Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Капитализм. Мещанин во дворянстве — гений бизнеса?

Оказывается, премьера «Мещанина во дворянстве» была в замке Шамбор. Гений Мольера и гений Леонардо встретились.

Главный гений, впрочем, Журден. Мольер заставил учителей танца и пения соревноваться, доказывая Журдену, кто из них более ценен. Только не хватает двух монологов: чтобы Людовик XV доказывал, что король самый умный, самый важный и незаменимый, и чтобы Журден доказывал, что — нет, он, прото-Трамп, сделает Францию гранд опять, ошесть и овосемь.

Журден — это капиталист? А Одиссей, впаривший троянцам прототип электромобиля? В какой момент предприниматель, купец, заводчик становится капиталистом? Когда садится с инвесторами, преломляет хлеб и организует «кум панем», «с хлебом» — компанию? Или, говоря по-русски, «сообщество на паях» — «пай» это крымско-татарское, «часть», а вовсе не английский пирожок.

Но не все предприниматели — на паях. Многие держатся, на IPO не выходят.

В какой момент богач превращается в капиталиста? Когда вырывает закопанные сокровища и пускает их в оборот? Тогда капитализм был уже в неолите, когда янтарь, ракушки и прочие штучки-дрючки экспортировали за многие тысячи километров, через всю Евразию. Когда герой евангельской притчи требует за свои деньги 1000 процентов, в крайнем случае, 10 процентов, но уж никак не зарывать талант в землю — он капиталист?

Историки предпочитают говорить о капитализме как части западной цивилизации, европейской культуры. Не всякий гоняющийся за максимальной прибылью — капиталист, а тот, кто действует в системе трёх координат: право, рациональность, права. Право — от древнеримских юристов, рациональность — от древнегреческих философов, права человека — от древнееврейской Библии. Библия ведь переполнена обличениями богачей, какие даже у Маркса не найдёшь, и главное обвинение: «мзду наемничу удерживают». Недоплачивают! На что любой Кейнс ответит, что нет и не может быть нормы оплаты. Как потопаешь, так и полопаешь. Постриг мне газон — получи грош. Впрочем, нет — вон рядом мужичонка согласен за полгроша постричь, я лучше его найму. Что поделать, не мы такие, жизнь такая!

Кейнс как раз произносит монолог, который не произнёс Журден. Кейнсу хорошо — нашёлся капиталист, который его нанял, его, а не Васю Пупкина. Правда, всегда есть ненулевая вероятность, что капиталист, наняв Кейнса, уморил голодом другого, более великого экономиста, и это рано или поздно аукнется. Только не капиталисту, а человечеству. Называется «мультипликатор»: доходы от торговли нефтью получает один, а разоряются от разлива его нефти по морю тысячи других людей, кормившихся от этого самого синего моря. Это в лучшем случае, а в худшем — ну, про глобальное потепление, кажется, все уже слышали. Доходы локально, а потепление глобально. И когда уже все будем поджариваться, найдётся предприниматель, который будет делать деньги, продавая цианид, чтобы не мучались.

Капиталистов нет, есть капитализм. Точнее, есть система, в которой демократия и капитализм как плюс и минус на батарейке. Только батарейка состоит из бездушного электролита, а система состоит из людей. И капиталист, прежде всего, человек. Как в лучшем, так и в худшем. Например, капиталист либо вообще относится к праву как к досадной помехе, либо пытается превратить право в товар. Если удаётся — капитализм заканчивается и начинается тот самый малоприятный для всех, кроме людей с деньгами, бардак, который описан в Библии, который существовал веками и который всегда пытается вернуться.

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем