Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Путин, дополнительные материалы

Хроника Путинизма от Дмитрия Запольского

Дмитрий Запольский родился в Ленинграде в 1958 году. Работал в газете «Смена» в конце восьмидесятых. В 1990 году был избран народным депутатом Ленсовета XXI созыва. Позже работал на Пятом канале, региональном телевидении, также был главным редактором корпорации «Русское видео». В 2011 году эмигрировал из России, после чего жил в основном в Финляндии. Запольский, живший за границей с 2011 года, скончался в Риге в 2021 году в возрасте 62 лет. 

https://rusmonitor.com/category/specprojects/putinizm

 

[ver. 1.0 December 18, 2017]

 

Содержание

 

Хроника Путинизма от Дмитрия Запольского

Дмитрий Запольский: Путин всего лишь наемный менеджер корпорации ЗАО РФ

Дмитрий Запольский: Путин контролировал не кокаин, он контролировал в Петербурге все

Дмитрий Запольский: постыдная тайна Владимира Путина. Продолжение следует

Дмитрий Запольский: Путин мне напоминает якутскую школьницу

Дмитрий Запольский: Путинский кум со смыком

Дмитрий Запольский: Атомное проклятие России

Дмитрий Запольский: Скрепа «Победы» – одна из самых слабых в арсенале путинизма

Дмитрий Запольский: Перестройка 2.0 началась

Дмитрий Запольский: Россия остается территорией бессмыслицы

Дмитрий Запольский: скоро Путин начнет назначать губернаторами своих массажистов и поваров

Дмитрий Запольский: «Коллективный Путин» VS Ктулху

Дмитрий Запольский: в своем послании Путин вывешивает белый флаг

Дмитрий Запольский: Иванов

Дмитрий Запольский: Цепов

Дмитрий Запольский: Шелкопряд

Дмитрий Запольский. Невзоров

Дмитрий Запольский. Жириновский

Дмитрий Запольский. О Собчаке

Дмитрий Запольский. О Владимире Чурове

Дмитрий Запольский: о Милонове

Дмитрий Запольский: Образ Кудрина – это маска, которую вероятно наденет Кремль

Дмитрий Запольский: Столицей России будет Пекин или Шанхай

Дмитрий Запольский: Кокаиновый Петербург

Дмитрий Запольский: инопланетянин

Дмитрий Запольский: Чайные церемонии рыцарей черного плаща

Дмитрий Запольский: «ГРАЖДАНСКАЯ ЖУРНАЛИСТИКА» – это рассказывать противникам Путина, что он противный и надоел

Дмитрий Запольский: Путинизм, как наследие большевизма. Миф или реальность.

Дмитрий Запольский о деле Серебренникова: если лезешь в болото с крокодилами – будь готов к тому, что тебя сожрут

Дмитрий Запольский о Ксении Собчак: «Это системный кандидат и я вам обещаю много сенсаций в самое ближайшее время!»

 

 

Дмитрий Запольский: Путин всего лишь наемный менеджер корпорации ЗАО РФ

 

 

Вторник, 29 Декабрь 2015 17:55

Written by: Rusmonitor

 

 

Сейчас один за другим стали выходить материалы, разоблачающие криминальный характер российской власти – в частности, нашумевшее расследование испанских прокуроров, фильм -расследование ФБК «Чайка», в том числе материалы о питерском уголовном окружении Путина. Мы обратились за комментарием к известному журналисту и политологу Дмитрию Запольскому, хорошо знавшего Путина и многих других ключевых фигур российской политики. В начале 90-х Дмитрий был секретарем постоянной комиссии Ленсовета по правам человека, курировал процессы по реабилитации политзаключенных и реформированию КГБ СССР

 

Русский Монитор: Дмитрий, можно ли считать, что все возрастающее количество разоблачающих Путина и его окружение материалов, в последнее время появившихся в российском и зарубежном медиапространстве, говорит о том, что в стране начался процесс смены элит?

Д.Запольский: Нет, нельзя. Это свидетельствует только об усталости некоторых элит, но никакой смены пока не происходит. И в ближайшее время не просматривается.

Я бы сказал иначе: кризис есть, но это личный кризис Путина, его персональный тупик, а не системы, которая родилась примерно в 1990-м. Тогда был принят курс на создание «класса собственников» и передачу активов и ресурсов тем, кто, на взгляд группы Чубайса (к которой потом примкнул и Путин), способен с оружием в руках защитить «молодую российскую демократию». Поэтому власть так радостно слилась с бандитами в единую систему. Путин потом был выбран как хранитель системы, но он – не ее создатель. Система российской власти неизменна, а кризис, который мы наблюдаем — это следствие меняющегося мира вокруг России.

 

 

Путин – слабая фигура, он окружает себя второстепенными людьми, которые понятны ему по кругозору, по менталитету, по культуре, которые сформировались в окружении «спортсменов» и «оперов». Эти типажи и составляют его круг доверия. Ему комфортно в этой среде, он ощущает себя своим среди своих. Но это не имеет отношения к власти в России. Не тамбовская братва управляла Путиным: настоящие хозяева Путина и всех этих Ротенбергов это был Чубайс, это был Нечаев, это был Фридман, это был Абрамович, – все те, кто в 90-х выдвигал лозунг «Обеспечить защиту новой России от коммунистов может только сильный и злой класс беспринципных собственников-капиталистов (бандитов) под контролем КГБ-ФСК-ФСБ».

В 1992-м году я возглавлял государственную комиссию по расследованию незаконной приватизации Балтийского морского пароходства в Петербурге. Назначил меня Ленсовет, а комиссия была создана по результатам моего журналистского расследования. Итоги работы были такими: в Балтийском пароходстве украли 187 судов, десяток ценнейших зданий и огромную загородную базу «Балтиец». На вырученные миллионы купили недвижимость в Испании и испанскую мебель, чтобы ею торговать. Смешно, да? Ну, я привез три тома материалов своему тогдашнему товарищу, руководителю Госкомимущества Анатолию Чубайсу: «Надо срочно отменять приватизацию, они украли весь флот, сотни судов, полмиллиарда долларов, там бандиты, там иностранная агентура, там вообще беспредел!» Дело было почти ночью, полутемный кабинет Брежнева на Старой площади, горит тусклая лампочка, пьем чай, Чубайс замученный, сутками работал тогда. «Не, Дима, не будем отменять, ты, конечно, герой, что такое расследование провел, но отменять приватизацию Балтийского пароходства не будем. Нам нужен класс собственников, злых, сильных, агрессивных. Иначе нас сметут нафиг коммунисты и прочие уроды. Потом разберемся, кому что передали – и наведем порядок. Если не согласен, иди к Гайдару, но Егор тебе то же самое скажет!» Я пошел к Гайдару. Жду его в приемной Ельцина. «Егор Тимурович, нам люди этого не простят, пароходство в Питере, морской город, окно в Европу, тысячи рабочих мест!» А Гайдар, причмокивая: «Нам не простят, если мы провалим реформы и отдадим власть! Поэтому, пусть собственность забирают те, кто может управлять, никаких пересмотров!»

Потом, через много лет я спросил у Путина, который возглавлял Контрольное управление президента, – правда ли, что он и другие выходцы из команды Собчака рассматривают Чубайса как своего лидера, ведь он неизбираем и никогда не сможет стать президентом после Ельцина. И Путин мне совершенно серьезно ответил, что да, Чубайс – самый достойный лидер «из нашей команды». То есть в 1999 году Путин считал себя членом команды Чубайса. И на выборы шел как «один из». Сейчас и у политологов в голове каша, а у журналистов – тем более, особенно у украинских, которые достаточно далеки от инсайда. Путин не диктатор, не узурпатор, не глава мафии, не «крестный отец». Он по-прежнему «один из команды Чубайса». Из тех, кто захватил власть в России в начале 90-х годов и удерживает ее до сих пор. Как самое очевидное доказательство этого можно привести тот факт, что Чубайс, Греф, Кудрин, Медведев, Мутко – все при деле, все сыты и счастливы. Конечно, помимо «питерской» команды есть и «волошинская» составляющая, то есть команда «семьи Ельцина». И у власти в России уже 25 лет удерживается определенная группа людей, работающая в определенных интересах, опирающаяся при этом на определенные слои общества. Можно анализировать все эти составляющие: какие слои, кто входит в группу, кто интересанты. Но считать, что Путин – глава мафиозного клана, – это очень сильное упрощение. Политические примитивизм, годный для фронтовой пропаганды в стилистике Кукрыниксов. Мир устроен намного сложнее.

Русский Монитор: какова реальная роль Путина на сегодня?

Д.Запольский: Я обозначаю это так: Путин – председатель совета директоров ЗАО «Российская Федерация», но он сам при этом миноритарий, постепенно становящийся мажоритарным акционером. И он является отличным менеджером корпорации, переживающей трудные времена. То есть акционеров, вполне устраивает его работа. По крайней мере, до самого недавнего времени устраивала на сто процентов.

Сейчас, возможно, это одобрение понизилось, но пока не критически. Вспомним, так сказать, истоки. Когда стал заканчиваться первый срок Бориса Ельцина (чей рейтинг был 3 процента!), стало понятно, что в России, как и во всех странах Восточной Европы, после харизматичного демократа придет коммунист или социалист, который исправит перекосы и ошибки предшественника. Но это означало пересмотр приватизации и, как минимум, судебный процесс над Чубайсом, Гайдаром и иже с ними. А возможно, и над самим Ельциным, доверившим им власть! Естественно, в рядах высшей финансово-политической элиты это вызывало шок и трепет. Самые богатые и сильные вынуждены были объединиться перед лицом угрозы. Если переходить к персоналиям, то давайте вспомним поименно тех, кто спонсировал второй срок Ельцина. Это так называемая «семибанкирщина» – Фридман, Авен, Потанин, Гусинский, Березовский, Ходорковский, Смоленский, Виноградов и Малкин.

В 1996 году они контролировали 51 процент экономики России. Они заключили своеобразный пакт с семьей Ельцина, создав альянс, давший гарантии неприкосновенности капиталов этой семьи, неизменности курса Ельцина. Впоследствии в эту группу вошли Абрамович как «кошелек» семьи, Чубайс и Волошин, как администраторы (а Чубайс – еще и как связной с определенными кругами в США), еще ряд фигур. Группа раздиралась внутренними противоречиями, но власть держала цепко. С самого начала второго срока Ельцина он был фактически отстранен от реальных рычагов управления по состоянию здоровья, и группа (кстати, можно вполне ее назвать «хунтой») активно вела поиск преемника. Шел непрерывный кастинг. Ельцин и Наина Иосифовна мечтали притащить в Кремль Немцова, которого связывали родственные отношения с Наиной. Волошин ставил на Степашина. Присматривались к Лебедю, к офтальмологу Федорову, даже Никита Михалков в кастинге поучаствовал, пытались «слепить» кандидата вообще из ничего, рассматривали даже совсем экзотические варианты типа коронации отпрыска семьи Гогенцоллернов с регентом в виде Чубайса. Который хотел сам, но не мог в силу репутации «рыжего», то есть хитрого, коварного обманщика. В 1998 году рухнул рубль, вся экономика полетела в тартарары, разорились Инкомбанк Виноградова, Мост-банк Гусинского и СБС-Агро Смоленского. На плаву удержались Березовский, Ходорковский, Абрамович, Авен, Фридман, Чубайс и Волошин, группа усилилась Примаковым. Они прочно взяли в свои руки управление, и вся вышедшая из кризиса хунта стала с удвоенной силой искать сменщика в Кремле. Требования были такие: преемник должен быть слабым, управляемым, «своим» для демократов, то есть выходцем или из «прорабов перестройки» или из их близкого окружения. Кандидат должен быть приемлемым для спецслужб и военных, иметь опыт работы с крупным бизнесом, не шарахаться от бандитских «понятий», на на него должен быть весомый компромат, который позволил бы держать на поводке, и он должен быть безликим, чтобы в момент выборов «нарисовать ему лицо» в соответствии с запросами избирателя. В результате этого кастинга нашелся Путин.

Предложил его Ельцину именно Чубайс, а не Березовский или какой-то там «православный банкир» Пугачев. Естественно, согласовали с американским истеблишментом. Там было главное условие – сохранить целостность страны и ядерное оружие в одних руках. Кандидатура устроила всех. «Семья» Путина оценила, решение приняли очень быстро. Он стал наследником ельцинского престола, и.о. президента – и легко въехал в Кремль. В хунте, тем временем, возникли противоречия – на себя стали тянуть два человека, Березовский и Ходорковский, поступивших как показали дальнейшие события не слишком обдуманно. Очень скоро после прихода Путина в Кремль Березовский и Ходорковский коллективным решением исключаются из игры, на освободившееся место в ряду олигархата приходят новые участники – всякие Ротенберги, Ковальчуки, Шамаловы – то есть кооператив «Озеро». Но обязательства у Путина остаются, он свято их блюдет: Березовского не убивают, а дают возможность смыться в Англию, Ходорковский отказывается уезжать, его отправляют на нары. Я думаю, решения об этом принимались не лично Путиным, а коллегиально теми, кто его породил: Волошиным, Чубайсом, Фридманом, Авеном, Примаковым и зарубежными элитами, чьи интересы представляли Чубайс и Примаков. Такой вот состав мажоритарных акционеров.

Русский Монитор: Вы упомянули зарубежные элиты в составе мажоритариев, к настоящему времени их отношение к Путину меняется?

Д.Запольский: Я думаю, меняются сами зарубежные элиты и их понимание мироустройства. Конечно, отношение к Путину изменилось, но во многом это театр: Путин как никто из властителей 1/7 части суши много делает для западных политических элит и особенно – США. Несложно вспомнить мир пять лет назад. Влияние США в Европе было минимальным, блок НАТО существовал по инерции, в Прибалтике пророссийские силы укреплялись, вся Европа была заложницей России с ее газом, нефтью и (что самое главное!) почти бескрайним потребительским рынком. А сегодня НАТО как птица Феникс восстает из пепла, Европа консолидируется, влияние США как единственной надежды в случае конфликта возросло до времен Хрущева. Путин для некоторых западных и американских элит – просто находка! Другое дело, что для народов, наверное, это не так. Но тут вопрос философский…

И именно Путину обязана Грузия своей “революцией роз”, Украина – двумя Майданами, Турция – своим весьма вероятным вхождением в ЕС через несколько лет (еще год назад турки и мечтать об этом не могли!)

Русский Монитор: Ну, сейчас Путин уже превратился в серьезную проблему для всего мира, появилось ли понимание среди западной элиты, что его пора менять?

Д.Запольский: Как политолог я не вижу признаков этого. На мой взгляд, сейчас «вопрос Путина» балансирует на весах: то в сторону его выхода из игры, то обратно. Если бы США и европейские лидеры приняли бы такое решение, мы увидели бы совсем другие санкции в отношении России. То, что происходит сейчас – это санкционный процесс «внутреннего пользования»: западные лидеры демонстрируют избирателям свою приверженность общемировым ценностям. Но решения «менять Путина» нет. Это вовсе не значит, что такой вердикт не будет вынесен в ближайшее время. Вот тогда мы увидим и нефть по 12 долларов за бочку, и тотальные банковские санкции, и многое-многое другое. Если смотреть на вещи с цинично-рациональной точки зрения, то сейчас от Путина больше пользы, чем вреда – он консолидирует западный мир, он повышает роль США как оплота демократии во всем мире, он губит конкурентные возможности России, вытесняет из страны лучшие мозги, которые вливаются в западную науку. Он поднимает национальное самосознание в республиках бывшего СССР. Он обеспечивает выход Европы и США из экономического кризиса за счет «внешней угрозы»: увеличивается военное производство, растут бюджеты, становятся проще политические технологии на выборах. В мире всегда нужен такой политик. Были страшные Саддам, Слободан, потом Муаммар, теперь вот Владимир. А если его сместить, то возникнет вакуум…

А с другой стороны – все-таки хоть и ржавое, но оружие! Если бы не атомные бомбы, сместили бы, конечно. А тут какой-никакой, а все-таки контролирует границы, ядерными боеголовками не барыжит. Если сместить, то ведь развалится страна – и ищи потом эти бомбы у ИГИЛа запрещенного и Хизбаллы разрешенной!

Конечно, это безнравственная и подлая ситуация. И в современном постинформационном обществе наметилась тенденция к переменам, к отказу от пресловутой «реалполитикс». Именно это дает основание полагать, что при всей выгодности Путина для акторов мировой политики, его дни в качестве лидера уже сочтены. Но не зря ведь в начале этого года идеологи Кремля вывели в мир формулу «Путин = Россия».

Это все понимают в мире, у кого есть мозг: уход Путина приведет к окончанию тысячелетнего имперского проекта. Россия перестанет, как минимум, быть собой. Поэтому я сегодня думаю не о механизмах смены власти, а о Построссии. Это гораздо важнее – понять, что будет после и как избежать максимума жертв в процессе депутинизации. А не искать «тамбовские» корни в путинской власти. Они там есть, ну и что с того? Больной перед смертью активно потел.

 

 

Русский Монитор: Возвращаясь к списку внутренних акционеров, которых вы упомянули, кто-то из них сегодня готов выкатить черный шар Путину?

Д.Запольский: Сложно сказать. Думаю, никто. Во-первых, Путин доказал своему окружению, что не кидает никого, выполняет все свои обязательства досконально и в срок. Во-вторых, в конечном итоге их интересует стабильность ситуации. У Потанина, Фридмана, Авена, Чубайса, Абрамовича (кстати, теперь и Прохоров заслужил право войти в это Политбюро кандидатом) все спокойно, стабильно и чудесно. Зачем выкатывать черные шары? Зачем его менять? Я как раз не вижу для Путина никаких угроз со стороны окружения. Еще раз подчеркиваю, – когда европейские и американские элиты начнут процесс выдавливания Путина, под санкциями окажутся реальные акционеры ЗАО «Российская Федерация», а не менеджмент среднего уровня, присосавшийся к бонусам типа Ротенбергов и всяких там Ковальчуков. Вот когда под санкции попадет Роснано и Чубайс, тогда пиши пропало. А пока это все ритуальные телодвижения. Ничего Путину не грозит пока ни снаружи, ни внутри. Разве что грипп подхватит. Но медицина у кремлевских хорошая, вылечат.

Русский Монитор: различного рода спекуляций о всемогущем Чубайсе было достаточно в конце 90-х, начале 2000-х, но трудно поверить в то, что сегодня в кремлевской иерархии Чубайс стоит выше Ротенбергов..

Д.Запольский: Конечно! Неизмеримо выше! Попробовал бы Ротенберг сказать на корпоративе, что у него много денег, «ну просто очень много». Через неделю бы ходил нищий, причем сам бы передал свои активы какому-нибудь адъютанту типа Сечина. А на Чубайса робко тявкнул только Дворкович. Вспомните слова Путина – «он из нас самый достойный». Разве что-нибудь изменилось с тех пор? Ну, поменял он место работы и жену. И что? Можно подумать, он в нанотехнологиях хуже разбирается, чем в косинусе замкнутой электроцепи. Он как был регентом, так им и остается.

Русский Монитор: Это не похоже на конспирологию?

Д.Запольский: Нет. Никаких конспираций, никаких теорий заговора – все открыто и на поверхности.

Когда власть в 1991-1994 гг. висела на волоске, когда в любой момент мог возникнуть военный путч, массовые беспорядки рабочих, вооруженные столкновения с толпой, идущей на штурм условного Смольного/Зимнего, вопрос снабжения страны решали американцы и страны НАТО. Была так называемая гуманитарная помощь, когда в страну везли непрерывно куриные окорочка, спирт, сигареты и сухое молоко, чтобы купировать народные выступления в зародыше. В обмен, как известно, Ельцин назначил на МИД Козырева, а на приватизацию – Чубайса. Помните, как министр Бакатин американцам передал схему подслушек в новом здании Посольства США? Тогда вся стратегическая промышленность была неофициально рассекречена через Госкомимущество, куда были переданы все документы Госплана для принятия решений о приватизации. Аналитический процесс вели американские советники, это никакой не секрет. Джонатан Хэй возглавлял эту группу и прославился тем, что даже в США потом попал под суд за мошенничество, хотя был штатным сотрудником разведки. Это никакая не конспирология, просто никто не любит вспоминать… Типа с тех пор Россия встала с колен. Но итоги приватизации никто не отменял, никого не осудили даже на словах.

Когда сейчас Россию называют криптоколонией США или Англии – это конспирология чистой воды. Просто режим откровенно марионеточный, это видно по результатам: Россия уже много лет имитирует то путь к демократии, когда американцам выгодно показать, что они одолели «Империю зла», то, когда нужно поднять военные бюджеты и влияние, бряцает ржавым оружием перед носом НАТО, запрещает итальянский сыр и турецкие помидоры, старательно перед этим провоцируя Турцию полетами вблизи границ. Это как алабаю все время в прорезь между досками забора совать ботинок, а потом кричать – он укусил не по ту сторону забора, а по эту, он морду высунул, гад, и как цапнет! Попробовал бы Путин подразнить не Турцию, а Японию или Германию. Да хоть бы и Финляндию. Вот тогда бы точно назавтра были бы реальные санкции. А то, что сейчас – имитация, выгодная всем, кроме идиотов, которых называют «ватниками».

Русский Монитор: С другой стороны, Запад не менее пристально наблюдал за ходом реформ в других странах Восточного блока. Но там ведь это не привело к таким печальным последствиям. Почему Россия не стала членом НАТО, почему не стала хотя бы кандидатом в члены ЕС с неопределенными сроками вступления, как Турция? Ведь если бы так получилось, мы бы сегодня жили в совсем другой, более здоровой стране.

Д.Запольский: Ох, это вопрос очень интересный! Вспомним, что в начале первого срока Россия всячески напрашивалась в НАТО, Путин об этом прямо заявлял, была создана переходная подготовительная площадка, создавалась определенная структура совместная. То есть подготовка шла с обеих сторон. Но потом вдруг все оборвалось. Я считаю, что тут сложились два фактора: с одной стороны, правящая в России клика не смогла решить этот вопрос с генералитетом и военной промышленностью, так как пришлось бы полностью перевооружать армию по нормальному стандарту, а это означает, что пришлось бы отказаться от колоссального потока откатов в свой карман, которые полились рекой разливанной!

Я как-то в начале двухтысячных узнал, сколько военно-морской флот платит за вспомогательные (не боевые!) корабли. Ну, просто поинтересовался на заводе ценой адмиральского катера. Ужаснулся! Железная лоханка, кое-как обшитая изнутри дешевой фанерой с движком от трактора, стоила двадцать три миллионов долларов! В три раза дороже итальянской стофутовой яхты. И я просто представил себе, сколько адмиралы получают с бизнесменов черного нала за такой заказ. А сколько стоит военный корабль? А танк? А экипировка? Если бы Россия вступила в НАТО, все бы эти заказы стали прозрачны и ясны. Кстати, Путин в свое время сам немало офигел от этих колоссальных финансовых потерь в армии, когда назначил финансиста-налоговика Сердюкова разбираться с ней. И потом вынужден был его сдать под напором генералитета и военпрома.

Вот первая причина отказа от вступления в НАТО – она была именно в том, что генералитет мог тогда либо пойти против политического руководства страны (вспомним мутную историю с Квачковым, да и непонятный заговор генерала Рохлина). Вторая причина – в том, что российское руководство посчитало себя обманутым, когда в Украине провалился план Кучмы.

Тогда ведь ясно было, что в Киеве действовала западная агентура, которая, как думали в Кремле, могла помочь Кучме обойтись без скандала, но не помогла. Не думаю, что есть хоть один умный человек на свете, который всерьез верит, что охранник Кучмы записывал его разговоры для домашней фонотеки. То есть российские элиты почувствовали себя кинутыми. Ну, еще проамериканская революция в Грузии, еще шпионские скандалы с Великобританией…

Самый интересный вопрос здесь другой: не было ли так задумано с самого начала. То есть Запад хотел поиграть с Россией в партнерство, соблазнить, а потом бросить. Именно чтобы иметь заведомо слабого реактивного противника, типа как Эстония для России: можно сколько угодно провоцировать, ставить каких-то клоунов в почетном карауле возле монумента русским солдатам, а в результате только телевизионные страсти, даже товаропоток не изменился. Но если в это углубляться, то точно конспирология начнется…

Причины отказа России от вступления в НАТО в начале двухтысячных в том, что американский истеблишмент во главе с неумным президентом Бушем просто прохлопал эту уникальную для всего человечества возможность. Русских генералов, как и иракских, можно было купить, но этого делать не стали. Скорее всего, из-за жадности, играя на повышение нефти. Но история не знает сослагательного наклонения «что было бы, если…» Увы, не знает…

Ну, а насчет вступления в ЕС, речи не шло с самого начала: быть членом Евросоюза – значит, поставить все внутренние финансовые потоки под коллективный контроль, а это прямо противоречит идее хунты грести все под себя и не делиться с обществом. Тут все самого начала понятно – пчелы не будут воевать против меда.

Русский Монитор: Наше интервью мы начали с того, что вы сказали, что в 90-е годы было решено создать «класс собственников» и передачу активов и ресурсов под контроль КГБ. Вы говорите о том, что Путин даже не мажоритарий, а Чубайс до сих пор выше Путина в иерархии, а за Чубайсом стояло ФСБ, но ведь Путин сам был главой этой структуры. Как же все это увязывать?

Д.Запольский: Путин стал главой ФСБ, когда уже его кандидатура была утверждена. То есть это был всего лишь этап. Вообще, считается, что ФСБ со времен Бакатина была поставлена под контроль группы Чубайса и все, что происходило с этой структурой в дальнейшем, было в нужном русле. А вот СВР, бывшее Первое Главное управление КГБ СССР, ставшее после распада СССР Службой внешней разведки, как раз выпало из сферы группы, и контроль за этой структурой получил Примаков. Вспомните, как Березовский «мочил» Примакова (и Лужкова) перед выборами Путина. Силами Доренко. Вот это была схватка спецслужб. Почему-то все забывают, что Березовский в 1997-98 был заместителем секретаря Совета Безопасности России, то есть имел наивысшую форму допуска и фактически контролировал ФСБ. Кстати, накануне президентских выборов именно Примаков пытался его посадить по обвинению в мошенничестве. Это все в открытых источниках есть, никаких тайн…

Русский Монитор: Но каким образом группа Чубайса получила контроль над ФСБ?

Д.Запольский: Ельцин с самого начала больше всего боялся КГБ, да и вся его команда от мала до велика боялась раскрытия архивных дел. Многие были секретными агентами, кто-то сотрудничал с западными разведками. В общем, первое, что было сделано после краха СССР – была создана новая спецслужба, к которой потом было присоединено то, что осталось от КГБ СССР. С самого начала процесс этот курировался Сергеем Степашиным. Я был в прекрасных отношениях с ним тогда и наблюдал его работу, да и рассказывал он мне кое-что интересное. Так что могу говорить как инсайдер. Степашин – человек, близкий к Чубайсу, к его команде. Хотя впоследствии и отдалился от демократов, примкнув к «Яблоку», когда Явлинский пообещал его вернуть на пост премьера в случае своей победы на президентских выборах. Это стоило ему карьеры, Сергея Вадимовича отжали от ФСБ, передав эту структуры Путину. Естественно, что назначение это курировал Чубайс, разруливавший вместе с Волошиным все внутренние вопросы с 1995 года. И снимал Степашина Чубайс, так как надо было поставить Путина. Проще говоря, ФСБ была создана под Чубайса и его команду. Опять-таки, никаких секретов, это очевидный исторический факт.

Русский Монитор: С другой стороны, если картина, которую вы обрисовали, близка к реальности, то почему условный совет акционеров ЗАО РФ не смещает Путина, когда его политические шаги все очевиднее приближают Россию к военному конфликту с Западом, в котором Путин, что совершенно понятно, потерпит крах. Что это даст Фридману и Прохорову сотоварищи, особенно в свете того, что к ним самим у любой последующей власти в стране наверняка возникнет масса вопросов уголовно-процессуального характера? Зачем доводить до этого?

Д.Запольский: Открытые источники утверждают, что Чубайс долгое время входил в международный совет легендарного банка J.P.Morgan Chase (сейчас его там заменил Герман Греф, ближайшая к нему фигура). В составе акционеров банка – наследники финансовой империи Морганов. В составе совета, кстати, английский экс-премьер Тони Блэр и Генри Киссинджер. Вообще считается, что Чубайс представляет ту часть американского истеблишмента, которая делает ставку не на Израиль, а на остальной мир. Вот так, если сказать мягко, а если сказать прямо, то Чубайс – ставленник влиятельнейшей транснациональной бизнес-группы, поддерживающей ФРС США. Но это очень страшно звучит, а по сути, он ловкий лоббист одной из могущественных американских ФПГ в России. И в этом нет ничего криминального. Первая экономика мира вполне имеет право иметь проводников своих интересов в странах, которые созданы американцами или спасены ими от военного или экономического краха.

Насчет приближения к военному краху… Я что-то не очень вижу такое приближение. В военном смысле Россия очевидно отстает от блока НАТО, флот, как известно, на шестом месте в мире после индийского, японского и китайского. А американский флот вообще сильнее всех остальных вместе взятых. По наступательным вооружениям тоже не очень. Вообще все совсем не очень, кроме ядерной триады, которая, как известно, пока еще способна нанести удар по США и союзникам. Ну, так и что дальше? Мировая ядерная война – это страшилка, это не сценарий, который имеет смысл рассматривать вообще, потому что после нее, как известно, никакой истории не будет, человечество перестанет существовать в том виде, котором существует сейчас. И, несмотря на то, что ядерная зима – скорее пропагандистская выдумка, чем реальный сценарий, – все равно после обмена ядерными ударами никто из политических сил и режимов во всем мире не сможет сохраниться в неизменном виде и нормально функционировать. Поэтому ядерная война (не путайте с применением тактического атомного оружия) – это из области ночных кошмаров человечества. Пугать бомбой можно и выгодно, а вот применить стратегические силы нереально, так как нет никакого смысла. И Путин этого не сделает, как не сделал Хрущев и не сделал бы Сталин. А вот в качестве страшилища со ржавой бомбой в костлявой руке Путин – идеальная фигура для США и Европы. Еще раз повторяю: пять-семь лет назад многие экономисты всерьез считали, что доллар будет падать по отношению к евро, что Америка окончательно погрязла в своих долговых пузырях, мир ждет затяжная рецессия, как в 30-е годы прошлого века. К этому и шло, но тут как по мановению волшебной палочки Медведев посылает танки на Тбилиси. Вот уже НАТО обретает какой-то смысл своего существования в Европе. Путин начинает возвращаться к власти и вынимает из нафталина стратегические бомбардировщики времен Очаковских и покорения Крыма. А потом дело доходит и до реального покорения Крыма, и США становятся вдруг снова лидером свободного мира – кризис, давай до свиданья! А если бы не Путин, глядишь, сейчас за доллар бы, возможно, давали 30 евроцентов… Ничего не беспокоит ни Фридмана, ни Авена, ни Чубайса. Нет причин для беспокойства, режим в России может в таком виде продержаться еще лет пять минимум. А потом тихонечко трансформироваться по русскому обычаю во что-то с человеческим лицом. При этом сам Фридман и сам Чубайс будут совершенно не при делах: в чем их обвинить? Кристальные люди… Вон, Абрамович в британской юрисдикции, делай с ним что хочешь, но он как слеза младенца чист перед законом. Так же вся камарилья, они-то как раз безгрешны как Папы Римские. А что будет с Путиным? Трудно предположить. Скорее всего, хунта считает его пожизненным властителем России. Увы…

Поэтому никакого военного конфликта с Западом не будет. Это всего лишь страшилки. Никто никогда не сунется в реальную войну. Ведь это будет очевидным нарушением пакта, заключенного в начале 90-х: «вы сохраняете единую Россию и атомное оружие в одних руках, а мы позволяем вам делать со своими гражданами что угодно, хоть младенцев пожирайте, но только не вооружайте террористов и не мешайте жить». Путин пакт соблюдает. Борьба с «терроризмом» тому свидетельство. И жить никому не мешает, и ни пяди родной земли не отдает. А если начнется конфликт военный, Путин просто отправит двадцать самолетов в разные концы земного шара с ядерными изделиями и инженерами. Один – в Сирию Асаду, один – в Зимбабве, еще один курдам, парочку в Йемен, бедуинам на Синай, в Судан, мечтающему устроить заварушку Мадуро. И что? Да весь мир будет умолять НАТО срочно заключить мир с Путиным, пока он вдогонку к бомбочкам не прислал этим достопочтенным Кинг-Конгам ключи от взрывателей. В том-то все и дело, что сейчас вооруженный конфликт с Россией возможен только в качестве политтехнологии, а не в реальности. Оттого Путин так нагл и безответственен, что он знает свою недосягаемость и всеобщую выгодность.

Русский Монитор: А кого бы из сохранивших влияние членов хунты вы бы сегодня могли перечислить?

Д.Запольский: Я считаю, что круг все тот же с небольшим расширением и «естественной» убылью: Чубайс, Волошин с «акциями семьи», Фридман, Абрамович, Потанин – как главные акционеры. Медведев, группа «Озеро» (там все на вторых ролях, но как группа они вполне влиятельны), Иванов, Миллер, Сечин как миноритарии. Ну и еще, конечно, есть владельцы одной-двух акций, они даже на собрания акционеров допущены, но контрольный пакет у «старой гвардии» и самого Путина, а блокирующий – только у «гвардейцев». Вроде бы никого не забыл. Но я все-таки не Белковский, это он по «башням Кремля» специализируется и знает, у кого какой вес. Я просто констатирую, что Путин не царь, не хозяин, не самодержец. Он – наемный менеджер, пусть и получающий бонусы в виде акций своего ЗАО. Я не верю в его миллиарды долларов, спрятанных в каких-то секретных банках. Считаю, что он может вообще не владеть деньгами и активами, так как из системы его власти выхода для него персонально нет, а если нет выхода, то зачем копить и подставляться? Вполне возможно, что после него останется десяток костюмов, дюжина ботинок на платформе, наградной пистолет с профилем Дзержинского и шприц с ботоксом. Вот помяните мое слово: все активы у дочерей, внуков и той, которую нам упорно не показывают, хотя колечко обручальное старый хитрец на правой руке носит…

Русский Монитор: то есть фактически конфигурация не изменилась?

Д.Запольский: Все так же, как и прежде. Путин свято блюдет свои обязательства, всячески пытается удержать единство страны, спасти единство власти и себя в качестве гаранта. Он приносит в жертву свое окружение, своих друзей, своих соратников, но не сдает тех, кто изначально держал контрольный пакет акций: Чубайса (и всю его команду от Грефа и Кудрина до Гозмана и последнего клерка), Абрамовича, Потанина, группу Альфа. И не сдаст никогда. Вот как Александр Матросов будет грудью защищать их интересы. Ну и они его не бросают – Альфа-групп, как считается, создает оппозиционную альтернативу Путину, а чубайсовская гвардия успешно решает вопрос с Америкой, чтобы Путин не оказался совсем за бортом. Ведь все понимают роль России как региональной державы (не мировой, а именно региональной). И все эти захваты дотационного Крыма, дебильных регионов, создавших Януковича, – все это игрища для внутреннего пользования. Их реальный эффект – консолидация НАТО, усиление роли США в Европе, подталкивание стран Восточной Европы и Центральной Азии ближе к ЕС. Все как и было, никаких перемен. Просто все участники процесса очень устали, постарели, и самая главная цель почти выполнена – СНГ развалился, Россия больше не лидер на постсоветском пространстве, Европа больше не заложница Газпрома. Ну, почти не заложница, осталось немного еще. Так что скоро, конечно, все разойдутся по домам, усталые и довольные. Если их не порвут на куски. Но пока, вроде бы, у них такого вот прямо опасения нет. То есть ситуация пока под контролем. И еще лет пять может продержаться, а то и десять. У них когда-то ведь прямо была концепция, Путин ее даже озвучивал – ручное управление до 2025 года… Проблема только одна – в постинформационном мире возникает запрос на нравственную политику. Это очень серьезно: самые цивилизованные и развитые страны принимают беженцев, то есть делятся своим сокровенным с совершенно чужими интеллектуально и ментально людьми. Зачем? А вот такая новая эра – надо делиться, подтягивать остальной мир. Через втягивание чуждого и чужого в свою орбиту. Европа и США сейчас очень сильны этим решением, пожалуй, никогда никто на планете так не был силен! Это очень серьезный тренд, который сейчас мало кто правильно понимает, а в России – вообще почти никто. А ведь даже Фидель Кастро все понял. И в свете этой тенденции нынешний режим может рухнуть очень неожиданно: мировые элиты начинают требовать с политического руководства стран первого мира честной и порядочной политики. И вот тут Путину и всему ЗАО конец может наступить. Как это произойдет, сейчас никто не скажет. Но вариант вполне вероятный. Они сейчас в сторону Китая бросаются, дарят газ, землю, территории. Именно в надежде на защиту. Но как-то не очень у них это получается пока…

Читайте продолжение интервью: Дмитрий Запольский: Путин контролировал не кокаин, он контролировал в Петербурге все

Вопросы для Русского Монитора задавал Виктор Ларионов

https://rusmonitor.com/dmitrijj-zapolskijj-putin-vsego-lish-naemnyjj-menedzher-korporacii-zao-rf.html

 

 

Дмитрий Запольский: Путин контролировал не кокаин, он контролировал в Петербурге все

 

 

Понедельник, 11 Январь 2016 15:30

Written by: Rusmonitor

 

 

Мы продолжаем серию интервью с известным петербургским журналистом и политологом профессором Дмитрием Запольским, в которой он рассказывает о годах становления «путинизма» – пожалуй, единственного примера в новейшей истории, когда организованная преступность смогла полностью захватить власть над ядерной державой, одной из сильнейших в военном отношении и богатейших стран мира, Российской Федерацией. Рассказы Дмитрия Запольского о питерских «лихих 90-х» – ценные свидетельства непосредственного очевидца событий, лично знакомого с большинством из ключевых фигур современной российской элиты. Они могут быть крайне полезны для понимания сути происходящего в РФ сегодня. Это второе интервью из большого цикла, в котором Дмитрий рассказывает о периоде становления криминально-чекистского клана «питерских». В этой части речь идет о периоде с 1990 по 1994 годы.

Русский Монитор: Для начала – откуда вообще взялся Путин?

Дмитрий Запольский: Мы все знаем его официальную биографию: профессор Собчак взял своего ученика-юриста помощником. Но это только 1/10 правды. В 1990 году демократически избранный Ленсовет принял на себя ответственность за жизнь Ленинграда. Старый исполком сложил полномочия, на депутатов упала забота обо всех аспектах жизни огромного мегаполиса – прежде всего о снабжении города продовольствием, о функционировании хозяйства. Городской парламент, поговорив пару месяцев сам с собой, четко осознал: еще немного – и начнутся бунты (Невский проспект уже перекрывали несколько раз, магазины громили, предприятия останавливались, назревали забастовки врачей и учителей), экономическое положение горожан ухудшалось с каждым днем. Надо было что-то делать, каким-то образом учиться управлять. Авторитета у Совета не было. Более того, не было и лидера – вообще никто из “видных” городских депутатов не имел контроля даже над четвертью голосов. Кресло председателя оставалось пустым. А обстановка все ухудшалась с каждым днем. Самые дальновидные пришли к выводу – надо умерить амбиции и призвать “варяга” – кого-то из “прорабов перестройки”, имеющих всесоюзную известность.

Рассматривали несколько кандидатур, но “прорабы” наотрез отказывались – кто-то просто не хотел ввязываться в местечковые ленинградские проблемы, кто-то “глядел в Наполеоны” и рассчитывал на общесоюзную карьеру в Москве. А кто-то хотел и был готов, но вызывал такую ненависть у простых горожан, что всем было ясно: через месяц после выборов такого председателя народ с булыжниками придет разбираться со всеми депутатами Ленсовета.

Кое-кто из народных депутатов СССР был горьким пьяницей, а кто-то — открытым гомосексуалистом, что это значит для политика в гомофобной стране вам, наверное, понятно. Согласился баллотироваться Собчак. Тут надо сделать очень важное отступление: Анатолий Александрович был видным мужчиной, эффектным оратором, обладал очень важным для городской интеллигенции имиджем «университетского профессора». Но он был клинически глуп и скверно образован. То есть интеллект его был реально очень невысок, но это с лихвой перекрывалось самоуверенностью. Однажды при мне он обратился к делегации англичан как к американцам, по простоте душевной перепутав Кембридж с Гарвардом (городок, в котором расположен кампус Гарвардского университета, по иронии судьбы носит название Кембридж). Протоколисты Смольного, представитель МИДа, даже репортеры, – все подавали знаки мэру, мол, неудобно, путаница, ошибка, поправьтесь, это дипломатический скандал. Но Собчак так был увлечен своим выступлением, что никаких знаков не увидел. И подобные проблемы возникали постоянно. Если Анатолий Александрович открывал рот, он говорил ровно 45 минут. И только после этого смотрел на часы. Профессорская привычка…

Повседневное поведение мэра тоже выглядело весьма странно. Собчак был рассеян, заносчив, медленно соображал и вообще был напрочь лишен дара дипломатии, то есть не умел выстраивать отношения с людьми. Все его контакты с окружающим миром сводились к парадигме отношений “профессор – студент”: “Так, какой у вас вопрос? Отвечайте! Ну, батенька, вам надо читать, читать и читать, иначе на следующем курсе вы у меня не сдадите. А сейчас “три”. Давайте зачетку!”

Именно по причине своей наивности Собчак снисходительно согласился возглавить Ленсовет и участвовать в срочно организованных “довыборах” по свободному округу (он был народным депутатом СССР, но в Ленсовет не входил). Я участвовал в этих уговорах. Уже тогда было понятно, что мы подарим городу и миру самодовольного павлина со значком депутата. Но альтернатива была хуже – нас бы просто растерзала голодная толпа прямо на Исаакиевской площади. Вскоре выборы состоялись, и Собчак занял кресло председателя. Город облегченно вздохнул: в Ленинграде появился лидер. В приемную Собчака выстроилась очередь – решения требовали тысячи вопросов, с которыми не мог справиться исполком, так как везде нужно было принять какое-то компромиссное или политическое решение, а исполком, находясь под полным и неусыпным надзором депутатов, не имел никакой возможность отступать от буквы закона. И Собчак, ощутив себя Политиком с Большой Буквы, начал ежечасно принимать решения, которые нарушали закон (а законы СССР были совершенно не приспособлены под экономические реалии поздней перестройки с ее бесконечными бартерами, обвальной приватизацией, крахом госплановского “фондового распределения ресурсов и сырья”).

Накуролесил Анатолий Александрович за пару месяцев так, что восстановил против себя и депутатов, и горожан, и Горбачева, и Ельцина, и тогдашние “элиты” Ленинграда – и силовиков с военными, и директорат крупной промышленности, и влиятельную интеллигенцию. Короче, недолго музыка играла – город, как был в безвластии, так в нем и остался.

И вот тут возникла идея. Она витала в воздухе. Ее высказывали совершенно с противоположных точек: Собчаку срочно нужно взять помощников, которые курировали бы главные силы в городской элите и могли найти с этими элитами общий язык. В Ленинграде 1990 года было три основных силы: партийно-хозяйственная “номенклатура”, которая не могла говорить на языке “демократического Ленсовета”, она рассуждала совершенно материальными понятиями, а не перестроечными абстракциями типа “рынок все расставит на свои места”.

Вторая мощнейшая сила – военные, милиция, суды, прокуратура и самое важное звено – КГБ, единственная структура, имевшая неразрушенную систему связи и управления с выходом в военные части через свою контрразведку (особистов), в зарубежные представительства, минуя официальный МИД, могла как-то проконтролировать милицию и вообще имела информацию от своей агентуры о реальном положении дел. И третья структура – бандиты, захватывающие город с каждым днем. Ленинград вообще в этом отношении был особенным регионом, в нем были очень слабы воровские традиции в отличие от Москвы. Поэтому город мгновенно захватили бандиты нового типа, в которых стремительно превращались полуофициальные “спортсмены” – боксеры, качки, каратисты-дзюдоисты. К ним из деревень и маленьких городков устремились родственники- друзья, наладилась связь с тюрьмами. Короче, серьезные банды возникли в течение полугода, взяв под контроль все сферы наличного денежного оборота, накапливая в своих “общаках” десятки миллионов долларов ежемесячно. И к моменту описываемых событий ленинградские бандиты были уже весьма влиятельной силой. Вот тогда стало ясно – Собчаку нужно минимум три помощника-советника: по делам партийно-хозяйственным, по вопросам взаимоотношений с КГБ и по делам бандитов.

Тут, надо сказать, был настоящий кастинг. На роль “советника по бандитам” смотрели многих, но выбор пал на Юрия Шутова, отсидевшего чиновника статуправления, удивительно общительного, блестящего артистичного болтуна, заверившего своего будущего работодателя, что сможет договориться со всеми и обо всем. (Вообще он был как бы “зеркальным отражением” Анатолия Александровича: самовлюбленный краснобай, истероидный психопат, жадный до любого внимания к себе, но абсолютно безответственный и поверхностный. Ну и жестокий невероятно. Закончил свою жизнь в камере, приговоренный к высшей мере, но, как говорят знающие люди, вовсе не за то, что совершил в действительности).

Русский Монитор: Известно, что Шутов стал одним из врагов Путина. Когда началась их вражда?

Дмитрий Запольский: Конфликт с Шутовым возник с первых дней, потому что Шутов был не великого ума человек, но с совершенно воспаленным самомнением. Начали вскрываться факты его двойной игры, но главное, он реально не мог удержаться от глупостей – например, помогал Невзорову и ГРУшникам мочить мэра, думая, что век Собчака закончится в 1992 году. Даже в 1991.

Знаменитые невзоровские 600 секунд с очередной порцией черного пиара против мэра Собчака и его семьи наглядно демонстрируют накал политической борьбы в тот период.

По делам партийно-хозяйственным нашелся удивительный человек – секретарь райкома Валера Павлов, тоже болтливый и павлинистый, но знакомый со всеми комсомольско-партийными секретарями и имевший через них выход на директорский корпус. И третий советник должен был осуществлять контакты с КГБ. На эту должность был настоящий конкурс: претендентом был Павел Коршунов (Кошелев), впоследствии глава Петроградского района и кино-начальник, весьма подходящая фигура. Рассматривали опера-депутата по фамилии Мамедов, претендовали еще какие-то особисты, но Собчак, не советуясь со своим окружением, внезапно пригласил Путина. Почему? Тогда такой вопрос не возникал: все, кто разбирался в реальной жизни, понимали: Собчак в университете был на связи КГБ, то есть стучал (об этом мне говорили многие его коллеги), и его куратором был сотрудник Первого отдела ЛГУ, помощник ректора по международным делам Владимир Васильевич Платов (Путин). Говорят, что агентом Путина был и аспирант Медведев. Поэтому Анатолий Собчак и взял именно Путина: он, во-первых, имел с ним достаточно доверительные отношения как агент, а во-вторых, опасался, что его работа на КГБ может всплыть в виде компромата, а рекрутировав Путина, он себя оградит от этой опасности.

Я впервые увидел Путина в Большом зале Мариинского дворца, где шла сессия Ленсовета. Нас познакомил Чубайс, занимавший должность заместителя председателя Ленгорисполкома по экономическим вопросам. Они с Путиным оказались знакомы. Владимир Владимирович представлял собой типовое изделие того времени по ГОСТУ “подполковник КГБ в действующем резерве”: безликий, с хищными жуликоватыми прозрачными глазами, слегка сутулый блондин, старающийся спрятаться в толпе, но при этом все замечать вокруг себя. Из представления Чубайса я понял, что Собчак остановил свой выбор на Путине в качестве советника “от КГБ”.

Сейчас я пытаюсь вспомнить свои впечатления от того заискивающего мимолетного рукопожатия с будущим величайшим злодеем современной истории. Но ничего не могу вспомнить, кроме того, что он был как бы в презервативе, в каком-то мешке – вроде бы живой человек, а в то же время робот, искусственный андроид, без вкуса, запаха и каких-либо примет.

Впоследствии я много раз обращал внимание именно на этот «чехол». Он никогда не выходил из своего футляра. Словно бы его тело – наблюдательный пункт, внутри которого живет некая сущность, задача которой все видеть и держать под контролем. Единственное, что бросилось в глаза – поразительная миниатюрность.

Рядом с почти двухметровым Собчаком Путин выглядел крохотным и незаметным. Первые полгода он таким, собственно, и был.

Русский Монитор: А что началось в следующие полгода?

Дмитрий Запольский: Собчак становится мэром, получает возможность контролировать экономику города и начинает ломать дрова. Путин,Павлов и Шутов становятся “теневым” кабинетом и залезают в темные истории. Экономика летит под откос, и вот тут наша “тройка” + Собчак начинают придумывать мутные схемы, которые сейчас предъявляют Путину как коррупционные. Но все не так просто…

Деньги в тот период брал себе не Путин. И не Собчак. Наличка нужна была для решения вопросов в городе. И это очень тонкий момент – Собчака окружали враги, даже на Шутова он не мог до конца положиться, особенно после того, как всплыли подробности пожара в гостинице «Ленинград», которая контролировалась «бригадой Шутова». А вот на Путина мог. И понеслась… ВВП за год-два стал контролировать огромный поток черного нала и серого бартера.

Русский Монитор: А что вы скажете про выводы комиссии Салье?

Дмитрий Запольский: Комиссия Марины Евгеньевны Салье – это был междусобойчик из моих коллег-депутатов, которые не умели ничего анализировать. Я присутствовал на этой комиссии, точнее, рабочей группе, когда выносилось знаменитое решение: рекомендация Собчаку уволить вице-мэра Путина. И комиссия такое решение вынесла, с формулировкой, позволявшей Собчаку кинуть эту бумажку в корзину и никого не увольнять.

Почему? Тут надо дать пояснения. Ленсовет в своей общей массе (идиотов было немало, но все-таки не более четверти) понимал, что ситуация в городе висит на волоске. То есть, каждый день катастрофически растут цены, каждый день падает покупательная способность рубля, в любой момент может начаться реальный голод. Например, пенсия условной бабушки 100 рублей. Она получит ее 15 числа следующего месяца. Цена килограмма сахара 1 рубль. Через неделю сахар стоит уже 15 рублей. Еще через неделю – 30 рублей. И к моменту получения пенсии бабушка сможет купить на нее в лучшем случае полкило сахара. Значит, надо каким-то образом зафиксировать цены на сахар. Но тогда его по этой цене выкупит армянин Арам Ашотович из киоска у станции метро и продаст за три цены в течение часа. Выпустим талоны? Но в жилконторе украдут талоны и продадут тому же Араму Ашотовичу. Раздать сахар пенсионерам бесплатно тоже не получится: его украдут в процессе раздачи. Поставить в каждую жилконтору милиционера? Ну, тогда воры из ЖЭК возьмут мента в долю.

Значит, надо договариваться. С бандитами – о том, что они могут воровать, например, бензин, но не трогают продукты первой необходимости. С жилконторами – о том, что в процессе раздачи талонов они могут взять (украсть) не более 10 процентов. (А если больше, то придут бандиты и отнимут квартиры, то есть надо договариваться и с бандитами, о том, что им подскажут – какие квартиры можно отбирать у сволочей из ЖЭКа, какие нельзя. А если бандиты отнимут те квартиры, которые нельзя? Значит, их посадят менты. С ментами тоже надо договориться о том, каких бандитов можно сажать, а какие – правильные, свои. А как с ними договориться? Надо платить деньги. Причем левые, не зарплату, а реальные настоящие наличные деньги. И круг замыкается – деньги можно получить только через бандитов, которые отнимут их у Арама Ашотыча). Ну, еще можно получить деньги у комсомольцев, которым будет отдано право не платить налоги за торговлю нефтью, и у кооператоров, которым надо отдать право торговать беспошлинно машинами.… Ну, и так далее.

Вот этим занималась та часть мэрии, которая реально работала. И Путин в роли вице-мэра. А Собчак просто тупо не понимал происходящего, но знал, что его заместитель «из этих» – то есть КГБ знает и одобряет происходящее.

Город выжил. Роль Путина в этом достаточно значительна. Если бы он тогда тихо отвалил бы за границу, прихватив с собой пару миллионов, не исключено, что многие сейчас вспоминали бы о нем с умилением и восхищением: Остап Бендер нервно курил бы в сторонке, глядя на схемы, которые проворачивали Путин, Чубайс, Кудрин, Чуров, Медведев, Козак и прочие сотрудники аппарата Анатолия Собчака. Сам Анатолий Александрович при этом разъезжал по презентациям, где пожирал бутерброды с икрой, раздавал бессмысленные и невыполнимые обещания и при этом умудрялся ссориться с весьма нужными ему людьми.

 

 

Русский Монитор: Но ведь от того, что эти схемы были в каком-то смысле жизненно необходимыми, они же не становятся менее криминальными?

Дмитрий Запольский: Криминал? Вот это трудный философский вопрос… Криминал – это то, что сделал Путин со свободой слова в России, с парламентаризмом, то, что он сделал с народом страны, с образованием, со здравоохранением, с социальной системой. С экономикой в итоге. А то, что происходило в 1990 году, было не совсем криминалом, если учесть то, что я говорил выше – о том, что советские законы в новых условиях были просто неприменимы. Наверное, есть какой-то другой термин для этого. В экономической сфере это не было криминалом, это было «особенностями национальной экономики». Я думаю, что в 1990 году практически все нарушали законы. Не надо из Путина той эпохи делать криминального лидера и мафиози, он был типичным представителем своего чекистского цеха, считал своей миссией сделать все, что в его силах, для спасения своего клана, своих коллег. Он был химически чистой функцией, эталоном «шустрого кагэбешника, внедрившегося в систему управления».

Криминальной сверху и донизу была сама система, в которой он находился.

Русский Монитор: Но ведь дело не только в «распределении» талонов на сахар, но и в реальных убийствах…

 

 

Дмитрий Запольский в 90-е

Дмитрий Запольский: Я вот не убивал и не воровал. Так я и не вошел в эту славную когорту. Я все это наблюдал и помогал тем, кто был беззащитен и нуждался в поддержке власти. Я инспектировал тюрьмы и изоляторы, принимал до сотни посетителей в день, писал сотни запросов и писем. Бился за то, чтобы людей не выкидывали из квартир, чтобы пересматривали дела незаконно осужденных, чтобы отпускали за границу евреев, которые случайно стали секретоносителями. И мне помогали в этом иногда Мутко, Путин и Собчак. Очень часто – Рома Цепов. Почти всегда – Кумарин и Костя Могила, Руслан Коляк и Боря Иванов, Саша Крупа и дядя Слава Кирпичев.

Что касается убийств, то они соответствующими персонажами заказывались и осуществлялись. Факт. А если бы не осуществлялись, убивали бы их. Это была война. От них всегда пахло кровью. Особенно от Чубайса почему-то. Как я говорил – в 1990 году законы невозможно было не нарушать. Но кое-кто нарушал не просто советский уголовный кодекс, но и нравственный закон. Вот этот кое-кто и был Владимир Путин, потому что он работал в КГБ СССР. И не только, как считают сегодня многие. В 1999 году мне принесли пленку, где человек, похожий на Путина, в Дрездене передавал коробочку с микрофильмом агенту BND. Я об этом рассказывал на радио «Свобода», могу и вам подробно рассказать в следующей беседе.

В конце 1991 года в мэрии Санкт-Петербурга уже полностью решался вопрос со всеми сколько-нибудь значимыми криминальными фигурами. То есть все были четко разведены «по углам», а те, кто не принимал на себя обязательств сотрудничать – те или садились всерьез и надолго, или находили свой последний приют под аляповатыми гранитными памятниками, наскоро изготовленными на средства братвы.

Братва быстро находила тех, кто шел правильным путем и не ссорился с властью. Такими были Кумарин, Гавриленков, Костя Могила и другие. Потом к ним примыкали новоявленные авторитеты, созданные не без помощи власти вообще и КГБ – в частности. Такими были известные в городе братья Мирилашвили, Ткач, Глущенко и многие другие.

Все работало как часы. Чужаков в город не пускали, дисциплину поддерживали строжайшую. У Путина в этом отношении был советником Роман Цепов. Ну, и Виктор Золотов, начальник охраны Анатолия Собчака, тоже проявил себя как великолепный организатор. Кстати, Михо Кутаисский (Михаил Мирилашвили) себя никогда к бандитам не причислял и мне в частных беседах всегда это подчеркивал. А потом мне рассказывал один оперативник ФСБ, что он был у него агентом, секретным сотрудником, но в 1991 году его досье изъяло начальство и передали в другое подразделение…

Русский Монитор: Говоря о Питере начала 90-х, нельзя не упомянуть Невзорова. Насколько я понимаю, Александр Глебович имел тогда всероссийскую известность в качестве ярчайшего выразителя шовинистически-имперских взглядов, да еще имеющего возможность вещать на всю страну в прайм-тайм. Кто тогда стоял за ним, каковы его отношения с тогдашним Путиным?

Дмитрий Запольский: Я когда-то очень давно служил военным фельдъегерем и возил совершенно секретную почту по всяким разведточкам. Одна из них находилась в Лисьем Носу, там располагалась какая-то совсем секретная шифровальная точка ГРУ. Так вот в начале 90-х ее не то продали, не то подарили Александру Глебовичу Невзорову. Теперь там его особняк в меру роскошный. Таким образом, вы можете сами ответить на свой вопрос.

Отношений с Путиным у него не было, но Рома Цепов был с ним в близкой дружбе, так что связь, конечно, была хорошая. И когда Невзоров «мочил» Собчака перед выборами, Путин не сделал ничего, чтобы его остановить, только натравил на него меня. Из чего я еще тогда сделал вывод, что Путин работал не на Собчака, а против. Но это отдельная история.

Невзоров выражал точку зрения «красного директората», генералитета спецслужб (тогда как молодежь в КГБ прекрасно понимала, что старый мир рухнул безвозвратно, и надо спасать бабки и связи, а не воевать с ветряными мельницами). Помогали Александру Глебовичу и бандиты, жаждавшие иметь своего человека на ТВ, поэтому через Цепова и еще одного его приятеля, Руслана Коляка, на Невзорова оказывалось определенное давление. Но это не было решающим фактором, просто он тогда занимал свою четкую нишу, которая была свободна. Он вообще очень талантливый человек, надо отдать ему должное, но увлекающийся. Ну, и не секрет, что Шутов, когда его прогнал Собчак, стал сотрудничать с Невзоровым и всячески содействовать очернению Собчака, что было совсем несложно. В то время много было разных забавных историй на городской телерадиокомпании. Когда шла предвыборная компания, кто-то принес на телевидение пленку, где была заснята одна юная близкая родственница мэра, нюхавшая какой-то белый порошок в туалете модного ночного клуба. И Людмила Нарусова в панике приехала ко мне домой на Проспект Испытателей с круглыми глазами: что делать? Я посоветовал срочно обратиться к Путину, а сам позвонил Цепову. На следующий день Людмила Борисовна рассказала, что проблема решилась: вечером на телевидение привезли еще одну пленку, где некий известный телеведущий целовался в гостиничном номере со своим телеоператором. Компроматы взаимно аннигилировались. Допускаю, что Нарусова мне просто соврала, а пленку у того журналиста купили за хорошие деньги…

Русский Монитор: А каким же образом Невзоров стал доверенным лицом Путина на последних выборах? Кто его туда сосватал?

Дмитрий Запольский: Я думаю, что Виктор Золотов, больше вроде бы и некому. Кстати, сегодняшние антиклерикальные выступления Александра Глебовича многие тоже связывают с большой политикой, с недовольством ролью РПЦ в формировании общественного мнения. Но это надо еще проанализировать, конечно.

Русский Монитор: Знаменитая фирма СПАГ появилась в тот период?

Дмитрий Запольский: Ничем эта фирма не знаменита. То есть когда этот шум возник, выяснилось, что таких фирм были сотни. И наличие в них Путина ну вообще ни о чем. Можно было и меня и тебя туда записать. Увы, это ерунда на постном масле. Возможно, сам Кумарин пытался таким образом «заложить» компромат. Путин все-таки не дурачок. Тогда все были записаны в каких-то фирмах, кооперативах, какие-то акции – хренакции приносили, приходя на прием в качестве презента.

 

 

Владимир Сергеевич Барсуков (Кумарин) Лидер “тамбовских”

Никто не придавал этому значения. Я думаю, что в конце 90-х ФСБ столько этих бумаг уничтожило, выкупило и каким-то образом ликвидировало огласку! Поймите: тогда в кабинет Ромы Цепова приносили чемоданы с наличкой. Игорный бизнес давал в день сотни тысяч долларов. Открытие бензоколонки сопровождалось миллионными взятками, а АЗС открывались каждую неделю. Почти каждый день в люксовых отелях шли презентации западных фирм, открывающих представительства в Петербурге, автостанции, магазины, производства, совместные предприятия. Никому были не нужны следы в виде сомнительных конторок с сомнительными соучредителями. Я кстати, был на пресс-конференции по случаю создания банка Россия и на их презентации в отеле «Невском палас». Общался тогда с Ковальчуком и Петровым, еще какими-то ребятками оттуда. Это был нормальный банчок с деньгами КПСС и КГБ. Это не Путин и его друзья украли бабки, это им в конце-концов доверили “национальные богатства” СССР. Однажды вице-мэр Щербаков (удивительный, кстати, был человек) мне в доверительной беседе сообщил, что за неделю ему предложили пять взяток наличкой и что на столе у него лежало 20 миллионов долларов за одну неделю, но он не взял. Я думаю, тогда никто так мелко не брал.

Русский Монитор: А поставки кокаина через эту фирму?

Дмитрий Запольский: Да херотень этот колумбийский кокаин через фирму СПАГ. Смешно. В 1990-м Путин курировал порт Ломоносов, это была военная база, где у него сидел «свой» адмирал. И через эту дыру ежедневно ввозились и вывозились безо всякого оформления сотни, а может и тысячи тонн грузов. Там ни таможни не было, ни погранцов, ни контрразведки. Смешно! Кокаин в Питере как зубной порошок был. Вообще везде. Даже в Смольном у особо шустрых парней. В ночных клубах одно время хозяева все столики покрыли стеклом, так как “золотая тусовка”, видите ли, ходила туда, где удобно было «пахать дорожки» прямо на столах. Тогда все говорили, что кокаин приходит из Колумбии, но везли его прямо в ящиках с бананами и потом хранили в морге судебно-медицинской экспертизы, пряча свертки среди «бесхозных» трупов. Зачем в этой схеме какие-то фирмы?

Сам же порт Ломоносов формально принадлежал компании «Русское видео», которая контролировалась, с одной стороны, Кумариным, но руководил ею Михаил Мирилашвили. Глава компании Дмитрий Рождественский поддерживал теплые отношения с Путиным, Чубайсом, с Нарусовой. Одно время я работал на телеканале, принадлежавшем этой компании. Так вот, буду краток: Путина я там пару раз видел. Но утверждать, что он как-то особо контролировал наркотрафик – смешно: он контролировал гораздо больше. Кокаин тогда вообще не был очень серьезным бизнесом в криминальной индустрии. Впрочем, вся информация обо всех криминальных потоках мимо трио Цепова-Золотова-Путина пройти не могли в принципе. Если кто-то вытащил у бабушки в трамвае кошелек, то он имел разрешение (отсылал долю в общак) от своего “цеха”, а значит, держатель общака знал, значит, знал Цепов, ну и так далее…

 

 

И это вовсе не означает, что Путин был «главным по черному налу», просто он в силу своего положения был обязан держать под контролем все «черные потоки» в регионе. Если бы он упустил что-то, мгновенно бы этот поток пошел на политические цели, на подкуп депутатов, на киллеров для мэра или вице-мэра. В начале 90-х власть не могла упустить ни один криминальный ручеек, иначе грош цена была бы этой власти. Вся оргпреступность была под контролем властей. И руководил этим контролем и официально, и неофициально Путин. Это была его работа – решать вопросы и разруливать темы. Для этого его позвал Собчак, а потом и Ельцин сотоварищи. Возможно, именно это умение Путина контролировать все потоки, и вознесло его на нынешнее место, так как он – идеальный менеджер корпорации, в которой акционеры стремятся сохранить и приумножить свой капитал.

Русский Монитор: В этой связи многие упоминают нынешнего главу ФСКН Виктора Иванова. Вы его знали?

Дмитрий Запольский: Я его знал отлично. Это служака. Доверенное лицо ВВП. Иванова я видел в неформальной обстановке, когда Путин его ко мне прикомандировал на пару-тройку дней (!) во время выборов Собчака. Чтобы он мне помогал добывать компромат на Яковлева и Невзорова. Потом я работал с ним два года в одном здании, почти каждый день вместе кофе пили, пока Путин срочно не выдернул его в Москву – на службу собственной безопасности ФСБ. И ФСКН, полагаю, что и сегодня, разумеется, контролирует трафик кокаина – и не только кокаина. А как же его не контролировать? Логика там простая: его ведь нельзя остановить! Значит, надо знать – куда, откуда, кому. И понимать, куда идут деньги. Ладно, если на рублевские дворцы или замки в Европе. А если на финансирование оппозиции? Нельзя такое допустить!

Русский Монитор: В предыдущем интервью вы рассказывали о распродаже пароходства, деньги от которого пошли на закупку недвижимости в Испании. Это начало той истории, которую сейчас распутывают испанские прокуроры?

Дмитрий Запольский: Да. Можно сказать, я первым эту аферу и обнаружил. Испания всегда любила «серые» деньги и легко их принимала. И паспорта раздавала всем желающим. Тепло и сыро, и пахнет гнилью, как писал Максим Горький. Вот Александр Малышев и организовал там базу. Что связывает испанскую группировку с Путиным? Риторический вопрос: таким же образом можно связать Путина с любой группировкой в Санкт-Петербурге. У Романа Цепова (кстати, никогда у него не было клички «Продюсер»!) в собственности было предприятие «Балтик-Эскорт», это ЧОП. Учредителями были Цепов и Золотов. В этой конторе главбухом работала некая Уварова. Муж Уваровой – начальник петербургского РУБОПа. А в момент создания «испанской группировки» Уваров был начальником отдела по лидерам оргпреступности, а замом начальника был Николай Аулов, который фигурирует в прослушках испанских спецслужб. Он же – соавтор Андрея Константинова в его книгах и сценарии сериала “Бандитский Петербург”. А спонсировал Цепов.

 

 

Фигуранты “дела русской мафии в Испании” Геннадий Петров и Александр Малышев (крайние слева и справа) и Иида Масамичи из “якудзы” http://www.svoboda.org/

Но такие же связи были с тамбовскими, и с Костей Могилой, и с «пермскими» (лидер группировки Ткач у Цепова числился охранником), и с Мирилашвили, и с чеченскими (у Цепова были нежнейшие взаимоотношения с «чехами»), и с казанскими, но их как-то гнобили и совсем умножили на ноль в начале двухтысячных.

Ромушка как-то при мне (а мы были близкими друзьями) пошутил, назвав РУБОП «управлением по работе с плохо организованной преступностью». То есть надо четко и ясно понимать: власть разрешала работать определенным криминальным структурам, которые декларировали лояльность власти, полную информационную открытость своих финансовых потоков, обязались пресекать на корню любые поползновения на власть и готовы были при необходимость выполнять грязную работу – в любой момент убрать кого-то, разорить, разрушить собственность и так далее. Потом власть сказала «спасибо, теперь выбирайте — либо вы становитесь официальным бизнесом, и мы вам прикомандировываем своих чекистов, чтобы вы их кормили заодно и не дурковали, либо…» Ну, в общем, выбор небольшой: Иван Кивилиди позвонил по телефону, намазанному солями таллия, Костя Могила получил очередь из «Калашникова», Кумарин глухо сидит. Ну а Ромушка Цепов, друг мой сердешный, выпил чайку с полонием… Ну и так далее…

Русский Монитор: Вы говорили о том, что изначально у Собчака было три советника по разным направлениям. Роль Путина, как куратора направления по связи со спецслужбами, сразу виделась основной – или полномочия перераспределились в его пользу по итогам его деятельности, то, есть фактически, это было подключение к управляющему интерфейсу?

Дмитрий Запольский: Да, хорошее сравнение.

Русский Монитор: Ниточки уходили в Москву?

Дмитрий Запольский: Насчет Москвы не уверен. Зачем вообще нужны были в 1989 году нити в Москву? Все решалось на местном уровне, в Москве была полная неразбериха – СССР, РСФСР, Ельцин, Горбачёв, депутаты СССР и РСФСР, кому это все было нужно в Питере?

Русский Монитор: А Лубянка, она имела какие-то координирующие функции?

Дмитрий Запольский: Вы имеете в виду, Путин был посланником Лубянки при Собчаке? Нет! Лубянка сидела на попе ровно и томилась от неизвестности.

А сам Путин никому был неизвестен и неинтересен в Москве. Там вообще не было никакого механизма власти.

Русский Монитор: Ну, а что же было центром?

Дмитрий Запольский: Ничто не было центром.

Русский Монитор: А чьи интересы в таком случае представлял Путин?

Дмитрий Запольский: Свои, прежде всего. Его выдавили из ПГУ как подозрительного двойного агента, он вообще был никем. Халтурил бомбилой по вечерам.

Русский Монитор: Тогда о каком интерфейсе идет речь?

Дмитрий Запольский: О! Тут все гораздо круче: через Путина Собчак подключился к реальности…

Русский Монитор: То есть, можно предположить, что подобные же процессы протекали по всей стране, просто питерская мафиозно-чекистская группировка оказалась самой успешной?

 

Дмитрий Запольский: Можно сказать. Но в других регионах было немного по-другому. Где-то имели большой авторитет партийные власти – и там секретари обкомов становились мэрами, а местных чекистов подключали через свои связи. Где-то чисто бандитская власть образовывалась, где-то действительно какие-то посланцы из Москвы приезжали, где-то иностранные интересы были столь велики, что появлялись реальные «агенты влияния» на прямой подкормке из-за рубежа. И, конечно же, местные чекисты подключались к власти, которая разрешала им часть черного нала брать на свои нужды. Наивно даже предполагать, что хоть один губернатор в начале девяностых не контролировал бы финансовые потоки, 90 процентов которых шло в виде наличных долларов. Но в большей части регионов губернаторы взаимодействовали либо с ворами, либо с чекистами. Бандиты были в Казани, Свердловске, на Кавказе и больше всего – в Ленинграде, который был “обижен” на Москву, много десятилетий эта обида копилась. И этот феномен имел следствием реальную ненависть ко всему московскому. Оттого и московских воров в город не пустили, а создалась своя бандитская власть, воров над собой почти не признающая, даже “смотрящими” от всесоюзного воровского общака назначали в Питер “положенцев”, например, Костю Могилу. И во власть “варягов” не допустили. Так и сварилось это адское варево, которое потом назвали питерской мафиозно-чекистской группировкой.

Русский Монитор: То есть, получается, что ситуацию можно охарактеризовать так: в момент распада СССР по стране бродило некоторое количество активных проходимцев, принадлежавших к разным социальным слоям, которые просто скоординировались между собой, чтобы поднять власть и собственность, которые валялись на земле. А среди этих проходимцев на главенствующие роли вышли бывшие чекисты – сначала у себя в регионах, а потом стали координироваться во всероссийских масштабах. И в итоге мы имеем тот режим, который имеем?

Дмитрий Запольский: Да. Они хватали все, что плохо лежит, а потом как шарики ртути сливались воедино – в то, что мы сейчас наблюдаем.

Русский Монитор: Но получается, что в ситуации изначально был немалый залог и децентрализации. Был ли шанс придти не к сверхцентрализованной модели, а к реальному регионализму и федерализму?

Дмитрий Запольский: Шанс был. Но в том числе здесь сыграл фактор Запада, который ставил условия Москве об обязательной концентрации власти в единых руках во избежание потери контроля над ядерным оружием. Вот ведь как наша гордость – атомная бомба – оказалась проклятьем России! Целые поколения отбросила назад!

В 1990-1992 годах таможни были на границах областей. То есть специально выставляли ментов, чтобы не выпускать продовольствие из области, а за ввоз товаров, которые в области производились, собирали пошлину!

И были попытки ввести свои деньги в виде купонов в разных регионах. Шанс, еще какой был!

Татарстан готов был провозгласить независимость (и ведь почти провозгласил!) Чечня. Ингушетия. Калмыкия. Башкирия. Ведь потом с Кирсаном Илюмжиновым договаривались, чтобы он не отделялся. И с Татарстаном.

Русский Монитор: Какими были отношения питерской власти с Москвой в тот период?

Дмитрий Запольский: А никаких. Вообще. Вообще никаких отношений. Ну, какие могли быть отношения? Москва только деньги печатала, которые не успевали в баулах из хранилища Госбанка доехать до города, а уже превращались в бумажки. Никакой переписки толком не велось с Москвой. В Ленсовет однажды фельдъегеря не впустили с пакетами. Я помню, как в составе миротворческой миссии был в Молдове, пытались Мирчу Снегура помирить со Смирновым, предотвратить кровопролитие в Приднестровье. Вечером ко мне в номер врывается Николай Егоров, специальный посланник Ельцина. «Кто вам позволил! Кто вы такие?! Какое вы имеете право вмешиваться во внешнюю политику России?» Я его спрашиваю: «Коньяк будешь?» Он слюной брызжет, продолжает наезжать. Ну, раз не хочешь, иди крысам на помойке расскажи про внешнюю политику. Я его просто вытолкал на улицу. Кто он был для меня такой? Какой посланник? Какого Ельцина? Нас, петербургских депутатов, тут пригласили обе стороны для переговоров, для них Москва была как красная тряпка для быка – и плевать нам было на федеральные интересы!

Вот поэтому Москва и решила убрать Собчака. Да и Советы на местах распустил Ельцин не в борьбе с коммунистами, а из-за полного неподчинения. Ну, и сказки о Верховном Совете РСФСР, который стоял на пути демократических реформ, проводимых демократом Ельциным, тоже надо рассказывать не нам, видевшим совершенно противоположное. По иронии судьбы, именно демократически избранные советы в тот момент представляли единственную силу, сопротивлявшуюся натиску криминально-чекистской мафии уже в масштабах всей страны. К 1993 году опыт Петербурга получил значительное распространение…

Русский Монитор: А как себя позиционировали Собчак и его окружение в противостоянии Ельцина и парламента, которое началось в начале 93-го года и вылилось в сентябрско-октябрьский кризис?

Дмитрий Запольский: Собчак был на стороне Ельцина, так как мечтал сам занять кресло лидера страны. Да и не позволял ему занять другую позицию образ «демократа». (Надо четко понимать, что никаким демократом он в реальности не был, ни в какое народовластие не играл, а к людям относился высокомерно. Вообще ко всем: от пенсионера до генерала. Считая, что в мире по каждому вопросу существует только два мнения: одно его, а другое неправильное). Окружению Собчака было понятно, что дни советов сочтены, и надо ставить на властную вертикаль. Тогда многие мечтали оказаться в качестве министров и руководителей ведомств при будущем президенте России – Анатолии Собчаке. Собчак был всего лишь носовой фигурой на бушприте этого пиратского фрегата, шедшего под всеми парусами, чтобы взять на абордаж всю государственную собственность в стране.

Русский Монитор: В какой момент процесс формирования той самой ЗАО РФ, о котором вы говорили в первой части нашего интервью, стал виден опытному глазу?

Дмитрий Запольский: В 1994-1995 годах. Когда анархия исчерпала себя совсем. А к 1997-1998-му это ЗАО стало полностью управляемой структурой с вертикальным менеджментом.

Русский Монитор: Был ли Питер центром кристаллизации – или питерская команда эффективных менеджеров в какой-то момент понадобилась архитекторам процесса?

Дмитрий Запольский: После 1994 года центр стал постепенно перемещаться в Москву, а Питер после проигрыша Собчака перестал быть центром кристаллизации окончательно. Все уехали в Москву: Путин, Кудрин, Чубайс, Греф, Медведев. Все.

Окончательно процесс оформился к 1998 году. Я помню очень примечательный факт: осенью 1997 года телеканал ГТРК, знаменитая «3-я кнопка», Ленинградское телевидение, вещавшее на всю страну, было закрыто, а на его месте создан канал «Культура», которому отошли все сети. Организатором проекта был Анатолий Чубайс. Целью было окончательно закрепить статус Москвы как идеологического центра. Питер больше не имел права голоса в масштабах страны. Укрощение строптивых закончилось.

Русский Монитор: Мы немного забежали вперед – за временные рамки нашего текущего интервью. Можете рассказать, что собой представляла неформальная управленческая структура, во главе которой стоял Путин? Как она координировала свою деятельность с формальным главой – Собчаком, а также какие персоналии за какие направления отвечали?

Дмитрий Запольский: Дело в том, что формально Путин был главой комитета по внешним связям, а неформально – ответственным за силовиков, кроме военных (для этого у Собчака был целый адмирал Щербаков в роли вице-мэра), за «скользкие темы» типа охраны и безопасности, взаимоотношения с игорным бизнесом, вопросами стратегического запаса и мобрезерва. За взаимоотношения с ГАИ и выдачу номеров-мигалок-непроверяшек. Ну и за таможню, внешнюю торговлю, международный транспорт. За кадры всей мэрии. Поначалу за “криминал” отвечал Шутов, но вскоре спалился на какой-то ерунде – типа взял деньги якобы для передачи Собчаку и не донес, жаба задушила. С отстранением Шутова эта тема опять же легла на хрупкие плечи Путина. Его кабинет был на первом этаже Смольного, возле входа в огромную столовую, напротив дверей в маленький спецбуфет. В приемной за столом стоял секретарь. То есть когда не было посетителей, секретарь сидел, а когда кто-то входил, он вставал. И стоял навытяжку, ведя любезную беседу (так было модно тогда у всех начальников УКГБ – в приемной были вежливые и очень образованные адъютанты). Секретаря звали Игорь Иванович Сечин. Дверь в кабинет Путина была всегда приоткрыта, типа никаких секретов – все демократично.

Напротив был кабинет заместителя по фамилии Аникин, маленького жуликоватого человечка, еще ниже Путина. Впоследствии его осудили за рейдерство – и Путин не вступился. Напротив в кабинете сидел, вальяжно обложившись книжками и сувенирами, «уполномоченный по странам Прибалтики» Володя Чуров, любитель долгих неспешных бесед о жизни. Еще были юристы во главе с Медведевым, тоже очень невысоким молодым человеком. В кабинете сидел старенький еврей Лев Леваев, отвечавший за взаимоотношения с ГАИ, у него всегда были все бумажки на столе текстом вниз: конспирация. Он отвечал за мигалки и непроверяшки. Ну и еще была пара-тройка сотрудников: Алексей Миллер, еще кто-то, кого и не вспомнить сейчас. Компактная была структурка.

Еще рядом работал Зубков, тоже очень невысокий ростом (Путину некомфортно было работать с теми, кто выше его), а неформально решал вопросы сам Путин, а не его сотрудники.

Чуть позже в команду влились Кудрин, Маневич и Козак, формально к КВС не имеющие отношения. Кудрин вообще был равным Путину, тоже вице-мэр. Еще был вице-мэром Виталий Мутко, кстати, его все считали очень порядочным и душевным человеком, готовым отдать нуждающемуся последнюю рубашку.

Русский Монитор: Кудрин равным по должности – или в неформальной иерархии?

Дмитрий Запольский: По должности. Да и по иерархии. Он же весь бюджет города контролировал. Весь бюджет города. И никто не мог в это дело влезть, кроме Собчака, но Собчак ни черта в деньгах не разбирался, вот и не лез. Поэтому, конечно, аппаратный вес Кудрина был не ниже Путина, но неформально Кудрин видел в Путине более сильную личность и смотрел на него с подобострастием.

Русский Монитор: А что решал Чуров?

Дмитрий Запольский: Он мог общаться с эстонскими депутатами, часами обсуждая бартер рыбы на лес (или наоборот), но в тогдашней команде Путина «неформальные» вопросы мог решать он сам, Дмитрий Медведев и отчасти Зубков. Но не остальные.

Русский Монитор: Из ваших слов получается, что Собчак был почти декоративной фигурой. Что от него вообще зависело?

Дмитрий Запольский: Поедание бутербродов на презентациях и болтовня на заседаниях. Ничего от него не зависело. Он стал абсолютно декоративной фигурой. Но к ужасу своего окружения умудрялся подписывать незавизированные распоряжения о передаче черт знает чего черт знает кому. И это повергало команду в шок. При мне он так передал несколько гектаров заповедного соснового леса почти на берегу Финского залива в самом дорогом месте Курортного района секте свидетелей Иеговы. Зачем? Есть разные версии. Некоторые считают, что на эти деньги он купил себе квартиру в роскошном квартале Парижа. Некоторый думают, что просто сдуру. Я не знаю…

Собчак был ужасен в контексте реального городского хозяйства. Кстати, все хозяйство «висело» на Владимире Яковлеве, и он вытягивал город из тьмы, организовывал ремонт канализации и водопровода, трамвайных путей и метро. Короче, городом управлял он, «вопросы решал» Путин, пенсионеров обеспечивал Мутко, а Собчак выступал на презентациях и попивал дорогой коньячок, поучая собеседников-собутыльников жизни. Мне приходилось принимать участие в таких посиделках. Забавный был человек Анатолий Александрович, мог и анекдот рассказать, и за девушками ухлестнуть, и вообще подшофе представлял собой очень компанейского профессора. Но к реальной жизни отношения никакого не имел. Вообще.

Русский Монитор: Собчак догадывался о своем положении?

Дмитрий Запольский: Нет, не догадывался. Никогда и ни о чем. Как там у Пушкина? «…Рогоносец величавый, всегда доволен сам собой, своим обедом и женой».

Русский Монитор: Насколько влиятельны были все эти уголовные решалы вроде Цепова или Кумарина в окружении Путина. Были ли они лишь инструментом, либо могли претендовать на самостоятельность?

Дмитрий Запольский: Но они не состояли «при Путине», нет! Они были самостоятельным явлением, огненно-яркими ядовитыми грибами на гниющем трупе страны.

 

 

Про того же Кумарина нельзя сказать, что состоял при Собчаке. Он был сначала влиятельным главарем банды, потом авторитетным бандитом, а впоследствии бизнесменом с уголовным бэкграундом, миллиардером, владеющим огромной бизнес-империей, банками, заводами, СМИ, нефтепеработкой. Он был влиятельным человеком, спонсором РПЦ, меценатом, помогавшим артистам, дававшим деньги на кино, на журналы, на издания книг, на концерты в филармонии даже. Но при этом он с азартом играл в карты, участвовал в «сходняках» и «терках», в бандитских «судах чести». И охотно занимался рейдерством, причем весьма несерьезным по масштабам его бизнес-империи, отнимая у «лохов» совсем «мелкий» бизнес на 1-2 миллиона долларов. В конце девяностых – начале двухтысячных Кумарин мог такую сумму раздать за вечер, сидя на террасе ресторана в кольце охранников. Естественно, не нищим с улицы, а каким-то «продвинутым ходокам». Например, он при мне дал 100 тысяч долларов на поддержание школы каскадеров при киностудии, так как ему нравились конные трюки и мотогонки…

Цепов тоже крутил миллиардами, азартно разбрасывался своим влиянием, тратил безумные деньги на ерунду.

 

 

Роман Цепов. Фото http://www.novayagazeta.ru/

Русский Монитор: В каком году Кумарин появился на питерском горизонте в качестве «самостоятельного явления»?

Дмитрий Запольский: В середине восьмидесятых – к 1995-му он был уже главарем самого влиятельного клана, потеснив Малышева, Могилу, Гавриленковых, Васильевых, Кирпича. В начале 90-х он сидел крепко, но сидел в роли лидера сообщества, а не рядового.

Русский Монитор: То есть не выключался из процесса, даже будучи на зоне?

Дмитрий Запольский: Не выключался. Он освободился в 1993-м, за год фактически подмял под себя город, в 1994-м был почти убит, уехал в Германию, лечился и в 1995-м вернулся снова в Питер. Но все это время он контролировал город.

Русский Монитор: Как выстраивалось взаимодействие Путина и криминалитета?

Дмитрий Запольский: Через Цепова. Напрямую Кумарин в Смольный не заходил. А с Романом Игоревичем общался тесно. Второй вектор – Мирилашвили и «Русское видео». В резиденцию «К-0» на Каменном острове белый бронированный джип Кумарина приезжал минимум раз в неделю. Там проходили встречи Кумарина с Мирилашвили (который, в свою очередь, через Дмитрия Рождественского тесно общался с Нарусовой), с Владиславом Резником, который уже тогда был лидером «страховщиков» России. Бывала там и Галина Старовойтова со своими юными помощниками Русланом Линьковым и Виталием Милоновым, и губернатор Ленобласти Вадим Густов. В резиденцию Кумарина на Березовую аллею неподалеку от «К-0» приезжал сам Цепов (в офисе «Балтик-Эскорта» на Фонтанке, 90 были неприятные проходные дворы, и охрана Кумарина его туда не пускала). Допускаю, конечно, что Путин мог и сам встречаться с Кумариным, но зачем им это было бы надо? Вопросы прекрасно решались через «цеповское звено». Какие это были вопросы в масштабах города? Ну, например, снабжение городского хозяйства бензином и дизтопливом. Было очевидно, что городу нужна топливная компания, которая всегда по нормальной цене могла бы обеспечивать общественный транспорт топливом, милицию, пожарных, скорую помощь, машины мэрии. При этом компания должна была находиться под очень жестким контролем, иначе ее владельцы могли просто в любой момент подставить власть. Например, накануне выборов вдруг закрыть заправки или повысить цены. Или отказаться отпускать бензин в долг, если по каким-то причинам казначейство не переводило бы деньги. Короче, такая компания была создана силами Кумарина, назвали ее ПТК, и стала она надежным партнером власти. А за это ей столько всего дали, что волосы шевелятся – и заправки, и трубопроводы. Ну, и гарантии неприкосновенности в плане налогов там, наездов контролирующих органов. Ну, а поставщиком бензина выбрали «Сургутнефтегаз», принадлежащий близким к Путину людям.

 

 

Знаменитая в 90-е резиденция К-0 сегодня пребывает в запустении

Вот так и взаимодействовали. Во всем. От распределения мест для абитуриентов в вузах до снабжения шоколадных фабрик свежими орешками. Считается, что Путин был инициатором сознания корпорации «Нева-Шанс», которая должна была взять под тотальный контроль все казино, игральные залы и лотереи. Но что-то не срослось…

Когда требовалось обеспечить режим наибольшего благоприятствования соответствующей братве, Кумарин или кто другой обращался к Цепову, заносил деньги. Цепов по цепочке передавал содержание «хотелки» наверх. Например, вопрос о том, чтобы отпустить конкретного пацана на УДО. Или прекратить беспредел какой. Или наоборот, наказать крысу примерно, четко! Вопрос согласовывался и получал (или не получал) визу. Тогда Цепов встречался с соответствующим силовиком (с судейским корпусом контактировал только лично Путин, я наблюдал его визиты к председателю городского суда, возможно, в следующей беседе мы об этом поговорим). И соответствующий полковник или генерал спускал вниз указание. Ну, и тоже выдвигал «хотелки». Например, сына пристроить в мэрию или земельный участок в Зеленогорске увеличить. Цепов ехал в ресторан «Чайка», где излагал встречную «хотелку», докладывал результат и получал новые задания.

В самом начале 90-х, когда сидели и Малышев, и Кумарин, в городе был момент вакуума. И в Петербург хлынули московские воры. Но очень быстро их попросили вон. Вот кто управлял в 1992 году, кто был смотрящим? Возможно, Могила, возможно, Гавриленков. Но Кумарин через Глущенко и Пашу Кудряшова, через Коляка и других авторитетов держал руку на пульсе четко. А Цепов обобщал информацию, координировал ее, служил связующим звеном. И его «охранные услуги» заключались именно в этом. Считается, что именно он решил вопрос с уголовным делом против Малышева, которому сначала «светили» 10 лет строгого режима, но потом он вышел «за отбытым» и вскоре уехал в Испанию. А судья, как мне говорил Цепов, получил у него из рук 200 000 долларов налом и вышел в отставку. Может быть, это он специально придумал, чтобы очернить кристально честного служителя Фемиды.

Первое интервью цикла: “Дмитрий Запольский: Путин всего лишь наемный менеджер корпорации ЗАО РФ”

Продолжение: Дмитрий Запольский: постыдная тайна Владимира Путина

В следующей части Дмитрий Запольский расскажет о роли Путина а в предвыборной компании Собчака, а также о том почему сразу после проигрыша своего шефа он получил место в управлении делами президента, где смог распоряжаться объектами загрансобственности РФ, стоимостью в миллиарды долларов. И еще много о чем…

Записал для Русского Монитора Виктор Ларионов

https://rusmonitor.com/dmitrijj-zapolskijj-putin-kontroliroval-ne-kokain-on-kontroliroval-v-peterburge-vse.html

 

 

Дмитрий Запольский: постыдная тайна Владимира Путина. Продолжение следует

 

 

Вторник, 19 Январь 2016 21:22

Written by: Rusmonitor

 

 

Собчака убили дважды

Мы публикуем третье по счету интервью с известным петербургским журналистом и политологом профессором Дмитрием Запольским о становлении криминально-чекистского режима в России, участии в этом лично Владимира Путина и целого ряда видных акторов современной политической сцены, объединенных одной существенной деталью: все они являются выходцами из Санкт-Петербурга.

Реакция читателей на уже опубликованные материалы разнится диаметрально: одни считают их сенсационными разоблачениями, другие обвиняют героя интервью в провокации и даже работе на Кремль. Ясно одно – равнодушными они не оставили никого

Однако, как бы вы не относились к воспоминаниям Дмитрия Запольского о питерских «лихих 90-х» – это свидетельства непосредственного очевидца и участника событий, лично знакомого с большинством из ключевых фигур современной российской элиты и этот исторический материал, несомненно, может быть полезен для понимания сути происходящего сегодня в РФ. В этой части речь идет о периоде с 1994 по 1996 годы, вплоть до отъезда Владимира Путина в Москву.

 

Русский Монитор: После публикации ваших первых интервью, стали звучать голоса, которые уверены, что вы оправдываете слияние власти и криминала объективными обстоятельствами, что вы на это скажете?

Могу лишь посочувствовать тем, кто умудрился придти к подобным выводам, прочитав мое интервью. У этих людей серьезные проблемы со способностью воспринимать и анализировать информацию. Специально для тех, кто в танке, говорю прямым текстом то, что и так прекрасно читается в моем интервью: Путин, как и вся российская власть в девяностых, опирался на бандитов не потому, что он был вынужден в силу объективных условий, а потому что они все были хреновыми управленцами в хреновой системе. Как плохой офицер в плохой армии нуждается в дедовщине, потому, что не может навести и поддержать дисциплину в своей роте силами сержантов и ему нужны “деды-беспредельщики”. Вот в этом – беда Путина и всей современной российской государственной системы, и российского народа, разумеется. И это не оправдание, это констатация: всего этого можно было бы избежать.

Сегодня со мной спорят молоденькие девочки, решившие, что раз они поговорили один разочек с Салье, то теперь у них монополия на тему «Путин и коррупция», а я пишу нечто, не укладывающееся в их представления о новейшей истории России. Между тем, по-моему, глупо спорить со свидетелем событий, о том, что он неправильно увидел эти события. Особенно, когда ты просто ничего не знаешь и не понимаешь в достаточно сложной и многогранной картине политической истории девяностых. Но не исключено, что есть и еще вполне подлый заказ: и сейчас кто-то вкладывает огромные деньги и связи в то, чтобы слить Путина, как персонаж, как главного обвиняемого, а спасти остальных. Но так не получится. В любом случае Путин будет нести ответственность, но этого мало: отвечать должны, не только Путин с парой ближайших подельников, но и те, кто выпустил джина из кувшина.

В 1991 году надо было делать зачистку страны. Так как это сделали в Чехии: просто распустить чекистов и партаппарат по домам. Может быть не сразу, а продержать недельку на стадионе пол дулами пулеметов для окончательного решения вопроса кто в доме хозяин. А потом набрать совершенно новых людей. Вообще новых. Из активной и образованной интеллигентной молодежи. Ну, было бы, конечно, поначалу комично. А через годик-другой всё бы получилось. Возможно, кого-то привлекли бы в качестве консультантов: техников, шифровальщиков всяких, химиков там, инженеров… инструкторов по агентурной работе, по наружному наблюдению, оружейников. Но их бы отделили от реальной оперативной работы. И тогда, вероятно, удалось бы сломать хребет сталинской системе, уничтожить вертухайство, как неотъемлемую часть русского сознания. И судить всех, кто был причастен в подлой холодной гражданской войне, длящейся в России с 1917 по настоящее время, когда быть честным и открытым человеком означает быть лохом. Не обязательно сажать в тюрьму. Но заставить улицы подметать по воскресеньям в течение года. В парадной форме КГБ. И запрет на профессии: никаких органов власти, парламентов, муниципалитетов, системы образования и культуры. Торгуйте бубликами и чините автомашины, господа офицеры! И надо было выкинуть генералов – ветеранов НКВД из роскошных квартир в московских высотках, всю эту шушеру кагебешную лишить всяких льгот, Оставить минимальную пенсию, как у пехотных майоров в отставке. И все бы навсегда поняли: сегодня ты стучишь на соседа, а послезавтра его внуки будут плевать тебе в лицо. Нация получила бы колоссальную прививку от опричного жлобства. Да, что-то бы пропало из “наработок”. Ну да хрен бы с ним! Все равно ведь в девяностые годы все секреты слили западным разведкам. Но Ельцин на это не решился. И это его величайший провал и позор. Ведь все равно кто-то будет должен это сделать. Не завтра, так через год, не через год, так через десять… Жизнь заставит. К сожалению, когда я предлагал люстрацию для всех наследников Дзержинского в 1990, меня не поддерживали даже бывшие диссиденты, отсидевшие в мордовских лагерях. Аргумент был такой: в государстве все равно нужно поддерживать порядок, говорить о запрете на профессию – экстремизм, а я – слишком радикален, потому как молод… Стокгольмский синдром: заложники частенько влюбляются в палачей.

Русский Монитор: Какими были взаимоотношения УФСБ по Ленинграду (Санкт-Петербургу) и командой Собчака с самого начала? Путин являлся посредником?

– Нет, посредником тогда он не был, более того, отношения были крайне натянутыми. Собчака и его команду чекисты приняли в штыки, можно сказать – крайне враждебно. Но и кадровая ситуация в КГБ-АФБ-ФСК-ФСБ была сложная: старая советская «энкаведешная гвардия» уходила на пенсию, молодая поросль уходила в бизнес и во власть, костяк был разрушен, шла очень непростая смена поколений и сопутствующая ей неразбериха. У Путина были, конечно, неофициальные контакты и в районных отделах, и в подразделениях самого Управления, но в целом “Контора” и “Смольный” были в постоянной ссоре. Анатолий Александрович со своим замом как-то приехали на Литейный, для встречи с личным составом управления, заходит в зал, звучит команда «Товарищи офицеры!», а товарищи продолжают сидеть в своих велюровых креслах, только руководство встает. Это была весомая пощечина! Собчак при поддержке Путина пытался оказывать влияние на чекистов, поставить своего человека начальником, даже сделать структуру правительства города такой, чтобы туда входил по должности начальник УФСб. Любыми путями подмять чекистов под себя.

Это, естественно, вызвало дикое сопротивление и в самой “Конторе” и в Кремле на уровне Ельцина и его окружения, которое, как я уже говорил, видело в Собчаке опаснейшего конкурента в борьбе за второй срок президентства. А отдать ему на растерзание чекистов — значит потерять вообще механизм контроля над Смольным.

И вот тут, надо сказать, была одна очень примечательная история. Начальником петербургского УФСК-УФСБ был Сергей Степашин, он при этом являлся и заместителем директора всей службы. И это было неспроста – городом он практически не занимался, работал в Москве, в Петербурге был поставлен его назначенец статс-секретарь ФСБ Владимир Шульц, немец по национальности, кстати, неплохой социолог, философ и политолог, сделавший впоследствии достойную академическую карьеру.

 

 

Сергей Степашин и Владимир Путин

Мне однажды Степашин сказал буквально следующее: “Володя Шульц – единственный человек в Питере, которому можно доверять, все остальные – черти! Там засели враги! Если что-то тебе надо от Управы, обращайся только к нему!” (а мне много было надо, я тогда работал секретарем комиссии по правам человека и каждый день сталкивался с какими-нибудь незаконными действиями чекистов). Мне тогда уже было известно, что Петербургское управление устраивает регулярные сливы компромата на мэрию в Ленсовет. На основании таких сливов возник тот самый доклад комиссии по продовольствию, который содержал рекомендацию уволить Путина.

Русский Монитор: К сливам компроматов Степашин имел отношение – их отношения с Путиным были плохими уже тогда?

О сливах он знал, конечно. Но сам ли делал? Не знаю. А насчет плохих отношений, думаю, что с самого начала. Степашин ненавидел “старую школу КГБ”, считая всех там проституированными негодяями или просто тупицами. И не особо это скрывал, по крайней мере, от своего ближайшего круга, а следовательно, и от всего «личного состава» органов.

Степашин рассчитывал сделать Шульца “смотрящим по Петербургу” от своего клана в Москве (а Сергей Вадимовича уже тогда рассматривали как возможного преемника Ельцина, если надо будет выставлять в 1995 году другого человека от “демократической команды”. Но не срослось… С 1992 года управление возглавил Виктор Черкесов, которого считают человеком, близким к Путину. И, во всяком случае, не ставленником Степашина. Возможно, это было результатом работы, проделанной Собчаком в Москве.

Но этому предшествовала громкая история, о которой сегодня все забыли – в 1992-1993 году в мэрии города работал очень ушлый человек, Лев Савенков, которого, как считали тогда, в мэрию привел Путин. Савенков курировал торговлю, включая все поставки, которые санкционировал Комитет по внешним связям Владимира Путина. И лично отвечал за эти договоры.

А я уже говорил, что там была дикая неразбериха с законами, лицензии выдавались, которые формально выдавать было нельзя, поставки шли через сомнительных посредников, западные партнеры, поставлявшие в город продовольствие, хотели “откаты” (этот феномен нынешней российской реальности пришел из того периода, по крайней мере Путин тогда с этими “хотелками” точно сталкивался) и вот с 1992 года в ФСБ начинается разработка этого вице-мэра, при этом, как мне говорили знающие люди, “контора” прослушивала и самого Савенкова, и его аппарат, и, соответственно аппарат комитета по внешним связям, включая Путина.

 

 

И самого Путина об этом никто не предупреждал! Вот тут надо добавить, что Савенкова оперативники ФСБ брали прямо в Смольном, обыски были в кабинете, в квартире. Время было смутное – пик противостояния хасбулатовского Верховного Совета РСФСР с Ельциным. Через неделю в Москве из танков расстреляют Белый дом, вскоре Ельцин распустит Ленсовет. Широкой огласки это дело не получило – Савенкова обвинили в контрабанде черной икры, у его подельника на финской границе изъяли восемь граммов изотопа осмия, кторый тогда оценивался в 25 -50 тысяч долларов за грамм. Его посадили на щесть лет, а помощник смылся.

Сам вице-мэр объяснил, что осмий якобы произвел для него Петрик (этот “талантливый ученый” потом охмурял Грызлова на предмет производства каких-то волшебных фильтров, превращающих фекальные сливы в минеральную воду “Перье” с едва уловимым запахом фиалок). Но чекисты усмехались, зная, что осмий был похищен на военном заводе в Казахстане… Ну и еще некий штрих – Савенков был другом Гены Котловского и Вадима Штерцера, а также православнутого бизнесмена Германа Стерлигова, основателя нашумевшей в свое время биржи «Алиса». И находился в тесном контакте с Кумариным. А учредителем Алисы являлся и некий Оскар Донат, причастный и к фирмам СПАГ и DTI, которые потом свяжут с Путиным и которые, как считается, причастны в вывозу из России тонны колумбийского кокаина, изъятого на Выборгской таможне весной 1993 года и впоследствии исчезнувшего (полагаю, он просто был вторично реализован, не пропадать же добру). Так что Путин был в разработке ФСБ с первых дней работы во власти.

Я столкнулся с Савенковым уже после его отсидки. Он был бизнес-партнером Андрея Леухина, которого обвиняли в рейдерстве.

И когда в 2008-2009 я наблюдал году процессы захвата собственности в Петербурге, (что характерно, за этими захватами опять маячила фигура Кумарина), мне даже угрожали убийством, если я не прекращу журналистского расследования рейдерского захвата особняка Бельведер в Царском селе. Я тогда не испугался и довел дело до конца – рейдеров повязали. И среди рейдеров оказался Александр Гаврилович Аникин, заместитель Путина в комитете по внешним связям в 1991-1995 годах. Именно он был инициатором этого захвата. Сегодня, когда все твердят, что Путин был, дескать, интегрирован во власть силами спецслужб, я хватаюсь за голову. Это чушь. Кто угодно мог быть «полпредом» чекистов во власти, но только не Путин. Его тогда на дух не переносили уже потому, что он был приближенным к Собчаку. Хотите самое простое доказательство этого? Когда Путину вдруг потребовалась охрана, он обратился не к выходцам из КГБ, а к Роману Цепову, который служил перед этим вертухаем на зоне и имел выход к криминальным лидерам. Он не хотел иметь дело со спецслужбами, так как понимал, что окажется еще больше «под колпаком». Кстати, именно Путину удалось сменить начальника ГУВД — честнейшего генерала Аркадия Крамарева на человека с сомнительной репутацией в 1994 году, так как он не мог управлять Крамаревым. Путин был отличным посредником между властью, криминалом, спецслужбами и бизнесом. Но в тот момент, когда он пришел в команду Собчака, он не принадлежал ни к одной из этих сил. Думаю, что этот человек просто оказался в нужное время в нужном месте, и сумел превратиться в удобный для целого ряда сил инструмент, став каналом, при помощи которого эти силы координировались. В этом и заключается секрет его дальнейшего роста.

Русский Монитор: Давайте вернемся чуть назад. До сих пор не очень ясными представляются обстоятельства, при которых был разрушен Петросовет. Ведь тем самым была нанесена глубокая обида очень многим людям, что увеличило число ненавистников Собчака. Могли ведь и не распускать в 93-м?

Ну, тут очень просто: так же, как и в федеральном масштабе, в городе на Неве выбор был невелик — либо выживет Собчак со своей командой, либо Ленсовет. Во второй половине 93-го уже все было без вариантов. Взаимная ненависть депутатов и команды мэра доходила до предела. Я уже говорил, что с одной стороны эту ненависть подкрепляли спецслужбы, подкидывая депутатам вроде Салье и Гладкова компромат на мэра, а Собчаку сливали компромат на депутатов. Один взял взятку, другой незаконно дачу обкомовскую приватизировал. Третий машину из гаража Смольного выкупил за копейки и мзду завгару. Четвертый в мэрии Парижа заявил, что он полномочный представитель Санкт-Петербурга и требует номер-люкс в отеле на Елисейских полях с полным пансионом за счет Французской республики. Пятый потряс канцлера Германии, явившись на прием в вонючих нестиранных носках и спер во время фуршета бутылку коллекционного шампанского, засунув в трусы. Много было идиотов. Были городские сумасшедшие, чуть ли не в шапочке из фольги на заседание приходили, спасаясь от вредоносного излучения микроволновки в депутатском буфете. Веселые были ребята. И если бы Собчак был поумнее, он смог бы интриговать, натравливать одних на других, кого-то обласкать, кого-то сделать посмешищем. Но Анатолий Александрович был устроен просто, как грабли: он воевал с Ленсоветом, как с чудищем облым и стозевым…

 

 

Я помню, как однажды на входе в зал заседаний столкнулся с Собчаком в буквальном смысле. Он выбегал из зала, ничего вокруг себя не замечая, в гневе, красный как пионерский галстук и с вытаращенными глазами. Он говорил сам себе, причем громко, как с трибуны “ну сволочи же! Сволочи! А я опять не сдержался. Опять сорвался!”

Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно…

Ленсовет уже не мог управлять городом в 1993 году: все процессы ускорились до сверхзвука, все нормы делового оборота поменялись, реальность стала совершенно другой. А тут выходила Салье и говорила: Собчак и Путин нарушают закон о внешней торговле за 1964 год, давайте их выпорем на конюшне. В это время Эстония была основным поставщиком цветных металлов в мире, не имея при этом ни одного месторождения меди, но в Ивангороде на границе каждый час проходили фуры с отвинченными медными кранами и медными дверными петлями. Их не Путин отправлял. И эшелоны леса в Венгрию в обмен на подержанные джипы тоже. Воровство было распространено повсеместно, шло первоначальное накопление капитала. Ленсовет и мэрия просто пыталась как-то поучаствовать в процессе вывоза всего, что имело хоть какую-то ценность. Но 100 миллионов долларов, которые якобы недосчитался город от вывоза за границу каких-то ресурсов — это ерунда. Город недосчитался миллиардов, так так власть ничего не могла предпринять в этом смысле. Только долю попросить. Кстати, тут в недавнем немецком фильме о коррупции Путина есть отсылка к тому, что материалы комиссии Салье рассматривались представителем президента. Так вот, этот представитель загремел под фанфары за торговлю контрабандными компьютерами из Кореи прямо в своем кабинете. Тогда все были против всех, группы влияния еще не сформировались, шла война за каждый доллар в карман.

Смольный “вытягивал” из депутатского корпуса самых тщеславных, хитрых и алчных. Туда перешли, наверное, человек десять депутатов. Еще несколько уехали в Москву вслед за Чубайсом. Ленсовет стоило разогнать за его полную неадекватность. Но тогда надо было бы объявить и перевыборы мэра. Но Собчак этого не сделал, хотя должен был и мог. И ведь он имел все шансы на победу! Возможно, прояви он тогда немного мудрости и в 2000-м он бы занял главный кабинет Кремля… Но история сослагательного наклонения не знает. В октябре-ноябре 1993 Собчак “разогнал” Ленсовет, выпросив у Ельцина соответствующий указ. И этим он подписал приговор и своей политической карьере. Мэр одновременно восстановил против себя минимум две сотни самых популярных людей в Санкт-Петербурге. Что-что, а врагов себе Анатолий Александрович наживать умел.

Через девять лет после этих событий на правительственной губернаторской даче в Комарово я буду мириться с Яковлевым, точнее с его женой Ириной Ивановной, правой рукой, главным вдохновителем и идеологом губернатора. Яковлев не мог мне простить активного участия в предвыборной компании Собчака. И я много лет виртуозно уворачивался от летящих в меня угроз, бандитских наездов на моих спонсоров и рекламодателей (а программа “Вавилон”, которую я сам продюссировал, режиссировал и вел на канале “Русское видео” собирала у экранов каждый вечер (!) больше полутора миллионов зрителей. Однажды мы поставили рекорд, получив 77 процентов городской телеаудитории). И никак у Яковлева не получалось закрыть “Вавилон”, пришлось в конце концов мириться. И вот, потягивая на террасе резиденции какой-то фантастически-редкий коньячок, Ирина Ивановна сказала: “Последний вопрос у меня к вам, Дмитрий. А все-таки в выборах Собчака вы за деньги работали или нет? Я думаю, – тут она вопросительно посмотрела на меня и кивнула головой, выдержав паузу, – вам Анатолий Александрович деньги платил…” (Собчак денег вообще не платил своему штабу, предлагалось работать за идею). Но я, поймав почти мольбу в лукавых глазах губернаторши, молча, кивнул. “Ну, слава Богу,- всплеснула руками Ирина Ивановна. – А то я говорю Володе ( губернатору Яковлеву): Запольский нормальный мужик, с ним можно дело иметь, а Владимир Анатольевич мотает головой, нет, говорит, он упертый, черт!”

Когда я выезжал из резиденции, ворота открылись и въехали три черных джипа. В Комарово прибыл с визитом Борис Березовский… Это было лето 2000-го. Собчак умер в феврале. Путин уже был президентом и к Яковлеву, своему вроде бы злейшему врагу, относился ласково и доверительно.

Русский Монитор: Вроде бы злейшему, вы имеете в виду, что их отношения были многограннее, чем принято думать?

Путин никогда не был врагом Яковлева. Более того, их связывали достаточно хорошие отношения. Вот вам убийственный факт: Ирина Ивановна возглавляла филиал турецкой реставрационно-строительной фирмы. Очень, кстати, хорошим была специалистом. И эта фирма строила дома в небезызвестном дачном кооперативе “Озеро”. Говорят, что все дома. Но документы в 1999 году исчезли… Сгорели…

Когда Путин захотел взнуздать Петербург, как клодтовского коня, он направил в город Валентину Матвиенко. Но Яковлева в отставку не отправил, он сделал его министром и вице-премьером с возможностью контролировать огромный бюджетный поток… Так что никакой вражды в реальности не было. И Яковлев о нем всегда в частных беседах отзывался как о своем если не друге, то товарище уж точно. Я был свидетелем их разговора в 2002-м году, когда сидел с Яковлевым в репинском ресторане “Шаляпин” и ему позвонил Путин на мобильный. Это был очень дружеский разговор. Никакой вражды, никаких обид. Я уверен был с самого начала, что победа Яковлева была во многом заслугой Путина.

Русский Монитор: Но ведь Путин возглавлял на выборах команду его конкурента, как это совмещалось?

А это большой миф. Путин не возглавлял предвыборную команду Собчака.

Русский Монитор: А как было на самом деле?

На самом деле выборами Собчака занимались три штаба. Официально ими руководили то Кудрин, то Нарусова (а неофициально всегда Нарусова). А Путин просто помогал. А скорее старательно не мешал Нарусовой весь этот бронепоезд запустить под откос.

 

Русский Монитор: Но ведь, если не ошибаюсь, в своей книге Путин говорил, что помимо Кудрина кампанией руководил и Путин?

Что касается руководством штаба, то я еще раз утверждаю, что руководство Путиным штабом Собчака миф.

Русский Монитор: Вот Чуров в беседе с Ведениктовым на Эхе утверждал, что кампанией руководил Кудрин, Венедиктов называет его сказочником. Кому верить, Называют еще фамилию Прохоренко. Кому верить?

Все разночтения – следствие полного хаоса, в котором проходила избирательная компания Собчака. Я тоже общался с Собчаком уже после его возвращения из Франции, когда у него была предвыборная компания в Думу в начале 2000-х. И он всегда говорил о Прохоренко как о формальном руководителе его предвыборного штаба. То же самое написано в Википедии и на официальном сайте Собчака.

Путин участие в кампании Собчака принимал, но не очень активное. Работали Кудрин и Маневич. А ВВП заходил раз-два в неделю на заседания штаба к Кудрину, уходил с ним в комнату отдыха поговорить минут на 15-20. Тем временем обсуждались текущие вопросы. Потом они выходили и Путин, как правило, сразу уходил. Иногда задерживался, за стол не садился, ходил-слушал, мог кого-то ещё в сторонку отвести и порасспросить. Активно не вмешивался в обсуждения. Нарусова руководила штабом не в последние две недели, а до конца апреля. Именно на последний месяц был создан штаб во главе с Кудриным, перехвативший (большей частью) ведение кампании у штаба Нарусовой (но не успевший исправить, что она натворила). И собирался он в кабинете Кудрина на Вознесенском.

А реально рулила поначалу – да, Нарусова. Лозунг “Мэра – в губернаторы” это ее «креатив». И идея обклеить все столбы портретами Собчака – тоже. В результате чего он и растерял остатки рейтинга. И после этого Путин, собственно, и влез в предвыборную кампанию Собчака. Известное “Заявление правительства, в котором все его члены обязались уйти в отставку в случае проигрыша Собчака, и придумал и реализовал Путин.

Кстати, Прохоренко очень въедливый дипломат и организатор. Политтехнологическую работу делал Алексей Шустов, талантливый технолог, креативом заведовала группа Нарусовой, в которую входили совершенно безумные персонажи, а-ля “шапочка из фольги” – они всерьез уверяли, что Яковлев использует экстрасенсов, энергетических вампиров, которые “вытягивают силы из штаба Собчака”. (такую информацию сливали через «креативщиков» Нарусовой) В такой шизоидной атмосфере никто всерьез ничего в штабе делать не мог. Хотя “низовое звено ночевало в припаркованных автомобилях, чтобы не тратить время на дорогу домой и из дома и питались ребята шавермой из дворняжек, но суть не менялась: выборная компания Собчака была заведомо проигрышной.

Русский Монитор: А какой была сфера ответственности Путина?

Он помогал на уровне “решения вопросов” с отдельными людьми. Он координировал антикомпромат.

Русский Монитор: То бишь мочение Яковлева?

Нет, сопротивлялся мочению Собчака.

Русский Монитор: И насколько успешно?

Если честно, то это очень смешно выглядело со стороны. Вся организация работы была на Нарусовой и чтобы Собчак проиграл – надо было просто ей не мешать. Беспомощный компромат на Яковлева производила Нарусова. Типа того, что он себе «Волгу» купил когда-то без очереди. А все уже на шестисотых ездили…

Русский Монитор: В чем еще выражалась слабая работа штаба?

Был такой эпизод. Я дружил тогда с Дмитрием Нагиевым, который жил с женой и сыном в крохотной купчинской квартирке. Зарабатывал он сравнительно мало, несмотря на огромную популярность. Я предложил ему поработать на Собчака, чтобы “подтянуть” на выборы молодых избирателей. Я подсчитал, что появление такого “секс-символа” в команде даст мэру дополнительные пять-шесть процентов голосов, ведь Нагиева буквально обожали женщины, которые вполне могли выполнить пожелание своего кумира и потратить на голосование полчасика в воскресный день. Сказал об этому Путину, он согласился. Сказал Нарусовой. Она обещала подумать. Через несколько дней Нагиев спрашивает меня: ну что, готовиться мне к роли советника мэра по делам молодежи или как? Я встречаюсь с Нарусовой, но Людмила Борисовна говорит: “Ваш этот Дима одевается как педераст, у него сомнительные связи, мне Владимир Владимирович вообще сказал, что на него есть информация, что он выступает ведущим в клубах, где употребляют наркотики, а вы хотите его в нашу команду!” Вот так работал этот штаб Собчака: делалось все, чтобы мэр проиграл. Я думаю, что Нарусова была в данном случае скорее объектом манипуляции со стороны тех, кто работал на Сосковца и Коржакова.

Путин просто не мешал этому. Другое дело, что и, наверное, помешать этому было бы очень трудно, даже если бы очень этого хотел. Авторитет Людмилы Борисовны, “моей лани”, как дома называл ее муж, был явно выше, чем у вице-мэров. Кудрин, Маневич, Мутко, – никто не мог этому ничего противопоставить.

И самое главное, – особо и не пытался. И вот результат, – Кудрин уехал в Москву, Маневич остался вице-губернатором у Яковлева, Прохоренко через некоторое время превратился в официального представителя Яковлева в Заксобрании. А Владимир Владимирович посидел полтора месяца на даче и оказался главным по заграннедвижимости. Наверное, это просто случайные совпадения. Поражение Собчака было просто подарком Ельцину.

А тогда, в период подготовки к выборам, не будет большим преувеличением, сказать, что весь Комитет по внешним связям работал на Собчака: телевизионщики делали ТВ-контент для 5-го канала. И Миллер, и Чуров, и много кто-то еще, сидели в монтажке и лично писали отчеты о достижениях мэрии за минувшие пять лет. Потом из этих отчетов делали закадровый текст, закрывали соответствующим видео, и все это ехало на 5-й канал и там шло в эфир. Андрей Круглов, нынешний зам. Миллера вообще был прикреплен к съемочной группе и от лица мэрии обеспечивал все договоренности с теми, кого надо было снимать.

Русский Монитор: Помнится, что в ходе кампании Собчака очень широко применялись такие методы «черного PR», как прослушки, вот одна из них, на которой предположительно записан телефонный разговор Невзорова и Березовского. О каких таких «убийственных пустяках», говорит человек, с голосом, похожим на голос популярного телеведущего Александра Невзорова?

Помните, я рассказывал в прошлом интервью эпизод с лицом похожим, на, скажем так, близкую родственницу Анатолия Собчака (которой на том момент было 14 лет), которая нюхает предположительно кокаин предположительно в клубе “Конюшенный двор”. Так вот речь идет именно об этом. Возможно, конечно, что это была инсценировка, но в таком случае, девочка, игравшая эту родственницу была ну очень похожа. Трудно найти такую актрису со столь характерной внешностью…

Русский Монитор: Тогда не могу не задать вам следующего вопроса. Есть еще одна прослушка, на которой предположительно беседуют Березовский и Чубайс, на которой они обсуждают вопрос, как помешать огласке инцидента, который обсуждался в прошлой прослушке. Не может ли сложиться впечатление, что и Чубайс и Березовский были, по крайней мере, на каком то этапе, за победу Собчака на выборах?

явно тут Чубайс не проявляет особого энтузиазма, то есть он просто кивает и ничего не собирается делать. И никакой поддержки Собчаку не высказывает, даже телефон Собчака не дает, типа сам ищи, по ВЧ звони, коли тебе надо. А Березовский суетится, физдипит. Это его привычный стиль был. Но Чубайс явно дает понять, что это не его игра и ему победа Собчака не выгодна.

Березовский видимо понял, что если Собчака ТАК опустить, то может быть а) обратный эффект (то есть решат, что Невзоров инсценировал это и наоборот поддержат Собчака) б) что ронять авторитет Собчака, одновременно ронять и авторитет его окружения. Одно дело, когда Собчак икру жрет, другое – тяжелые наркотики и все такое. Видимо Путин дернул Цепова, тот связался с Березовским, а Абрамыч нашел способ одернуть Глебыча.

 

Возможно, что Березовский в тот момент, видимо, был как-то завязан на Нарусову или Собчака, он открывал роскошный салон в Петербурге, где продавал Мерседесы. На похоронах Собчака он был очень расстроен.

Этот эпизод, кроме всего прочего наглядно демонстрирует, каким туго переплетенным змеиным клубком была и остается российская элита.

Русский Монитор: Что вы имеете в виду?

Не трогать семьи – это был негласный закон, который понимали умные и влиятельные, но совершенно не понимали наивные рядовые “бойцы” идеологического фронта. Тронуть близкую родственницу мэра, значило спровоцировать информацию о Ирине Ивановне. А там можно было много чего обнародовать. Но ударило бы это, в конечном счете, по Путину, так как дома в кооперативе Озеро строила Ирина Ивановна. А она со злости могла обнародовать стоимость дома самого Путина, которая явно превышала зарплату вице-мэра лет за двадцать. Невзоров же не мог “дать задний ход”, так как в течение пяти лет убеждал своих подручных, что их миссия обязательно не допустить победы Собчака, а тут какой-то Березовский. И еще нюанс: Невзорову в этих съемках ассистировали тамбовские, в частности Руслан Коляк, впоследствии его помощник. Отношения у них были весьма доверительные, а Коляк кричал в штабе Яковлева, что полностью контролирует Невзорова. Короче, трудно было Александру Глебовичу в той ситуации..

 

 

Владимир Барсуков (Кумарин) и Александр Невзоров

 

Русский Монитор: Вы упомянули фамилию Сосковца..

Сосковец по поручению Ельцина занимался “сливом” Собчака и вместе с Коржаковым руководил этим процессом. Это исторический факт. Яковлева нашел именно он. А вот кто дал “тамбовским” задание сделать все для победы Яковлева, мобилизовать все ресурсы, людские, финансовые и организационные – этого, боюсь, мы никогда не узнаем. Но учитывая некоторые нюансы, можем только предполагать…

Русский Монитор: Вы писали, что Путин говорил, что уйдет на “улицу”, когда Собчак проиграл. Лукавил?

Я считаю, что это была игра на публику, и он к тому времени знал, что для него готовится теплое место. Он уехал на дачу, просидел там безвылазно полтора месяца (общался с Ковальчуком в это время) и после этого поехал в Москву. Официально считается, что эти полтора месяца неутешно горевал, Ковальчук его утешал, а сердобольный Кудрин в Москве выхлопотал для него местечко.

Может, конечно, так все и было. Но я не верю, что при той ненависти к Собчаку, которая была в Москве, кто-то бы решился взять Путина (типа правую руку Анатолия Александровича) на работу без риска быть завтра выгнанным на улицу по указанию Бориса Николаевича Ельцина. То есть то, что Путин получил не просто должность заместителя управляющего делами президента, а именно синекуру – заграничную недвижимость государства российского, – это явно было выполнением договоренности, гонораром за помощь в победе Яковлева, удобного губернатора для Кремля. То есть «договорняк» выглядел примерно так: Владимир Владимирович, вы, пожалуйста, нам помогите, а мы вам это не забудем: вы получите очень выгодное место, где есть огромные ресурсы в полном непрозрачном тумане государственной тайны. И гарантии того, что никакие ваши «косяки» времен Собчака не всплывут.

Русский Монитор: Мог ли он косвенно содействовать тому, что сторонники Собчака называли его травлей?

О! Расскажу вам одну историю сначала. Был еще один смешной персонаж – Саня Собчак.

Он появился в процессе “травли”, году в 1997. Был действительно каким-то дальним родственником Анатолия Александровича по его узбекской линии. Наркоман, паскуда, гаденыш, сутенер. Его привезли в город тамбовские, вытащив буквально с помойки, поменяли фамилию и устроили директором публичного дома прямо на Невском, работавшего под маркой ночного стриптиз-клуба. Тамбовские бандиты дали ему 300000 долларов, шестисотый Мерседес, правда, видавший виды, кило кокаина и стали делать вид, что поклоняются ему, как наследнику великого имени. Саня Собчак стал тусоваться повсюду, где были журналисты, представители элиты, депутаты, артисты и музыканты. Во всех казино угощал кокаином всех желающих. И всем рассказывал, что он племянник Собчака и вот-вот откроет у каждой станции метро в Петербурге “публичные домики”, где любой, идя после работы, домой занедорого может получить в тесной кабинке оральные ласки специально привезенных оптом африканок из Ганы. Естественно, люди от него в ужасе шарахались. Через год, когда он стал притчей во языцех, его убили. Легендарный депутат Госдумы от ЛДПР, тамбовский авторитет и правая рука Кумарина Михаил Глущенко мне говорил, что Саня Собчак проиграл в карты большие деньги из тамбовского общака, но я думаю, что убили просто за ненадобностью. Ксати, следствие это убийство вменяет сейчас самому Глущенко.

Поэтому не думаю, что лично Путин участвовал в травле Собчака. А вот окружение Путина те, кто продвигал его во власть, конечно, участвовали в этом. Понимая, что если Путин станет первым лицом, то Собчак окончательно “отвяжется” и начнет расправляться со своими врагами, пользуясь положением генпрокурора, председателя верховного суда: Путин был бы обязан, ради общественного мнения возвысить своего “учителя”. Ну а “учитель” естественно, воспринял бы себя как регента при юном государе. И был бы чудовищный бардак: Собчак (и/или “Лань” Людмила) стали бы в первую очередь воевать с теми, кто Путина к власти привел. Поэтому его и убили. Причем дважды – сначала его физическое тело, а потом и имя, сделав так, что эта фамилия ассоциируется с дочкой.

Русский Монитор: На каком этапе Путин мог вступить в антисобчаковский сговор?

Трудно сказать. Но скорее всего, до декабря 1995 года. Потому что тогда уже окончательно сложилась эта коалиция и без “крота” в ближайшем окружении было бессмысленно выдвигать Яковлева. То есть если рассуждать логически, то у Яковлева не было бы шансов, если бы Путин действительно мобилизовал бы свои ресурсы, просто дал бы понять через того же Цепова: если кто залупнется, останется без бизнеса, денег и вообще. Он ведь умеет это самое “отрежем, что не отрастет, замучаетесь, пыль глотать, в сортире замочим”. И все. Тот же Рома Цепов быстренько бы это донес до всех “коллективов”… Но этого сделано не было. Так что я предполагаю, что решение о сливе Собчака было принято летом 1995, а в течение осени Коржаков и Сосковец организовали весь процесс, подключив и Яковлева, и Путина, а возможно, и Прохоренко, и Кудрина, и Маневича, и Мутко, и других членов штаба, то есть почти всех тамошних командиров, кроме Нарусовой да Саши Богданова с Георгием Урушадзе… Это было вполне возможно.

 

 

Я не могу утверждать наверняка, но думаю, что Путин во-первых, подавал неверную информацию в штаб, то есть убеждал штабистов, что у Собчака рейтинг выше, чем говорили социологи, что победа будет легкой и простой, так как город буквально обожает мэра и так далее. И скрывал очень важную информацию о том, что в штабе Яковлева на Невском, 30 открыто собирают наличные деньги на “черные” и “серые” технологии. Каждый бригадир “тамбовских”, а их было больше двухсот, должен был привезти туда двадцать тысяч долларов. Вот и считайте – четыре миллиона налом, не считая денег от прочих донов Корлеоне. И все ключевые должности в правительстве были распределены за огромные взносы. А у Собчака деньги привлекала Нарусова. Я помню, как приводил к ней потенциальных спонсоров, готовых вложить 400 тысяч долларов в компанию мэра. И человек при мне спрашивал: “а что мы будем с этого иметь?” Нарусова отвечала: демократию. Мой бизнесмен чуть не заплакал, галантно поцеловал мэрше ручку и ушел. Потом звонит мне на мобильный, слушай, а давай мы лучше тебя в мэры выдвинем, чем таким дятлам помогать… То есть Путин, естественно, прекрасно понимал весь расклад. И, очевидно, скрывал эту информацию от патрона. Одного этого было достаточно для стопроцентной вероятности проигрыша. С Яковлевым работали лучшие технологи. И самое главное, его штаб обеспечивали информацией спецслужбы и бандиты. Помогал ли в этом Путин? Я задавал это вопрос яковлевским технологам – Кошмарову, Большаков и Чиркову. Никто не признался. Но все трое хитро улыбались. Один из них купил квартиру площадью 1000 квадратов (ну или чуть меньше), другой построил дом за пять миллионов долларов со своим пляжем прямо в Петербурге.

Я лично видел сбор денег в штабе Яковлева, меня туда приглашали для беседы с Ириной Ивановной.

Русский Монитор: То есть получается, что коль скоро бандиты носили деньги не Собчаку, а его конкуренту, а Путин, мимо которого по вашем же словам в Питере и муха не пролетит, и в ус не дул, значит без его ведома этого быть не могло?

Именно это я и имею в виду

Русский Монитор: Вы намекаете на то, что Путин, выполнив «задание» по сливу выборов Собчака уехал в Москву за наградой. В этой связи мне хотелось бы попросить вас прокомментировать интервью, которое, полагаю вообще мало кто видел. Оно было взято в 1996 году в аэропорту Пулково у Путина, отбывающего в Москву к Пал Палычу Бородину. Что вы об этом скажете?

https://www.youtube.com/watch?v=0I3HlcpgG54

Как еще об одном подтверждении моей версии. Интервью выглядит, как интервью человека, отбывающего на повышение, после успешно выполненного задания. Он оправдывается, типа меня Бородин пригласил, я ничей. Чубайса знаю и люблю, Кудрина тоже. Но ничего больше. Позвали – вот и поехал. То есть как у Стругацких “Дон Сэра начал оправдываться и все время врал”. А вообще на этом видео видно, какой он несимаптичный, необаятельный и нелепый персонаж. Но он как Сергей Безруков: при умелом режиссере может перевоплотиться во что угодно .

Русский Монитор: Почему у Путина вообще берут интервью, ведь он не был никогда публичной фигурой в Питере?

Очевидно, кто-то попросил (Чубайс или Березовский) чтобы как-то обыграть отъезд Путина в Москву, чтобы никто не подумал, что он уезжает как “выполнивший задание”, а типа вот так вот повезло парню – Сам Пал Палыч нас заметил (и в гроб сходя, благословил, как Державин Пушкина) Путин вообще любит такие “рояли в кустах”: типа ставит вещи на контроль, а тут оператор с камерой уже мимо контроля проскакивает. А в зале вип-пассажиров уже штатив стоит и свет поставлен. На дурака рассчитано, “на отъ*****” сделано

Кстати, когда он с женой разводился, тоже ведь съёмочная группа в театре «случайно» оказалась.

Когда Яковлев победил, в понедельник я приехал в Смольный и зашел к Путину. Он сидел в кабинете один. Я спросил: что дальше? Скорее имея в виду себя, чем его. Но Путин показал пальцем наверх (кабинет мэра на третьем этаже, а Путин располагался на первом) “он настаивает, чтобы я остался. Но я уйду”.

— Куда?

– Никуда. Просто на улицу.

Через совсем короткое время Путин был назначен замом Бородина, могущественного коррупционера, возглавлявшего управление делами президента. Назначен на очень интересный участок – загрансобственность России. Там было недвижимости на миллиарды долларов. Вы действительно верите, что это было случайностью? А мне кажется, что Путин просто выполнил свою часть договора, а Ельцин – свою. Награда нашла героя.

Предыдущее интервью цикла: Дмитрий Запольский: Путин контролировал не кокаин, он контролировал в Петербурге все

Продолжение следует:

В следующем интервью речь пойдет об операции “Преемник”, причинах того, как получилось так, что «питерские» одолели «свердловских» и “московских”. А также о таких громких делах 90-х, как убийство Галины Старовойтовой и вице-губернатора Маневича и смерти Анатолия Собчака. И еще много о чем…

Записал для Русского Монитора Виктор Ларионов

https://rusmonitor.com/putin_sobchak.html

 

 

Дмитрий Запольский: Путин мне напоминает якутскую школьницу

 

 

Пятница, 5 Февраль 2016 22:08

Автор: Rusmonitor

 

 

Сегодня мы публикуем четвертое интервью с Дмитрием Запольским, известным журналистом, политологом и экспертом – одним из немногих очевидцев того, как клан «питерских» рвался к власти. Ему довелось лично общаться практически со всеми представителями высшей политической элиты России и видеть своими глазами много из того, что Путин и его окружение стараются стереть из своей истории. Спасаясь от провокаций и угроз, четыре года назад Дмитрий вместе с семьей уехал из России в Юго-Восточную Азию, закрыв свой независимый телевизионный проект «Петербургское время», выходивший в эфир на разных телеканалах без перерыва почти двадцать лет. Сегодня Дмитрий Запольский снова в центре внимания аудитории со своими откровенными рассказами и размышлениями о российской внутренней политике.

Русский Монитор: Прошлый наш разговор был закончен на моменте, как Путин отбывает в Москву к новым высотам. Уже тогда, в 1996-м, вам было понятно, что Путина ведут к высшему государственному посту?

– Нет, тогда об этом не догадывались даже будущие франкенштейны, создавшие этого монстра.

Я считаю, что Путина повели конкретно на пост преемника в начале 1998-го года. До этого он себя таковым не воспринимал, был открыт, общителен, встречался с друзьями. Летом 97-го я как-то встретил его белой ночью у Медного всадника. Мы с друзьями сидели на террасе ночного клуба «Трибунал», который работал в здании Сената и Синода, где сейчас Конституционный суд. Красивое место — Нева, Медный всадник, Исаакиевская площадь рядом. Сирень цветет-благоухает. Смотрю, прогуливается у памятника знакомая фигура. Ба, какая встреча! Что, ностальгия замучила? Затащил его к нам за столик, что пьем? Коньяк. Ок, два двойных хеннесси ХО. Официантка принесла, знакомлю с друзьями: был со мной страшно понтовый владелец аудиторской фирмы Дима Навара и ставший сейчас почти олигархом в Питере Игорек Водопьянов. Девицы еще какие-то были с нами модельные. Ну, он сел за столик, протягивает всем по очереди руку: «Володя». Выпили, поболтали, блондинкам комплимент сказал, за коньячок поблагодарил, а уже и светать начало: часа три. Извини, говорит, поеду, устал, засыпаю… Ну, я его к машине проводил, он с шофером был. Поболтали по дороге. Возвращаюсь за столик. Официантка счет приносит какой-то дикий. Я расплачиваюсь, меня приятели спрашивают: нефига ты мужика угостил, на триста баксов! Кто это? Я, по-моему, тогда и объяснять не стал…

А через полгода я случайно встретил нашего с ВВ общего знакомого, который в Москве какой-то бизнес открывал и искал связи во властных структурах. Вышел на Сечина или еще кого-то из ближайшего круга. Попросил аудиенцию. А ему говорят: «Владимир Владимирович просил передать: все, что он делал в Петербурге, надо забыть, он больше никого там не знает и никого не помнит»! Вот тогда я, да и многие почувствовали: ВВ намылился наверх. И у него теперь новое окружение, которое очень тщательно оберегает от ненужных связей. Помните песенку из «Беременских музыкантов»: “Величество должны мы уберечь от всяческих ему ненужных встреч…”

Русский Монитор: То есть в 1998 году Путина стали потихоньку «вытаскивать» из питерского контекста, зачищать прошлое? Вот, скажем, известный эпизод с так называемой «травлей» Собчака – это тоже своеобразная зачистка прошлого Путина, или все-таки, скорее, месть новой команды?

Ну, во-первых, конечно, была месть. Наивно было бы считать команду Яковлева группой романтиков. Во-вторых, победители вполне резонно опасались мести со стороны команды проигравшего мэра – окружение Собчака тоже не состояло из благородных донов, способных уступить победителю «заслуженную победу». Так что война была в самом разгаре.

В-третьих, не будем забывать главного фактора: против Собчака выступила «семья» Ельцина, опасавшаяся его популярности и возможного участия в президентских выборах. Так что команда «собчаковских» была обречена стать объектом уничтожения.

Я, кстати, очень быстро это почувствовал на себе: за мной стали ездить сразу четыре «наружки» – коржаковская служба безопасности, налоговая полиция, РУБОП и ФСБ. Это было очень забавно, моя охрана их всех, естественно, видела, причем даже многих «семерочников» мы стали узнавать в лицо и демонстративно здороваться, чем, конечно, их очень напрягали. И в один прекрасный момент мне мои высокопоставленные телезрители в погонах шепнули: все, пора уходить на дно, «Русское видео» будет разгромлено. Я сейчас открою одну тайну: грешным делом я позвонил по секретному телефону тогдашним руководителям «Русского видео», предупредил о том, что будет штурм. Но эти м@даки мне не поверили — им, видите ли, Путин сказал при встрече, что их никто не тронет. Я вовремя успел сжечь бумаги, документы, уничтожить все записи и архивы. На следующий день специальная группа генпрокуратуры с СОБРом и спецназом ФСБ провела массовые обыски у всех, кто каким-то образом был связан с политикой на одиннадцатом телеканале Санкт-Петербурга. А у меня просто нечего было искать, поэтому меня просто бесконечно вызывали на допросы в Генеральную прокуратуру и требовали показаний на Гусинского, с которым я накануне штурма встречался в Москве.

Но вернемся к Собчаку. Он повел себя крайне недостойно после своего проигрыша. Во-первых, он не расплатился со многими из работавших на него, и это было очень некрасиво. Более того, он не стал даже делать видимость, что обеспокоен безопасностью тех, кто был с ним в одной упряжке. Так не принято в политике: проигравший всегда торгуется за своих сторонников с победителем, идя на компромиссы, на какие-то уступки, но не бросает на растерзание сопернику членов своей команды, рисковавших карьерой ради его победы. И это ему аукнулось: когда он вернулся в 1999 году из эмиграции, чтобы поучаствовать в выборах депутата Госдумы, ему просто не с кем было работать, серьезные политтехнологи не захотели даже разговаривать об участии в его кампании. Он проиграл эти выборы с невероятным позором. И все равно ведь так и не понял, списав свой проигрыш на интриги врагов. И да, можете не спрашивать, я считаю, что Собчака отравили. И сделали это специально перед выборами Путина, чтобы не помешать процессу.

 

 

Ксения Собчак, Людмила Нарусова и Владимир Путин на кладбище Александро-Невской Лавры, идущие к могиле Анатолия Собчака. Фото www.gazeta.spb.ru

 

Русский Монитор: Мог ли Путин сделал что-нибудь, чтобы помочь Собчаку в той ситуации, или являлся соучастником этого процесса, который в конечном итоге привел к гибели его бывшего патрона?

Я думаю, что когда Собчака решили отправить за решетку, Путин вначале действительно мог попытаться ему помочь: на тот момент, самым простым решением было срочно вывезти Анатолия Александровича за границу. Что он, собственно говоря, и сделал. Но Путин в этой ситуации был, очевидно, заложником сразу двух сил – с одной стороны, он рисковал своей репутацией (нельзя кидать «учителя», своего политического «отца»). А с другой – Собчак пер напролом, он по-прежнему был уверен, что является народным героем, что город Петербург поклоняется ему, что Яковлев выиграл незаслуженно, что никто не посмеет его, Собчака, пальцем тронуть! Ну, и только когда его стали арестовывать, когда его спасла от наручников Нарусова, которая была депутатом Госдумы и буквально закрыла его своей грудью, тогда Анатолий Александрович осознал всю глубину собственных проблем, и ему стало плохо с сердцем. Ну, и «скорая» повезла его прочь от автобуса с рубоповцами.

Да и с помощью Путина тоже не все так однозначно. У меня есть информация, что в следственную группу против Собчака был введен старший следователь по особо важным делам Ванюшин, друг и однокурсник ВВП. Который, кстати, потом загадочно умер. Так что тут тоже все совсем не просто. Ванюшин вовсе не разваливал дело, напротив, рыл вовсю, только щепки летели.

Поэтому я отвечу на ваш вопрос так: Путин мог бы помочь Собчаку, если бы очень захотел. Но тогда бы мы сегодня видели в Кремле другого человека. Но не помог – в итоге Собчак перебрался на кладбище, а Путин – на главный государственный пост в стране.

Что касается главных вопросов, были ли юридические претензии к мэру обоснованными и действительно ли он тогда перенес инфаркт, я отвечу вам расплывчато. Во-первых, Собчак действительно незаконно поменял поганую квартирку в панельном доме на роскошные апартаменты в самом фешенебельном (тогда) районе города, использовав государственный «обменный» фонд. (Впоследствии такую же махинацию провернул и Путин). То есть уголовное дело было вполне надежным и перспективным. Мне потом следователи рассказывали, что спрашивали у начальства – есть гарантия, что дело дойдет до суда? Им отвечали однозначное твердое “да” на уровне генпрокурора. (Что потом стало с этим генпрокурором, сегодня немногие помнят. Путин опубликовал его видео с девками в борделе, прокурора торжественно слили).

 

 

Лицо, похожее на Генпрокурора Скуратова

 

А насчет инфаркта я спрашивал у тогдашнего начальника Военно-медицинской академии Юрия Шевченко, который сейчас из четырехзвездного генерала переквалифицировался в попа, побыв немного министром здравоохранения, но его сгубила тяга к молоденьким адъютантам. И еще у одного человека, близкого товарища Людмилы Нарусовой, политического интригана, врача и юриста по образованию. И обоим я задал прямой вопрос: «Мог ли Собчак имитировать сердечный приступ и был ли он проинструктирован ими?» (А я уверен, что именно ими, так как они оба понимали всю скверность его юридической ситуации в случае предъявления обвинений). Так вот Шевченко мне признался, что он не видел ЭКГ Собчака, свидетельствующую об инфаркте, хотя именно предъявление такой ЭКГ закончило бы все вопросы о том, что экс-мэр слегка симулирует, резонно опасаясь оказаться в Лефортово. А второй врач признался, что инструктировал Анатолия Александровича и Людмилу Борисовну как имитировать сердечный приступ, нарушение мозгового кровообращения и сотрясение мозга. Правда, за несколько лет до этого он мне признался, что инструктировал Александра Невзорова, под каким углом надо прострелить себе руку, чтобы не задеть артерию и кости…

Русский Монитор: Возвращаясь к обстоятельствам гибели Собчака, каковы могли быть мотивы для его устранения – и у кого?

Я ведь не следователь, я расследователь. И я анализирую то, что знаю. Очень немного источников для меня являются достоверными, да и если даже я вижу – вот же, какие сомнения?! Это достоверные данные! Но я все равно склонен сомневаться, хотя бы до тех пор, пока я не смогу сравнить три независимых друг от друга источника и убедиться, что они ну никак не могли влиять друг на друга. Разумеется, у меня нет ни доказательств, ни уверенности, что убийство Собчака заказал Владимир Путин. Потому что я слишком хорошо чувствую этого человека, видел его поведение, его реакции, его эмоции, знаю его. Просто знаю. И я сомневаюсь в том, что он лично отдавал непосредственный приказ убить Собчака. Но факты — вещь упрямая: Собак умер, будучи здоровым и полным сил от загадочного сердечного приступа в окружении двоих кадровых разведчиков с криминальным прошлым, которые впоследствии были ликвидированы профессиональными киллерами и их убийства не раскрыты.

 

 

Один из ближайших соратников Путина, первый заместитель министра внутренних дел, главнокомандующий Внутренними войсками МВД России генерал армии Золотов Виктор Васильевич

 

Я допускаю, что Путин мог бы сказать своим особо доверенным людям, тому же Виктору Золотову: «Смотри, вот Александрович приехал из Парижа и делает какие-то глупости опять. Попробуй организовать как-то, чтобы он отъехал куда-нибудь: полечиться, отдохнуть, попреподавать, ну, не знаю, короче, сам решай, но чтобы не путался под ногами». Но что он дал команду на ликвидацию – не верю. Это слишком непрофессионально. Хотя бы потому, что те, кто эту команду получили, могли ведь успеть что-то записать, как это произошло в Украине. Вспомните знаменитые пленки Мельниченко в деле Гонгадзе. Не, не верю. Предотвратить мог. Отдать непосредственный приказ его убить – нет. А вот окружению путинскому – да, это было вполне сподручно. Я не устаю повторять – Путин никогда не рвался к власти. На первых порах его вели. Вталкивали, фактически вынуждали идти. Он продал себя и свою душу этому дьяволу власти, он обрек страну на диктатуру ублюдков. Но он слишком слаб, чтобы дать команду устранить одного из своих Пигмалионов. Он не лев, он всего лишь помойный кот, ставший исполняющим обязанности главы прайда. Его давно бы съели молодые самцы, если бы не смотрители национального парка…

Русский Монитор: Дмитрий, нам на почту сайта после публикации первых глав вашего повествования каждый день приходят угрозы в ваш адрес от путинистов и проклятья в наш адрес за то, что вы «обеляете» Путина. Признайтесь, он вам симпатичен?

Я отношусь к нему совершенно не так, как сейчас модно в политических кругах. Я не считаю его чудовищем и главным злодеем современности. На мой взгляд, он в сущности лоховатый паренек, с жуткими комплексами из-за своего роста, невзрачной внешности, тугодумный, недалекий: «Властитель слабый и лукавый, плешивый щеголь, враг труда, нечаянно увитый славой, над нами властвовал тогда…»

Короче, крайне несимпатичный и подленький тип, вляпавшийся в чудовищную историю во всех смыслах этого слова. Как якутская школьница, приехавшая в Москву работать фотомоделью, а попавшая в грязный бордель. Он, конечно, должен отвечать перед судом. И ответит. Но не он один. Сутенеров, охранников и владельцев этого борделя тоже нужно привлечь к ответу. А то ведь просто сменят «сервисный персонал» и завтра откроются под другой вывеской! И я вижу сейчас такую опасность.

Гениальный и пророческий эпизод программы “Куклы” “Крошка Цахес”:

 

 

Русский Монитор: Смерть Цепова, причиной которой, как вы утверждаете в интервью Радио Свобода, был полоний, как-то связана со смертью Собчака?

 

Я не утверждаю, но допускаю, что это был тоже Полоний — 210. Но связи с Собчаком не вижу. Ну, если только искать у этих ликвидаций общие корни: оба они знали Путина обычным человеком, обоим он был многим обязан, оба были непомерно честолюбивы и могли повредить Путину какой-нибудь сделанной глупостью. По-разному, но могли. Оба были самовлюбленными и не очень критичными к собственным поступкам.

