Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 4 миллионов слов. Это своего рода «якопедия», из которой можно извлечь несколько десятков «обычных» книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Быть или быть как никогда не был?

«От века не слыхано, чтобы кто отверз очи слепорожденному» (Ио 9:32).

В наши наука уже подобралась к возможности давать зрение слепорождённым. Технически это вполне реально, не фантастичнее очков.  Нас окружает многое, о чём можно с восторгом (и благодарностью) сказать: «Никогда такого не было!».

Прошлое для нас служит матрицей, стандартом вроде листочка лото. Мы строим свою жизнь и оцениваем её по меркам, доставшимся в наследство. Родился — ставим бочоночек на число. Женился — закрываем другое число бочоночком. Первая зарплата, последняя зарплата. Пенсия. Только соревнуемся не кто первый. Всё известно заранее, что может быть. Репертуар. Как в концлагере, говорил мне один политзаключённый, мой родной отец, самое ужасное, что многие годы знаешь: в четверг будет селёдка. Ну, если устроить бунт, может, не в четверг, а в среду. Но селёдка.

Только жизнь не лото. Самое главное не случалось. Мы полюбили — такого не случалось никогда ни с кем! Нас полюбили — такой любовью никого не любили! Так говорила нам наша душа, наше сердце. Мы не одни из многих, кто полюбил, мы первые, единственные. Сегодня — уникальный день, единственный в своём роде! Но, богдаст, не последний.

А потом наступает день, когда мы ложимся спать и забываем сказать: «Какой день! Никогда такого не было!»

Это в лучшем случае, а в худшем повторим: «Никогда такого не было, и вот опять».

Потому что «богдаст» мы произносили как присловье, а не как молится, раздельно: «Боже, дай!»

Потому что мы вернулись в слепоту. Мы смотрим на мир своими глазами. Это так естественно. Но в любви-то мы смотрим на мир глазами Бога.  Никого такого человека не было, и вдруг — вот он!

Никогда такого не было, чтобы понять другого, до глубины глубин сродниться с ним — и вдруг стало!

Стало понимание, явилось сочувствие, создалась солидарность.

Никто никогда — но сегодня я, он, каждый — станет.  Впереди — чистое пространство. Карта кончилась. Неизведанное.

К этому надо быть готовым. Держать сердце и ум открытыми. Ветер не дует в свёрнутые паруса.

Не будем слепы к Богу, к жизни, к людям.

Есть новое, есть и будет. Нет никаких «всех», нету «как все». Даже порог смерти у каждого свой, особенный, потому что каждый — единственный.

Бог со мной пройдёт через смерть к воскресению не так, как Он проходил с другими. Откроет, что не открывал другим. Соединит с теми, о ком и не слыхивали.

Каждый — первый и единственный. Особый гость, почётный гость на пиру жизни. Согласиться с этим о других и ужаснуться себе, как я неадекватный вип. Попросить прощения и вести себя в мире как в зале ожидания для висов. Достойнее, спокойнее, деликатнее, и с памятью о том, что мы в этом зале только потому, что Бог нам купил билет в бизнес-класс, и другие по той же причине, и от века такого не было, но вот опять новое выдёргивает нас из обыденности, колеи и привычки туда, где творится новое, и Творец — Бог.

[По проповеди 2 июня 2019 года, в воскресенье «о слепорождённом»]

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем