Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Метафизические основы реакции начала XXI века

Почему американский опыт мне интереснее российского? В России всё смазывается влиянием тоталитаризма. Кажется, что власть промыла людям мозги, вот они и озверели. Но вот Алексей Буров — в США, в лаборатории Ферми, никто ему мозги не промывает. Другой крупный физик со схожими  («правыми») взглядами — Алексей Цвелик.

Это не какие-то безграмотные тётки из парткома «Правды», которые смотали в Америку блаженно проводить пенсию и любить Путина издалека.

 И что же? Эти крупные учёные, выдающиеся физики, у которых я недостоин завязывать шнурки на ботинках, исповедуют те самые принципы, которые порождают тоталитаризм — трампизм, путинизм и т.п.

Эти принципы получили название «реакционных», потому что наиболее ярко их стали формулировать, реагируя на Французскую революцию. Парткомовская баба — условная  Терешкова, Матвиенко, Захарова — всего лишь вульгарно твердит то, что изысканно сказал посланник короля Сардинии при царском дворе Жозеф де Местр.

Суть же этих принципов такова: человек по природе подлое существо, его нужно просвещать, а кто не просвещён — обуздывать. Вольтер — просвещенный человек, Вольтера обуздывать не надо, а лакей Вольтера непросвещенный человек, пусть ходит на мессу. Религия да будет ему уздой, чтобы, как говорил Вольтер, быть уверенным, что лакей его ночью не прирежет.

Лакей хочет прирезать господина, потому что господин поднялся из бездны невежества и нищеты к сияющим высотам знания и богатства, лакей завидует, но, будучи ленивой скотиной, сам подниматься к вершинам не желает, а хочет лишь всё отобрать и поделить. Или просто сжечь.

Поскольку Вольтер в Бога не верует, он, конечно, предпочтёт не говорить «Бог», а говорить «Верховное существо», «Сверхразум». Не «Творец», а «Творческое начало».

Но тут опасность: ведь и французские революционеры почитали «Верховный разум». А головы номенклатуре старого призыва рубили.

Поэтому реакционное мышление постоянное будет скатываться от «метафизики» к религии, причём к религии самого худшего сорта — религии Великого Инквизитора, религии принудительной. Буров и Цвелик не скатываются, балансируют на гребне волны, но надо сознавать существование волны и отстаивать свободу совести на ранних рубежах. В школах не место ни религии, ни метафизике, разве что в курсах истории. Своих детей — пожалуйста, дома, попробуйте просвещать насчёт сверхразума. Так ведь не получается, вот и хотят, чтобы в школе этим занимались.

Специфика американского контекста — в платности высшего образования. Какое уж тут просвещение! Тут просто надо давить чернокожих (включая Ноама Чомски и прочих «леваков»), держать их в строгости, а то сожгли половину Чикаго (для Бурова это важно, для других правых важно, что палестинцы и вообще арабы — лодыри, разрушители, паразиты на шее трудового народа, который в поте лица строит поля для гольфа и казино). Тут канселингом не отделаться, тут так загонят в загон, что мало не покажется. Загон существовал четверть тысячелетия, ещё живы люди, которым было запрещено ездить в автобусе для белых.

Именно платность высшего образования объясняет, почему требуют религии («метафизики») именно в школе. В университете студент скажет, что платит деньги не за разговоры о Сверхразуме, а в школе ученик ничего сказать не может.

Такие теисты — опаснее для Церкви, чем атеисты. Атеист — либо нейтрален, либо враг. А тут вроде бы союзник, но если поддаться искушению и вступить в союз, будет очень плохо для Церкви — ведь и Путин, и Трамп, сколько бы они не тёрлись о церкви, глубоко ей чужды.

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем