Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Ключ любви

Любите врагов, потому что Бог любит и добрых, и злых.

«Но вы люби́те врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым» (Лк 6:35).

Красиво так, что убеждает. Но убеждает поверхностно, никто по этой заповеди не живёт, потому что объяснения тут нет. Это не рассуждение, это плакат. Солнце, свет, дождик, хорошие и плохие люди танцуют под этим дождиком.

Будьте милосердны как Бог милосерден. Это объяснение? Если это объяснение, то облака это рельсы.

Такие объяснения нуждаются в объяснениях, в сто раз больше себя.

Бог-то — почему Он благ и к хамам, и к подонкам («неблагодарным и злым» очень уж архаично, не цепляет, а должно цеплять). Давайте об этом поговорим! Почему вас это не беспокоит, господин Бог? Почему Вы ненормальный такой?

Когда мы встречаем Бога, эти вопросы не встают. Ответом становится Он Сам. По факту встречи. Мы киваем головами: да, Он такой. Но почему? И как это воспроизвести у себя? Он невидимый — а я видимый. Он всемогущий — я не всемогущий… Но Иисус явно считает, что это неважно, что любовь Божья не из всемогущества Божия.

Интуитивно мы представляем мир как наши далёкие предки. Дерево. Есть низ, преисподняя, подземное адское царство. Наш мир уходит туда корнями, оттуда растёт. Поэтому в нашей горизонтали оленёнки пасутся, зайчики прыгают. Есть крона, там птички двукрылые и серафимы шестикрылые. А над деревом небо, а над небом другое небо, и там Отец наш Небесный.

Всё правильно — и всё неверно.

Открытие Бога, Который выше всего, повелевает всем, это было великое открытие. Но только это всё-таки было открытие Бога в координатах власти. Надзирающий, доминирующий, распоряжающийся. Совсем как мы в наших мечтах, а иногда, увы, и в реальности. Мы одобряем войну, мы призываем истреблять людей ради блага людей, мы просто сердимся на прохожего, толкнувшего нас. Мы надзиратели и палачи — и Бог надзиратель и палач.

Мир построен наоборот.

Мир стоит не на преисподней.

Не силы зла, не силы ненависти, не силы правопорядка дают нам жизнь.

Жизнь даётся нам любовью.

Мир не пирамида фараона, которая стоит на тех, кого давит.

Мир перевёрнутая пирамида. Он стоит на пустом месте — на Боге, Который невидим и не занимает места, так что с точки зрения медведя или таракана это именно пустое место.

Мир питается жизнью не от надзирателя, не от палача в подземных карцерах спецтюрьмы, а от Бога, подымающего нас к свободе, к творчеству, к любви. Бог нас поднимает, а Сам остаётся внизу. Это как аттракцион, когда ставят самолётный мотор вертикально и человек парит в мощной струе воздуха, которую тут выбрасывает.

Бог питает нас не каким-то скупым точечным поливом, словно мы помидоры в пустыне. Нету датчиков, которые отпускают нам ровно столько, сколько нужно, чтобы мы не засохли или не выросли так, чтобы стали заглушать соседние фрукты-овощи. Впитывай — не хочу! Гуляй, Емеля, твоя неделя!

Бог не сидит за пультом с экраном и не проверяет: этот посмотрел порно — ограничить подачу тестостерона. Этот перевёл старушку через улицу — подбавить ему антител.

Бог — фонтан, родник, ключ во всех смыслах. Фонтанирует, потому что не может иначе, потому что Он — Бог. Творец. Любовь не может не быть бесконечной и безоглядной, иначе это не любовь. Поэтому любовь сильна как смерть и сильне. Смерть убьёт — любовь воскресит. Ненависть испачкает — любовь отмоет, отмоет того, кто испачкал и поэтому замарался куда основательнее своей жертвы. Бог простит, исцелит, воскресит и серийного убийцу, и того, кто послал убийцу на казнь, убил, ведь оба нуждаются в прощении, хотя и в разном. Кто послал на казнь, тот просит о прощении большем, потому что он же не убийца, он же с совестью, не в ослеплении, а всё-таки убил.

Мы собираемся вспомнить Тайную Вечерю, этот перекресток жизни, смерти и воскресения Сына Божия. Мы уже были на этом перекрестке, когда крестились, когда прошли с Иисусом в небытие и вышли в жизнь вечную. Мир перевернулся и мы поняли, что он удобен для любви, прощения, надежды. Мы нашли ключ, ключ Царства Божия, ключ, который всё отпирает, что заперто, и каждому даёт напиться, чтобы не умереть от нехватки Бога и человечности.

[По проповеди в воскресенье 17 октября 2021 года]

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем