Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Зову я смерть! Уж замуж невтерпёж!

Книга пророка Исайи не первая в Библии, но тексты её, похоже, самые древние, во всяком случае, из сразу записанных. Рассказы о творении мира передавались из уст в уста, а тут явно авторское сочинение. Если доверять указаниям самого текста, то это VIII век до р.Х., но есть мнение недоверчивых историков, которые полагают, что тексты разных авторов и разных эпох, и что даже первые главы — это не до того, как евреев депортировали, а уже после того, как их отпустили из Плена, то есть, на два столетия позже.

Понять недоверчивых можно: Бог угрожает евреям депортацией (посредством завоевателя). Поскольку Бога нет, пророчеств не бывает, то это угроза задним числом.

Правда, не обязательно верить в Бога, чтобы предположить: депортацию было не так уж трудно предсказать. Дело это в те далёкие времена было обычным, так что — как и большинство пророчеств — тут сверхъестественного так же мало, как в «не руби сук, на котором сидишь».

Разумеется, значения это не имеет абсолютно никакого. Все уже давно умерели — и те, из-за кого была депортация, и депортированные, и репортированные. Но текст берёт за душу простым: «Перестаньте делать зло! Научитесь делать добро!»

Бог как ребёнок стоит около хама на троне, дёргает за рукав и ноет: «Ищите правды! Спасайте угнетённого!»

Это ведь любимый Маршак:

«Зову я смерть! Мне видеть невтерпёж
Достоинство, что просит подаянья,
Над простотой глумящуюся ложь,
Ничтожество в роскошном одеянье».

Только Бог не фраер. Он зовёт смерть не к Себе, а к хаму. Да не просто смерть, а ту самую Депортацию, плюс Пожар, плюс самое мучительное: не прекратите — поставлю детей вами управлять! Ну прямо «Король Матиуш I». Вообще месть Божия — это карнавал, переворачивание норм. Детей — в цари, язычников — в Храм Божий, верующих — вон из Храма. Кто тут обжирался — будет голодать вечно. Кто воевал — будет завоёван. А другие народы — перекуют меча на орала (да, это именно отсюда), «и не будут более учиться воевать». Назойливое противопоставление — ты сейчас покупаешь дом за домом, поле за полем, «как будто вы одни поселены на земле», —  так вот ты спрячешь тело жирное в утёсах, от ужаса Божия забьёшься в расщелину. Не расщедрился на правосудие? Получай кровопролитие — и кровь твоя!

К счастью, Исайя использует такие простые и мощные образы, что они прочитываются и сегодня — если знать, что искать в тексте. Три поэмы — 1 глава, 2 и 3, 4 глава. Содержание примерно одно, но образы идут по нарастающей: сперва — город у подножия горы, вторая поэма — о горе, третья — о винограднике на горе. Тут, конечно, пересечение с Песнью Песней, с виноградником как символом женщины — для Бога Израиль это женщина, любимая женщина. И вот она, дрянь эдакая, изменила Богу — с сатаной. Несправедливостью, жадностью, грабежом. Ну, смотри… «И осталась дщерь Сиона Как шатёр в винограднике, Как шалаш в огороде, Как осаждённый город»…

Кстати, «башня в винограднике» — это не потому, что в винограднике делали башни, а потому что всё-таки этот виноградник — Храм Божий, огромная (ну, по меркам того времени) башня на горе.

Пророки в расхожем представлении — косматые дядьки типа байкеров, которые вроде стоп-крана — в самые кошмарные для народа времена заваливались к царям, словно те свои чуваки, и вправляли им мозги, стращая всякими ужасами от Бога, если не исправятся.

Верно здесь лишь то, что пророки, как и байкеры, ходили стаями. Пророк и за ним ученики. Но вот что совершенно неверно — так это про тяжкие времена.

Весь цимес пророчеств в том, что они произносились в абсолютно благополучные времена, во времена, которые были лучше других. Таково большинство времён. Неприятности до геноцида включительно бывают, но неприятности обычно концентрируются в короткое время. А потом либо возрождение нормальной жизни, либо общая могила, лопухи из неё растут, и тоже нормальное спокойное кладбище.

Именно в нормальное, обычное время есть смысл читать Исайю и его пророчества. Не потому, что нормальное время может кончиться. Не дай Бог! Пусть еще тысячу лет будет не будет войн, геноцидов и подобной дряни! Чтоб наши враги столько стояли в очереди за пивом, сколько мы хотим жить без войны!

Кошмар, который преследует Исайю, это кошмар человека, который живёт в очень неплохое время и в неплохой обстановке. Да, нищие есть, неурожаи бывают, но в целом страна на подъёме, богачи богатеют, окрестные державы поумерили свои аппетиты из-за внутренних проблем, средний класс наращивает жирок. Автор книги, его герои и адресаты выросли в семье, где был достаток, детей любят, балуют, перспективы неплохие, если сам не будешь плох. Вполне возможно, что это семья — в «Плену», то есть где-то в глубине Вавилонской империи, среди депортированных подобных ей еврейских семей. Ну а что, депортация? Люди быстро приспосабливаются и восстанавливаются — кроме тех, кто не приспособился и умер. Между прочим, в первых трёх поэмах Исайи (главы 1-4) не идёт речи о внешней политике, о том, с кем из соседних держав заключать договор, с кем не стоит, и даже о царе в этой трилогии не говорится, говорят о «князьях», о сильных и богатых мира сего, которые и  гетто всё равно бывают.

Жизнь удалась, всё неплохо — именно в такой обстановке начинается разложение, а по латыни — «коррупция». Именно это — главное, что обличает Исайя. Несправедливые судьи, жадные богачи, лживые номенклатурщики. Это гниль, но гниль паразитирует на сильном организме, и паразитировать гниль может очень долго, веками и даже тысячелетиями. Так что пророчества Исайи вообще-то из жанра пугалок, которыми человек вымещает бессильную злобу, праведное отчаяние. Уууу, сейчас дождётесь! Вот вас Бог накажет!! Всё рухнет, вас в Гаагу под суд!!!

Впрочем, Гааги ещё нет, мир очень замкнут, самое большее — с севера придёт какой-то жутковатый мститель. Главное, чем пугает пророк — что привычный мир перевернётся. Вами станут править дети и женщины! В Храм будут ходить язычники, Бог их полюбит, они перекуют мечи на орала (да, это отсюда), а вам — кукиш! без масла! Вы вот безобразничаете, словно вы одни на земле (именно такое выражение, роскошное же!), так вот вы увидите, что у Бога незаменимых нет. 

И всё это именно стихи, двустишия. Словно кобра раскачивается перед лицом. Туда-сюда, туда-сюда. Вправо-влево, раз-два... Бог зовёт смерть, потому что Ему невтерпёж освободить людей от смерти. Бог грозится Мстителем, потому что Ему хочется скорее отправить к любимому человечеству Спасителя. Нет, ну а как с нами можно было бы иначе?

 

См.: Библия - Иерусалим - История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем

2015 год. Иерусалим. Вид на старый город с южной смотровой площади. Фотография Якова Кротова.

2015 год. Иерусалим. Вид на старый город с южной смотровой площади. Фотография Якова Кротова.