Книга Якова Кротова. Введение в свободу.

Законы пишутся в реальности, а исполняются в зазеркальи власти

7 августа 2020 года я был около одного православного храмокомплекса в поселении нуворишей. Сделано со вкусом, очень ухоженно, красиво, «бл...ь». В смысле, благодать!

Ни одного человека, храмы (их два) закрыты. Точнее, двери открыты, но входы перекрыты решётками. Богачи строят храмы не для хождения.

На подходе к церкви мусульманин молился на коврике. К моему недоумению, скорее на запад, солнце как раз садилось, но я не силён в топологии.

Вопрос: этот мусульманин оскорбил мои православные чувствования? Он, кстати, поднялся и скатал коврик, ушёл в подсобку, по дороге очень вежливо поздоровавшись. Это он обихаживает всю эту красоту, стрижёт, поливает, насаждает цветы.

Не уверен, он перестал молиться, потому что закончил молиться или потому что увидел меня с женой.

Конечно, нет. Он порадовал мои чувства. А если бы он хотел их оскорбить — да пожалуйста! Его право.

Меня убеждают, что нельзя в общественном месте (садовник молился не в ограде комплекса, а на поле перед ним) делать что-либо, что может оскорбить других людей. Заниматься сексом, молиться.

Целоваться, значит, на Красной площади нельзя… Военные парады — пожалуйста!

Ну да, протестовать против вторжения в Чехословакию, нельзя… Молиться «не по нашему» нельзя…

Между прочим, это прописано в законе.

Статья 20.1 КоАП РФ. Мелкое хулиганство

«Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, — влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток».

Обратим внимание на безразмерную формулу: «явное неуважение к обществу».

Третья часть этой статьи гласит:

«Распространение в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет», информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции Российской Федерации или органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации».

Думаю, многие мои друзья скажут, что третья часть должна быть вычеркнута. Оставить первую.

Но где логика? Кстати, в отличие от государственной власти «общество» — более неуловимое понятие. Тем более, «неуважение к обществу».

Make love not war — строго в отведённых для этого местах? Огласите, пожалуйста, список адресов!

Мы живём в стране, где публично лгут, насилуют, испражняются, выкручивают руки.

Но людей беспокоит, что мусульманин молится публично. Кришнаиты возмущали очень многих в начале 1990-х, «белое братство» страшно ругали, аплодировали господам, которые осмелились заявить, что их оскорбляют баптистские листовки в метро.

Зря.

Когда вы удивляетесь, почему бедно живёте, задумайтесь: только ли в коррупции чиновников дело. А может, дело в том, что вы считаете себя «обществом», которое вправе определять, что делать в его, общества, «общественных местах».

Понятно, что текст «закона» — это классическая ленинская, «советская» (а по факту, именно анти-советская, подавляющая самоуправление и свободу людей) имитация права. Власть может всё, общество ничего. Но эта имитация выявляет те опасности, которые таятся в нормальной жизни.

Можно прописать в закону запрет бросать мусор, запрет целоваться, испражняться, ходить в шортах, не носить шапку, не покачивать бёдрами, — всё можно прописать, проголосовав большинством. Только хорошо бы помнить, что другие могут прописать другое. Золотое правило этики.

Законы пишут в реальном мире, а исполняют в Зазеркальи власти. Полезно поглядывать в зеркало.

Так ведь нет: двойной стандарт правит в мире. Возмущаются тем, что запрещают другие, одобряют то, что запрещают сами, а что запрещать вообще не лучший способ общежития, не догадываются.

На самом деле, нужно терпеть чужую свободу не только потому, что она не угрожает нам. Обычно не угрожает. В миллионе случаев из миллиона раз не угрожает. Нам просто кажется. Мы мнительны. Поэтому терпеть чужую свободу нужно даже тогда, когда эта свобода нас оскорбляет, в самом деле оскорбляет. Потерпеть, чтобы узнать: оскорбление плохо, но вытерпеть можно, а простив, можно и победить. Не другого победить, свой страх победить.

См.: Кощунство - История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем