Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Мень: гений понимания и талант умолчания

Мень понимал людей. Гениальный пониматель (пониматор?). Не прозорливец, хотя отчасти эти явления перекрываются.

(Я не встречал такого понимания ни у кого, а уж я сам просто анти-пониматор. Я не социопат, но я всё время не понимаю людей, хуже того, понимаю их неверно — я похож на часы, которые то отстают, то спешат и в итоге вообще никогда не показывают правильное время).

Так вот — этот дар не принёс отцу Александру никакого особого счастья, не говоря уже о выгодах. Пригодился ли в пастырской работе? Да нет. Потому что нету никакой такой «пастырской работы». Выдумки это всё, про «душпастерство». Каждый неудавшийся психотерапевт в сутане мнит себя Пастером, исцеляющим род людской, а его епископ ему в этом потакает — чтобы потакаемый дал ответную потакалку.

С другой стороны, понимать это большое удовольствие само по себе. Можно знать историю, а можно понимать историю. Лучше, чтобы эти два знания совпадали, но вообще-то они могут и не совпадать. Иначе бы миром правили историки, физики и прочие «знающие». Это был бы кошмар. Не потому, что миром должны править понимающие, а потому что миром вообще не нужно править. Единственный, Кто должен бы править миром, от этого систематически и сознательно уклоняется, попадая то на Голгофу, то куда похуже.

Сила отца Александра была не в даре понимания, а в очень чёткой иерархии ценностей, целей, средств. Для сравнения — у меня такой иерархии нет, поэтому моя жизнь прошла как дворняга пробежала, вроде что-то такое мелькнуло, а вроде и нет. Я гнался не за двумя зайцами, а за любой блохой, за любым фантиком и шнурком, которые пролетали мимо по своим делам. Только в последние год-два стало получше, видимо, близость смерти, действительно, может быть и позитивным фактором.

В этой иерархии главным было — вытащить человека из совка к Богу. Даже не к Богу, а к нормальной жизни. И, знаете, удавалось. То есть, волатильность была бешеная — большинство тех, кого Мень крестил, проскочили через веру и Бога как нож через масло. Но это так у всех и всегда,м просто одни делают вид, что всё нормально, а другие не делают вида и не пишут «в нашем приходе миллиард, судя по расходу масла при миропомазании».

Расчёт Меня был на то, что, приобщившись к норме, человек сам уже всё поймёт. Вот здесь, однако, синкопа. То есть, люди понимали, с удовольствием погружались в нормальную жизнь, и — в общем, иногда кажется, что даже совок лучше просвещённого обывательства и вяленой воблушки в профессорах Оксфорда и Принстона, в Ватикане и в Нью-Йорке. Апостол Павел докладывал, что где много греха, там и много благодати — так вот, справедливо и протиположное наблюдение: где много благодати, там много греха, мещанства, в том числе, с дипломами, с миллиардами, со светлым лучезарным взором, с богословскими степенями и полной пустотой во всех членах.

Что же, Мень должен был как-то иначе себя вести? Ну, во-первых, вряд ли бы у него получилось, во-вторых, а толку-то что? Нету такой силы, чтобы сделать то, что Богу не под силу. А Богу, видимо, не под силу быстро и чётко вразумить всех, коли Он за тысячи лет этого не сделал. Видимо, и надо не дёргаться, не суетиться, а вот по мере сил и разумения делать, что Бог послал. А кому Бог послал что-то другое, делать это другое. А вот что не Бог послал, того не делать, не делать... А ведь делаем, господа! Делаем! И ещё и довольны как слоны, которые растоптали одного несчастного слепого и думают, что спасли вселенную...

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем