Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Светлана Лурье: православизация в этнологии

Светлана Лурье (1961-2021) в 1998 году стала доктором культурологии, работала в секторе социологии семьи, гендерных и сексуальных отношений Социологического института РАН, жила в Питере, окончила факультет журналистики, работала архивистом (фонды дореволюционного синода). Диссертацию кандидатскую защитила по сравнению Российской империи с Британской, докторскую — в Московском педагогическом имени Ленина — о «теоретических основаниях этнопсихологических исследований истории культуры». Три года преподавала на кафедре этнографии Петербургского университета. Умерла от ковида.

Достаточное представление о заслугах Светланы Лурье как этнолога даёт её определение этноса:


«Этнос — это социальная общность, которой присущи специфические культурные модели, обуславливающие характер активности человека в мире, и которая функционирует в соответствии с особыми закономерностями, направленными на поддержание уникального для каждого общества соотношения культурных моделей внутри общества в течение длительного времени, включая периоды крупных социокультурных изменений».

Лурье подробно, в двух книгах, доказывала, что империализм России это здоровое явление:

«Империя это еще и завоевание самих себя, встраивания себя, порой ценой жестких самоограничений, в собственный идеальный образ. Это и есть первый признак имперского народа. Второй признак касается содержания мессианской идеи. Она должна быть в принципе приемлемой для других. В противном случае, возникнет империоподобное экономическо-политическое образование, а не империя в полном смысле этого слова. Дополнительно к этому можно назвать умение транслировать свою правду другим народам. Если первые две характеристики имперского народа являются культурологическими, то здесь мы переходим уже к его этнопсихологическим характеристикам. Это, прежде всего, повышенная способность к взаимодействию с другими народами, что является следствием наличия у имперского народа развитого культурного сценария межэтнического взаимодействия. Внешне это проявляется как инстинкт, позволяющий правильно вести себя с представителями других этносов, так, чтобы ненавязчиво привить им определенные культурные черты. Русские крестьяне-колонисты были в этом смысле образцом и по наитию действовали часто вернее, чем имперская администрация».

Вот такой этнолог. Британская империя плохо, российская империя хорошо, русский человек имеет правильную мессианскую идею, жестко себя ограничивает и правильно ведёт себя с инородцами.

Великодержавный шовинизм не помешал Светлане Лурье получать гранты от Сорокса в 1990-е («Открытое общество» финансировало её учебник «Историческая этнология») и от Фонда Макартуров на исследование «дружбы народов».

Уйдя на пенсию, Лурье поселилась в Старой Руссе. Выступая тут, она говорила:

«Я всегда была православным человеком, и это отражалось в моих очерках о культурах разных народов …

Попытки выйти из культуры уникальны: это может быть обретением святости, когда человек с помощью Божией преодолевает свою человеческую природу, а может быть падением в самые низы бесчеловечности – расчеловечивание. Своеобразным выходом за пределы культуры порой признают и сумасшествие. Культура – это среда, в которой человек живет и действует, это все, о чем он мечтает, чего желает, призма, через которую он воспринимает мир, сам способ его действия в мире, модели взаимодействия людей, которые делают возможным их общение и взаимопонимание, а также тот ряд образов и мыслей, с помощью которого человек говорит сам с собой и – с Богом, пока не достигает бессловной молитвы – мистического видения и Богообщения …

Дух – это то, что в нас бессмертно, что обладает безусловной и конечной свободой, то, что соединяет нас с Богом и что выбирает между Богом и дьяволом. Но дух укоренен в душе и в теле. …

Вопреки запрету вкусив с Древа познания Добра и Зла, человек разучился просто и непосредственно различать Добро и Зло, и был изгнан в мир, где, желая познать, ему приходится пробираться сквозь дебри иллюзий. Потому, что «мир во зле лежит». Процесс того, как человек продирается через эти дебри к Свету или дает себя засосать трясине зла, как карабкается в этом падшем мире, и определяет собой феномен культуры. …

Святитель Иоанн Златоуст пишет о том, что до падения не было речи «о городах, искусствах, одеждах и множестве других нужд». Потому, что тогда это было излишним, а стало необходимым по причине нашей немощи. Как пишет преподобный Максим Исповедник, первозданный человек жил безыскусно, без художеств и изобретений, потому что »не было отнято у него естественное благобытие, присущее логосу его природы», и не было ни в чем недостатка, чтобы восполнять его человеческими средствами. Ему не нужен был покров благодаря бесстрастию и, следовательно, совершенному неведению стыда; перепадам же холода и жары, благодаря которым нам стали необходимы дома и одеяния, он не подвергался.

Культура – сфера идеалов и механизмов, технологий и адаптации, и, что важно, инструментов психологической адаптации человека к внешнему миру, что «во зле», то есть ко всему материальному миру с его бурями, наводнениям и землетрясениями, к миру людей с их ссорами, враждой и ненавистью, к войнам, и главное – к смерти. Ибо она для человека всегда нечто внешнее, поскольку происходит человек из рая, где смерти не было, и создан был Творцом человек как потенциально бессмертное существо.

Но здесь на земле внешним выступает по отношению к человеку и весь духовный мир, если человек по доброй воле не принимает в себя духа, Духа Света или духа тьмы. Внешен Бог – для огромного большинства людей это так: внутренним Он становится только для познавших Его и принявших в себя, ставших, согласно православному учению об обожении, богами по Благодати. Для остальных Бог, в большей или меньшей степени, внешний. В той мере, в какой человек не идет путем приятия Бога в себя, он к Нему просто психологически адаптируется, понимая под ним «Исполнителя желаний», «Палочку-выручалочку», «Громовержца» или «Громоотвержца», или же просто научившись жить так, будто Бога нет. Все это, по сути, уже культура и психология. …

Согласно православной аскетике, жизнь человека определяется его помыслами, которые человек либо принимает, либо нет. … Искажение реальности человеком, стремящимся сделать ее комфортной для себя – самая заурядная вещь. А искажение реальности с помощью коллективной психологии – в этом проявляется этническая культура, которая всегда «сконструирована», как говорят, интенциональна. Культура содержит в себе многие разнообразные защитные механизмы, обеспечивающие гибкую систему реакций социокультурной организации и каждого носителя культуры на многообразные опасности – когда адекватных угрозе, а когда не соответствующих опасности, или даже символических, но которые снимают психологическую напряженность.»

Лурье ввела новый термин: «концептосфера». « Концептосфера – это и хранилище человеческого опыта и памяти, в том числе и опыта достижения высших смыслов, памяти Адама и опыта Богообщениив нашей человеческой жизни и истории … Появляются понятия интенционального, «сконструированного» мира и интенциональной, «сконструированной» личности, которые творят друг друга. Но тогда получается, что в культуре нет ничего объективного, все порождается из ума человека. Точно ли это так? Очевидно, что в первую очередь значения, логосы творит Творец. Объяснить феномен культуры можно, если принять, что на самом-то деле через культуру, которая есть язык, понятный человеку в этом временном мире, выражает себя Творец. …

Святой воспринимает знаки Творца прямо и непосредственно. Падший эмпирический человек нуждается в культурных опосредованиях, с помощью которых творит интенциональные измышленные миры – в результате своих интерпретаций, которые могут приближаться к реальности, а могут от нее далеко отступать. Культура – это не сами Знаки и Символы, которые устанавливает Творец, а способ и образ их восприятия и интерпретации. Культура – это связующее звено между откровением (мистическим или естественным) Творца и эмпирическим человеком, человеком как он есть. Так человек плетет свою систему символов, которая и есть культура.

Человеку дана потребность и в мистической социальности – церковности, причастности Церкви, как Телу Христову

,,,

В литургической культуре это дано самым непосредственным образом, но к этому в свою меру стремятся и все высшие образцы человеческого искусства. К этому стремится эстетика и этика через высшие образцы человеческих поступков. Через выполнение Заповедей Божиих человек по Благодати уподобляет себя Богу. И что особенно важно, «искусством из искусств», «наукой из наук», как говорили Отцы Церкви, является «умное делание», достижение человеком обожения, когда уподобляются по Благодати Христу-Богочеловеку и дух, и душа, и тело святого. Но это уже вне компетенции культурологии».

Это риторика, воспроизводящая декадентскую околоправославную риторику Флоренского и штампы околоправославной пропаганды 1970-10980-х годов.

Муж Лурье в предисловии к публикации отметил, что её творчество крайне важно для «возвращения к православию такой страны, как Россия, удерживающей нелегкую оборону в процессе брани с трансгуманизмом за человеческие и христианские ценности».

Поскольку, в отличие от многих других подобных «этнологов» Лурье никаким влиянием не пользовалась и не использовалась правительством, тексты её представляют собой сугубо коллекционный интерес. Вот что действительно любопытно, так это то, что Светлана Лурье была в первом браке женой Василия Лурье, который стал епископом православной группы ультра-консервативного направления, оппозиционного к РПЦ МП, как, впрочем, и ко всем прочим христианским конфессиям и направлениям.

48 правило Трулльского собора требует:

«Жена производимого в епископское достоинство, предварительно разлучайся с мужем своим, по общему согласию, по рукоположении его в епископа, да вступит в монастырь, далеко от обитания сего епископа созданный, и да пользуется содержанием от епископа».

Этот канон так объясняется в Алфавитной Синтагме Властаря:

«Пострижение, хотя бы то было и против воли одного из супругов, бывает твердо; и мы утверждаем, что расторжение брака происходит по благодати (Божией), и оставленное лицо может вступить во второе супружество. Впрочем, жене рукоположенного во епископа не дано сие право, и посему рукоположение его должно быть с согласия ее, и таким образом без отказа должно последовать и ее пострижение».

Муж Светланы Лурье стал епископом, но она не стала монахиней. Более того, она второй раз вышла замуж, как это сделала и жена Алексия Ридигер.

Второй брак в принципе не свидетельствует о большой православности человека, тем более, когда первым браком этот человек был замужем за тем, кто стал епископом.

Второй муж Светланы Лурье — Олег Гаспарян. Возможно, с этим связан её интерес к Армении, выразившийся в создании монографии «Ереванская цивилизация» (2007) и книги «Образы армянской политической мифологии», изданной в 2000 году почему-то институтом Африки РАН.

 

См.: Текст 2021 года.- Империализм - История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем