Книга Якова Кротова

Евангелие Фомы. Испытание на разрыв

«Иисус сказал: Я разрушу [этот] дом, и нет никого, кто сможет построить его [еще раз]» (евангелие Фомы, 71).

Трофимова позволяет себе добавить «ещё раз». Да, в тексте дефект, есть место для 7-8 букв между окончанием этого изречения и следующим. Тем не менее, исследователи предпочитают лакуну эту не заполнять. Есть ведь и другой вариант реконструкции: «кроме меня».

Понятно, что изречение очень похоже на ключевую фразу в рассказе о Страстях: «Мы слышали, как Он говорил: Я разрушу храм сей рукотворенный, и через три дня воздвигну другой, нерукотворенный» (Мк 14:58). Проходя мимо Распятого, прохожие издеваются: «Разрушающий храм, и в три дня созидающий! 30 спаси Себя Самого и сойди со креста» (Мк 15:29).

Разумеется, сторонники гностицизма евангелия Фомы заявляют, что «дом» это тело, семья или даже (Валантасис): «социальные договоренности, которые управляют материальным миром». Смелее всего теория, что эта фраза отрицает воскресение — и Христа, и кого угодно.

Идея разрушения сама по себе банальная для иудаизма эпохи Иисуса, для самого Иисуса. Она для религии банальна, потому что она для человека вообще банальна. Постоянный невроз: всё суета сует! Усердий пропало! Мы все умрём! Не жизнь, а сплошной екклесиаст пополам с Иовом!

Господь Иисус, однако, совершенно не Екклесиаст, Он не про «всё пропало», а про «зло пропадёт». Сорняки сгорят, грешники сгорят, всё, что строится кровососами, обратится в прах. И паразиты никогда. Есть соответствующие изречения и в Фоме (40, 57).

Про уничтожение Храма Иерусалимского Иисус тоже ведь не Колумб. Это есть и у пророков, которые имели дело с разрушением Первого Храма, и в книге Езды (6:12), причём именно в формулировке «разрушу этот дом».

Гейтеркол полагает, что это изречение следует датировать временем после разгрома восстания Бар Кохбы, когда восстановление Храма стало нереальным. Мол, христиане должны были оправдываться перед римлянами: почему Храм разрушен. Вот они и приписали Иисусу такое объяснение — за грехи иудеев. Выходит, антисемитская эта фраза (Гейтеркол пишет «антииудейская»).

Это, конечно, запредельно. Выходит, любой пророк, бичевавший пороки Израиля — антисемит, антиудейская тенденция? Логика ура-патриотов, хоть американских, хоть русских, хоть гондурасский: сор из избы не выносить! Уже задыхаются, дышать нечем, но подметать и пыль протирать не дадут — это наша национальная пыль! Не трогать!!!

Иисус не о том, что всё будет хорошо.

Иисус (и все пророки) о том, что как раз то, что хорошо, за что мы, верующие, горячо благодарим Бога, — всё это фуфло. Мусор. Соломонов храм — потёмкинский храм, и страна — любая — потёмкинская страна, и вся наша симулякр и псевдоморф. Фикция! Овечья шкура на пустоте. Не надо бояться конца света — надо увидеть, что свет наш это тьма и серость, пыль и сор. Когда мы на вершине счастья и восторга, тогда и прощупывается осязаемее всего, как же мы далеки от Бога, от людей, от самих себя. Средь шумного бала, случайно… Отчуждение, обесценивание и, Бог даст, покаяние. Не то покаяние, которое — ах, я забыл в Храме подмести, а то покаяние, которое — Боже, какая же вся наша религия и храмы чушь собачачья, прости меня!

И тогда — нет, мы не начнём строить с нуля что-то Настоящее, с большой буквы. Тогда, в образовавшейся пустоте появляется место для Бога, для молитвы, для людей и для меня — настоящее Место. Которое не от нас, от Бога. Прорыв Неба.

Раздирается реальность наша — и в разрыве стоит Иисус, удерживая раскинутыми руками разрыв, чтобы не затянулось вновь, чтобы не залатали опять, не заслонили Неба холстом с изображением неба.

Как жить в этой нелепой ситуации? Не строить храмов, не произносить молитв? А об этом каждый спрашивает Бога сам, благо есть, Кого спросить, и Евангелие есть, и Дух Святой, и две тысячи лет люди стоят и, как на пожаре передавали друг другу вёдра с водой из колодца, передают друг другу Евангелие, чтобы знали, куда смотреть, где Христос — Вода, Жизнь и Небо.

См.: Гнев Божий - Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).

.

I век. Камень с надписью на греческом языке, который висел у входа в Святая Святых и предупреждал о том, что язычники туда входить не должны. Камень найден в 1935 году во время раскопок у Львиных ворот, хранится в музее Израиля. В 1871 году был найден аналогичный камень, который хранится в Стамбуле.