Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Навстречу встрече

«Не по закону заповеди плотской, но по силе жизни непрестающей» (Евр 7:16).

Автор послания евреям видит, что Иисус на кресте — жертва.

Это сегодня банально, а тогда было чудовищно, неприлично, вздор. Преступник не может быть жертвой, а если на кресте, то преступник. У нас зря не распинают! Нет креста без причины!

Каждый верующий видит в Христе Кого-то особого, и хорошо, если найдёт для Господа свой личный образ. Но хотя бы и чужой — значит, соединился свой материальный, земной опыт с опытом встречи небесной.

Иисус — жертва, жертва, причём свободная жертва. Не жертва обстоятельств или заговорщиков. Иисус — жертва, которую принёс Иисус.

Это тоже чудовищно смело. Иисус — и жертва, и священник, который принёс жертву.

Это фантастический сдвиг в сознании. Это сознание уже не озабочено виной палачей и судей. Оно сосредоточено не на чужом грехе, а на свободе Спасителя. Дай Бог каждому так.

Пытаясь подыскать этому своему неслыханной новизны прозрению, автор подыскивает прецеденты в Законе, в Учении — в Торе. Ничего лучше аналога с Мелхиседеком не нашёл: вот Мелхиседек был царь-священник, но не из колена Левая.

Какая же ничтожная мелочь  — ой, священник должен быть из колена Левия. Ну что поделать… Мистическое озарение не отменяет стереотипов. Не всегда, во всяком случае.

Главное всё же другое: конфликте между тем, как следует по закону и как есть в Воскресшем, сформулирован как конфликт закона, нормы и благодати. Точнее, в оригинале — «сила жизни». По-гречески всё очень понятно для русского уха: «сила» тут — «динамис», жизнь — «зоо». Закон статичен, вечная жизнь — динамична.

Сегодня уже почти забылось противопоставление «законный ребёнок», «незаконный ребёнок». А сколько людей мучались! Какой же бред жестокости. Ребёнок — и Закон. А Иисус — незаконный? И такое ехидство против Него подпускали. Да как вообще соединять «законный» и «ребёнок». Ребёнок — это динамика жизни, это вам не бумажка. Любой закон тьфу в сравнении с ребёнком и вообще человеком — поэтому «не убий».

Женщина, когда рождает, она же не становится меньше, пассивнее. Прямо наоборот: динамичнее. Она расширяется: жизнь ребёнка это и её жизнь.

Закон — решётка на окне тюрьмы, чтобы преступник не убежал. Но эта решётка и праведнику мешает, который надзиратель при тюрьме. Сила вечной жизни разрывает эту решётку — и человек рождается.

Вот почему эти слова уместны на Сретение. Рассказ о Сретении исходит из чуть другого видения Христа — как ребёнка, маленького, которого держать другими руками, и всё же в нём спасение, освобождение. Потому что Он что-то сделает Израилю? Потому что Он у тебя на руках, и ты, возвращая Его Матери, отрываешь Его от сердца, словно рождаешь, жертвуешь Им, потому что нужно пожертвовать даже Богом, дать Ему свободу, чтобы Бог вернулся к тебе свободой для тебя, вернулся, чтобы вручить тебя Отцу Небесному для сретения человека и Бога.

[По проповеди на Сретение 15 февраля 2022 года]

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем