Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Александр Мень. Жизнь — дерево?

Мень писал о себе:

«Дело — дерево: один ствол на корнях, дальше ветви и ветки, мельче и мельче. Задачи разветвляются на дела, дела на делишки — как кровообращение: от сердца до капилляров. На каждый обозримый период стараюсь держать не больше пяти, как пальцев на руке, притом только одна работа главная, как большой палец, а остальные сопутствующие, но их сумма по значимости примерно равна основной. Стараюсь соблюдать иерархию — отличать делишки от дел, дела от задач, задачи от Цели: если низшее наезжает на высшее, а не служит ему — к ногтю. Всё, в общем, просто: ствол расписания крепкий, ветви бытия гибкие. Конечно, энтропия взимает налог, зряшные потери все равно происходят. Если в пределах примерно одной пятой от времени в целом — ещё ничего. Когда ясно себе представляешь, к чему стремишься, то знаешь и чего хотеть в каждый миг, что предпочесть, от чего отказаться, что предоставить случаю — когда идёшь верной дорогой, время само себя бережет.»

Две метафоры, обе из биологии. Дерево и кровеносная система.

Метафоры красивые, но ведь возможно и совсем иное описание жизни. Например, как разговора или как истории, повествования.

В один из первых приездов к о.Александру домой меня,  старшеклассника, ровесника его дочери, удивило расписание для детей: когда подъём, когда занятия, домашние дела и пр. В нашей семье такое расписание было немыслимо. Не думаю, что оно выполнялось. Скорее всего, оно и не нравилось детям. Правда, судя по их жизненным достижениям (дочь стала маркизой в Италии, сын министром Путина), они сами научились ставить цель и к ней неукоснительно двигаться.

Всё-таки человек не дерево, и кровеносная система человека — не человек. Самодисциплина это прекрасно. Самодисциплина создавало великие империи, развивала работорговлю, инквизицию и военное «дело». Самодисциплина — сильное место не только отца Александра, но и Андропова, и многих, многих...

Другое дело, что противостоять самодисциплине и идолу «ответственности» пьянством, наркотиками, распутством и прочими нехорошими излишествами означает всего лишь практиковать ту же самодисциплину, только на туринский манер. Негативно. Пойти в разнос.

На практике-то отец Александр огромное количество время тратит впустую. Зря. Проповедовал и крестил людей, которые через какое-то время улетучивались назад в атеизм-агностицизм, а то и что похуже. Служил бесконечные молебны и панихиды чистым язычникам и язычницам в православной обёртке (не все, конечно, кто заказывает молебен, язычники, но почти все). Это если и было дерево, то из тех, которые прорастают через ограду, уродующую их наростами.

Было три отца Алекандра Меня. Три автора. Автор книг, автор проповедей и автор писем (и разговоров). Блоггер, инфлюэнсер и просто общительный человек. Вот эта последняя ипостась — самая интересная и живая. Особенно в России, где много всякого разного, а вот просто общения и человечности мышь наплакала.

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем