Яков Кротов. История. Книга о том, как общение создаёт свободу, любовь, человечность

Оглавление

Когда правда – дочь смерти. История священника Йозефа Эдмондса (1898-1975)

Немецкий римско-католический священник Йозеф Эдмондс (15 ноября 1898 — 7 февраля 1975) стал знаменит лишь после смерти. До середины 1980-х годов в Германии тема Холокоста была табуирована. Советская пропаганда заверяла, что немцы перевоспитались, это до сих пор часто утверждается, но это неверно. Не было перевоспитания, была смена поколений и просто другая жизнь. К середине 1980-х как раз вымерло поколение, активно участвовавшее в войне. Говорить о Шоа теперь можно было академически, не для прокурора. Случаи уголовного преследования за преступления 1940-х годов стали единичными и касались тех, кто был тогда юн и отнюдь не главным преступником. Говорить о тех, кто защищал гонимых, стало возможно без риска потревожить живых гонителей.

Эдмондс отнюдь не сводим к «священник, который спасал евреев». Его рукоположили в священники 13 августа 1922 года в Кёльне, направили в Аахен капелланом, затем в больницу в Дормагене. Отношение к нему было нервным, потому что Эдмондс быстро зарекомендовал себя как «левака», который сочувствовал рабочему движению. В 1926 году, однако, он нашёл себе единомышленника в лице Романо Гуардини, возглавил католическую молодёжную организацию. С 1933 года он стал систематически помогать преследуемым евреям, но и коммунистам, и социал-демократам. В 1938 году его перевели от греха подальше в Кирххайм, в 35 километрах от Кёльна. Это уже горы, район Эйфель-Арденн, где вообще-то удобно укрывать гонимых, но большого количества энтузиастов не было. Здесь, однако, Эдмондс был хотя бы свободен от непрерывного надзора гестапо. Более того, у него обнаружился знакомыйгестаповец в Дюссельдорфе, и этот друг отправлял ему зашифрованные сообщения, предупреждая о том, кому из евреев грозит опасность. Впрочем, в концлагеря отправляли не только евреев, но и тех, кто состоял в браке с евреями и еврейками, а также и священников, если те помогали евреям.

Во время наступления союзников в Арденнах, в доме Эдмондса — на первом этаже — расположились эсесовцы. На чердаке жила супружеская пара: художник Матиас Барц (1895-1982) и его жена-еврейка Хильда (Брунгильда), урождённая Штайн (1896-1965), актриса. Барц отказался разводиться с женой, был лишён возможности рисовать, устроил чернорабочим в Дюссельдорфе. Когда Хильда получила повестку в концлагерь, они с женой укрылись в Арденнах у художника Отто Панкока.

Экспрессионист Панкок тоже был под запретом как художник, но в горной глуши его особо не тревожили, и он рисовал — 60 графических сцен, изображающих страсти Христовы, черно-белый экспрессионизм, перекликающийся с кошмарным «Распятием» Грюневальда.

Панкок носил Барцам то, что недоедали эсесовцы. Когда жить у Панкока стало опасно, Барцы нашли убежище у Эдмондса.

Хильда Барц была вполне «ассимилированной» еврейкой, современные фанатики от иудаизма таких презирают. Её муж нарисовал картину «Инферно» («Ад»), где над идущими на смерть евреями — распятый Христос и звезда Давида с надписью «юде», которую обязана была носить его жена.

Иллюстрации: распятие работы Панкока, паспорт Хильды Барц, «Инферно», пастор Эдмондс.

См.: Панкок - История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Иллюстрации: распятие работы Панкока, паспорт Хильды Барц, «Инферно», пастор Эдмондс.

Внимание:
если кликнуть на картинку в самом верху страницы
со словами «Яков Кротов. История»,
то вы окажетесь в основном
оглавлении, которое служит
одновременно именным
и хронологическим
указателем.