Яков Кротов. Богочеловеческая комедияСвобода России

Правда без свободы — всадник без лошади

Свобода противоположна не рабству, свобода противоположна правде. Так вертикаль противоположна горизонтали. Поэтому правдолюбцы сами несчастны и делают несчастными других, свободолюбцы же счастливы и облегчают жизнь другим.

Свобода и правда могут соединяться, и такое соединение достойно называться истиной. Обычно же они разделены. Великий пример правдолюбца, не знавшего свободы — Карл Маркс. Он понял правду, но не понял свободы. Открыв рабство человека у экономики, он решил, что единственная возможная свобода — это осознанное рабство.

Осознанное рабство — это и большевистский тоталитаризм, в котором высшая доблесть заключается в передаче своей свободы тем, кто лучше знает — вместе с признанием, что они знают лучше. Осознанное рабство — это и благородные интеллектуалы Первого мира, которые осознали свою несвободу и искусно ею пользуются к выгоде своей и тех, кого они считают своими господами. Осознанное рабство — это и подлые интеллектуалы несвободных миров, которые строят своё благополучие на помощи рабовладельцам.

Осознанное рабство обличает лицемерие и вонь общества, но предупреждает, что ничего иного быть не может. В этом отношении и гениальный Маркс, и его многочисленные вовсе не гениальные последователи почти адекватно описываемы фразой О'Генри:

«Этот Омар X. М., судя по тому, что просачивалось из его книжонки через посредство Айдахо, представлялся мне чем-то вроде собаки, которая смотрит на жизнь, как на консервную банку, привязанную к её хвосту. Набегается до полусмерти, усядется, высунет язык, посмотрит на банку и скажет: «Ну, раз мы не можем от неё освободиться, пойдём в кабачок на углу и наполним её за мой счёт».

«Почти» — потому что даже Маркс предпочитал наполнять банку за счёт Энгельса, а уж его последователи и не под такие самовары подставляются. К тому же Маркс призывал собак объединиться и привязывать друг другу банки научно, а нынешние западные марксисты просто изучают банки и презирают собак даже больше, чем их господ.

Русский пример: Аверинцев, Мень, Трауберг — свободолюбцы, а формально близкие им Бибихин, Кочетков, множество писателей и переводчиков — правдолюбцы.

См.: Россия - История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели). Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами "Книга Якова Кротова", то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем