«Яков

Оглавление

Опыты горя и радости

«Вторая подобная ей: возлюби ближнего твоего, как  самого  себя. Иной большей сих заповеди нет» (Мк 12:31).

Всё не так просто. Почему надо любить Бога и почему надо любить ближнего?

Почему надо любить Бога, объясняет Декалог: потому что Бог освободил евреев из рабства егиетского.

Почему надо любить ближнего, объясняет Левит 18:18: «как самого себя». «Как самого себя» это ведь не описание, а именно объяснение, мотивация. Левит объясняет не «вообще любовь», а почему нельзя мстить и ненавидеть. Потому что ты же не хочешь, чтобы тебе мстили, чтобы тебя ненавидели?

Однако, любовь — это разве про немстительность и доброту?

К тому же есть ещё вариант в той же книге Левит, чуть ниже, после сборной солянки отдельных предписаний:

«Когда поселится пришлец в земле вашей, не притесняйте его. Пришлец, поселившийся у вас, да будет для вас то же, что туземец ваш; люби его, как себя; ибо и вы были пришельцами в земле Египетской».

Заповедь уничтожает само деление на свой/чужой, на ближнего и дальнего. Приезжего надо так же любить как ближнего. Мотивация, однако, принципиально иная, причём совпадающая с мотивацией любви к Богу. Опять отсылка к освобождению из рабства египетского. Приезжий — мигрант-эмигрант, беженец-маженец — не опасен в смысле кровной мести и ненависти, он не является участником тех отношений, в которых только и возможна ненависть и месть. Мигрант — как футболист, местные — гольфисты, мячики вроде одинаково шарообразные, а играть им вместе не приходится.

Общее одно: любовь несовместима с насилием. У тебя есть преимущество — в физической силе, в юридическом статусе, в хитроумности, в бесцеременности, в наглости? Не используй его!

Насилие использует своё преимущество перед другим. Любовь делит своё преимущество с другим.

Любовь к себе тут — не инстинкт самосохранения, а воля к свободе. Любишь свободу? Люби свободу ближнего!

Не сразу заметно, что «Я вывел тебя из дома рабства», «вы были пришельцами» - это не описание фактов, это призыв к отождествлению себя со слабейшими, с рабами, с маргиналами. Рассказ об Исходе это рассказ об одном-единственном поколении, которое освободилось из Египта и получило заповеди. Но это поколение вымерло, а заповеди нет. Так что мотивация, мягко скажем, поэтическая.

Материалист имеет полное право сказать, что 99,9% иудеев не совершали Исхода, не были рабами, так что аргументация для них абсолютно не должна работать. Она и в самом деле не работает — евреи не отличаются какой-то повышенной любвеобильностью и друг ко другу, и тем паче к чужакам. Но это проблема евреев, а не Бога. Бог считает, что человек может и должен отождествлять себя не с миллиардером из сериала, а с рабом из рассказа об Исходе.

Вот и верь после этого Богу.

Не иронически — а серьёзно: вот именно поэтому Богу нужно верить. Верить, что опыт рабства — мой опыт, что опыт освобождения — мой опыт, что опыт несчастий и радостей давно умерших людей — мой опыт.

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Яков Кротов. История», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем