Яков Кротов. Богочеловеческая комедияСвобода России

Политика: камень, хворост, солома

Политику можно сравнить с домостроительством. Как построить дом, в котором не страшен серый волк?

Ответ далеко не прост. В России, к примеру, считают, что серый волк не страшен тем, кто живёт в логове Самого Страшного, Самого Серого, Самого Волчьего Волка. Не верьте! Зачем у волка такие большие зубы? Зачем у волка такие большие глаза? Руки, шерсть и остальное? Чтобы высмотреть, где поросята, чтобы заграбастать трёх поросят, чтобы съесть трёх поросят.

Когда сказку о трёх поросятах стали экранизировать, оказалось, что третий дом, дом спасения, построен не из камней. Точнее, не только из камней. Благоразумный поросёнок строит дом из камней и строительного раствора.

История архитектуры знает сооружения, построенные только из каменных блоков (не из кирпичей), но эти блоки должны быть исполинскими и невероятно тщательно отполированными, тогда их «цементирует» сила тяготения. Но даже такие мощные сооружения не выдержат землетрясения, — они слишком жёсткие. Отсюда гениальное изобретение византийцев — дома, в которых чередовались каменные блоки и участки из кирпичей, скреплённых раствором, выполнявшие роль пружин, рессор, гасивших ударные волн частых в Малой Азии землетрясений.

Надежды людей «без политики» отбиться от волка, который дожевал торговые палатки и павильоны, путём митингов «без политики» — это надежды поросёнка на дом из соломы. В оригинале сказки поросят называют по цветам («Брауни» — «коричневый»), а у Диснея тоньше — на солому уповает Дудочник, его дудочка похожа на соломинку.

Другая народная сказка помогает понять, откуда это упование. Оно не так уж иррационально — одну соломинку легко сломать, пучок соломы не переломишь, притча о венике. Отсюда и «круговые челобитья» древней Руси — в кругу нет «зачинщиков», наказать одного не выйдет, а всех — ну жалко.

Только есть существенная разница — этому волку не жалко ни одного, ни всех. Ему не нужен никто. Он самосохранится и в отсутствие «электората», который для него даже не корм, а обременение, с которым нужно делиться доходами. Кстати, «электорат» сам виноват — он же ничего не производит. Большинство населения России не поросята, а волк — его когти, его шерстинки, его политтехнологи, силовики и просто пенсионеры, военные пенсионеры. Поскреби любого русского — вылезет ВПК. Историки изучают прошлые войны России, балерины выступают перед солдатами, врачи лечат солдат, священники воодушевляют солдат, бизнес обслуживает руководителей солдат и т.д. и т.п.

Солома, конечно, нужна, ей даже в городском доме найдётся применение. Хотя бы в стакан с коктейлем соломинку сунуть. Митинги, пикеты и прочие «прямые действия» — это важная часть политики, без неё никуда. Это объединение в пространстве, а «полис» — это именно «много людей в едином пространстве». Это самые политические действия — в этом смысле и власть, и митингующие лукавят, когда говорят, что они не про политику митингуют. Само митингование есть политика. Но! Сама по себе охапка соломы, даже крепко перевязанная, — хороший веник, но дом из веников не устоит перед волком.

У Диснея поросёнок Скрипач строит дом из хвороста — смычок похож на веточку. Именно от смычка происходит дирижёрская палочка, и это вторая ипостась политики — умение объединяться не только в пространстве, но и во времени. Не тянуть одну тоскливую ноту протеста и разбегаться, а находить лидера, организовывать движение, партию.

Третий поросёнок не играет ни на чём. У него заняты руки и, что важнее, у него занята голова. Камни — это политические идеи. Любое движение бесплодно (что не означает «бессильно»), если у него нет идей. Надо понимать, что «оставьте меня в покое» («оставьте мне мою квартиру», «оставьте мне прежние тарифы»), — это не идея, а писк поросёнка, в которого волк уже вонзил зубы. Поздно и не конструктивно. Идея «пусть всё вернётся во вчера» не одушевляет даже самого погибающего, она слишком нереалистична. Свобода, открытость нуждающимся, чтобы за тобой как за каменной стеной, — вот идеи.

В самых первых вариантах басни волк съедал первых двух поросят. Так оно и происходит в действительности, если — очень важное «если»! — если поросята не найдут себе вовремя убежища правильную идею. Более того, если поросёнок в каменном доме не пустит к себе остальных поросят — горе ему! Как горе и муравью без стрекозы! Самый хороший и прочный каменный дом не для того, чтобы защититься, а чтобы защитить, не для спасения от волка себя, а для спасения всех. В конце концов, если дом хорош — даже волк может попроситься в нём пожить. Ну люди не звери, не делимся мы на волков и поросят.

Количество соломы не переходит в качество камня, как и аккуратность укладки камня не заменяет деревянных элементов и строительного раствора в конструкции дома. Идеи, краткосрочные и долгосрочные политические действия и объединения, — для жизни нужно всё, потому что сама жизнь есть политика, и никакой особой от жизни политики не существует.

В России волки могут сколько угодно убеждать нас, что «политика» — страшный зверь, что политические идеи — вздор, важно лишь выживание во имя «русского мира», что демонстрации, пикеты и парламенты — пустой перевод времени и сил. Волки любят повторять, что политика дело грязное, а потому волчье, а люди не должны беспокоиться. Побеспокоимся! Просто надо объединить время, пространство и идеи — и выбрать наконец, какой мы хотим быть Россией, Россией Ксеркса иль Христа — ах, извините, это слишком религиозно — Россией казарменной или Россией, не боящейся не быть волком.

См.: Россия - История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели). Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами "Книга Якова Кротова", то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем