Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 4 миллионов слов. Это своего рода «якопедия», из которой можно извлечь несколько десятков «обычных» книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Почему Творец не программист, а мир не матрица

Что, если весь мир — не пещера, а компьютерная программа? Я не я, а всего лишь герой виртуального мира? Почему таким кошмаром кажется, что я в компьютере, а где-то рядом какой-нибудь инженер Трурль и программист Клапациус?

Потому что это противоречит моему повседневному, ежесекундному опыту себя. Не опыту мира — ну его, космос, мироздание, пещера-мещера. Себя! Я не программа! Пошли вы со своими шуточками про матрицу.

А почему я не боюсь быть образом и подобием Божьим? Почему Бог меня создал — хорошо, а компьютерщик меня запрограммировал — плохо?

Впрочем, поскольку вера в Бога нынче дело редкое... Почему шматрица — плохо, а биохимия — нормально? Почему я не вешаюсь от того, что наука доказала: я — всего лишь результат недоступных для меня комбинаций электрических сигналов?

Электричество не обидно, потому что безлично. Оно же мной не «командует». Не нарочно. У электричества воли нет. Чисто случай. Нельзя же обижаться на статистику? Она за пределами отношений.

Бог не обидно, потому что не ниже меня, как электричество, а выше и вбок, как шахматный конь ходит. Выше, но не начальник и не отец (матушки, да что ж было за воспитание у Фрейда, коли он так лоханулся, буквально понял про «отца»). Выше, но не как отец выше, а именно вбок. В ту сторону, где нет ни отцов, ни матерей, ни мужчин, ни женщин, а вот только Бог и есть. Волевой Бог? Ну, «воля Божия» как и Божье «отцовство» — чисто метафора. Перенос. Бог не волевой и не безвольный. Бог... В общем, Бог есть Бог. Просто другой.

Программист обидно, потому что он такой же, как я, только сильнее. Афродита из пены морской — красиво, потому что море, Посейдон, это всё метафоры. Афродита из пивной пены — обидно, потому что знаем мы, кто пиво пьёт. Те же Афродиты.

Герой компьютерной игры может быть очень хорошо прописан, наделён способностями, которых нет у игрока (а иначе зачем он сдался?), но кое-чего существенного у него нет. Он демонстрационная версия своего создателя: некоторые принципиальные, важнейшие функции урезаны. Так в демоверсиях заплатишь — получишь полную, а тут ни за какие деньги из игры не выпрыгнешь.

В сравнении с пеной я — не демоверсия, а качественный рывок. Мы ещё посмотрим, кто эту пену взбил! Она сама себя вспенила? Ах, у вас вычислительных мощностей не хватает, чтобы точно определить...

Не демоверсия я и в сравнении с Богом. Все разговоры про обожение, «Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом» — ой, не надо ля-ля. Бог стал человеком, чтобы человек стал человеком. Не чем-то там, что из пены аминокислот вышло и, в общем, аминокислотой и осталось, только с двумя ногами. Стал кем-то! Не программистом и не программой, а вот — «образ и подобие». Чёрт его знает, как это. Но чёрт знает, а не может, а я не знаю, зато могу! Могу от демо-существования, показывающего, как много может аминокислота с электричеством, подняться куда-то, где все люди — люди. Выше пены. Туда, где Бог — тот же самый Бог, Который и здесь, в пене наших дней, амбиций, трусости и героизма, нас не оставляет и выводит нас из какой-то там пещеры, а из себя — ко мне настоящему и к другим подлинным.

Иллюстрация: Иржи Слива (род. 1947)

См.: Творение - История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем