Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Невидимая стена невидимого града

«От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф 11:12).

«Употребляющие усилие» — чрезвычайно приблизительный перевод. Редкое греческое слово «биастес» это «насильник». Видимо, неплохой перевод был бы «штурмовик». «Биастес» — от того же корня, что «биос»:, «жизнь». Сила есть одна из составляющих жизни, и злоупотребление силой — признак, увы, жизни. Мертвецы не насильничают.

У Иосифа Флавия, у Климента Александрийского встречается игра этим словами  «насилие» и «жизнь», по принципу: кто насильничает, тот делает жизнь бессильной.  Причём, речь идёт прежде всего о насилии как грабеже, мародёрстве.

Отсюда остро парадоксальный призыв Климента Александрийского грабить Бога. «Единственное насилие, которое можно назвать оправданным», писал Климент, цитируя эту фразу Спасителя: штурмовать Бога, ворваться в Бога, чтобы ограбить Его. «Бог радуется, когда его так побеждают!»

Бог радуется, когда Его грабят — потому что у Бога ничего нет, кроме жизни, и жизни бесконечной. Берите! Златоуст через два века развернул эту метафору: надо учиться штурмовать небо, аскетика и есть такое обучение, и действовать надо быстро, чтобы тебя не нагнал дьявол и не помешал тебе.

Звучит странно, но это странность яркого образного мышления — точно та же, что в призыве «приобретайте друзей украденным богатством». Кради — но отдавай бедняку! Свободу Юрию Деточкину! Святый бессеребреник Робин Гуд, моли Бога о нас!

Одна беда с такой метафорой: всё-таки Царство Божие «приблизилось». Оно «внутри». Себя штурмовать? Можно.

Примечательно, что Господь говорит «начиная с Предтечи».  До Предтечи и штурмовать-то было нечего. Пропасть была, и внутри была пустота. А теперь — всё тут… Осталось только сломать стену. Стеклянную, прозрачную, невидимую стену, даже не из стекла, а из времени — из секунд, из тех секунд, которые мы пробалтывали в ничегонеделании, когда рядом такой простор. Разбить эту стену нетрудно, трудно её нащупать. Невозможно. Мне — невозможно. Бог — может. Боже, помоги мне захватить Тебя!

[Все филологические изыскания — не мои, а в ЖЖ есть аноним, пишущий преинтереснейшие этюды — agias-grafas.livejournal.com]

См.: Аскетика - История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем

Яков Кротов сфотографировал в Иерусалиме в 2016 году