Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 4 миллионов слов. Это своего рода «якопедия», из которой можно извлечь несколько десятков «обычных» книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Творчество. Противоречит ли новое вечному?

Слова Меня в одном письме о ценности веры («Житейское не несет подлинного света, если оно не озарено свыше») имеют очень неожиданное продолжение:

«Вот почему там, на Западе, такая погоня за новым. Это как ненасытимая бездонность. Черпают оттуда, откуда нельзя набрать живой воды. Вот этой‑то живой воды и желаю Вам, той, которую Господь обещал самарянке. А за простой водой приходится все время ходить, и нет утоления. В сущности, тут разгадка главной тайны жизни. Если есть верная шкала ценностей, то есть и счастье. Ведь нам обещано счастье в Нагорной проповеди («блаженный» значит «счастливый»)».

Это не единственный выпад отца Александра против Запада. 1985 год — Мень на Западе ещё не побывал. Именно с Запада Меню помогают: там издают его книги, там его любят, им восхищаются, оттуда ему присылают необходимую литературу и т.п.

«Погоня за новым»? Видимо, имеются в виду новые предметы потребления? Новые впечатления?

А что же тут плохого-то? Ничего. А разве Бог не новый каждый день? Разве творчество не создание нового? Что хорошего в стоячей луже, в застое крови и духа?

Мень менее всего был на стороне бездвижности, старины, неизменяемости.

Может быть, разгадка в том письме, на которое отвечал Мень. Оно не сохранилось, но, возможно, автор письма, недавно эмигрировавший на Запад, делился пережитым культурным шоком. Запад оказался богатым, но не слишком религиозным? Проклятое общество потребления? И Мень пытался не разубедить, но как-то повернуть парус так, чтобы вихрь недовольства направлял не против людей, а к Богу?

Спустя полвека культурного шока уже быть не может. Российская номенклатура и аппаратчики перестроились, избавились от ограничений во имя марксизма, завели в России всё западное потребление-изобилие. Да ещё вместе с православной духовностью. И что? Тот же совок, только омерзительнее, потому что не лживее прежнего, но безусловно наглее.

Да, есть бездонность материализма, но не материя же виновата. О душе надо подумать, воду вечности надо пить, но это не означает, что надо жить в пещерах и подтираться лопухами. Да и заповеди блаженства не о счастье, а об утешении несправедливо страдающих.

Лучший способ утешить страдающих — не заставлять людей страдать. Тут у Запада всё намного лучше, чем у Востока, поэтому эмигрируют на Запад. Воде вечности никакое изобилие не помеха, а вот голодное брюхо к Богу глухо. Лучше иметь выбор между разными сортами настоящего сыра, чем поститься поневоле. Бог, конечно, не в сыре, но Бог и не лисица, упрашивающая ворону спеть что-нибудь набожное.

Конечно, отец Александр не был антизападником. Андрей Бессмерный, мемуарист очень точный, вспоминал его реплику:

«В свободном западном мире гораздо труднее различить зло, потому что оно там скрывается, тогда как у нас зло по улицам с рогами ходит».

См.: Александр Мень - Антизападничество - История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем