Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 4 миллионов слов. Это своего рода «якопедия», из которой можно извлечь несколько десятков «обычных» книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Введение в жизнь. Персонация

Человек — не остров. Человек — нация, государство, космос. «Персона» это сокращение от «персона и есть нация».

Право нации на самоопределение есть право человека на самоопределение, потому что единственная реальная нация есть человек.

Каждый человек.

Человек не остров. Человек космос. Поэтому со смертью одного человека умирает космос, а я, ты, они остаёмся, потому что мы тоже космосы. Кто не умер, не станет меньше от смерти умершего.

Хоронят всегда не меня. Это плохая новость. Да это и не новость, эгоцентризм твердит нам это постоянно, тихим чёрным шумом, которого мы уже и не замечаем, такой он постоянный. Хорошая новость та, что со смертью каждого человека тот, кто его пережил, может стать больше, сопровождая умершего в его смерти. Человек — космос живой, государство о двух ногах, нация, которая тем национальнее, чем более открыта другим, помнит других, любит других.

Прогресс измеряется тем, насколько люди приближают будущее, в котором на земле будет не двести государств, а 10 миллиардов государств — или девять, восемь, в общем, сколько на планете людей, столько на планете государств. И наций. И этносов. И культур. Впрочем, иногда и бескультурья.

Люди боятся: как это вместо многих правительств будет одно. Тоталитаризм.

Тоталитаризм не в количестве, а в тотальности. Тебя совсем, тотально лишили возможности быть двуногим прямоходящим государством. Это может сделать национальное правительство, а может жена или муж. Или воспитательница в детском саду. Или начальник на работе.

Люди боятся быть суверенными нациями. Им кажется, это будет хаос, анархия. Как это — в одном доме двести наций?

А в одном доме двести зайчиков дрожащих — это как?

Человек сопротивляется космосу, свободе, человеку в себе. В другом, конечно, тоже. Человек ищет защиты от себя в фикциях коллектива, рода, страны, культуры, нации. Это фикции-зомби, они живы лишь на ту жизнь, которую человек им уступает.

Свободный человек — а все люди всё-таки и свободны, в разной степени в разное время дня, в разных ситуациях и в разных настроениях — свободный человек разрушает фикции и творит реальность. В том числе, творит реальную культуру — или даже несколько. А вот нации и государства не творит. Зачем? Я сам себе нация и государство. Выше меня только союз таких государств, всех, сколько нас на Земле. Организация Объединённых Персонаций.

Персонация — это звучит гордо.

Ну да, и немножко смешно. Так и отлично! Чтобы никто не забыл, что пуп земли — каждый и каждая.

Все фантастики про межгалактические путешествия, все басни и сказки о путешествиях на небо — лишь бледное отражение того, что такое встреча двух людей. Непредсказуемая всегда. Что выйдет: взаимная аннигиляция, пьяная драка или новорожденный?

А это нас зависит: сотворим или натворим?

Вытираем ноги и — добро пожаловать в ничто, которое с нетерпением ждёт, что мы из него сделаем.

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем

Иллюстрация: моё фото в одной гламурной витрине. Страшно подумать, сколько этот кролик стоит — полкило драгметаллов и поделочных камней. Не сразу заметно, что и я в кадре, хоть и в маске и на глазу фильтр.