Книга Якова Кротова

Перевод 1 псалма

Счастлив человек, который
Не идёт, куда советуют обманщики,

Не стоит там, где путь грешников,
Не сидит, где сидят гордецы.

Радуется он закону Господа.
Думает об этом законе ночью и днём.

Он будет как дерево,
Посаженное у водных потоков:

Вовремя плодоносит,
Листва не вянет.

Любое дело его успешно.
Обманщики же летят по ветру как мусор.

Не выстоят обманщики в суде,
Грешники в совете праведников.

Ведь Господь оберегает путь праведников,
Путь обманщиков ведет в никуда.

 

Пояснения

Напоминаю: мои переводы псалмов ориентируются на еврейский текст. Они значительно точнее привычных, поверьте. Освобожены от гипнотического воздействия синодального перевода. Поэтические приёмы оригинала... Ну, примитивные, скажем прямо, не Мандельштам, а как - извините - какой-нибудь подросток стихи сочиняет. Ну вот у нас "путь праведника", а в оригинале "дерек цедек". Единственное, я не пишу "Яхве", оставляю "Господь", но кто хочет, может сам заменить - но Яхве, а не какое-то дикое "Иегова".

Я считаю свой перевод лучше других, конечно, иначе бы я его не делал. Простой пример: всюду оставляют синодальное "потоки воды". А как не оставить, когда неясно - это о реке или об искусственном орошении? ОК, но пусть будут "водные потоки".

Единственное, что я сознательно заменяю, имея русское слово - это "мякину". Ну нет этого слова в нашем бытовом лексиконе! Не знают его внучки и даже бабки с дедками! Я, как ни странно, отлично знаю: я работал на току в колхозе "Красный балтиец", аккурат веяньем занимался, был в этой мякине с головы до пят. Я так отгулы себе зарабатывал в Архиве древних актов. Даже побрился наголо, чтобы в волосах ничего не застревало. Приехал к отцу Александру Меню домой, думал, он скажет: "Яша, вы прямо как бенедиктинец", а он сказал: "Яша, вы как моджахед!" В общем, мякину заменяю на "мусор".

Жуткий архаизм "нечестивые". Он кому-нибудь понятен? Он - проверял - вообще ассоциируется с "честью", а это абсолютно неверно. Честь и честность в русском языке связались очень поздно, позже Пушкина. Человек чести - который дерется на дуэли, а правдив он или нет, никому неинтересно. Из многих значений расплычатого термина, на первое место контекст побуждает ставить "обманщик" - ведь в суде судят за обман. Можно было бы "преступник", но это слишком сильно. "Гордецы" - немножко архаично, но ничего лучше в голову не пришло. Можно, конечно, "гламурщики", "понтовщики", "выпендрёжники", но я не решился.

Ключевая проблема с привычкой: в оригинале речь не идёт о совете нечестивых как собрании. Не надо слушать советов обманщиков, очень просто! Но надо как-то вывернуться, чтобы сохранить триаду действий: не идет, не стоит, не сидит. Я вывернулся, мне кажется, неплохо. Особенно трудно было с "не стоит на пути грешников". Потому что в таком виде это странно. На дороге не стоят, по дороге идут. Ну, я нашел вариант "не стоит там, где путь грешников".

Вообще, это что за жанр? Не молитва же? Не молитва. Это лучше, это сонет. Ну такой, прото-сонет. Это хорошо всем знакомый нумер 66 (ещё одну шестёрку каждый пририсовывает мысленно). Только это оригинал, а 66-й - выворотка. Где в 1 псалма "хорошо", в 66 сонете "плохо". Где у Давида "Бог есть", у Шекспира "нету Бога ни фига". Но смысл один, конечно: "Не дрейфь!"

Обращено, конечно, к себе. Не дрейфь, душа моя! Подражай Нельсону! Другому такого не скажешь, и Нельсон очень бесчеловечно говорил это другим, а себе такое говорить надо. Моя листва не опадёт! Моя ничего не опадёт! Моя не вянуть никогда! Отвяньте от меня все адмиралы, генералы и прапорщики тоже! Вас много, а Бог один!

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).

1185 год, псалтирь Элеоноры Аквитанской. Давид играет на арфе, Давид побеждает Голиафа