Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Одинственность Бога

Бог — один. За этим «один» стоит нечто бесконечно большее, чем можно себе представить. Представить Бога нельзя, но Он может предстать перед человеком.

Невозможно представить Бога, потому что у человека нет опыта быть одним. Человек всегда часть множества — человечества, материального мира. Это в лучшем случае, а в худшем человек становится производным, частью семьи, частной собственности и этого... как его, не к ночи будь помянуто... государства.

Замечание Гесиода про лошадок пошлое, потому что и так очевидно, что человек выдумывает бога по своему образу и подобию. То есть, если бы гуингнгмы выдумывали бога, тот был бы похож на лошадь плюс какая-нибудь деталь типа рога. Радужный такой единорожик. Девять десятых религии это такой вот идол, производный от печального факта: все мы немного лошади. Причём не в смысле Свифта или Раскольникова, а в смысле Маяковского. И бог нам нужен как те пластиковые единорожки, которыми увлекаются первоклассницы.

Реальный Бог — один. Это невозможно почувствовать. Это можно лишь увидеть верой. Это приходится нести по жизни как сырое яйцо в ложке на шуточных соревнованиях. То и дело роняешь и оказываешься идолопоклонником.

«Идолопоклонник» — не обязательно многобожник. Самые твердокаменные идолопоклонники — монотеисты. Их Бог — идол, потому что не может того, что может Бог. Может то, что может человек: судить, наказывать, доминировать. И не может стать человеком. Бог не может родиться Иисусом. А Бог — смог! Только кажется, что это противоречит монотеизму. Наоборот. Бог остался Один.

Эта проблема старше Рождества. Бог как Дух — точно так же противоречит идолопоклонническому монотеизму. Бог быть человеком даже допустимее, чем Богу быть Духом.

Дух — не производное от Бога. Не второй Бог. Не свойство Бога (в отличие, скажем, от «мудрости», «всеведения» и т.п.). Тот же самый Бог. Более того, Сын — не второй Бог, а тот же самый один-единственный Бог. Это очень трудно себе представить, даже невозможно, потому что Сын — Он же человек? А человек — производное от человечества, значит Сын — производное от Бога? А вот и нет! Иисус — производное от человечества, да, Он же человек абсолютно. Но от Бога Он не производное, Он Бог. Это как бы понятно — настолько, насколько понимающий человек, а проблема человека в том, что человек всегда недостаточно человек, недостаточно производный от человечества, склонен производиться от скотства, от каменности, прячется в зоологию и геологию, в антропологии-то неуютно, думать надо, любить надо от себя, а не от прошлого, не от «среды». Человек-то образ Божий — то есть, несёт в себе эту «одинственность».

Что плохо понимается именно верующими — что Иисус-то один не только с Отцом, но и с Духом. Никакого другого Иисуса, кроме Духа Святого, мы не знаем и знать не можем. Не можем знать не потому, что мы глупые и ограниченные материей, а потому что другого Иисуса нет. Бог — один. Создатель всего, Ребёнок на крытой парковке при вифлеемской гостинице и неосязаемый Воздух между строк мироздания — Один Бог.  Ни на что не делимый и всему уделяющий Себя. Ни из чего не выводимый и всё обнимающий. Свободный от всех и каждого освобождающий.

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем