Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Война и жизнь

19 декабря 1903 года. Царство Божие – царство мира: встреча Льва Толстого и Михаила Таубе

19 декабря 1903 года Толстой писал Михаилу фон Таубе (письмо не вошло в 90-томник):

«Учение буддизма и стоицизма, как и еврейских пророков [...], возникшие почти одновременно, около 6-го века до Рождества Христова, все одинаково признают сущностью человека его духовную природу и в этом их величайшая заслуга.

Отличаются же они от христианства, явившегося после них, тем, что они останавливаются на признании духовности человека, видя в этом признании спасение и благо личности.

Христианство же делает дальнейший вывод. Выходя из признания людьми своей духовности, по христианскому выражению признания в себе Сына Божия, оно провозглашает возможность и необходимость установления на земле Царства Божия, т.е. всеобщего блага, заключающего в себя понятие всеобщего мира».

К этому времени Толстой был уже два года «отлучён от Церкви».

Таубе родился в 1869 году, умер в 1961 году. Брат, сын и внук железнодорожных инженеров, он стал юристом-международником, специализировался на морском праве. Был членом Гаагского трибунала, но отдела по морским спорам. В России был заместителем министра просвещения, сенатором. В июле 1914 года убедил правительство изъять из германских банков хранившееся там золото России. В эмиграции преподавал в Бельгии, Нидерландах, Германии. В 1937 году его отдельным распоряжением Берлина уволили из Мюнстерского университета.

В 1954 году Таубе писал, что его выбрали профессором благодаря и интересу Льва Толстого к его книге (о формировании представлений о вечном мире). Только выбрали его весной 1903, а Толстой книгу прочел и заинтересовался в декабре 1903. Таубе был абсолютно достойный кандидат, но человек вполне смиренный. И внимание Толстого для него была дороже императорской табакерки с алмазами, намного дороже.

Таубе был правых взглядов и римо-католиком. Но правых и римо-католиков много, а Таубе был уникален тем, что всю жизнь отстаивал идею международного мира как именно идею христианскую. В 1951 году он писал:

«Всякая организация международного мира без христианской основы всегда остается не более, как детским карточным домиком или зданием, построенным “на песке”... “И подуют ветры, — и было падение его великое” (Мф. 7, 26—27)”.

Таубе был в очень дальнем родстве с Рерихом и участвовал в популяризации рериховского «Пакта мира» о защите памятников культуры во время войн. Из этого пакта выросла соответствующая конвенция ООН. Без христианского фундамента, конечно. Цена этой конвенции и в наши дни отлично видна, достаточно посмотреть на развалины в Ираке или в Украине.

С точки зрения русских православных 1990-2020-х годов Толстой и Рерих — нехристи и враги Церкви. Таубе тоже подозрителен как римо-католик. Пацифизм неприемлем в современной России (и не только в России) и для христиан, и для агностиков с атеистами.

Книгу Таубе Толстой прочёл в 1902 году, «свежеотлучённым». Софья Андреевна записала в дневнике:

«Позвал он Павла Александровича Буланже к себе и хвалил ему книгу барона Таубе, находил в ней христианские идеи, хвалил конец, заключение, в котором Таубе говорит, что люди бурской и китайской войной доказали, что пришли к новому варварству. А свое мнение Л. Н. высказывал, что только религия, и именно христианская, может вывести людей из их теперешнего дикого, варварского состояния».

Толстой был тогда на грани жизни и смерти из-за болезни почек, почему, собственно, Синод и решил предупредить, что отпевать его нельзя.

Софья Андреевна на следующий день написала удивительные слова:

«Сижу дни и ночи у больного Л. Н. и вспоминаю всю свою жизнь. И вдруг ясно поняла я, что прожила ее почти бессознательно. Мне никогда не было времени вперед, разумно обдумать свои поступки и не было времени после их обсудить. Я жила по теченью жизни, подчиняясь обстоятельствам, поступала не по своей воле и выбору, а в силу необходимости. Итти против чего — не умела и не имела сил. Да разве и возможно это было с моим мужем и в моей жизни? И по уму, и по возрасту, и по имущественному положению,— по всему муж мой был властен надо мной... И вот прожито сорок лет... Много недочетов в нашей жизни; ну, да теперь не о них горевать... Слава Богу и за то, что было».

Это «слава Богу» весомее десяти литургий св. Иоанна Кронштадского, который своей жене испортил жизнь куда капитальнее ненавистного ему Толстого.

Толстому было 75, Толстой было 59. С поправкой на инфляцию — сегодняшние 85 и 70.

Через два дня, 1 января 1903 года, запись душераздирающая:

«Печально встреченный Новый год. Вчера было от Тани письмо, что младенец опять перестал в ней жить, и она в страшном отчаянии... Л. Н. первый прочел ее письмо, и когда я вошла к нему утром, он сказал мне: «Ты знаешь, у Тани все кончено», и губа его затряслась, и он всхлипнул, и исхудавшее, больное лицо его выразило такую глубокую печаль. Безумно жаль Таню, и мучительно больно смотреть на уходящего из жизни Левочку. Эти два существа в моей семье самые любимые и самые лучшие. А сегодня Домна, бедная баба с деревни, приходила просить бутылку молока в день, чтоб прикармливать своих двоешек-девочек».

Ещё через день дочь «родила», причём оказалось, что в утробе было двоё мёртвых мальчиков. Толстому стало так плохо, что вспрыснули морфий. Жена всю ночь растирала ему ноги.

Через год выздоровевший Толстой организовал издание огромной монографии Таубе о христианском пацифизме в виде популярной книги.

Правильно Толстой понимал христианство как «признание в себе Сына Божия»? Как «возможность и необходимость установления на земле Царства Божия, т.е. всеобщего блага, заключающего в себя понятие всеобщего мира»?

Конечно, нет. Это использование христианской терминологии неверующим, не более того. Ну и что? Использование во имя мира, а мир один для верующих и неверующих. Как российская бомба не разбирает атеиста от православного в Украине 2022 года.

Спустя сто лет многое стало лучше. Прежде всего, лучше, что христианство перестало быть общеобязательным, «по умолчанию» отождествляться с национальностью. Оказалось, что христиан мало, очень мало., но приписки это ведь не Божье, а тоталитарное. То, что во времена Толстого было очевидно только прозорливым старцам, теперь любой демагог-агностик кричит на всю планету.

Означает ли это, что всеобщий мир невозможен? Жуткие войны начала III тысячелетия именно это подтверждают, как и рост национализма, «правости»?

Не означает. Это означает, что Бог  не лозунг и не идея, а Живой Бог. Что нет «христианства», есть Христос.

Да, Иисус — краеугольный камень. Но строить на этом камне не означает формально выстраивать слова «Церковь», «Христос» в каких-то документах, а означает для неверующего — бороться с войнами, справедливыми и несправеливыми, исходя из своего неверия, а для верующего — бороться с войнами, справедливыми и несправедливыми, исходя от Бога и идя к Богу.

Предупреждение: орфография в цитатах приведена к современной.

 

Полный текст письма.

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем

Иллюстрация: сфотографировал в субботу 9 апреля 2022 года... Царь-дуло, царь-елка, царь-собор. Кстати, налицо вульгарное богохульство: в Иване Великом выставка о дуэлях. Ничё так...