Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Украинская гебуха – всё равно гебуха! История Аркадия Бабченко

Поспешность уместна только при ловле блох, — говорила моя тётя Гита Гольдберг, во время войны возглавлявшая взвод разведки. Но при ловле блох поспешность необходима абсолютно! Если я заявляю, что пишу докторскую диссертацию и через неделю её предъявляю готовую, я очевидный мошенник. Напротив, если я заявляю, что провёл спецоперацию для поимки преступника, я должен предъявить преступника немедленно.

Украинские чекисты, как и российские — и в отличие от нормальных спецслужб — действуют провинциально. То есть, нагло, ориентируясь на начальство. Они уверены, что никакого «общества», которое могло бы их уволить, нет, поэтому можно врать напропалую, даже и лучше врать как можно отчаяннее.

Разумеется, при этом они не делают ту работу, которую должны делать. Не раскрыто убийство Гонгадзе — еще бы, ведь того убили они по приказу своего прямого начальства. Самого себя найти затруднительно. Не найден никто из убийц Небесной Сотни. Не наказан ни один из пособников России, предавших Украину во время вторжения. Впрочем, сами чекисты и предавали, вполне безнаказанно же.

Именно промедление — характерная черта антиправосудия. Дело Савченко — начавшееся с предъявления не подлинных видеозаписей, а монтажа. Прошло полгода — суда нет, хотя уж при таких-то доказательствах, казалось бы, в чём проблема. Дело Саакашвили — якобы агента Путина, якобы ездившего в Донецк. Всеобщий хохот, но украинским чекистам наплевать на это — как и путинские молодцы плевать хотел на всех, кроме начальника. Теперь эту коллекцию пополнит дело Бабченко. Что, у чекистов кончился «Новичок»? Кончились профессионалы?

Что может предъявить следствие? Двух украинцев. Видеозаписи того, как их вербуют? Нет, не предъявят. У них как у Вышинского — признание царица доказательств. Страшные истории про то, как Кремль призывает создавать в Украине схроны оружия. Страшные и бредовые. Кернес — вот лучшее оружие Кремля в Украине.

Украинские чекисты тупы как их российские коллеги и просто тупо повторяют враньё по лекалам из одних и тех же учебников. Схроны оружия — это из реалий 70-летней давности. Какие схроны оружия помогли России завоевать Донецк?! Бред, бред и бред. Даже если Бабченко действительно хотели убить по приказу Кремля — доказательств, очевидно, никаких нет и не будет. Кроме честного слова украинских гебешников.

И еще вопросы источниковеда.

(1) Где видео или аудио оплаты арестованным «Г» совершенного «убийства»? Нет этого видео и аудио! То есть, нет того, ради чего всё организовывалось. Нет видео — нет веры.

(2) Имела место провокация. СБУ могли просто арестовать киллера и заказчика. Ведь Савченко арестовали, не дожидаясь, пока она взорвет всю Украину. Киллер, заявил Луценко, сотрудничал с СБУ ещё до покушения, то есть, человек изображал киллера, убеждал заказчика, что убьёт, когда уже заведомо не собирался убивать. Согласен с «Журналистами без границ» (Кристоф Делуа): «Журналисты Без Границ выражают глубочайшее возмущение в связи с манипуляциями, которые организовали украинские спецслужбы. Это новый шаг в информационной войне. Невероятно опасно, когда правительства манипулируют фактами, особенно, если они для создания фальшивых историй используют журналистов».

(3) Почему вдруг Бабченко решили убить сейчас. Он жил в Москве — не убивали, а тут вдруг — решили. Что он сделал со времени эмиграции, что сделало его настолько более опасным? На мой взгляд, эмиграция — как кастрация, во всяком случае, в политическом отношении. Спасая жизнь, человек лишается довольно много.

(4) В качестве доказательства Бабченко на пресс-конференции сказал, что наниматель для опознания его дал фотографию из его внутреннего российского паспорта, выданного в 25 лет. Этот паспорт-де никто, кроме КГБ, видеть не мог. Простите, фотографий Бабченко актуальных в интернете — десятки, а внутренний паспорт российского обитателя копируется десятки раз в самых разных учреждениях.

(5) Вишенка на торте — взволнованное выступления прокурора Луценко, образца честности, о том, что весь мир теперь понял, что все зло исходит от Москвы. Весь мир теперь будет пропускать любой текст с тэгом «Украина».

(6) Ищу цитату: когда Бабченко выступал не «противпутина», а в защиту демократии и свободы? Когда он отказался от идеи, что за свободу надо идти на баррикады «убивать»?

(7) Я всех призываю эмигрировать. Жить в России опасно для здоровья. Но! Эмигрировал — не строй из себя героя. Новодворская не эмигрировала. Ковалев, Якунин, Подрабинек не эмигрировали. Бердяев, Врангель, Львов не строили из себя героев. Бабченко — строит.

* * *

Бабченко, 11 января 2018 года, интервью:

«Я когда слышу рассуждения российских оппозиционеров, российских либералов о том, как нам обустроить Россию, сделать Россию будущего, «свободная прекрасная Россия будущего», какая там должна быть власть, какая демократия и так далее, и тому подобное, я понимаю, что в принципе [у меня с ними] точек соприкосновения всё меньше и меньше, потому что у них есть желание сделать нормальную свободную демократическую страну, а у меня такого желания уже нету. Потому что нормальная свободная демократическая страна уже была в 91-м году. Я считаю, что с 91 по 93 год Россия была вполне себе свободной, демократической, даже европейской страной. Прошло 8 лет, нефть поднялась, они выбрали себе на царство подполковника КГБ, выбрали в тот раз довольно свободно, довольно демократично».

Где тут про геноцид чеченского народа в 90-е? Где тут про процесс над Новодворской в «демократичные» 90-е, длившийся много лет? Где тут об отсутствии в 90-е свободы печати — нормальной свободы печати? Где тут об отсутствии в 90-е судов и местного самоуправления? Где тут, так-перетак, главное — о взрыве домов с жильцами в Москве, после которого все жители России поняли, что Путин — не шутит, что он всерьёз и надолго? Это демократия — взорвать избирателей, да?

И где логика — демократия в России была, поэтому Бабченко не хочет демократии? Он не хочет восстановить хотя бы ту демократию, которая была в 92-м? Или та демократия ему не нравится? А демократия чешская, украинская, американская ему нравится или нет? Или ему нравится только кучмизм в разных вариантах?

Этот человек либо не очень умён, либо агент Лубянки. Третьего выбора я не вижу. Склоняюсь к первому. Он по ту сторону «баррикад», я для него всегда буду «либерал», который «не понимает».

Напомню, что есть презумпуция невиновности. В данном случае она — на стороне того украинца, которого так торжественно арестовали через полдня после инсценировки убийства как «заказчика» («киллер» оказался марионеткой СБУ). Пока ни одного доказательства его вины, кроме пересказа показаний второго украинца, тоже не представленного публике, не представлено. Они даже не показали хотя бы доллара из «платы». Всё, что предъявлено — видео, на котором, как мы теперь знаем, киллер — это агент СБУ.

Я должен верить Луценко, которому, полагаю, ни один украинец не верит?! Я должен верить Грицаку, который начал службу в КГБ ещё в 1990-м году, при советской власти, начальнику личной охраны Порошенко с 2010 года? Руководителю отдела по борьбе с коррупцией, жена которого занималась поставкой продуктов государству?! Людям, которые договорились до того, что Саакашвили — агент Путина, ездил в Донецк? Людям, которые до сих пор не опубликовали полных видеозаписей и прочих улик по делу Савченко, так что она полгода в тюрьме в лучшем путинском стиле? Ну уж нет.

Большая проблема оппозиционного движения России — оно такое маленькое и утеснённое, что всё время тяготеет к превращению в семью, где все друг друга знают близко, дружат семьями, выпивают вместе и т.п. В этой ситуации презумпция невиновности сменяется презумпцией доверия «своему». Это очень опасно и абсолютно безнравственно.

Большое облегчение читать обзоры западной прессы, которая в шоке от истории Бабченко. Лучше всего разница между западным и российским, милитаристским мышлением видна на примере Михаила Эпштейна (эмигрировал из России в США в 1990 году), который так комментирует провокацию:

«Я вообще не понимаю, откуда возникает необходимость оправдывать Аркадия Бабченко и его «обман». Солдат надевает маскировочную форму, прячется в окопе или ползет по-пластунски (а не встает во весь рост). Он что, обманывает кого-то? Да, обманывает врага. Но в этом и состоит его миссия: сохранить свою жизнь и нанести наибольший вред противнику. Бабченко нажил себе страшного врага, огромное государство, которое ведет на него охоту. Он что, не имеет права на маскировку, на профессиональные солдатские способы обмануть врага? А если люди считают себя обманутыми, значит, они в той или иной степени, сознательно или бессознательно солидаризируются с этим врагом, с государством-злоумышленником. «Коварная жертва нас обманула».

«Война всё спишет». «Не мы такие, жизнь такая».

Ложь в том, что украинские власти подчёркивали изначально, что Бабченко — журналист. Не солдат. Солдаты гибнут в Украине каждый день, к сожалению. Журналисты, как и врачи, защищены международным правом от того, от чего не защищены солдаты. Они не сражаются — если журналист сражается, он перестаёт быть журналистом, причём навсегда. Как и священник, как и врач. Да, Бабченко обманул «нас» — то есть, всех, кто защищает журналистов. Нужно ли защищать солдат? Нет. Солдат, по определению, защищает других. Такая «работа». На самом деле, конечно, солдат просто убивает и старается защитить себя в пределах повиновения тем, кто им командует. Киллер на службе государства.

Большая проблема российской «болотной» оппозиции именно в том, что она разделяет военизированное мировоззрение страны. Она воюет с врагом, а не созидает мирную и свободную жизнь, и потому считает допустимы все средства, а наиболее эффективными — насильственные средства, из которых первое есть ложь. Она даже не понимает, что ложь — это разновидность насилия.

Что до обстоятельств дела, то при ближайшем рассмотрении обнаруживается всё больше нестыковок и лжи украинских властей, вплоть до того, что генпрокурор Луценко рассказывает, что говорили Герман и его адвокат во время свидания — чего генпрокурор не может, не смеет знать. Да и что такого сказал Герман? Якобы: «если Бабченко жив, я погиб». Почему? Путин ему отомстит за невыполнение задания?

Всё время удлиняется список журналистов, живущих в Украине, которых якобы хотел убить Герман — с 30 до 47. Его нужно удлинять, чтобы расчувствовалось как можно больше людей.

По версии власти, Герман 5 апреля получает задание, 6 апреля нанимает Цимбалюка, тот сразу же обращается в СБУ. Сразу же! Что, Цимбалюк— такой известный герой войны? Снайпер? Скольких этот скоморох порешил на фронте? Откуда Герман знал, что именно Цимбалюк способен застрелить 47 журналистов? Герман теперь заявляет, что «нанял» Цимбалюка именно потому, что был уверен, что тот как «батюшка» (иеродиакон) никого не убьёт.

Производитель снайперского вооружения, владелец множества оружия, нанимает киллера — и у киллера нет оружия! Герман выдаёт киллеру тысячу долларов на покупку оружия.

Замечателен путинский агент — он состоит под судом, отпущен под залог. Против него возбуждены два уголовных дела, оба в связи с его бизнесом, оба, видимо, коммерческого характера. Путин идиот, он любит нанимать агентов, которые под судом находятся.

Главное же — не арестован главный кремлёвский агент, контакты с ним даже не зафиксированы. Так что «рука Кремля» обрезана начисто. Замечательный подарок Мордору! Как и в поиске убийц Небесной Сотни, как и в деле по обвинению Януковича в государственной измене украинская власть делает всё, чтобы выставить себя беспомощной дурой.

Фотография убитого Бабченко, лежащего лицом вниз на полу в квартире в луже крови, опубликованная как доказательство его гибели — якобы для обмана Германа — была сделана его женой. Жена вызвала «Скорую», не полицию. Бабченко умер в «Скорой» — так сообщалось. То есть, организатор убийства поверил, что женщина, увидев истекающего мужа, прежде всего бросилась его фотографировать? Не перевернула, чтобы облегчить дыхание и понять, жив ли он вообще?

Законодательство Украины всё-таки, оказывается, запрещает провокации, но разрешает «имитации» — строго под контролем судебной власти. Правда, это законодательство, что характерно для пост-советских стран, не определяет, чем имитация отличается от провокации.

Один «патриот Украины» написал, что коррупция не страшна, что коррупция не помешала майданам и т.п. Так вот: коррупция страшна не столько тем, что она нарушает заповедь «не укради», сколько тем, что она нарушает заповедь «не лги». Где начинается ложь, там заканчивается жизнь и начинается мутота. Война есть ложь, поэтому невозможен «военный журналист» — журналист, который ездит вместе с военными, а не самостоятельно. Поскольку война упраздняет свободу журналистов, исчезает и журналистика вообще. Как военный журналист Бабченко — профессиональный лжец. Увы, не он один. Урок прост. Какая сейчас версия рассматривается? Украинские гепеушники одному (Герману) поручили лгать Цимбалюку, будто он хочет заказать убийство, другому (Цымбалюку) поручили лгать Герману, будто он хочет совершить убийство, третьему (Бабченко) поручили лгать, будто он убит. Каждый из троих не видел целого, думал, что его ложь — «во спасение». В итоге все трое навсегда опозорены. Как и те, кто поручал им лгать. При этом каждый думал получить некоторую выгоду, избежать опасности. Таков механизм лжи.

* * *

Вил Мирзаянов — не диссидент, но всё-таки был подвергнут репрессиям Кремлём как шпион и эмигрировал — написал о деле Бабченко:

«Почитал много откликов по поводу Бабченко. Немало среди них, кто оскорблен поведением журналиста. Мол, не надо было пойти на такое нечистое дело, войдя в игру по поимке русских убийц. Кажется, никто им пока не задал вопроса: как бы они сами среагировали после того, как служба безопасности Украины сообщила бы, что против них готовится покушение? Легко прикидываться чистым, прозрачным и ангелом во плоти, однако, уверен, все они бы заложили в штаны и вмиг согласились на все условия, лишь бы остаться в живых. Бросьте господа лицемеры свои притворные уроки морали».

Язык и идеи Мирзаянова напоминают, что он — как и Бабченко — отнюдь не академик Сахаров и не Подрабинек. Он всю жизнь работал на российский ВПК, на убийство. Психология таких людей, конечно, основана на трусости — как и психология солдат. Увидишь мундир — знай, перед трус, который поспешит убить тебя, если ему покажется, что ты ему угрожаешь. По сути: пока миру не предъявлен г-н Пивоварник, вся история Бабченко остаётся опереттой.

Я бы на месте Бабицкого отказался бы сотрудничать со спецслужбами. Во всяком случае, я решительно не согласен с провозглашением трусости главным принципом поведения. Язык и идеи Мирзаянова напоминают, что он — как и Бабченко — отнюдь не академик Сахаров и не Подрабинек. Он всю жизнь работал на российский ВПК, на убийство. Психология таких людей, конечно, основана на трусости — как и психология солдат. Увидишь мундир — знай, перед тобой трус, который поспешит убить тебя, если ему покажется, что ты ему угрожаешь. По сути: пока миру не предъявлен г-н Пивоварник, вся история Бабченко остаётся опереттой.

Более всего в истории с Бабченко меня напрягла реакция хороших людей, которые с ним в хороших отношениях. Пили-ели, выпивали-закусывали. К вопросу о любви к ближнему как разновидности анестезии. Ближнего любим за счёт чужого. В данном случае пострадал не Бабченко, а тот, кого уже посадили на два месяца, посадили, очевидно, без вины. Другой пример — Савченко. Трудно защищать антисемитку со вздорным характером, с которой не выпивали и не закусывали. Совершенно культурно-классово чуждый элемент. Её никто и не защищает, хотя презумпция невиновности и для неё, а кафкианскость обвинения очевидна. Но — надо защищать, увы. Надо! Из своей церковной жизни я бы сказал так. В Евхаристии созидается абсолютное единство людей. Таинство из толпы создаёт Тело Христово. А всего-то кусочек хлеба и глоток вина — и какое пресуществление! Но именно поэтому — к своим и к себе повышенный счёт. Не как у нас — из церковной избы сор не выносить, грехи духовенства не замечать или поспешно прощать и т.п. Именно потому, что Тело Христово — повышенная чувствительность к своим, к христианам, а не к грехам неверующих и язычников. Пока же всё наоборот: к своим пониженные требования, к чужим повышенные. Я для Бабченко чужой — я не полезу на баррикады убивать, и мой Бог — не Бог Абрамсов, а Бог Абрама, Исака и Йакова. Но для меня Бабченко не чужой, он всё-таки пишет против диктатуры. И поэтому, увы, ему от меня достанется, а какой-нибудь генерал может спать спокойно, он для меня абсолютно чужой.

См.: Лже-оппозиция.- Провокация - История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем