Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Ватоличество и правоватие: встреча на Кубе Бергольо и Гундяева

Встреча папы и патриарха, вопреки распространённому мнению, — не первая встреча глав двух церквей, потому что глава русского православия митр. Исидор участвовал во Флорентийском соборе в начале XV века и даже подписал договор о соединении двух церквей. Договор никаких существенных результатов не возымел, кроме того, что Русская Церковь, напротив, самочинно и антиканонично объявила себя самостоятельной и ушла в раскол от Константинопольской патриархии.

Патриарх согласился на встречу (после многих лет, когда он отказывался), потому что ему приказал Кремль.

Эта встреча выгодна только Кремлю, который сейчас находится перед угрозой всеобщего международного бойкота. Любая встреча с международным авторитетом слегка помогает Кремлю укрепить репутацию. Согласившись на встречу, Папа помогает агрессивной диктатуре выглядеть нормальной страной. Это объятия за чужой счёт. Обнимается Папа, а гибнут от российского оружия украинцы и сирийцы.

Почему Папа согласился на встречу? Потому что внутренне он действительно скорее ближе к диктатурам, чем к свободному миру. Как и Гундяев, Бергольо сформировался в годы жесточайшей диктатуры, как конформист, предпочитающий «договариваться с тюремщиками», даже если из-за этого кого-то из заключённых убьют. Мёртвые молчат, в доказательство правильности конформизма предъявляют выживших. Не надо забывать и о платных и добровольных кремлевских агентах в Ватикане, они никуда не делись.

Заметим, что встреча происходит не где-нибудь в свободном мире, а на Кубе — острове диктатуры и рабства. Происходит под предлогом «помочь верующим». Но в результате такой помощи диктатура поощряет церковь очень определенного типа — вроде капельницы при параличном больном. Человек и под Брежневым, и под Кастрами, и под Путиным живет без свободы творчества, без свободы бизнеса, совести, собраний, слова — почти что овощ. В утешение ему предлагают пососать леденец в виде креста. А Крест — не леденец для утешения. Деформируются и верующие, и пастыри, и сама Церковь. И какая разница, объединятся две капельницы в одну или нет? Во-первых, ни за что не объединятся, во-вторых, какая разница! Ватник-католик ничем не отличается от ватника-православного.

Кастро может сколько угодно заявлять, что Куба возвратилась в лоно католичество — это такая же ложь, как заявления Путина и Гундяева о возвращении России к православию. Куба — забавный случай, каноническая территория и Московской патриархии, и Ватикана. А территория-то — карцер. Россия — большой карцер, Куба — маленький карцер. Договорились с тюремщиками, проповедуют зэкам. Одно утешение: на небе всем этим телодвижениям значения никакого не придают.

Митрополит Иларион Алфеев уточнил, оправдывая патриарха, что он с Папой встретится, но молиться с ним не будет. С кем только не молится патриарх Кирилл! С Путиным, с байкерами, с пьяницами, педофилами, демагогами, гебистами, серийными полицейскими... Но вот с Папой Римским — не будет молиться! Нет слов...

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем