Книга Якова Кротова. Рабство России.

Как Путин национализировал нацизм

Ранее

«Если он — за, то я — против». Эту реплику бросил один антисоветчик по случая высказывания в поддержку антисоветизма, сделанного другим человеком вполне советским, то есть, двоедушным. Враг моего врага — не всегда мой друг. Это не так просто, как кажется. Да, Иисус сказал: «Кто не со Мною, тот против Меня» (Мф. 12, 30), а в другой раз: «Кто не против вас, тот за вас» (Мк. 9, 40). Но ведь Он не сказал: «Кто со Мною, тот за Меня, и кто с вами, тот за вас». Иуда, к примеру, был со Христом и с апостолами… И автор этих строк формально — со Христом, но ох как формально… Так что заповедь о любви к врагам разумнее, чем кажется: волк не так опасен, как волк в овечьей шкуре, особенно, если волк в овечьей шкуре и не подозревает, что он — волк, и думает, что он — идеальная овца.  А такое бывает, ох как бывает… 

Простейший пример — отношение к нацизму в России. Нацизм — враг простой и понятный. Бритоголовые молодчики, вскидывание рук, крики об инородцах, — фуй, какая гадость. Запретить! 

Однако, позвольте, а кто первым начал войну с молодчиками, вскидывавшими руки? Покойный Адольф Гитлер! Он, придя к власти, вырезал своих бывших сподвижников, отбросив их, как ракета отбрасывает первую ступень. Дело не в том, что фюрер какой-то необыкновенный злодей, а в том, что он обыкновенный кесарь. Ни один монарх не любил монархистов. Николай Второй ненавидел черносотенцев, и когда сегодня они ему молятся, они крепко рискуют — пусть вспомнят, не случалось ли с ними или с их ближними чего неприятное со времени канонизации императора… Кесарю не нужны кесарята. Нацизму на троне, не нужен нацизм низовой. 

Здесь работает ровно та же логика, что и в стремлении коллективного российского кесаря установить монополию на всё, даже на то, что не приносит дохода. Спирт, нефть, газ, боржоми, вино, газеты… Кончается это всё плохо, но такова логика власти. Только глупый крестьянин режет курицу, несущую золотые яйца, но даже умный кесарь эту курицу режет. 

Теперь кремлёвский кесарь решил национализировать нацизм. Монополия на насилие должно сопровождаться монополией на нацистское насилие. Никто, кроме Кремля, не смеет уничтожать грузин или высылать их из страны, никто, кроме уполномоченных правительством лиц, не имеет права убивать без суда и следствия чеченцев. Поэтому сегодня худший враг низового нацизма — нацизм верхушечный. Да, низовой нацизм в значительной степени был рождён правительством — спланирован и профинансирован Лубянкой ещё в 1970-е годы. Но никогда Лубянка не планировала самостоятельного от власти существования этого нацизма. Скинхеды показали, что быть русским нацистом можно и нужно, этим их миссия исчерпана. Один Бог на небе, один нацист на земле, и как говорил чукча в одном анекдоте, «чукча в Кремле был, чукча видел этого человека». 

Проблема не в нацистах, проблема в борцах с нацистами. Есть люди, которые борются с любым нацизмом. Это они уже  многие годы говорят о том, что нацизм низовой — ничтожен в сравнении с нацизмом правительственным, что главные нацисты не на митингах, а в кабинетах и говорят правильные слова о борьбе с нацизмом. Эти люди требовали запрещения нацистского марша. Другие борцы с нацизмом удивлялись, как можно быть такими нетерпимыми, и призывали проявить толерантность. Вот это и есть люди, которые как бы с демократами, но именно «как бы». Толерантность и демократичность включают в себя как обязательное условие нетерпимость к нацизму и некоторым другим нехорошим излишествам. Кто толерантен к нацизму, не понимает сущности толерантности и только её дискредитирует. Страшно, что те, кто защищал право низовых нацистов на собрания и шествия, никогда ни слова ни говорят о нацизме верхов. В лучшем случае, по-холопски попросят номенклатурный нацизм помягче быть с инородцами. Но самое существенное: права низовых нацистов защищали именно те политические силы, которые с начала 1990-х годов либо участвовали в строительстве нацизма номенклатурного, либо не видели в этом нацизме ничего страшного. О чём говорить, если на московских выборах «яблочные» листовки обещали гражданам не свободу, а именно безопасность. Пытались конкурировать с крепнущим фашизмом на его поле, — вяло, но измена демократии, совершённая вяло, есть всё же супружеская измена и ничего более. Нынешняя истерика по поводу маргинального фашизма ту измену не перевесит. Перевесить может лишь одно: двести восемьдесят семь раз назвать номенклатурный нацизм нацизмом, призвать к запрету его, призвать к борьбе с ним. И не бойтесь быть в маргиналах. Страшно только быть в Освенциме — не среди заключённых, а среди хозяев, надзирателей и обслуги, которая, возможно, ворчит на нацистов, но обслуживает именно их.

Современная Россия достаточно слышала разговоров про «образ врага», психологию «мы-они», чтобы считать такие разговоры банальностями. Современная Россия, однако, недостаточно слышала этих разговор, чтобы понять, что её милитаризм намного банальнее и пошлее самого упрощённого пацифизма. Милитаризм наиболее ярок в бессознательной воинственности. Не только Россия ведёт необъявленную войну с одним народом, не только Россия считает такую войну — мирным подвигом, но только Россия считает, что эта война давно закончилась. Да в сущности и не начиналась. Так… проверили паспорта у каких-то людоедов, которые хотели наших детушек скушати…

Трагикомизм военщины в том, что ищущий врага не видит врага. Кто строит воздушные замки, никогда не купит настоящего замка. Россия до 1917 года сконструировала нескольких врагов: самодержавие, немцев, евреев, социалистов. А бояться надо было тех, кто сделал революцию, — солдат. Россия после 1991 года сконструировала двух врагов (не считая евреев, которые тоже остались): коммунистов и фашистов. На борьбе с ними военная Россия сплачивалась вокруг очередного главнокомандующего. И сплачивается — самый свежий пример антифашистская кампания в ноябре 2006 года. 

Люди, заявляющие себя противниками власти по всем основным вопросам, дружно бросились к подножию трона с просьбой запретить фашистские и нацистские шествия, а по возможности посетить и антифашистский митинг. Между тем, не скинхеды и нацисты объявили зачистку России от грузин, а власть. Словом и делом фашиствуют именно российские власти всех уровней. 

Нынешние правители Кремля пришли к власти благодаря антикоммунистической пропаганде — точь в точь как Муссолини, Гитлер, Франко. Но ведь фашизм и коммунизм — близнецы-братья. Только близнецов не двое, как думают люди, повторяющие заклинания о «красно-коричневой» угрозе. Есть ещё и третий братец, люто ненавидящий частную собственность и экономическую конкуренцию, грузин, евреев, чеченцев, американцев и вообще всех-всех-всех до Винни-Пуха включительно.  Этот братец с удовольствием воюет и с коммунизмом, и с фашизмом, но убить он может лишь демократию и свободу. 

Воевать с этим третьим близнецом бесполезно — война для него как кровь для клопа. Он первым присоединится к войне с собой. Нужно просто перестать бояться, даже коммунистов и фашистов, засунуть руки в карманы и выйти из строя как можно более вихляющей штатской походкой. Не надо бояться — там, где кончается строй, только и начинается стройка культуры, жизни и мира.

Далее

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем