на себе (Гал 6:17).

17 июля 2024 года, среда, Бат-Ям, 8:00 UTC.

Бог за стенкой

Вспомнил про карусель у гетто, но ведь есть и светлая, хотя не менее трагическая история. Один советский литератор жи в писательском кооперативе через стенку с Булгаковым. У них был общий балкон, они там часто курили и трепались. Жены ходили друг к другу за спичками и солью. Были слышны разнообразные звуки у соседей. Потом стало слышно, как Булгаков болеет, потом услышался истошный крик женщины, потом помогал выносить гроб, поминки... А спустя тридцать лет бывший сосед прочел "Мастера и Маргариту" и в ужасе записал:

"Я жил с ним рядом, за стенкой, считал его неудачником, человеком неполучившимся и, встречаясь с ним на балконе, говорил о том, что кого-то из братьев-писателей обругали, а кто-то достиг похвал, и о том, что Союз писателей мог бы работать лучше, и о том, что кто-то в нашем доме женился, и о дворниках, и о погоде, и далее внушал ему, как надо писать. Как надо нынче писать! ... Ошеломленный, я понял, что там, за моей оклеенной палевым тоном стеной, он писал тогда без всякой надежды быть напечатанным, писал в пропасть, в ничто. Какой же верой в писательство, в бессмертие букв и чернил надо обладать, чтобы доверить все лучшее, что ты принес, линованному листу, который, возможно, так и останется единственным в мире.

И с этим-то человеком я говорил о свадьбах и о погоде!"

Мы в застенке, и за стенкой не только карусель суеты, не только страшные помирания от пуль и голода. За стенкой Бог, точнее, Христос, умирающий, но пишущий что-то, после чего только остается "иди и больше не греши". За стенкой свет, и этому Свету мы говорим, как Ему жить, как Ему писать, как побеждать зло и тэ пэ, и тэ дэ... Роман Булгакова истлел, превратился давно в вино, и это неплохо, потому что изначально это была все-таки скорее теплая абрикосовая газировка, но Бог-то жив, Бог-то продолжает выходить на общий с нами балкон, готов и солью поделиться, и спичками, и интернетом, только это ли нам от Него надо...

Любовь и война

Солдатская песня "Долог путь до Типерери" мне всегда нравилась словами: "Засунь все проблемы в сидор И улыбайся, улыбайся, улыбайся, Люцифер подсветит твою жизнь, Улыбочка это стильно, Какой смысл тревожиться, Это никогда никому не помогало".

Моя мама любила эту песню, благо на русском ее стал петь хосгор во время Второй мировой. Меня она зацепила мелодией, ее насваистывали два летчика в "Большой прогулке". Решил я посмотреть, что за песня - меня беспокоило, что Типерери в Ирландии, а в песне про Лондон. И что же? Полный пердомонокль! Потому что песня 1912 года, ни о какой войне там речи нет. Это песня ирландца, который приехал в Лондон из ирландской глуши, видит могучую столицу мира, где по золотым мостовым Пикадилли гуляют и орут песни повелители галактики, и решает вернуться в Типерери, где его ждет девушка. Это как сегодня украинец, живущий в Москве, решает вернуться в Днипр. Именно тех слов про "улыбайся" в первоначальном варианте нет напрочь. Там есть зато любовный призыв чисто ирландского духа, когда девушка пишет ирландцу в Лондон, что за нее посватался сосед, и если он не вернется, сам будет виноват, что она вышла за другого.

И вот так почти вся мировая культура. Поскребешь, а в основе - Маня и Ваня любят друг друга. А потом приходят всякие тиберии, пилаты и каиафы и переписывают слова в свою пользу.

 

16 июля 2024 года, вторник, Бат-Ям, 7:00 UTC.

Декалог эгоизма

Мой Бог — только мой.

Никто не смеет поминать моего персонального Бога, словно  Он не мой. Это такое же кощунство как пользоваться моей зубной щеткой.

Когда мы с Богом отдыхаем, чтобы никто не смел нас дергать.

Папа и мама, мое вам почтение, но с деньгами у меня сейчас туго.

Не дай себя убить.

Не дай жене себе изменить.

Не дай себя обокрасть.

Не дай на себя надуть.

Не завидуй ближнему. Нужно от него что-то: купи, возьми, позаимствуй, конфискуй, убей его, в конце концов, но не завидуй, от этого портится пищеварение.

Карусель жизни

Одно из популярнейших стихотворений Чеслава Милоша — о карусели у стен варшавского гетто, которая работала даже во время восстания в гетто и уничтожения восставших. Такое соседство кажется кощунственным, но только для людей, считающих мир справедливым. Для буржуазной, прямо скажем, психики. Работящий, добрый и умный катается на карусели, ленивый и злобный глупец исправляется на работах в местах, очень отдаленных. Карусель в Лондоне, Джек Потрошитель дробит камни в Австралии.

В реальности Джек Потрошитель наказан не был. Да он вообще мог быть британским аристократом! В Австралии каторжники были, но там еще и аборигенов травили, которые никаких преступлений не совершали. Уайльд же, не совершивший никакого преступления, "исправлялся" в местах не столь отдаленных.

Украинцы возмущаются, что в России течет нормальная жизнь, что война не очень изменила жизнь агрессора. Санкции лишь формально направлены на превращение России в помойку, которая не может воевать. Воевать может и помойка, более того, как раз помойка может завоевать хрустально-стальной город на горе. Санкции против Ирана точно не за то, что Иран воевал, Иран не воевал ни с кем, а посмел свергнуть диктатуру, которая была кое-кому удобна. Санкции призваны показать, что порок ведет к бедности. Ускорить процесс показывания.

Так вот, в Израиле, как и в России, никакой войны нет. Кое-где висят листовки с портретами заложников и призывом немедленно их вернуть. Но жизнь идет абсолютно так же, как всегда. Тихо и мирно. Скучная буржуазная жизнь. Никаких разрывов и выстрелов не слышно. Выстрелы вообще слышны на расстоянии в три километра, пушки — километров 15, бомбы — километров 30, а до Газы почти сотня километров от места, где я сейчас чай пью.

Но и с Газой, и с Украиной, всё равно или поздно утрясется, утихнет. И в Варшаве всё давно утихло. Зло оттеснено, и добропорядочный мир уже 87 год сооружает вал против нестабильности и непредсказуемости дикарства.

Одна незадача: и по ту сторону вала есть карусель. И по
эту. Жизнь есть всюду, дети есть всюду, их надо кормить, учить и развлекать, не дожидаясь исхода войн и геополитических споров. Бог всюду. Грех и добро всюду. Войны лишь спрессовывают и делают наглядным то, что в обычное, так называемое "мирное время", не бросается в глаза, а скулит в какой-нибудь дыре.

Всегда рядом с нашей веселой каруселью кого-то убивают — и убивают не враги, а друзья, убивают ради нас или ради себя, но убивают. Да что там "убивают" — еще и обкрадывают, а это иногда хуже смерти, нищета эта смерть, растянутая во времени, мучительная, ноющая.

Видите карусель — приглядитесь, далеко ли от карусели до стены. Христа распяли за городской стеной, так было положено. Насчет карусели за этой стеной археология пока молчит, но почему бы и нет? Стена огораживала карусель от неприятного зрелища или Распятого от возможности сбежать? Так Он и не собирался сбегать, и восставать не собирался, Он для того и пришел, чтобы быть распятым на нашей карусели, и так оно и крутится по сей день... Надо быть настоящим буржуа, чтобы в упор не видеть стены, и надо быть просто настоящим, чтобы ее заметить. Да что там "не видеть стены"! Человек склонен сидеть на карусели и считать, что он в гетто, в страшной смертельной опасности, потому что в голове у него идеал еще более карусельной карусели, во всю вселенную, безо всяких странных стен и угроз... Но, допустим, прозрели, протрезвились... А дальше что? Да по-разному, по-разному... Бесчеловечность одинакова как патроны одного калибра, человечность бесконечно разнообразна.

 

15 июля 2024 года, понедельник, Бат-Ям, 8:00 UTC.

Смерть-в-любви против смерти-в-бою

«При сем ученики Его вспомнили, что написано: ревность по доме Твоем снедает Меня» (Ин 2:17) 

Слово «снедает» оригинале — то есть, в псалме 68:10 — «ахаль», греческое «катафагета» у Иоанна очень точно его передает («фаг» — «пожирать», отсюда «антропофаги», «людоеды»).

Любопытно, что в Септуагинте совсем другое слово — «сгибает», то есть, давит, расплющивает. «Съедает» — слово, пробуждающее массу аллюзий на поедание. Например, в притче о сеятеле птицы именно «съедают» зерна, в Апокалипсисе (12:4) дракон готовится «съесть» Младенца. В этом отношении перевод Кузнецовой и Десницкого — «гложет» — не вполне удачен, чем просто «съесть».

Джереми Кэмери-Хоггарт в своей книге об иронии у евангелиста Марка сделал экскурс в рассказ Иоанна об изгнании торговцев из Храма и отметил, что тут «пожирает» может перекликаться с предощущением Голгофы. Ведь Иисус грустно шутит про то, что Его Тело — это Храм, который будет разрушен. Забота о Доме Божием земном, материальном, из камней, уничтожает Заботящегося, Который и есть подлинный, не метафорический Дом Божий. Я не уверен, что это можно считать иронией. Тогда уж иронична жизнь как таковая, любовь как таковая, потому что жизнь и любовь, в отличие от бытия и существования, всегда — для другого, всегда истощение себя, всегда немножко смерть, но только через такую смерть возможно бессмертие.

Настоящее бессмертие, реальное, а не то, которым подбадриват тех, кто идет убивать людей ради защиты своего дома, земного дома, в котором дети не плачут, обитатели наслаждаются безопасностью, отечество и родина лобызают друг друга и прочие сатанинские соблазны, которые есть смерть душевная.

 

14 июля 2024 года, воскресенье, Москва, 4:00 UTC. Бог потребления и Бог общения.

Три типа коммуникации

Человек как животное, как обезьяна существует без усилий. Потребляет и производит, подает и принимает сигналы, болеет и получает удовольствие.

Человеческое в человеке появляется благодаря коммуникации, общению.  Способность к коммуникации отличает человеческую речь от сигнальных систем у животных (включая человека). Способность к общению врожденная, но она требует активации и может быть не активирована. Активация происходит благодаря другим людям, как огонь зажигается от огня. 

(Бывают и болезни, которые мешают способности к общению включиться. Бывают драмы, когда эта способность развивается не полностью, да и вряд ли мы можем с уверенностью сказать, что такое "полностью реализованная способность к общению". Сейчас, однако, мы говорим если не об "идеальном", то о "здоровом" человеке.)

Cogito ergo sum есть описание самого базового общения: с самим собой. Человек не просто "думает", а замечает, что он думает, вступает в контакт с собой-думающим. Это не раздвоение личности, это зрелость личности. Я возникаю ("я" возникает), когда общаюсь с самим собой. Так огонь возникает при ударе камнем о камень. Эта коммуникация с собой создает рядом с животным эгоцентризмом человеческую любовь к себе.

Могу ли я не ответить себе? Да, и это делает человека свободным.

Тут отличие общения с собой от общения с материальным миром. Общение с предметами, с "внешней средой" не является в полном смысле слова общением, потому что окружающий мир не может не отвечать человеку. Если Солнце освещает камень, камень не может не нагреваться. Если человек исследует мир, мир не может не исследоваться. Правда, общение с материальным миром может превратиться в полноценную коммуникацию. Такое происходит, когда человек уподоблет мир самому себе, "антропоморфизирует" природу. Но тогда это и общение не столько с миром, сколько с самим собой.

Общение с другим человеком есть третье измерение общения.

Общее у всех разновидностей общения одно: непредсказуемость. Где начинается предсказуемость, заканчивается общение в строгом смысле слова. Происходит возвращение в сигнализацию.

 

12 июля 2024 года, пятница, Москва, 10:00 UTC. Главная молитва — запретная молитва.

 

8 июля 2024 года, понедельник, Москва, 7:00 UTC. Божьи поводыри.

7 июля 2024 года, воскресенье, Москва, 6:00 UTC.

Общество Христа распяло

Всеобщая декларация прав человека, принятая ООН 10 декабря 1948 года, в самом конце гласила:

«Каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности».

Всё! Эти слова лишили декларацию смысла. Они допускали «ограничения» во имя «общественного порядка».

ООН посылает людей с оружием и те убивают кого-то?

Во имя «общественного порядка».

Что ж удивительного, что декларацию подписали представители тоталитарных России («СССР») и Китая.

Начали за здравие: достоинство человека «внутреннее», закончили за упокой: «только в обществе».

В английском варианте контраст еще резче, потому что не просто «внутреннее», «inner», а «inherent», «присущее по сути». «Внутреннее» может быть и принесенное снаружи. Хирург скальпель забыл в больном, скальпель стал «внутренним» для больного. Сердце иначе «внутреннее».

Права и достоинство человека не общество вложило в человека. Свободное и полное развитие личности — причина появления и существования общества, не наоборот.

Английский текст, кстати, говорит не «общество» («society»), а «community». По-русски и понятия-то такого, пожалуй, нет. Община, сообщество, — это всё немножечко другое. «Коммуна» — корень тот же, но насколько же другое.

Вот греческий текст, с которого начинается евангелие от Матфея: «Библос генесиос вису». Русский («синодальный») перевод: «Родословие Иисуса».

Но «генесиос» — это «происхождение». Родословная это о роде, а происхождение это о личности. Разница как между обществом (которое может быть. Тоталитарным, и бывало, и есть такие нынче) и коммуной, которая тоталитарной не может быть по определению.

Один атеист иронизировал: зачем перечислять предков Иосифа, если в конце выясняется, что Иисус — Сын Божий, а не Иосифа?

Так это к любому человеку относится, любой человек «происходит», любой происхождение есть «исход» — уход от всей вереницы предков, от «общества», от «рода», от «поколения». «Ген» это именно «поколение».

История есть постоянное перетягивание каната между эгоизмами.

Человек хочет продолжиться в потомстве, мечтает о бессмертии в детях, которых воображает своими копиями, клонами. Нет потомства — я исчезну бесследно, ужас. И тот же человек не хочет быть копией своих предков, не хочет быть всего лишь «носителем генов», не хочет даже быть частью «поколения», «общества», «сообщества». Он хочет быть единственным, и он прав: он — единственный, поэтому у него есть достоинство и права. Все его предки — лишь предисловие. Он личность постольку, поскольку перестал «происходить», а совершил «исход» из прошлого, перестал быть послесловием, продолжением, вторым томом или двести двадцать вторым томом истории человечества. Спасся от того, чтобы быть копией, стал оригиналом.

Да, есть «среда» — семья, род, сообщество и т.п. Человек (включая Иисуса) не появляется готовеньким из ниоткуда. Но предоставлять этой «среде» право «ограничивать», до распятия включительно, это как предоставлять родителям право убивать ребенка, если они сочтут, что тот нарушает «общественный порядок» и не выполняет «обязанности» перед родом, поколением, страной, человечеством, ООН.

Нет никакого «общества», «коммьюнити», «рода», есть лишь люди, выступающие как представители этих слов. Иногда самозванцы, иногда имеют полномочия от кого-то еще, но никогда эти полномочия не от «обществе», а лишь от нескольких других людей. Легко делегировать кому-то право наказывать, охранять, карать, но  этот «кто-то» всё равно остается самозванцем и может использовать доверенную ему силу, чтобы уничтожить доверившихся, доверителей, доверчивых.

О себе каждый знает, что личность, что совершил «исход» от ребенка к взрослому, и надо совершить невозможное: признать и за другим, что он личность, не роясь в другом, а просто по умолчанию принимая, что если человек взрослый, совершеннолетний, то всё, личность. Не ребенок, не нелюдь.

История не есть история «человечества», в которой человек лишь часть, так что история отдельного человека вторичная, «микро-история», «биография». История одного-единственного человека и есть единственная полноценная реальная история. Поэтому нельзя угнетать и убивать, никого и никогда. Поэтому «организация» должна быть не «наций», а «личностей», даже если эти личности кому-то не нравятся и для кого-то реально опасны. Безопасные только бритвы бывают.

 

5 июля 2024 года, пятница, Москва, 19:00 UTC. Наступление Иуды.

4 июля 2024 года, четверг, Москва, 19:00 UTC. Матрешка Иисус.

 

 

2 июля 2024 года, вторник, Москва, 9:00 UTC.

 

Почему вопрос «смеялся ли Иисус» вызывает затруднения, а вопрос «иронизировал Иисус или нет» никаких затруднений не вызывает, понятно, что да, иронизировал?

Потому что есть физиологическая разница между юмором и насмешкой, улыбкой и хохотом. Это ровно та же разница, что между силой и насилием.

Тонкость в том, что ирония по форме относится к насмешке, а по содержанию — к юмору.

Как такое возможно?

Дело в том, что смех и насмешка глубоко эротичны, даже сексуальны. Не случайно единицей смешного является загадка о том, почему папа бьет маму и мама стонет. Насмешка так же относится к смеху как порнография к эротике, как насилие к силе. Ирония — не насмешка, насмешкой является сарказм. Ирония, по Аристотелю, благородна, приятна, бескорыстна, свободна. Сарказм всего этого лишен. (Кстати, всего этого лишена ирония у «пост-модернистов», у них в лучшем случае пост-ирония, хотя вообще-то они попросту лишены чувства юмора). Поэтому возможна самоирония, но невозможен самосарказм, как возможно разглядывание себя в зеркало (в том числе, в кривое), но невозможно приготовление из себя бифштекса.

Спросить, смеялся ли Иисус, всё равно спросить, бывала ли у Иисуса эрекция (понятно, что не могла не бывать), бывали ли у него эротические фантазии, в общем, спросить о том, о чем в патриархальном обществе говорить не принято. Мачо могут иронизировать над менструациями, но не над поллюциями. Ирония в том, что менструации запретить невозможно, а поллюции запретить пытались, объявляя их грехом, хотя в них столько же греховного, сколько в хлопаньи ресницами или ушами.

Между тем, это вопрос о полноценности Иисуса. Был ли он вполне человеком в украинском смысле слова – то есть, мужчиной, способным к сексуальной жизни. Если Он был импотент, то смеяться Он, конечно, мог, способен был и к сарказму, но иронизировать – вряд ли. Ирония есть скольжение по гребню волны, сарказм – монолог загорающего на пляже. В Евангелии есть несколько фраз, которые находятся на грани сарказма, но все-таки остаются ироничными, и Иисус остается полноценным мужчиной именно потому, что полноценность мужчины не в том, чтобы непременно «отслужить в армии» — то есть, убить по приказу, не в том, чтобы напиться или обзавестись семьей, а в том, чтобы не убивать, и не «обзаводиться семьей» (что есть преступление против любви), а просто любить и быть любимым. А семья или прочие формы любви, это уж как получится. Жизнь в форме любви, любовь в форме жизни, — богоподобие человека в том, что для него эти явления совпадают.

 

1 июля 2024 года, понедельник, Москва, 9:00 UTC.

Не согрешишь, не покаешься?!

Сергей Иванов в заметке «Не согрешишь — не покаешься»: о парадоксах спасения души на Руси и в Византии» (вошла в его книгу «Византийская культура и агиография», 2020, с. 131-137) попытался указать на средневековые тексты, заключающие в себе парадоксальное отношение ко греху как средству спасения.

Отправной точкой для него послужило известное изречение «не согрешишь, не покаешься», которая зафиксирована в России не ранее середины XIX века. Примечательно, что это изречение всегда озвучивается как цитата, то есть, говорящий никогда не исповедует этот принцип сам, а отсылает к представителям течения, которое ему глубоко чуждо (например, В.Верещагин приписывал молоканам, Н.Лесков старообрядцам).

Налицо некоторое недоразумение, даже целая вереница недоразумений.

Во-первых, ничего специфического «русского» в этом изречении нет.

В римо-католической традиции этой мысли соответствует парадокс «блаженной вины»: подвиг Христа настолько замечателен, что причина, по которой понадобился этот подвиг, уже заслуживает называться блаженной. Грехопадение — причина величайшего самопожертвования, следовательно, на грехопадение падает отсвет этого самопожертвования.

В греческой православной традиции этому точно соответствует фраза из молитвы св. Иоанна Лествичника, входящая в вечернее правило: «Аще бо праведника спасеши, ничтоже велие; и аще чистаго помилуеши, ничтоже дивно: достойни бо суть милости Твоея. Но на мне грешнем удиви милость Твою».

Во-вторых, первоисточником этой мысли являются слова Господа Иисуса Христа Сына Божьего:

«Если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари?» (Мф 5:46).

Из этой фразы, вырванной из контекста, следует, что любить хороших людей (а хорош человек, который любит меня), дело не вполне праведное, ведь так могут любить и грешники — мытари.

Контекст, однако, всё возвращает в норму: надо любить и хороших, и плохих людей:

«Благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных».

Налицо очередной пример бмора в Евангелии, причем юмора не в виде сарказма или иронии, а в виде остроумия (wit).

В схоластическом и святоотеческом вариантах юмора нет, но нет и призыва грешить, а вот в русском «не согрешишь, не покаешься», остроумие налицо. Делать из способности сохранять чувство юмора в религиозной сфере далеко идущие выводы вряд ли стоит.

В-третьих, все три текста, которые Иванов анализирует как имеющие отношение к идее полезности греха, на самом деле совершенно о другом.

Первая фрашка — потому что это именно frasque, превращенные Кохановским в эпиграммы на грани приличия — говорит о монахе, который, согрешив онанизмом, сразу стал каяться. На вопрос беса, не стыдно ли ему, монах ответил, что его келья есть наковальня, надо бить молотом сильнее, чтобы получить отдачу посильнее.

Анекдот тем гениальнее, что молот — яркий фаллический символ. Не так важно, по чему бьет молот — по греху или по грешнику — как важен образ «отдачи», «отскока». Чтобы выразить мысль монаха рационально, потребуется статья, которая сможет померяться длиною со статьей Иванова, а в виде образа — всё ясно.

Второй рассказец о разбойнике, который узнал, что «кто сможет совершить сто убийств, беспрепятственно снищет рай». Он собирается убить сотого человека, монаха, но из жалости решает выполнить его последнюю просьбу о стакане воды. В процессе набора воды, несчастный умирает. Бог объясняет спасенному, что «послушание, которое он явил по отношению к тебе, и то, как он отложил свой убийственный меч, торопясь унять твою палящую жажду, разжалобило Бога, и признание в убийствах было засчитано ему за исповедь». Бог велит похоронить бедолагу как «спасенного». Тут уж точно не апология греха, прямо наоборот, апология доброты, исполнение евангельской заповеди о жаждущих (Мк 9:41). Что до идеи о рае за сто убийств, то это отчасти всё тот же юмор, точнее, сарказм, а отчасти... В конце концов, дают же ордена солдатам, которые «нейтрализовали», «ликвидировали» и т.п.? Может, этот разбойник был как борцом с терроризмом, просто неверно идентицифировал монаха как духовного террориста (с чем согласятся многие атеисты).

Третий рассказ интереснее, он о священнике, который в ночь накануне пасхальной литургии добивался от жены интимной близости, та отказала, священник сбегал во двор и там изнасиловал осла (ослицу?). На следующий день Бог наказал не священника, а его жену. Иванов не заметил, что рассказ не содержит упоминания о какой-либо награде священнику, описано лишь наказание жене. Кроме того (и в главных), обычай воздерживаться от половых отношений накануне богослужения является именно благочестивым обычаем, а не заповедью. Более того, этот обычай есть возвращение к ветхозаветной традиции, возвращение предосудительное с точки зрения именно средневековой духовности. Так можно и до обрезания опуститься, а там и до самокастрации недалеко! Рассказ не утверждает, что обязательно накануне богослужения вступать в интимные отношения, но просто демистифицирует старинное суеверие. Есть и в этом рассказе оттенок смешного, потому что в роли ханжи выступает женщина, при том, что обычно в средневековой традиции считать именно женщину источником распутства, соблазнительницей мужчин.

Вообще говоря, юмор — это камень преткновения для любого текстолога. Чтобы опознать смешное, надо иметь чувство юмора. Но юмор — не чувство, а одна из разновидностей коммуникации, причем одна из самых сложных разновидностей. Процент людей с неразвившимся «чувством юмора» (будем все-таки использовать устоявшийся оборот, памятую о его небезусловности) всегда есть. Идет ли речь о феномене «Маугли» (человек вырос в среде с табу на смешное) или о каком-то шанкровидном кластере расстройства аутистического спектра — проблема отдельного иссследования, которое, будем надеяться, не окажется подвержено коррупции в лучшем, коррозиологическом смысле слова.

 

30 июня 2024 года, воскресенье, Москва, 6:00 UTC.

Евреи черные и евреи разноцветные

Эзопов язык… Сайт «Предание.ру» публикует статьи 70-летней давности, когда Сталин создал миротворческое движение и включил туда как физиков, так и архиереев. Фиктивное, конечно, казенное, лицемерное, с двойными стандартами. Никто этих текстов никогда не читал, да и писали их не те, кто указан авторами, а мелкие аппаратчики. Понятно, что это для самоуспокоения, и в этом главная функция эзопова языка: он для себя и своих. Оскопленная коммуникация или, точнее, онанистическая. Непродуктивная.

Сайт «Тора.ком» (thetorah.com, не путать с thetorah.org, который автоматически пересылает на chabad.org, и с менее черносотенным, но тоже кислым torah.org) - сайт академический, «либеральные» иудеи, как раввины, так и профессора, и раввины-профессора, профессора-раввины - так вот, сайт Тора.ком по случаю войны помещает один за другим этюды о том, что Библия не враждебна к палестинцам.

Например, профессор Ицхак Меламед (PHd - Yale, докторская - университет Тель-Авива, преподает в Хопкинсе, род. ок. 1990) опубликовал письма ребе Авраама Гершона из Китова. Гершон (ум. 1761) был женат на сестре основателя хасидизма Израэля Баал Шем Това уехал из Китова (теперь село Куты, Косовский район Ивано-Франковской области) в Палестину в 1747 году, поселился сперва в Хевроне, а в 1750-е перебрался в Иерусалим. В письме Шем Тову из Хеврона он с восторгом и изумлением описывает, как доброжелательны жители Хеврона к евреям, которые могут не бояться «язычников» и не запирают двери синагоги:

«Во время праздника, например, обрезание или другой случай, мусульманские старейшины приходят  и все радуются. И не только это, но местные язычники, даже самые почтенные, очень любят евреев, и когда мы празднуем, например, обрезание, их вожди приходят праздновать с евреями и танцуют с евреями, почти точно так же - не сравнивая - как евреи. … Недавно был праздник Симах Тора, и вечером я был избран «хатан Тора» («жених Торы», читающий заключительные ее строки - прим. И.М.), все [еврейские] мудрецы пришли праздновать со мной, и [мусульманские] старшины тоже пришли, и они плясали и пели совсем как евреи, и молились Богу на своем языке, арабском. И [евреи] носили зеленые и цветные одежды, и никто не возмущался!»

Фраза насчет разноцветных одежд очень красочно помогает понять, что в тогдашней Украине евреи вовсе не по своей воле носили черное. Вынужденно носили, и когда сегодня ханжи носят лишь черное, так это то, что когда было дискриминацией, стали воспринимать как повеление свыше.

 

28 июня 2024 года, пятница, Москва, 16:00 UTC. Победа на вырост.

 

Правде в зубы не смотрят

Qui bono, qui prodest, «кому выгодно». Сказано Кассианом Равиллой в 127 году до Р.Х., но явлением культурной — точнее, антикультурной — жизни стало лишь с XIX века. «Кому выгодно» по-разному звучало в обществе, где честь была выше прибыли, и в противоположном — то есть, в обществе буржуазном.

Принцип и сам по себе, в расследовании преступлений, не универсальный. На этом построен весь детективный жанр. С одной стороны, убийство может быть выгодно любому, с другой, очень часто убийство вообще не мотивировано, а его выгодность кажущаяся.

В буржуазной психологии этот принцип из не слишком универсального стал манифестом цинизма. Человек, посвятивший жизнь прибыли и хорошо знающий один язык — денежный — вообще по определению склонен к цинизму. Циник, разумеется, считает себя реалистом, но между реалистом и циником такая же разница как между апостолом Фомой, желающим вложить персты известно куда, и проктологом, который осуществляет вклады схожие, но все же совсем другие.

Прибыль важная штука, и было бы глупо вкладывать деньги во все проекты, не проверив, какие из них выгодны. Выгода для инвестора и есть прикладная форма правды, а выгодность есть истинность. Только мир не исчерпывается инвестициями, и буржуа, подобно проктологу, должен сознавать возможность профессиональных деформаций даже у себя, великого. Впрочем, мелкие буржуа даже больше великих капиталистов склонны к деформациям, поэтому они и остаются мелкими. Не видят мира в целом.

Лучший пример великих ошибок мелкого буржуа — Карл Маркс. Энгельс был буржуа покрупнее и ошибки делал, соответственно, поменьше. Маркс же сделал «кому выгодно» метафорой космоса, претендуя быть Ньютоном в экономике и, более того, в философии, антропологии и вообще во всем. Как если бы Ньютон претендовал объяснять отношения между людьми своими законами — мы же тела, так? Ну вот тела и взаимодействуют, а душа есть вымысел.

Если судить Маркса по принципам Маркса, то марксизм выгоден одному человеку — Марксу либо тому диктатору, в котором воплотится диктатура пролетариата. Первым таким воплощением был Ленин, а в наши дни уже мелкой пташечкой, но принцип один: диктатор выгоден тем, кому он диктует, как жить. Правда, понятия «жизнь», «выгода» при этом сведены к ньютоновым «телам», не более человекообразных, чем биллиардные шары.

Душа человеческая, конечно, сопротивляется такому безобразию, почему жертвы диктатур обычно циничнее даже диктаторов, хотя, казалось бы, куда уж больше. Вот здесь «кому выгодно» и становится универсальным способом описания и объяснения, прямым путем ведущим в помрачение мозгов и душ. Кому было выгодно предательство Иуды? Христу, конечно! Так родилась декадентская идея Леонида Андреева, вполне мелкобуржуазная (30 серебреников большие деньги только для мелкого предпринимателя, хватило бы в наши дни на месячную аренду табачного ларька). Кому выгодно творение мира? Никому, значит, Бога нет. Кому выгодна правда? Тому, кто использует правду, чтобы навредить, уязвить, победить.

На заре тренда это привело, например, к такому анализу хроник — включая Библию — когда каждую фразу анализировали с одним расчетом: это выгодно царю, жрецу, завоевателю, торговцу? «Блаженны плачущие»? Выгодно психотерапевтам, плачущии к ним прибегут. «Блаженны миротворцы»? Выгодно тем, кто развязывает войны — миротворцы сопротивляться не будут. «Блаженны изгнанные правды ради»? Выгодно тем, кто хочет эмигрировать в страну побогаче и подемократичнее.

Заря у тренда была, заката пока не предвидится. Даже непонятно, пройден ли апогей, но это и неважно, каждый сам должен его пройти и сказать себе, что правда есть правда есть правда. Кому она может быть выгодна, другой вопрос. Правда — дар, подарок, причем всегда очень неожиданный, и о правде можно сказать то же, что говорили о лошадях: «Дареной правде в зубы не смотрят». Ах, мне могли подкинуть лишь часть правды, чтобы я пал жертвой манипуляции? Лучше часть правды, чем никакой правды вообще, а понять, часть или целое — для этого есть то, что называется жизнью и включает в себя критическое мышление, когнитивные способности, ауторефлекцию, науку, общение и всё-всё-всё.

Да, правды всегда мало, но «мало» и «недостаточно» разные вещи. Главное, принципом «кому выгодно» нужно судить вовсе не правду, а ее отсутствие. Кому выгодны секретность, цензура, замалчивание, утаивание? Ответ известен: «Да тебе же и выгодно, простой ты наш человек! Ради твоей безопасности, ради стабильности твоего существования, а кто разглашает, тот смерти твоей хочет, уж поверь!» Уж не верю! И не должен верить, и должен не верить! Правде можно не глядеть в зубы, можно глядеть, но когда правды просто нетути, тут уж без выбора, как без глаз. Кому выгодно, чтобы я был слеп и нуждался в ком-то, кто будет мне сообщать, что правда? Очередному слепому духом, который пытается компенсировать свою слепоту, став поводырем для других. Вежливо поблагодарить и продолжать пасти правду на лугу Вселенной, а что правда может взбрыкнуть или даже укусить,ну и ладушки, лучше кусачая правда, чем облизывающая тебя ложь.

Что такое язык лжи? Когда о гибели одного человека от российского оружия в Украине сообщают «погиб один человек», а о гибели четырех человек от украинского оружия в России то же агентство пишет «российские власти утверждают, что погибло четыре человека». Когда о нападении Израиля на иранское консульство в Ливане пишут «самооборона», а об иранском ответе — «поставили мир на грань ядерной катастрофы». При том, что у Израиля атомное оружие есть, а у Ирана нет, но он пригрозил, что если Израиль начнет войну, то может и возобновить работу на ядерным оружием. Но атомная бомба у Израиля хорошо, атомная бомба у Ирана — даже сама возможность — плохо.

 

25 июня 2024 года, вторник, Москва, 4:00 UTC. Осторожно, спасение!

И с этой женщиной я живу!

— Залог здоровья — плотный завтрак! — провозглашаю я, облизываясь.

— И бесплотный ужин, — вздохнула любимая женщина.

 

24 июня 2024 года, понедельник, Москва, 11:00 UTC. Смерть Марфы и смерть Марии.

Между бездушностью и душевностью

Бездушность — Иов, душевность — жена Иова. Иов стал символом несчастья, но вообще-то жена Иова больше пострадала. Но мертвых не считают. Во время Первой мировой войны больше людей погибло от испанки, чем на фронте: 17 миллионов против 10. Когда российский тоталитаризм в 2022 году с театральным грохотом заставил Запад опустить железный занавес, появился анекдот: «Боже, как хорошо было при ковиде, а мы не понимали!» Между тем, при крайней заниженности статистики, в России и Украине от ковида погибло больше людей, чем от войны 2022 года.От ковида умерло больше людей, чем  от войны в Украине и в Палестине, но считаем, что сейчас хуже, чем при ковиде. Нам, живым, хуже. Хорошо мертвым, их не волнуют цены, которые выросли в два раза, им наплевать, что меня отожествляют с Путиным и знать не хотят, их не колышет, что одичание продолжается и скоро не останется понимающих разницу между инструкцией и инкрустацией, что деспотизм в любой момент может устроить окончательную зачистку интеллихентов... Мы-то их могилку в порядке содержим, им хорошо... А мы мучаемся! Нам новый день кажется мучением и наказанием, а он - день возможности, день творения, день шанса и радости.

Мы не мучаемся, мы страдаем самым глупым страданием: оплакиваем утраченные иллюзии. Надо завести кладбище для иллюзий, надежд, планов, отдельное кладбище для наполеоновских планов. Посещать его пару в год, а в остальное время - не страдать, а пахать, пахать и пахать, быть не с Паханом, а с Пахарем.

Американцы в кино готовы пасть порвать за гибель одного-единственного соотечественника в какой-нибудь задрипанной азиатской стране, но полтора миллиона погибших от ковида проглотили, не заметив. Умер Ефим, и черт с ним. Это даже и к Моцарту относится. Сколько музыки не написал, а с нас как с гуся вода. Да и дело не в том, написал или не написал, а в том, что умереть от чумы в 35 лет — это куда хуже всех бед, постигших Иова.

Иов был бездушным человеком, он оплакивает не жену и детей, а себя: потерю статуса, потерю здоровья, богатства. За что мне всё это! А им за что? Только за то, что они имели несчастья быть от тебя в опасной близости, ханжи эдакого.

Вот почему вопросс Иова «за что, за что, о Боже мой» вполне опереточный, и в оперетте Кальмана «Летучая мышь» спародирован с ехидством, достойным соотечественника разом и Моцарта, и Гитлера, и Швейка (какое отечество развалили, клянусь кайзером унд кёнигом). Только у Кальмана герой поет: «В тюрьме уютно и светло, в тюрьме покой и тишь, и даже если ходишь в ней, ты все равно сидишь» (обратим внимание на то, что герой в тюрьме, но поет о некоем «ты»), а в Библии Иов вроде бы прочно сидит и ходить не в силах, но душой прямо наоборот, бегает по стенам и потолку, равнодушный ко всем, кроме себя, любимого, но уж к себе крайне неравнодушный. Почему теодицея — «ах, я так страдаю, значит, Бога нет» — занятие довольно бездушное, не моцартианское, а иногда и прямо гитлерианское. Ах, я так страдаю, значит, евреи виноваты. Иову повезло не дожить до Гитлера, и читателям книги Иова повезло, потому что такие причитания в Освенциме звучали бы (и звучали) если не пошло, то глупо.

Бездушность каким-то квантовым скачком переходит в душевность, ту самую пресловутую душевность, которой гордились (а может и сейчас гордятся) холопья российского деспотизма.Мол, мы бедные, но душевные. У нас жвачки нет, зато мы Толстого читаем, и если нежданый гость придет, не будет котлетки считать, а навалим на стол всё, что есть. Щедрость нищих, однако, это та же скупость богачей, вывернутая наизнанку. Она эгоистична, и нищий волей, а чаще неволей рассчитывает на то, что за свою щедрость — последним же поделился! — ему отвалят ого-го сколько. Ну хоть полстолько, ты же американец, ты же богатый дядя! Дай жвачку, что ли! Нищета не облагораживает ничуть, сама по себе, почему и сказано «блаженны нищие духом». Нищие же без духа, которых абсолютное большинство, вполне хищники, и именно из них и развиваются в жестокой конкурентной борьбе бездушные богачи. Бездушные, но душевные. Богачи слушают Моцарта, богачи жертвуют на искусство, и вообще улучшают мир, и делают с поразительным соединением бездушности эгоистов и душевности псевдо-альтруистов.

Душевность и бездушность по-разному решают то, что принято называть проблемой зла, и что на самом деле есть проблема любви, нехватки любви, извращения любви. Бездушность есть самокастрация, бесполость. Вы слыхали, как поют мормоны? Огромный хор, абслютно бездушный. Как краснознаменный ансамбль песни и пляски Александрова. Изгнан всякий намек на подлинное чувство, на малейшую эрекцию. Стерильность, плавно перерастающая в гламур. Но легкий щелчок — и бездушный человек начинает петь душевно. Мы бездушные, зато мы душевные! Как русский танкист в 1996 году в Чечне: одним выстрелом разнес чеченский дом, а потом заботливо подобрал вышвырнутого взрывной волной котенка.

Бездушность кастрирует (прежде всего, надо отдать должное, себя), душевность выставляет свою наготу напоказ. Бездушность глуха, душевность нема. Бездушность выпузыривает тысячи слов, душевность мычит (и слава Богу, если бы она заговорила, стало бы противно). То-то древние евреи считали глухонемых одержимыми бесами, а Иисус их лечил. Но физическую глухоту и телесную немоту вылечить — как вернуть Иову семью, скот, статус. Он хрюкнет удовлетворенно и начнет жить дальше, укрепившись в своем самомнении. Жена, правда, новая, да и дети другие, но ему без разницы, он и тех не слушал, и этих слушать не будет, как не слушают, если не Андерсон, что говорят сковородки и лопаты. Но даже Бог не возьмется исцелять бездушную душевность и душевную бездушность. Это уж сам, голубчик, сам, и поторопись, жизнь коротка, самовлюбленность бесконечна... Начни с малого — да не с себя, глупышка! Замолчи, оглянись, прислушайся! Пощупай мир, погладь мироздание и зацени: оно как кошка, вдова кота Шредингера. Вселенная на ощупь пушистая и мягкая, а внутри мускулистая и решительная, и пищит ли, мяукает ли, но всегда делает это со всей силой и не бойся быть вселенной среди вселенных.

