Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Общение, власть, насилие

Смысл жизни — общение. Смысл человеческой жизни. Между человеческой жизнью и нечеловеческой пропасть как между вирусом и клеткой.

Вирусы ведь биологическое явление, это не минералы. У вирусов есть геном, есть белковые гапсулы. Белок — значит, жизнь! Вирусы самые многочисленная форма жизни. Это та жизнь, которая не пожелала и не желает общаться — в отличие от белковых молекул, которые образовали клетку.

Многих соблазнила метафора Вернадского-геолога: камни образуют литосферу, мысли людей образуют ноосферу. Возможно, Вернадского вдохновлял вопрос Екклесиаста: кто знает, куда уходит душа, вверх, как хотелось бы нам, или вниз.

Все живые организмы умирают и их останки опускаются вниз, образуя осадочные породы, нефть и прочие полезные для бизнеса явления. Мысли и слова людские — хорошо было бы, если бы они восходили вверх и образовывали эдакую ноосферу. Как известняк существует, хотя уже нет тех живых существ, останки которых спрессовались в известняк, так...

Только здесь и даёт себя знать качественное отличие человека от обезьяны. Может, мысли и слова обезьян и образуют нечто, независимое от обезьян, а с людьми так не получится, и это очень хорошо. Конечно, после смерти человека остаётся от него нечто как эхо в языке, в том коммуникационном процессе, который продолжается. Но как же это ублюдочно и недостаточно! Никакая пьеса Шекспира не заменит Шекспира, как пробка из праха Цезаря не заменит Цезаря (впрочем, Цезарь как политик довольно банальное явление, таких диктаторов нетрудно заменить роботами).

С тем большим уважением нужно относиться к живым, что без них никакой ноосферы и культуры быть не может. Конечно, многие люди в процессе коммуникации и общения принимают очень малое участие, а иногда — как тот же Цезарь, как Ленин, как Гитлер — это можно назвать даже анти-участием. Но сколько-то и злодеи участвуют в коммуникации, а главное — злодеям можно дать отпор (в сфере общения, не о военных подвигах речь), а пустому месту и отпор не дать. Если присмотреться, вокруг столько пустых мест... Где люди, которые должны были бы в них находиться? Ох, по-разному!

Сильно злиться на злодеев неразумно. Общение не делится на злодейское и незлодейское. Общение вообще очень странный процесс. В сущности, сам термин «общение» очень недостаточен, почти метафоричен. То, что в бытовой жизни понимается под общением — обмен репликами, обсуждение цен, здоровья и погоды — это довольно механический процесс, основание коммуникационной пирамиды. Часто довольно гнилое основание, почему история в основном есть история анти-общения, коррумпированного общения.

Гениальная ошибка Актона: не всякая власть имеет тенденцию развращать. Всякое насилие имеет тенденцию развращать. Не всякое насилие — власть (строго говоря, насилие и не может быть властью, как изнасилование не может быть любовью), тем более, не всякая власть — насилие. Насилие — ржавчина на власти, а точнее, насилие — ржавчина, коррупция на общении. Власть — лишь один из видов коммуникации, абсолютно здоровый и человечный. Другое дело, что власть бывает разная — власть есть неотъемлемый элемент любой кооперации и солидарности. Насилие же и его высшая форма — война (против чужих или против своих) — это извращённая власть, это поражение власти вирусом анти-коммуникации.

Геродот — отец истории не потому, что он любил свободу. Геродот сам, между прочим, жил в монархии и не возражал. Он не обольщался насчёт греков (к которым имел такое же отношение, какое русские имеют к украинцам — ведь он жил в Галикарнасе, а это, мягко говоря, не Пелопонесс), не презирал и персов. Геродот — отец истории, потому что заговорил о том, о чём все молчали. Он вывел общение, коммуникацию на качественно новый уровень. Насколько новый, видно из того, что в современном мире по-прежнему большинство людей либо обходятся без истории, либо предпочли бы обходиться без истории, ограничиваясь эпитафиями, сатирами и панегириками.

Иллюстрация: обратим внимание, это 1997 год, до всякого Путина, но Песков чётко квалифицирует происходящее. И все наши белоленточные оппозиционеры, мечтающие вернуться в 2001 год или даже в 2009, просто алкоголики власти.

P.S. Вот если бы мир был не коррумпированным, за эту страничку текста мне бы дали звание доктора наук. Каких, не знаю. Типа коммуникациологии. А в нашем извращённом мире помру — даже на могилу никто не плюнет. Впрочем, я кремируюсь и всем рекомендую.

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем

Яков Кротов сфотографировал на Арт-плее в 2019 году. Потом Давидушку покрасили в розовый цвет и поставили в угол.