Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Край Божий: где далёкое ближе близкого

«Ибо мы — Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять» (Еф 2:10).

В Средние века это «создание во Христе» изображали. Бог Отец был ещё невидим, мир творил именно Иисус.

Впрочем, Павел говорит не о том первом творении, а о творении благодаря вере, благодаря крещению. Это не создание, а воссоздание.

Первое творение книга Бытия не описывает как творение из ничего. Интересно было, не из чего, а как. В чём суть творения? В упорядочивании. Бог не создаёт свет и тьму, разграничивает их. Мальчики направо, девочки налево. Верх — наверх, низ — вниз, а то сгрудились все посерединке, нельзя протиснуться.

Как Алексей Толстой отчеканил: «Страна наша обильна, порядка только нет». Хаос. Вот из такого бездарного, бесполезного и даже вредного обилия хаоса Бог творит мир, в котором возможна жизнь, причём вечная.

Только где она, вечная жизнь? И вот законник спрашивает Христа, что сделать, что получить именно вечную жизнь (Лк. 10:25, читается за литургией вместе с текстом Павла).

Ответ как бы ясен: обрезание, суббота, изучение Торы и прочей премудрости. Следуй порядку, вноси в мир порядок. Закон! Чтобы каждая вошь своей дорожкой ползла!

Иисус даёт совершенно другой рецепт. Любить ближнего. Отлично, но в качестве примера ближнего Господь даёт дальнего. Самаритянин хуже римлянитянина! Иисус ломает границу! Или, точнее, предлагает другой принцип классификации.

Верующие в Иисуса на заре христианства часто видели доказательства веры в Иисуса как Христа у пророков. Но что там у пророков такое? Про рождающую деву? Это технические подробности. Интереснее другое: вот Бог говорит пророку Аввакуму о грядущей катастрофе, о нашествии халдеев. Аввакум совершенно по-детски спрашивает: «Мы не умрём?» Бог этого не обещает. Бог не обещает и того, что когда-нибудь будет возвращение, восстановление того, как было. Плен — наказание, как можно вернуть всё в точку, где было плохо? Где богачи угнетали бедняков? Где судьи служили не справедливости, а силе?

Мы, может и умрём — не в этом соль. Ну, умрём, ну, воскреснем. А мы изменимся? Вот главное: Царство Божие не может быть просто подкрашенным царством Соломона и Давида. Машиах — потомок Давида, но какой потомок? Очень условный — и не потому, что гены не те, а потому что царство качественно иное!

Обычный порядок, обычное царство стоит на разделении. Для Божьего Царства главное — убрать разделение людей на своих и чужих, на ближних и неблизких. Мы живём, разделяя, и думаем, что мы как Бог. Он свет от тьмы отделил, а мы русских от нерусских, евреев от арабов, работящих от ленивых.

Граница Царства Божия — это граница между избирательностью и всеобщностью.

Новый человек живёт в мире, где чужая рубашка ближе к телу, где свет не гламурная хрустальная люстра, а огонёк Духа в бушующей тьме ненависти и страха. В мире, где хорошо жить не там, где хорошо жить, а там, где Богу хорошо — а Богу хорошо там, где всем хорошо. Всем без исключения. Этот мир наложен на старый мир, и идти за Христом означает стирать одни границы и устанавливать новые границы — не разделяющие, но соединяющие, границы между свободой и несвободой, любовью и ненавистью, жизнью эгоистической и жизнью вечной.

[По проповеди 28 ноября 2021 года]

См.: Любовь к ближнему - История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем