Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Геноцид (Рафал Лемкин) или преступление против человечности (Герш Лаутерпахт)?

15 марта 1921 года Согомон Тейлирян убил Мехмеда Талаата.

В Берлине на улице Гарденберг.

Талаату было 46 лет, Тейлиряну 24 года. Талаат родился на земле нынешней Болгарии, Тейлирян в деревне на Армянском нагорье. Нагорье называется Армянским, а находилось и находится в Турции.

Тейлиряна оправдали.

На суде Европа впервые услышала об истреблении сотен тысяч армян в Турции. Талаат был одним из организаторов резни. У Тейлиряна изнасиловали сестёр и убили, убили мать. Его сочли мёртвым, но он выжил и выбрался из груды трупов.

Тейлирян потом женился на армянке, жил в Белграде, а когда Сербию присоединили к Кремлёвской империи, уехал в Сан-Франциско, умер в 1960 году.

Суд потряс молодого юриста Рафала Лемкина.

Лемкин родился в еврейском селе Зельва к югу от Гродно в 1900 году. Отец крестьянствовал, а мать, урождённая Белла Померанцев, была художник, изучала философию, лингвистику, дома собрала большую библиотеку и сама дала троим сыновьям начальное образование.

Рафал в 12 лет прочёл роман Хенрыка Сенкевича о первых христианах и был потрясён зверствами Нерона. «Поток той крови течёт от Колизея до Белостока», — написал он, имея в виду еврейский pogrom 16 июня 1906 года.

Лемкин окончил школу в Белостоке, поступил на юридический факультет Львовского университета. Узнав о суде над Тейлиряном, он спросил своего профессора, поляка и католика Юлиуша Макаревича, почему Талаата не судили, а Тейлиряна судили. Почему того, кто убил миллион людей, не судят, а убившего одного судят.

Макаревич был патриот Польши, считал, что евреи и украинцы должны ассимилироваться, а если не захотят, пусть покидают Польшу. Он объяснил Лемкину, что государственный суверенитет это как частная собственность. Крестьянин разводит кур. Он может резать цыплят, сколько захочет, он их суверенный господин. Никто не должен вмешиваться.

Прошёл год после убийства Талаата.

28 марта 1922 года Сергей Таборицкий убил Владимира Набокова.

Набокову было 53 года, Таборицкому 25 лет. Оба родились в Петербурге. Набоков был сын министра юстиции и баронессы, Таборицкий сын купца и крещёной еврейки, портнихи. Оба бежали от тоталитарного режима Ульянова. Таборицкий сидел в Киеве при правительстве Петлюры. Убить он хотел Павла Милюкова, считая того «вождём еврейской демократии», виновным в «гибели России».

Таборицкого приговорили к 14 годам каторги, но через 5 лет амнистировали. Он скрывал, что его мать еврейка, вступил в партию Гитлера, создал для русских в Германии аналог гитлер-югенда, Национальную Организацию Русский Молодёжи (НОРМ). Умер в Германии в 1980 году.

Прошло 4 года. Лемкин поступил в Гейдельбергский университет в Германии.

25 мая 1926 года Шулим Шварцбурд убил Симона Петлюру.

В Париже на углу бульвара Сен-Мишель и улицы Расина.

Петлюре было 47 лет, Шварцбурду 40. Шварцбурд родился в Измаиле под Одессой, Петлюра в Полтаве.

Шварцбурда оправдали. Он мстил Петлюре за гибель десятков тысяч евреев во время погромов 1919 года. Петлюра не организовывал погромы, но Шварцбурд считал, что он мог их пресечь.

Шварцбурд уехал в США, но умер во время журналистской командировке в Кейптаун в 1938 году.

Прошло 20 лет. Лемкин преподавал, много выступал как правовед, предложив ввести новую категорий преступлений. В 1933 году в Мадриде он назвал её «преступление варварства», но в 1942 году изобрёл слово «геноцид»: уничтожение группы людей по определённому признаку.

Лемкин успел бежать от немцев, которые убили 49 его родственников. В 1941 году приехал в США, где преподавал и был экспертом по международному праву в военном ведомстве. Судья Роберт Джексон, представлявший Америку в Нюрнберге, сделал его своим помощником.

Лемкин очень хотел, чтобы в приговоре нацистам прозвучало слово «геноцид». Не удалось, хотя оно звучало на заседаниях.

Дело в том, что в Нюрнберге был ещё и судья от Британии, а у судьи от Британии тоже был помощник, и тоже еврей. Герш Лаутерпахт.

Лаутерпахт родился в 1897 году, как и  Согомон Тейлирян, только на 4 месяца позже. 16 августа. Таборицкий родился 15 августа 1897 года.

Лаутерпахт родился в Жовкве под Львовом. Тоже еврей, только Лемкин числился подданным Российской империи, а Лаутерпах — Австро-Венгерской. Но Лаутерпахт тоже учился во Львовском университете, потом в Вене, потом в Лондонской школе экономики. Стал юристом, точнее, одним из ведущих международных правоведов своего времени. Стал сэром, в Гарварде в его честь назван Центр международного права.

Как и Лемкин, Лаутерпахт потерял в Холокосте почти всех родных, несколько десятков человек. Как и Лемкин, участвовал в Нюрнбергском процессе. Только Лейкин умер в Нью-Йорке в бедности в 1959 году, а Лаутерпахт умер в Лондоне отнюдь не в бедности.

Лаутерпахт считал, что «геноцид» очень опасное слово, потому что ставит на первое место не человека, явление качественное, а количество убитых людей. Он предпочитал термин «преступления против человечности».

Вышло так, что «геноцид» стал очень популярным у широких масс. «Геноцид» — невероятное, ужасное, кошмарное. Слово-символ.

«Преступления против человечности» популярно у юристов, прежде всего, специалистов по международному уголовному праву. Оно яснее, точнее — для юриста.

В результате есть конвенция о запрещении геноцида, а вот конвенции о преступлениях против человечности нет.

В русском языке добавляется ещё та незадача, что слово «humanity» в английском обозначает и человечность («гуманность») и «человечество». Больше именно «человечность», для «человечества» чаще используют слово «humankind», буквально «человеческий род».

Конечно, «геноцид» понятнее и короче. Только очень уж легко объявить геноцидом что угодно. Посадили троих насильников? Геноцид, ведь объединили трёх людей по признаку, по признаку того, что они вместе насиловали.

К тому же «геноцид» — это ведь о преступлениях государства по отношению к своим подданным. Защита подданных от «суверена». Защита цыплят от крестьянина. Но ведь Гитлер истреблял и тех цыган, которые были подданными государства Германия, и тех цыган, которые были подданными совсем других государств. Французское правительство Виши поставляло Гитлеру евреев — граждан Франции. В общем, ну какое Гитлер — государство? Государство условность, человек реальность. Убийца он и есть убийца. Точнее, организатор убийств. Сам-то он мухи не обидел, вегетарианец был.

Лемкин защищает права коллектива (народа, табора, кружка велосипедистов, партии). Лаутерпахт защищает права человека. Одного.

Какая концепция может лучше защитить человека?

Для начала: какая концепция опаснее для человека?

Талаат был убит за дело? Кажется, за дело, он действительно считал необходимым уничтожить армян как цыплят.

Петлюра был убить за дело? Трудно сказать. Формально возглавляя Украину, Петлюра реальной власти не имел, особенно над вооружёнными украинцами. Украинцы даже и сейчас гордятся, считают своей сильной стороной самоорганизацию: мол, мы сами, сами, не по приказу из центра.

Милюков (и заслонивший его Набоков тем более) точно не был виноват. Милюков и не приказывал, и не организовывал никаких убийств. Никаких приказов сионских мудрецов не выполнял, никакого геноцида русских не проводил. Сами, сами.

Так что для Милюкова с Петлюрой концепция «геноцида»  была опаснее.

А теперь: какая концепция — «геноцид» и «права человека» — лучше защитит человека?

Если человек, который убивает армянина, украинца, еврея, русского, члена клуба велосипедистов, пионера и т.п., будет знать, что спросят с него за убийство — за убийство вот этого, и вот этого — и не сочтут оправданием, что он «исполнял приказ» или «очищал землю от», — тогда этот человек... А что «тогда»? Будет миролюбивее? Испугается?

Не гарантируется. Но если не будет исполнителей, то какое значение имеют мечты о геноциде в головах гитлеров, таалатов и прочих людоедов, считающих себя волкодавами.

Лаутерпахт был одним создателей Международного Уголовного Суда, был и членом Суда. 7 разделе статута Суда целиком — о преступлениях против человечности. Так что есть надежда, что со временем не «государство», не «нация», а человек станет настоящим и единственным сувереном, а не каким-то там «подданным». Не поддаваться.

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем