Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Из истории любви: Иисус и Павел на фоне Плутарха

Апостол Павел кажется сегодня до неприличия патриархальным в вопросах любви. «Жена да убоится мужа своего» (Еф 5:33). В синагоге пусть молчит, а придя домой, спросит у мужа, что ей непонятно (1 Кор 14:35). «Не муж создан для жены, но жена для мужа» (1Кор 11:9). И грехопадение – не Адам, а Ева начала (1 Тим 2:14).

Да, патриархальщина. Плюс, кажется, некоторые заморочки, характерные для некоторых холостяков.

Только разумно посмотреть на контекст.

Вот Плутарх пишет наставление новобрачным, одна из которых его воспитанница. Наставление умеренной длины в 4 тысячи слов, вполне как и многие послания Павла.

Плутарх годился апостолу Павлу в сыновья, писал на закате дней, на рубеже I и II веков. Жил он в самой что ни на есть греческой Греции, был жрецом в Дельфах.

Плутарх в разы более патриархальный мачо, нежели Павел. И это мачизм не личный, а принципиальный.

Начать нужно с наиболее скандального указания Плутарха:

«Если обыкновенный муж, к тому же сластолюбивый и распущенный, иной раз и согрешит со служанкой или гетерой, жена пусть не бранится и не возмущается, считая, что именно из уважения к ней участницей непристойной, разнузданной пьянки он делает другую».

Заметим, что тут Плутарх совпадает с передовыми идеями современных сексологов и психотерапевтов – разумеется, неверующих. С той разницей, что они считают, что жена и муж равны в возможности сблудить на стороне.

Впрочем, современность отличается одним: хорошие противозачаточные средства. Плутарх совершенно не возражает против проституток, он категорически против внебрачных детей, хоть у мужа, хоть у жены: «Не осквернять себя нечестивыми и беззаконными внебрачными связями, не сеять там, где не желают иметь плода, чтобы не пришлось его стыдиться и прятать».

Подразумевается, что проститутка профессионально решает проблему зачатия, а жене это сложнее.

О любви у Плутарха – пара фраз. Совершенно непонятно, считает ли он любовь тем, с чего начинается брак. Кажется, всё-таки нет, для него любовь – это «стерпится, слюбится». Брак начинается с неловкой и мерзкой первой брачной ночи, где ни о какой любви речи нет:

«В Беотии новобрачную целиком закутывают, а голову украшают венком из спаржи: ведь это растение с весьма жесткими колючками приносит нежнейшие на вкус плоды, так и молодая жена того, кто не сбежит от нее, отчаявшись от поначалу строптивого, несносного ее нрава, вознаградит потом кротостью и послушанием в супружеской жизни».

Важно: сбежать может муж. Жене бежать некуда.

Если любовь и наметится, то надо понимать, что она дело переменчивое: «Любовь ярко воспламеняется цветущей молодостью и телесной привлекательностью, но скоро угаснет, если ее не будут питать душевные достоинства и добрый нрав юных супругов».

Дальше всё, как у Павла. Муж – это голова! «Всякое дело у разумных супругов решается с обоюдного согласия, но так, чтобы главенство мужа было очевидным и последнее слово оставалось за ним».

Муж должен держать жену в строгости, но желательно знать меру:

«Справедливый же муж повелевает женою не как хозяин собственностью, но как душа телом; считаясь с ее чувствами, и неизменно благожелательно. О теле можно по-настоящему заботиться, не потворствуя, однако, его вожделениям и прихотям; и женою можно управлять так, чтобы это ей доставляло радость и удовольствие».

Радость… Плутарх упоминает мужей, «которые не любят, чтобы жены с ними ели за одним столом, приучают их утолять голод в одиночку». Он такое не осуждает, но считает, что это перебор.

Тем не менее, в целом поведение жены вполне талибанское:

«Целомудренная же супруга … должна показываться на людях не иначе как с мужем, а когда он в отъезде, оставаться невидимой, сидя дома».

«Порядочная женщина не только руку свою, но даже разговоры не должна выставлять напоказ, и подавать голос при посторонних должно быть ей так же стыдно, как раздеваться при них».

«Разговаривать жена должна только с мужем, а с другими людьми — через мужа, и пусть этим не огорчается, ибо, подобно флейтисту, она издает звуки хоть и не своими устами, зато более внушительные».

Впрочем, Плутарх советует мужа знать меру: «Следовало бы, как и с конем, поберечь ее честь и достоинство, прибегая всего лишь к узде». Разрешай жене смеяться в своём присутствии! Не ругай её публично!

«Заводить собственных друзей жена не должна; хватит с нее и друзей мужа».

Из этого Плутарх делает неожиданный вывод: жена должна почитать тех же богов, что муж, ведь боги – главные друзья человека:

«Но самые главные и самые могущественные из них — это боги, а потому только тех богов супруге подобает чтить и признавать, коим поклоняется муж, для бесполезных же обрядов и чужеземных суеверий держать двери дома запертыми. Ни одному из богов не могут быть приятны обряды, если жена совершает их тайком и украдкой».

Вот тут начинаешь ценить апостола Павла с его идеей, что неверующий муж «освящается» верой жены и наоборот. Впрочем, в истории Церкви это часто перетолковывали так, что речь идёт о случаях, когда один из супругов уверовал, уже будучи в браке. А вступать в брак надо только с тем, кто твоей веры.

И о сексе. Общий принцип простой: секс дело стрёмное.  «Нельзя в одной и той же иметь и супругу и гетеру». Почему? Плутарх не объясняет, но явно, что он боится того, что жена использует секс, чтобы освободиться от власти мужа и властвовать им. Так что инициативе в сексе должна исходить только от мужа. Нельзя «напрашиваться»:

«Молоденькую девушку-спартанку однажды кто-то спросил, приходилось ли ей спать с мужчиной. «О нет! — отвечала она. — Это ему со мной приходилось». Именно так, я считаю, должна себя вести замужняя женщина: не уклоняться, не выражать недовольства, когда муж затевает нечто подобное, ибо это говорит о высокомерии и холодности, но и самой не напрашиваться, ибо так поступают только бесстыжие распутницы».

Мужчина, однако, должен знать меру и не требовать от жены того, за что платят проституткам: «Муж пусть ведет себя по отношению к жене не менее скромно, понимая, что спальня для нее может стать школою как добродетели, так и распущенности». Так что с оральным сексом придётся подождать.

Единственное, где Плутарх отступает от традиционных взглядов, это, видимо, совет мужу просвещать жену. Интеллектуал взял своё! «Учась геометрии, жена постыдится плясать». Кроме геометрии, он советует учить жену астрономии. Тогда, «если кто и пообещает похитить с неба луну, она лишь посмеется невежеству и глупости женщин, которые этому верят».

Впрочем, Плутарх не считает, что женщина прямо-таки станет интеллигенткой. Он пишет не для жены, для мужа: «Для супруги же отовсюду собирай, словно пчела, все хорошее и, принося домой, делись с нею и беседуй, знакомя со всем лучшим, что доведется тебе читать или слышать».

Иисус говорил, что муж и жена «одна плоть». Одно существо, как минимум.

Плутарх этого не отрицает. Он даже из этого делает довольно паскудный вывод:

«Сама природа, телесно соединяя нас, берет долю от каждого и смешивает воедино, так что порождаемое на свет получается общим для обоих, и никто не в состоянии отделить и различить в нем собственные черты от черт другого. Именно такая общность имущества украшает и супругов, все сливших и переплавивших в одно общее достояние, чтобы не различать свое и чужое, а, наоборот, своим считать все, чужим — ничего. Подобно тому как разбавленное вино мы называем вином, хотя вода в нем составляет большую часть, так и дом со всем, что в нем есть, следует считать собственностью мужа, даже если большую часть принесла в приданое жена».

Хорошо хоть, что Плутарх уже не видит ничего хорошего в браке только ради продолжения рода:

«Супружеский союз,  если он основан на взаимной любви, образует единое, сросшееся целое; если он заключен ради приданого или продолжения рода, то состоит из сопряженных частей; если же только затем, чтобы вместе спать, то состоит из частей обособленных, и такой брак правильнее считать не совместной жизнью, а проживанием под одной крышей».

Брак как единство любви, брак как единство боевого флота и брак как единство борделя. Лучше первое, только вот несовместимости любви с доминированием и талибством Плутарх не чувствует. Впрочем, и в наши дни тоже с этим проблемы: то есть, от талибства-то многие освободились, слава Богу, но до любви как-то не то чтобы не доплыли, а даже предпочли вообще вычеркнуть её из возможных опций.

См.: Плутарх - Его текст - История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем

Яков Кротов сфотографировал на Елагине острове