Дневниковое

Монахи за трапезой слушают патерики, а мы смотрим сериалы. Вчера — «Назначенный выжить», про американского президента-демократа. Хорошо снят, хоть какая-то психология, хотя всё очень банально. 2 серия 2 сезона. Вышла в октябре 2017 года, сценарист Кейт Эйснер. Украинские террористы захватывают самолет, летящий из Москвы в Нью-Йорк, где несколько десятков американцев (ну и русских), требуют от России отдать Украине Крым и уплатить ей 40 миллиардов за разорение. Россия начинает стягивать войска к украинской границы. Но презик (можно так? он свойский такой! интеллигент,случайно в президенты попал, без выборов) быстро выясняет, что эти террористы — провокаторы, им платит Кремль, чтобы создать казус белли и, главное, втянуть США в «региональный конфликт». США угрожают расширить санкции, Кремль пужается и отступает. Не убивайте сценаристку, поставьте себя на ее место...

Американцев, конечно, жалко, но человечество еще жальчее. К тому же американцы — ну, ан масс — уже получили награду свою. За базар надо отвечать. Назвался лидером — принимай на себя убытки. Но убытки списывают на других. Впрочем, другие не могут жаловаться, у них у всех своя — разная — выгода от ситуации. Иногда не всегда очевидная.

Я не люблю слова «ответственность», но коли уж до головы доходит... Ответственность за то, что Зеленский нацелен на реконкисту, за то, что Нетаньяху нацелен на зачистку Газы несут прежде всего Штаты. Они могут изображать из себя повара, который увещевает Ваську — Нетаньяху — но в случае с Зеленским они даже не увещевают, они подзуживают, и без их оружия, денег и подзуживания ситуация в обоих регионах давно бы поутихла. Какие там «региональные конфликты» — вы форпосты западной цивилизации, защищая вас, мы защищаем Техас... И это не случайно — Байден корчит из себя рабочего, прямо Сакко и Ванцетти, профсоюзник, но в смысле победить-убить, разбомбить напоказ вполне себе людоед, и детишки кабульские на его совести, на его... лично приказ отдавал... А кто сказал, что работяги — пацифисты? Если бы!

Путин, скорее всего, ожидал такой реакции от США, но не ожидал ожесточения европейцев. Не рассчитал. Критическую роль сыграла картинка из Бучи: европейского виду элитный поселок вызвал ужас: «Так это ж точь в точь как у нас, и такой кошмар!» В Эфиопии очередной ельцин — впрочем, по бэкграунду, скорее, навальный, кстати, истовый пятидесятник — по имени Абий угробил полмиллиона человек, но это чепуха, там же дикари без галстуков, а сам Абий очень даже в галстуке. Ему нобелевскую мира дали, как Киссинджеру, Горбачеву, Су Чжи, все как на подбор по шею в крови (впрочем, Горбачев — по пупок), но простительно. А тут — наших бьют.

Рассчитывал на такое Путин или не рассчитывал, не принципиально. В том же сериале презик заявляет тезис, что все нормальные люди не хотят войны, хотят стабильного надежного мира. Угу, угу... Жажда мира — главный источник войн. Ради мира во всем мире Ирак грохнули, Афганистан грохнули, Иран грохнули, Ливан с Сирией грохают. Потому что в словосочетании «стабильный мир» ключевой слово «стабильный».

Нормальный человек — падший человек. Он хочет не мира, он хочет власти, хотя бы в виде доминирования над женой или над мужем, над ребенком, над референтом и т.п. «Стабильность» — это когда я доминирую, я же хороший, нестабильность — когда доминирует другой. А кто не мыслит в категориях доминирования, тот анархист. Что абсолютно верно, и я анархист и коммунист — но как я христианин из тех христиан, которых мало кто из христиан сочтет христианином, так я анархист и коммунист из тех, кто не считает Кропоткина анархистом и Ленина не считает коммунистом, потому что они были за убийство, а настоящий христианин, анархист и коммунист чтит «не убий». А если не убий, то и не доминируй. Доминировать без угрозы убийства невозможно.

Так что, Америка плохая, Путин хороший? Имеет право нападать? Конечно, нет. Просто критиковать людоедство людоеда глупо, а критиковать людоедство нормального человека разумно, он может измениться. Да, Путин людоед. И Ельцин был люоед, и Горбачев, и Брежнев. И это не мешало Байдену дружить с Брежневым, а с Ельциным все дружили, и Путину все прощали, чтобы не воевать на два фронта. А теперь Ирак зачистили, можно и накатить. Путин глумливый, путинцы мерзотны. А что, при Брежневе культурнее разлагались? Или при Ленине? Да нет, ничуть. Поэтому весь поток разоблачений скучен, скучен...

 

 

19 июня 2024 года, среда, Москва, 4:00 UTC. Развод с Богом.

21 июня 2024 года, четверг, Москва, 19:00 UTC. Чистый Дух.

18 июня 2024 года, вторник, Москва, 13:00 UTC. И будь толерантен к нам...

17 июня 2024 года, понедельник, Москва, 6:00 UTC. Хочется в рабовладельцы? Марш в рабы!

 

Почему демократия не торжествует во всем мире

Идея, что Путин в 2022 году помешался на имперстве, есть идея прежде всего нравственно подлая. Подлость — в предательстве памяти о погибших 9 сентября 1999 года при взрыве дома в Москве, осуществленном по воле и Ельцина, и Путина. Подлость — в предательстве памяти о полумиллионе погибших чеченцев. А, международно признанные границы неприкосновенны... Что же тогда за Приднестровье не вступились и до сих пор не вступаются? Такой же эксклав, как Калининград, только международно непризнанный. И что? А ничего! Это — подлое предательство и международного права, и Молдавии.

Подлость проистекает из эгоизма. Чечня далеко от Варшавы, а Киев близко. Приднестровье — маленькая война, Украина — большая война. Так и пишут «полномасштабная война в Европе». А Чечня — Европа? Это нужно в справочнике глядеть, потому что полной уверенности нет. Горцы-с, азиаты-с, наверное-с... Сверился со справочником — ой, Европа!

Пространственная близость России и Европы мешает ясно мыслить. Рядом — и военная угроза. Как Китай для США и Индии.

А если бы Россия не была военной угрозой? Как она не была военной угрозой в 1990-е годы? Как она не была военной угрозой, а даже была союзником в войне в 1941-1945 годах? Тогда можно взрывать москвичей, можно истреблять чеченцев, можно гнобить свободу прессы, можно издевательски имитировать демократию?

Да, можно. Это и не только по России видно. Запад преспокойно, дружелюбно относится и к Саудовской Аравии, и к военной хунте Египта, и к диктатуре Сингапура. Хорошо относились к диктатуре шаха в Иране, к диктатуре Чанкайши, Саласара, Франко, Пиночета. Особенно смешно с Персией, где шах был диктатура, а аятоллы, как ни странно, демократия. О, скособоченная демократия, хромая, но уж точно демократичнее шаха — как и в Афганистане талибы демократичнее афганских самодержцев былых времен. Да, угнетают женщин, ну так это и в западных демократиях случалось.

Вопрос не о Путине. Не Путин, а Ельцин начал реставрацию деспотизма. Не Путин, а Ельцин подписывал мирные договора с Китаем, нагло ухмыляясь в лицо Америке. Не Путин, а Ельцин вступился за несчастный братков-сербов и ликовал от разворота Примакова.

Вопрос вообще в другом: почему деспотии не превращаются в демократии? Ведь при демократии лучше, не так ли?

Этот вопрос неверно поставлен. Должно быть два вопроса: почему демократии не хотят подданные автократов и почему демократии не хотят автократы?

Подданные не хотят демократии по разным причинам. Из наиболее актуальных: современная западная демократия своей идеологией с 1970-х годов избрала неолиберализм. На место лозунгу «при демократии всем хорошо» встал лозунг «при демократии хорошо лучшим». Результат налицо: разнообразные проекты неолибералов под подъему экономики в странах «третьего мира» потерпели крах. Выгоды получили лишь неолибералы.

Богатые стали богаче. Так это и при деспотизме-автократии-тоталитаризме бывает, и даже ох как бывает. Зачем горбатиться на дядю? Или хотя бы и на тетю? Это у богачей гендерное равенство на уме, все остальное у них уже есть, а простому человеку гендер по барабану, он слишком вымотан после работы.

В этом отношении настоящая героиня — одна из активисток «Солидарности», которая после 1990 года ни в какой сейм не попала, а осталась в Гданьске вагоновожатой. На вопросы журналистов отвечала: «Так я за свободу боролась». Кстати, «свобода» тут — не столько свобода, сколько независимость от России, вещи принципиально разные. Саудовская Аравия независима от Великобритании, но со свободой там есть вопросы.

Остается вопрос о том, почему Горбачев, Ельцин, Путин, Си, Ши, Ю и прочие не хотят демократии?

Совершенно замечательно этот вопрос переформулировали придворные Ельцина, указывая на то, что даже противники «реформ» хотят ездить в Куршавель.

Куршавель, Ницца и прочие третьесортные курортные места как приманка для диктаторов. Ничего не скажешь, сильная аргументация.

Не только большинство жителей деспотии не могут рассчитывать на резкое улучшение экономических обстоятельств своей жизни, но и сами деспоты.

Так что деспоты поступают вполне рационально, беря с Запада то, что им выгодно, а что невыгодно, то не берут. Ельцин охотно брал у Запада деньги, потому что правление его пришлось на экономический кризис. В обмен имитировал демократию. Запад ликовал, его чиновники по внешней политике писали победные отчеты: «Мы добились!...»

А потом «Путин сошел с ума». Просто деспотизм перестал нуждаться в помощи Запада.

Случай России несколько особый, потому что страна в течение полутысячелетия формировалась как сообщество, живущее войной. ВПК сверг Хрущева, ВПК сверг Горбачева. ВПК нуждался и нуждается в войне. Но это именно особый случай. Саудовская Аравия не агрессивна, тем не менее, она всё равно автократия, не испытывающая ни малейшего желания стать демократией.

Здесь и встает настоящий вопрос, относящийся уже к нормальным странам, а не к автократиям: насколько они нормальны? Они уже на сто процентов демократичные?

Ответ отрицательный. Война — это высшее проявление закрытости общества. Открытое общество Запада постоянно ведет войны — превентивные, но именно войны. Аутсорсинг милитаризма. Открытое общество Запада закрывается от закрытых обществ Несвободного мира. Из страха? Да, и страх этот рационален: несвободный мир может быть агрессивен. Только этот страх питается еще и изнутри: в демократическом обществе тоже таится агрессивность, хотя бы в виде стремления доминировать. Доминировать во имя общего блага, доминировать во имя надежности, доминировать во имя безопасности. Доминировать — то есть, выстраивать людей иерархически, нарушая принцип равенства. Людей — и страны. И тут уже проблема не в том, что свободные общества пытаются использовать диктаторов в своих интересах, но и в том, что зародыши несвободы, автократии, тоталитаризма — в свободном обществе. Мало свободы, должна быть и человечность, а это несколько иное измерение души. Свобода-для-себя не исключает бесчеловечности к другим. Свобода есть лишь одно из условий человечности, не ее источник. Более того, свобода даже не является необходимой, существенной чертой человечности, и несвободный человек может быть человечнее свободного. Дядя Том свободнее Рокфеллера.

Так что ж, Россия имеет право вести агрессивные войны, если и Запад не так идеален, как он себя рисует?

Конечно, нет. Чужой грех не оправдывает собственный. Но и стать жертвой агрессии не означает стать святым. Ленин, Муссолини, Гитлер — не результат умопомешательства, а побочные, нежелательные (хотя вполне предсказуемые) порождения пороков «нормального мира». Как феодальные войны — не результат сумасшествия отдельных феодалов, а порождения самой системы феодализма.

Путин как Нетаньяху, Россия как Израиль

Зеленский правильно сказал, что война в Газе смещает фокус внимания от Украины. Неправильно было говорить это в жалобном ключе.

Причин, по которым война в Палестине важнее, две.

Во-первых, в Газе больше гибнет гражданских людей. В Украине гибель одного человека в день уже подается как событие планетарного масштаба — в Газе гибнет десять, а то и сто, но планете наплевать.

Во-вторых и в главных, война в Газе обнаруживает двойной стандарт в оценке событий. Россию обвиняют в нарушении международного права, непризнании границ. Но Израиль точно так же нарушает международное право, он захватил земли, которые по решению ООН являются территорией государства Палестина. Кошмар 7 октября произошел не на территории государства Израиль, а на международно признанной территории государства Палестина. Зеленский сравнивает Россию с Газой, «российские террористы/арабские террористы», но на самом деле Россия — Израиль, Газа — Украина.

Двойной стандарт проявляется и в оценке преступлений властей Израиля и России. Международный суд должен судить Путина, но не должен судить Натаньяху. Двойной стандарт особенно мерзок, поскольку США принципиально не признают международного суда для себя, оставляя его для других.

Особенно наглядно моральная гнусность происходящего обнаруживается, когда житель Урюпинска переезжает в на территорию государства Палестина и начинает там произносить такие же кровожадные расистские речи, которые он произносил в Урюпинске, только теперь не против украинцев, а против палестинцев.

Россия должна вывести свои войска из Сирии, Украины, Молдавии, Грузии и т.п., а Израиль должен вывести свои войска из государства Палестина. Стандарт один. Утверждения, что арабы уничтожат Израиль, так же демагогичны, как крики про то, что НАТО уничтожит Россию.

Возможны ли мирные переговоры между Израилем и государством Палестина, между Россией и Украиной? Возможны и необходимы. И вновь проблема языка, коммуникации. «Мирный план из десяти пунктов» Зеленского — это не мирный план, а условия капитуляции для России. Это издевательство над здравым смыслом: Украина не так сильна, чтобы требовать капитуляции России. Украинская армия провалила контрнаступление, и после этого требовать капитуляции России — демагогия. Путин, разумеется, ответил симметрично, издевательским призывом к капитуляции Украины. Надо заметить, что Путин не потребовал того, чего требовал в 2022 году, всей Украины. Он умерил требования. Готов ли он удовлетвориться уже завоеванным в обмен на снятие санкций? Скорее всего, готов.

Ложь — единственный прием военной пропаганды. Мирный план Зеленского это не мирный план, а предложение безоговорочно капитулировать, отдать завоеванные земли, выплатить контрибуцию и, связав себе руки за спиной, идти в Гаагу под трибунал. Глупо, вздорно? Но ведь на всю планету озвучивают, имитируют «международное сообщество», какую-то юридически нулевую альтернативу ООН. Это издевательство? Да.

В ответ Путин издевательски предлагает Украине капитулировать, но его условия помягче и содержат в себе интересную деталь: требования не столь жесткие, как в начале вторжения.

Что должен был бы сделать Зеленской, будь он нормальный политик, а не жертва обстоятельств (и первое из обстоятельств — нищета Украины)? Сказать то, что он и сказал: выводить войска с земель, которые Россия еще не завоевала, мы не будем, и добавить то, что он не посмел сказать: но мы с завтрашнего дня прекращаем обстрелы России, предлагаем переговоры о перемирии. Вместо этого Украина в очередной раз заявляет, что с Россией вообще невозможно вести переговоры. Балаган. За который платят собственной жизнью прежде всего украинские солдаты.

Страх тюрьмы

Один мой друг сказал, что боится одного: всеобщей мобилизации.

Я не стал влагать персты в язву, но, на мой взгляд, бояться нужно одного: тюрьмы. За словами «всеобщая мобилизация» стоит одно: за отказ идти в армию будут сажать. Меня (ну вот откажусь я рыть окопы, откажусь — лопата это орудие археологии и садоводства, грех использовать ее не по назначению), меня посадят. Или всех моих друзей пересажают за отказ идти в армию.

Но бояться тюрьмы как-то не очень разумно. Не солидно. От сумы да от тюрьмы... Бояться всеобщей мобилизации — внушительнее...

При этом нет ни малейших оснований бояться всеобщей мобилизации, тем более, что этим военная пропаганда Украины запугивает жителей России уже более двух лет. как-то поистрепалось.

Бояться же тюрьмы надо. Тоталитаризм. Тут очень неприятную роль играет правозащитное движение, особенно во время войны, когда основная часть правозащитников эмигрировала и оказалась на службе у военной пропаганды Запада. Неприятность в том, что слова «тоталитаризм» не произносят. Говорят о сумасшествии Путина. Но это не сумасшествие нимало, это именно тоталитаризм. Закрытые процессы, случайность репрессий, алогичность репрессий, — все это было и при Ленине, и при Сталине, и далее до наших дней без остановок. Каждый раз ахать — глупо. Разумно произнести запретное слово «тоталитаризм» и изучать это печальное явление, внутри которого я родился и умру. А делать вид, что в 90-е или до 2014, или до 2022 было лучше, это предательство истины и здравого смысла.

 

15 июня 2024 года, суббота, Москва, 19:00 UTC.

 

Какой ужас: считать, что Бог есть совершенство и поэтому не страдает.

Вот уж атропоморфизм так антропоморфизм. Можно сказать, антропоморфинизм. Проекция на Бога своих представлений о совершенстве. Эгоистических, скотских представлений.

Бог есть соверенство и поэтому так страдает, как нам и не снилось. Голгофа не в счет, там человеческие страдания.

Страдание сострадание — высшее страдание. Страдание от невозможности помочь. Страдание того, кто знает, как суетна, причем напрасно суетна, необязательно суетна жизнь любимого.

 

13 июня 2024 года, четверг, Москва, 19:00 UTC. Реставрация Рая.

12 июня 2024 года, среда, Москва, 19:00 UTC. Бог на обочине.

11 июня 2024 года, вторник, Москва, 18:00 UTC. Космический роддом.

10 июня 2024 года, понедельник, Москва, 7:00 UTC. Окно развода.

9 июня 2024 года, воскресенье, Москва, 17:00 UTC. Cилу — на покой! Ум — в запас!

 

 

7 июня 2024 года, четверг, Москва, 7:00 UTC.

Коммуниканты всех стран, коммуницируйте!

Коммуникация — смысл жизни, отличающий жизнь человека от жизни любого другого существа. Человек настолько человек, насколько он коммуникант.

Коммуникация противостоит анти-коммуникации. Это противостояние полюсов, между которыми огромное разнообразие ложных коммуникаций, псевдо-коммуникаций, коммуникационных слабостей и подмен, как намеренных, так и невольных, от неопытности и от властолюбия. Условно можно сказать, что в каждом человеке постоянно присутствует не только коммуникант, но и псевдо-коммуникант и анти-коммуникант.

 

Шоппинг-коммуникация

В наши дни, как и во все предыдущие эпохи, основное общение — это украшение себя и своих вещей. Человек не просто причесывается, он делает из прически средство что-то обозначить, сообщить. Не просто одевается и обувается, чтобы защититься от холода и камней, и делает одежду особого цвета, ботинки особого фасона. Только в особых обстоятельствах люди одеваются одинаково (форма у полицейских, врачей, солдат), а нормально стараться внести какие-то отличительные черты в свой внешний вид.

То же относится к вещам. Не просто дом, а «красивый», «уютный» дом, дом, отличающихся от других. Если это койка в казарме, даже тогда человек по возможности каким-то знаком отметит, что она его. Если человек миллиардер, он купить остров, построит там виллу, заведет самолет и корабль, и постоянно будет стараться, чтобы они отличались от других. За это платят огромные деньги, больше, чем тратят на еду.

Кому адресованы прическа, цвет фасон одежды, духи или одеколон, картинка на стене квартиры?

Прежде всего, себе. Даже в одиночестве, человек общается с собой, и «комфорт» для него это такая система знаков и общения, когда уютно и наедине с самим собой.

Экономика мира это не только про то, как не умереть с голоду. Это о коммуникации через еду и одежду, через туризм и искусство.

Эгоцентризм и коммуникация

Коммуникация с самим собой это явление абсолютно нормальное. Нормально использование для этого материальных знаков, влияющих на свои чувства (позы, жесты, запахи, татуировки, прическа, уникальные одежда и обувь, обстановка в доме, сам дом, автомобиль, вилла, яхта, личный самолет).

Не вполне нормально, когда общение с собой ведется только через эти знаки. Нормально, когда человек 15 лет каждый месяц меняет цвет волос, татуировки, пирсинг, мерч. Если он поступает так на протяжении всей жизни до ста лет, это тоже нормально, но если это ты, то спрашиваешь себя: а без этого никак? От внешних знаков к внутреннему диалогу не пора ли?

Впрочем, куда опаснее коммуникация с самим собой, когда она эгоцентрична. Эго — святое дело, эгоцентризм — источник всякого зла. Эгоцентризм редко встречается как откровенный и абсолютный эгоизм, считающий других людей ничтожествами, не людьми. Чаще эгоцентризм скрывается в коллективизме: групповом эгоизме. Ради блага моей семьи (моего племени, нации, государства, учреждения, города, института) можно и нужно, если понадобится, угнетать и даже уничтожить других людей, и только «мы» вправе решать, когда наступает такая необходимость. Это наша жизнь, наша безопасность, наше счастье. Такое «наше» всегда избирательно и является лишь суммой отдельных «моё».

Тут и начинаются неприятности до войн включительно.

 

Предыдущие тексты

 

Я выпустил книгу "Евангелия": 500 страниц, мои переводы Евангелия от Марка и евангелия Фомы, а также четыре синодальных перевода евангелий, но с уникальным оформлением: без нумерации фраз и глав, как обычный художественный текст, читается намного легче, ближе. Не скажу, что заменяет благодать, но ослабляет барьер "уважительности" - "Многоуважаемый Шкаф". 800 рублей, с пересылкой по России около 1050. Продажа по себестоимости (печать и работа верстальщика), которая высока из-за небольшого (100) тиража. Пишите yakovkrotov@yandex.ru

На вопрос, переводил ли я евангелия с греческого — да, конечно. Тонкость, правда, в том, что евангелие Фомы сохранилось отчасти на греческом, отчасти на коптском, и там вообще все сложно с текстом, но я прямо скажу: я популяризатор и основывался на трудах специалистов, не сам изобретал. И не скрываю своей вторичности, когда некоторые скрывают, и даже ее подчеркиваю — моя «вторичность» страхует меня от ошибок. Как переводчик я силен не знанием греческого, а знанием русского. Это лишь кажется, что все русские знают русский... Издание «Евангелие» — второй тираж, первые сто экземпляров были в черной обложке. Там исправлений не очень много, а главное — совершенно другая верстка, я сам освоил и сделал, на мой взгляд, отлично. И печать намного лучше — в Чехове.

 

 

 

Меня можно поддержать: сбер 903-6775359.

 

Я на ютьюбе стараюсь выходить в эфир ежедневно кроме вечера накануне субботы, в 20 часов: https://www.youtube.com/iakovkrotov. Комментарии отключены, но на вежливые письма (yakovkrotov@yandex.ru) всегда отвечаю письмом и/или на ютьюбе.

Я священник Православной Церкви Украины. Литургия у меня дома каждое воскресенье в 10 часов: Москва, Пресненский вал, д. 8, кор. 3, кв. 283, домофон по квартире, 8-903-677-53-59. Ближайшая литургия 21 июля в 10 часов.

Пишу я с 1976 года, сайт создан в 1997 году, тут более 6 тысяч страниц моих текстов, пополняю почти каждый день. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические этюды, публицистика), более 2 миллионов слов, из которой можно извлечь несколько десятков «обычных» книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

 

Мне можно перевести за рубежом деньги на пейпел: yakov.krotov.donations@gmail.com. Бывают оказии, могут передать, к тому же деньги нужны и на оплату хостинга сайта, который по ту сторону бугра.

Моя почта: yakovkrotov@yandex.ru

*  *  *

 

Фотографии тут, если иного не указано, сделаны мной. Стараюсь каждый день фотографировать (телефоном).

Для поиска по сайту можно также в google в поисковой строке набрать http://krotov.info, а затем нужное слово.