Книга Якова Кротова

Евангелие Фомы. Зрелость цинизма и зрелость надежды

«Иисус сказал: Жатва обильна, работников же мало. Просите же господина, чтобы он послал работников на жатву» (евангелие Фомы, 73).

Полный аналог изречениям у Матфея (9:37) и Луки (10:2): «и сказал им: жатвы много, а делателей мало; итак, молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою» (Лк 10:2).

Можно по-разному определить главную мысль этой фразы. Тут призыв не унывать, не опускать руки или тут ворчание на унывших и опустивших, каковых всегда большинство?

Сторонник идеи, что евангелие Фомы произведение гностиков, второе. Гностики-де были элитарны, в отличие от «обычных» христиан. Противопоставляли себя, знающих, невежественной толпе.

Эх, если бы и в самом деле высокомерию не было места в Церкви, если бы снобизм и фырканье (и связанное с ними «грусть-тоска меня съедает») были только у «сектантов». Большинство пойдёт в ад, massa perditionis, «погибшая масса», ну а уж мы поплюём на них из рая…

Как говорили при господстве ленинистов и их могучей единой партии, «если ты плюнешь в партию, она этого не заметит, а вот если партия плюнет на тебя…».

За этим изречением следует про то, что многие вокруг родника, а в воду входят единицы, или что многие перед дверью, а входят на пир единицы.

Получается триада.

Только вот затем идёт притча, хорошо знакомая по Евангелию, о купце, который всё продал, чтобы инвертироваться в одну-единственную жемчужину, и получил отличную прибыль.

Тогда не триада, а квадрига. Не ругань в адрес лодырей, лентяев и лежебок, а поощрение живчика, который есть в любом, самом отчаявшемся человеке. Живи, живчик! Вперёд!

Главное ведь во фразе — о молитве. Не человек решает, Бог решает. Не упрекайте людей, что они духовно инертны, упрекайте Бога, требуйте от Бога, чтобы оживил, растормошил, пробудил и побудил.

Это прямо противоположно ворчанию.

В конце концов, а что такое «жатва»? Можно ведь заявить, что это «знание», «гнозис». Многое нужно познать! Но совершенно очевидно, что речь о другом, о том же, о чём притча про семена. Люди вовсе не инертны, люди живут духовной жизнью, люди созрели для встречи с Богом, только нужно им сказать о Боге. Чтобы не выросли Маугли. Человек сам говорит с Богом, как человек сам говорит и с людьми, но если говорильный аппарат не запустить, то ничегошеньки человек не заговорит.

Впрочем, сторонников гностичности Фомы не переубедить. Гейтеркол не спорит, что тут речь идёт о молитве Богу, что тут Бог назван Господином, а это не слишком гностично, чересчур ортодоксально. Но он убеждён заранее, что Фома и гностики не считали Бога активным субъектом и поэтому предлагает считать, что тут речь идёт об Иисусе. То есть, надо просить Иисуса, чтобы Он… А разве это не Иисус говорит?

Хорошо быть верующим, когда Дядя Государство берёт на себя заботу о духе. Или любой другой дядя. Богач даст денег на проповедь, на храм, на СМИ, на интернет-канал, трынди — не хочу. Или даже единоверцы. Нет, ну а что, сотня человек скинется — и пошлёт миссионера, и будет большое евангелизационное щастье.

Евангелизационное — возможно, а вот евангельское… У верующего один патрон — Бог. Он, в конечном счёте, решает, сколько будет проповедников, какой будет отклик. К Нему все претензии. «Громче кричите», — как саркастически советовал один атеист. Да, громче — ну, конечно, духовно громче, у Бога ушей нет, а Дух есть. Только для этого надо кричать убеждённо, а чтобы убеждённо, надо самому видеть, что люди готовы. Вот это самое трудное и есть, тут тоже вера нужна — потому что надо видеть, что в людях зреет не только ожесточение, лживость, эгоизм, которые прямо в глаза бросаются, цветут и воняют, но что в людях зреют и такие прозрачные, почти невидимые доброта, а жажда истины, и робкое стремление к другому.

См.: Надежда - Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).

.

Начало II века. Серп и другие предметы из так называемой Пещеры Писем в Израиле, недалеко от Мёртвого моря.