Книга Якова Кротова. Рабство России.

Деформация культуры в несвободе: кремлёвская империя, 1918-1991

Уровень культуры в Кремлёвской империи 1917-1991 годов был очень низкий. Культура это ведь не умение читать и считать. Быть физиком-ядерщиком само по себе не означает быть культурным, как быть канатоходцем не означает исполнять библейской заповеди ходить по прямому пути Божию.

Особенно давилась культурность в гуманитарных науках. Она разрешалась лишь в той мере, в которой это было необходимо для ВПК. Отсюда и поощрение лингвистики в 1960-е годы — военные поверили, что лингвисты смогут оболванивать людей и животных так, чтобы те превращались в идеальные военные машины. Известна карикатура Сола Стейнберга на кругозор нью-йоркца: родной город большой, а дальше и огромные страны с напёрсток. Так и Кремль поощрял гуманитарные науки строго пропорционально военным планам. На изучение западных стран выделялось побольше, на Восток поменьш. Но странное для постороннего усиленное изучение Сирии было результатов (отдалённым) планов Сталина по прорыву на юг. Немножечко и историкам с филологами доставалось, отсюда неожиданные подчас публикаци, посвящённые какой-нибудь эфиопской средневековой монахини. Военные-то не каждую строку проверяли. Они масштабно мыслят, этим учёные и спасаются подчас.

Особенностью гуманитарных наук в кремлёвской России была и остаётся адресация не к жителям страны, а к руководителям. Журналисты, учёные, писатели, искусствоведы, художники, актёры — придворные шуты, развлекающие номенклатуру и аппаратчиков прыжками на канате. Они могут сбежать из цирка, могут взбунтоваться, но очень часто шея остаётся вывороченной и они даже в бунте обращаются не к равным себе, а к начальникам.

Возможно, тут одна из причин озлобленного антизападничества у «деятелей культуры». Зелен виноград. Единственный способ как-то поучаствовать в культурной жизни Запада для них — найти себе покровителя среди начальства. Хотя бы Папу Римского. Номенклатуры и на Западе много. Но тон в культуре задаёт не номенклатура, не Средние же века, а «средний класс». Есть свобода. Но. интегрироваться в эту свободу человеку кремлёвскому намного труднее, чем преуспеть в бизнесе.

При этом отдельные «деятели культуры» российской выпечки могут быть намного образованнее западных. Это результат той же дрессуры, которая очень ярко проявляется в спорте, где деспотические режимы так натаскивают гимнасток, как никогда не решатся сделать в свободной стране — ведь калечат же человека. Зато он может выдавать недоступные нормальному человеку трюки. Таких дрессированных виртуозов несвободные страны производят, если начальство прикажет. Цирковая цивилизация. Правда, несвобода даёт себя знать: большинство достижений и чемпионов — имитации, краткоживущие мыльные пузыри, из которых складывается не культура, а имитация культуры, радужная и пустая.

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем

Брюгге, 1542