Русский Монитор: Можно ли рассматривать убийства Маневича и Старовойтовой в рамках тех процессов «зачистки» прошлого Путина?

Скорее, нет. С Маневичем сложная история. С одной стороны, весьма вероятно, что это был какой-то спор о какой-то конкретной приватизации. Он ведь был ближайшим к Чубайсу человеком в Питере, «смотрящим» от Анатолия Борисовича и его группы. Есть версия, что заказал это убийство Юрий Шутов.

Но есть и другие версии, что это было предупреждением именно Чубайсу, который в Москве не выполнил каких-то своих обязательств. Я безумно симпатизировал Михаилу, знал его семью. Он вообще был очень легким и обаятельным человеком. У них с Альфредом Кохом были кабинеты в барочном смольнинском флигеле напротив друг друга, и у них в приемной сидела какая-то совершенно карикатурная девица-модель с ногами метра полтора в мини-юбке и блузке с декольте до пупа. Они целыми днями пили шампанское, угощали посетителей конфетами и хохотали над неприличными анекдотами. Но решения принимали не они, а Чубайс. Они просто выполняли волю своего босса. Так что убивать Михаила никакого смысла не было. Помню, на поминках Чубайс выступил с речью. Он покрылся багрово-зелеными пятнами и сказал коротко: «Мы найдем тебя, который это сделал на поганые воровские деньги. Ты ответишь, знай!» И выпил стаканчик водки одним махом. Потом опера в ФСБ, брошенные на расследование убийства, мне по секрету сказали, что Чубайс отказался давать показания и приказал всем своим ничего не говорить следствию. Типа, отвалите, парни, мы тут сами разберемся… Киллера нашли недавно. Спецназовец, грушник, супер-снайпер. Мертвого, естественно.

Скорее всего, была какая-то грандиозная схема по приватизации, в которой кому-то очень влиятельному отказали. Что-нибудь типа Нориникеля или крупных ЦБК. И было это в Москве. И он, уходя, сказал через плечо, сплюнув на порог: «Пожалеете, погодите пару недель». И через две недели снайпер-суперпрофсессионал нажал на спусковой крючок, когда темно-синяя Вольво с номерами а007аа выруливала из узкой улицы Рубинштейна на Невский, везя вице-губернатора Маневича не в Смольный, а на тот свет.

 

 

Дмитрий Запольский берет комментарий у генерала Шевченко, который стал при Путине министром здравоохранения. Но пробыл им недолго..

 

Русский Монитор: В начале 2000-х годов молва приписывала это убийство и Яковлеву, и даже Путину. Насколько это было возможно?

Версия про Яковлева – это какая-то полная глупость. Убивать вице-губернатора на Невском? Это какие-то досужие бредни. Уволить Маневича было очень просто. Первый шаг – звонок Чубайсу: «Анатолий Борисович, я прошу вас поменять руководителя КУГИ, наше управление кадров считает, что его диплом выдан с нарушениями, там перепутаны две буквы». И второй шаг – звонок вице-губернатору: «Михаил Владиславович, свяжитесь с Чубайсом, он вам готов найти более интересную работу». И все. Зачем городить такую схему, искать киллеров, притягивать в город кучу спецслужб, которые начнут чего-то рыть, подо всех копать, просматривать давно забытые дела? Это же огромные репутационные потери для Яковлева. И колоссальные потери финансовые: на время расследований нужно будет менять схемы откатов-распилов-заносов, прятать концы в воду, менять номера телефонов и места встреч! Куча геморроя! Не было в те годы противостояния между Яковлевым, Чубайсом, Маневичем. И Шутов был в этой системе координат очень мелкой фигурой с ничтожными возможностями. Было только одно противостояние: Собчака со всем миром, исключая близких ему женщин. Ну, еще Кумарин с Костей-Могилой сферы влияния делили. Да, еще говорили, что Яковлев не мог уволить Маневича, потому что Чубайс в этом случае создал бы структуру федерального подчинения с Маневичем во главе. Но это слишком сложная схема. Так вопросы тогда не решались. Не ищите черную кошку в темной комнате, ее там просто нет…

Чубайс прямо сказал – «поганые воровские деньги». Анатолий Борисович четко все знал и понимал – это сделали воры.

Русский Монитор: Кстати, именно за то, как было исполнено убийство, причастность Путина выдвигается в качестве одной из возможных версий: якобы такого уровня работа под силу только спецслужбам.

Да как Путин мог быть причастен к убийству тихого еврейского мальчика, наблюдающего с улыбкой гуру за тем, как тамбовские дербанят городскую собственность, отсылая долю в Москву?

Кстати, на похоронах Маневича на меня «наехал» Путин. Якобы Марина Маневич пожаловалась, на что я показал тело убитого мужа в своей ежедневной вечерней программе на ТВ.

Потом выяснилось, что жаловался отец, а не вдова. Но я ответил Путину тогда, что когда у тебя убивают родного человека, нехрен пялиться в телевизор. Конечно, это не способствовало нашей дальнейшей дружбе с ВВП, но у меня вздорный характер – и мне этот недостаток прощали за необычайную популярность в те годы.

Что касается следа всемогущих спецслужб, то Путин в 1997 году не имел никакого отношения к ФСБ, сколько можно вообще тиражировать этот дебильный штамп?

Русский Монитор: Это как?

 

 

Программа “Петербургское время”, прямой интерактивный эфир. В студии Дмитрий Запольский

 

Да вот так! Путин ушел из КГБ в 1990 году. Уволился из резерва. Его терпеть не могли бывшие коллеги в питерском управлении. Он вернулся на работу в 1998 году на политический пост директора службы. Вы всерьез полагаете, что директор ФСБ – самостоятельная фигура, за ним нет пригляда? Что он может организовать политическое убийство, минуя своего начальника – президента? Что никто не доложит, не настучит? Путин был сотрудником спецслужб до 1990 года. После этого он стал публичным чиновником и политиком. Я вам открою один секрет. Так вот: все допуски на сотрудников КГБ-ФСБ и т.д. при переходе со штатной работы в публичные органы власти в тот же день отменяются. Так заведено со времен Дзержинского. Иначе КГБ превратился бы в полного импотента еще в хрущевские времена. То, что бывших не бывает – брехня, придуманная бывшими.

Я вам больше скажу. Если офицер становился даже депутатом верховного совета республики в составе СССР, его досье уничтожалось. Чтобы не получилась такая ерунда как сейчас: КГБ был боевым отрядом партии, а не наоборот. Ушел в политику? Будь здоров, не кашляй. В управлении кадров останется твое личное дело, содержащее лишь общие данные. Как в военкомате. Но в оперативную работу ты можешь вернуться лишь на «нулевой уровень». Давай, вербуй себе агентов, разрабатывай операции, утверждай. Потому что политика делается в интересах каких-то групп, а оперативники спецслужб работают на Г О С У Д А Р С Т В О. Надо бы наконец понять эту простую истину: оперативная работа – всегда риск. Погибнуть, потерять здоровье, рассекретить то, что создавалось годами и десятилетиями огромной ценой. И вот этим нельзя рисковать даже ради очень важной цели какого-то чиновника или группы. Только ради безопасности страны, ее руководителей и в целях сохранения самой системы. Это вам любой историк спецслужб скажет, хватит уже из Путина лепить Джеймса Бонда, он обычный не очень удачливый оперативник, причем с нехорошим бэкграундом. Конечно, у него были формальные и неформальные связи в управлении ФСБ по Петербургу и Ленобласти, но, во-первых, достаточно ограниченные, а во-вторых, таким связям грош цена, ведь ты попадаешь в зависимость от информации и ресурсов, которая по этим связям приходит и даже самые лучшие друзья по прежней работе могут, не ведая того сами, сливать тебе просто обычную «дезу».

Спецслужбы любого государства устроены одинаково: на принципах полной вертикали сверху вниз и фильтрации информации снизу вверх. То есть смысл, настоящее имя агента, детали операции, механизм активного действия знает только оперативник, непосредственно отвечающий за исполнение и его непосредственный начальник. И на каждом уровне концентрируется только та информация, которая необходима для работы. Встроить в эту систему политические интересы нельзя. Потому что система мгновенно погибнет. И поэтому политическое звено у спецслужбы только одно – это высшее руководство. Можно теоретически иметь вице-мэра в качестве агента, но не в качестве оперативника. Это банальная истина. Другое дело, что оперативник под псевдонимом Петров, агент Сидоров и начальник отдела Иванов могут вместе что-то намутить противозаконное в свою пользу. Но об этом станет известно их руководителям почти мгновенно. И так далее по вертикали вверх, потому что так устроены разведка и контрразведка, иначе они не смогли бы защитить себя от внедрения противника.

И еще: совершение политического убийства – это сложная операция! Это ведь надо человек двадцать куда-то вывезти, продумать им легенды, обеспечить тысячи каких-то бумажек в архивах! Ну да, ФСБ, СВР и ГРУ могут совершить устранение противника своими силами. И мы видели, как в Катаре грохнули Зелимханова, а в Лондоне – Литвиненко. И оба раза возникли проблемы. Так что это почти как в космос слетать по уровню подготовки. А все можно сделать гораздо проще и дешевле, если прибегать к «услугам частных лиц».

 

 

Фото из жж Руслана Линькова

Другое дело, что бывшие сотрудники так или иначе могли использовать наработанные связи и полученный опыт «на гражданке». Я почти пять лет работал на телеканале, принадлежащем корпорации «Русское видео», которую делили между собой Кумарин и Михо Кутаисский (Мирилашвили). И вот в этой корпорации ежедневно из бюджета России крали миллионы долларов, переклеивая титры на старых телевизионных фильмах и сдавая это в виде собственной продукции тогдашнему руководителю Госкино Армену Медведеву, который все это оплачивал, как новую продукцию. Я там вел ежедневную телепрограмму «Вавилон», и у меня была собственная служба безопасности, минимум три «личных» охранника в каждой смене, минимум три наблюдателя и аналитическая группа. Я на эту охрану тратил больше половины доходов!

Редкое архивное видео 1997 года о деле “Русского Видео”:

Однако: Неизвестные подробности уголовного дела питерской компании Русское видео

 

А знаете, почему? Да потому, что в период с 1990 по 1998 год среди сотрудников «Русского видео» умерли шесть совершенно здоровых людей. А если считать до моего появления и после моего ухода, то там было 14 трупов. Абсолютно здоровых и молодых. Один от инфаркта вдруг. Другой – от приступа. Третий – от внезапно возникшей бронхиальной астмы. Четвертый вдруг потерял сознание за рулем и разбился на машине. А потом кто-то обратил внимание на помощника директора этой корпорации, скромного мелкого человечка с треугольным животиком. Он был отставным полковником КГБ, пусть его фамилия будет Гунин. И он в своем ведомстве занимался именно планированием активных операций. Вот тогда я (и сотни проанализировавших эту загадочную череду смертей) поняли: каждый, кто мешает переклеивать эти самые титры, обречен случайно умереть. Задали вопрос токсикологам. Те кивнули. Вообще токсикологи, как правило, живут под подпиской о неразглашениии. Потому что сейчас столько ядов известно, которые разлагаются в организме жертвы за пять минут, а смерть кажется ну совершенно естественной…

Русский Монитор: Неужели только в титрах дело? Что-то я сомневаюсь в том, что средства, выделяемые в госбюджете на покупку продукции компании «Русское видео», были настолько внушительными, что ради них стоило убивать четырнадцать человек?

 

 

Гранд-приор Мальтийского ордена Дмитрий Рождественский с делегацией группы “Медиа-Мост”. Шампанское пока еще льется рекой, но через несколько дней и на него наденут наручники, отвезут в Лефортово. Его скорая смерть будет так же загадочна, как и гибель всех остальных сотрудников “Русского видео”, которые слишком многое видели

 

Нет, помимо титров на старых фильмах были два военно-морских порта, через которые шли миллионы тонн грузов без таможенного досмотра, включая такую мелочевку, как колумбийский кокаин. Ну, и всякие мелочи, вроде финансовой корпорации, получавшей миллиарды рублей из бюджета, страховые схемы, просто десятки тысяч долларов ежедневно с неучтенной рекламы.

Но и это мелочи. «Русское видео» по совместительству было еще и рыцарским орденом, масонской ложей и комитетом заговорщиков. И все это не шутки. Только вот девственниц там не сжигали в каминах, принося жертву, мацу на крови младенцев не замешивали, а все вот бюджет России разворовывали, что только пух и перья летели! А так да: мечи, мантии, ордена, переднички – все как положено.

Директором этой конторы Дмитрий Рождественский, он же гранд-приор Мальтийского ордена, рыцарь-меченосец и наместник в России.

 

 

Михаил Мирилашвили

 

Президентом был Михаил Мирилашвили, владелец казино «Конти», вице-председатель Еврейского конгресса России, потом отсидевший восемь лет. Помимо того, что он организовал расстрел грузинских воров в законе прямо на глазах изумленной публики рядом с гостиницей «Астория», кстати, принадлежащей ему самому. Воров расстреляли за попытку похищения отца самого Михо с целью получения выкупа. Но злые языки говорят, что в камере Михо сказал соседу-арестанту «наседке», что отмажется в течение пары дней, так как «этот» (Мирилашвили показал пальцем наверх) у меня с ладошки кормился и вот здесь сидит (и характерным жестом сжал ладонь в кулак). Возможно, он имел в виду некие подношения через Цепова, о которых мне рассказывал сам Рома, возможно, собственную информированность об участии Путина в каких-то криминальных схемах того же «Русского видео». Но, говорят, эту фразу сразу передали «этому, который кормился». И он сказал – пусть сидит от звонка до звонка, но бизнес и семью не трогать! И ведь отсидел. И семью не тронули. И бизнес. Даже сын его создал известную социальную сеть «Вконтакте». Мне довелось попасть как-то в их дата-центр. Почему-то меня не удивило, что охраняют серверную ребятишки характерной наружности, вооруженные «стечкиными». Совсем как у спецназа ФСБ. А директором холдинга, в который входит этот проект, у господина Михо служит Руслан Линьков. Тот самый помощник Галины Васильевны Старовойтовой, которого чуть было не убили вместе с ней. И которого чекисты долго подозревали в соучастии в убийстве при всей дикости этого подозрения.

А на побегушках у Рождественского и Мирилашвили был тот самый полковник с треугольным животиком, числившийся вице-приором-рыцарем. Причем, ходил со значком «ветеран КГБ» на лацкане серенького пиджачка и золотым рыцарским крестом на галстуке.

Путин, как я уже писал, регулярно бывал в таинственном особняке «Русского видео». Бывала там и Галина Старовойтова. И Собчак бывал. И Бурбулис. Кстати, и документы по созданию «Русского видео» готовил Маневич. Подписывал Путин.

 

 

Подпись Путина под распоряжением о создании компании “Русское Видео”

 

Русский Монитор: Вы говорили, что подпись Путина на уставных документах СПАГ ничего не значит, а его подпись в «Русском видео» что-то значила?

Ну, у фирмы СПАГ в собственности все-таки не было причалов военно-морской базы в Кронштадте и портового терминала в военной гавани города Ломоносова. И в штаб-квартире СПАГ не стояли на столе телефоны кремлевский связи. И во дворе бронированный Роллс-Ройс с «непроверяшкой» под стеклом, как служебная машина Вячеслава Резника.

Русский Монитор: Старовойтова там была частой гостьей?

Галина Васильевна много раз участвовала в различных тайных совещаниях, проходивших в подвале «Русского видео» в той самой резиденции «К-0», в так называемом «Бильярдном зале», защищенном от прослушек даже тем, что через метровые своды подвала-убежища не проходил сигнал сотовой связи. Там она встречалась с Владиславом Резником, ныне депутатом Госдумы, с тогдашним губернатором Ленобласти Густовым, с Мирилашвили и Кумариным. Речь на этих секретнейших переговорах шла об инвестициях в Ленинградскую область, о сборе денег на избирательную компанию Нетанияху, о финансировании каких-то структур в Армении.

Короче, это были лоббистские встречи, которые заканчивались тем, что все, кроме Кумарина и помощников Старовойтовой, поднимались в бывший кабинет Жданова, где в окружении мальтийских мечей, рыцарских штандартов и какой-то идиотской масонской атрибутики за неимоверных размеров столом восседал вечно подшофе гранд-приор Митя Рождественский. И, выпив водочки на посошок, звонили по кремлевской АТС-2 Черномырдину, докладывая какую-то свою консолидированную позицию. А потом, когда гости расходились, продолжали пить водку и рассказывать охране и прислуге о том, что они замышляют государственный переворот против Ельцина во имя интересов Великой Державы. Охрана кивала и все записывала. Милейшие были ребята. Почти все оказались убиты или умерли при загадочных обстоятельствах в течение пары лет. Кроме Гунина. Канал отжал Гусинский и создал из него ТНТ, на котором прославилась Ксения Анатольевна Собчак.

Русский Монитор: У вас есть своя версия убийства Старовойтовой?

 

 

Галина Старовойтова со своим помощником – ныне широко известным Виталием Милоновым

 

Я склонен допускать две версии убийства Старовойтовой: самую заезженную – попытка не допустить ее участия в финансировании избирательной компании в петербургский ЗАКС, так как она вполне могла тогда везти наличными миллион долларов, о котором говорили оперативники. Или действительно какие-то глобальные вопросы по дележке влияния в Ленобласти. Могу сказать прямо и честно: Галина Васильевна была очень сильным и влиятельным политиком, очень могущественным лоббистом, у нее были огромные связи в Кремле, в США, на Кавказе и в Великобритании. Сестра Галины Старовойтовой, комментируя версии о возможном причастии Путина к ее убийству, практически говорит то же самое что и я: что Путин лично был не в той позиции, чтобы отдавать такие приказы, что это убийство могло быть заказано теми силами, которые его вели самого на высший государственный пост. Ведь она могла стать и губернатором Невского края (объединенного субъекта федерации после слияния Петербурга и области), могла стать лидером думской фракции и председателем Госдумы. И да, она была довольно прямым человеком и не любила, когда «колотят понты», то есть могла быть опасна для всяких Глущенко, Жириновских и прочих кровавых клоунов в российском политическом истеблишменте. Но меньше всего я думаю, что ее хотели устранить спецслужбы. Полковники гунины действуют тихо, незаметно и очень эффективно.

Русский Монитор: Путина в поставили Кремль не в последнюю очередь для, чтобы он контролировал таких вот гуниных, разбегавшихся как тараканы по олигархам и просто бандитам. На момент отправки Путина в Москву, кто был оставлен «смотреть» за Санкт-Петербургом?

От Чубайса смотрел Маневич, от Березовского и бандитов – Виктор Новоселов, от Гусинского – начальник ГУВД Анатолий Пониделко (но не сразу, этому предшествовал большой передел сфер влияния). От Дерипаски и еще некоторых олигархов функции «смотрящего» были делегированы Цепову. От воров «смотрел» одно время Костя Могила, потом, говорят, даже Павел Кудряшов. От еврейского лобби – Михаил Мирилашвили. У семи нянек дите было без пригляду… Яковлев в таких условиях мог делать почти все, что хотел. Мог «отжать» любую собственность в городе. Только не умел. Да и не очень хотел.

Русский Монитор: То есть, получается, что каждая серьезная околовластная группировка должна была иметь самостоятельные инструменты контроля в каждом ключевом регионе?

Да, в каждом регионе, как правило, была масса конкурирующих интересов. Насколько сильна была конкуренция? Очень сильна. И особенно в крупных городах с диверсифицированной экономикой. В моногородах, конечно, была совсем другая ситуация, больше похожая на то, что потом вскрылось в Кущевке.

А в Петербурге было интересное время: «тамбовские» реализовывали свои вклады в кампанию Яковлева и захватывали все, что плохо лежит, попутно выкидывая с «бандитского рынка» зазевавшихся и жадных конкурентов, не оказавших в свое время услугу Яковлеву. Или помогавшие Собчаку. В «кювет» полетели всякие «пермские», «казанские», «саранские», туда же отправились чеченцы, нарождающиеся бригады братьев Мирилашвили (Кусо и Михо Кутаисских), «авторские» банды Юры Комарова и Коли Кобылы (они вернулись обратно в Курортный район, откуда в свое время и выползли, их бы добили совсем, но они очень эффективно противостояли армянским бригадам, обосновавшимся в элитных пригородах Петербурга). Вот такой был расклад.

Русский Монитор: Контакты Путина и «тамбовских» на тот момент прекратились?

Как показывает расследование испанской прокуратуры – нет. Но к тому моменту в Москве уже формировался новый «пул». В котором «тамбовским» было отведено более чем скромное место – Путин стал приближать к себе Тимченко, Ковальчуков, Якунина. Я же говорю, он очень жестко отрезал старые связи, тем более – с сомнительными фигурами. Мирилашвили сел, Березовский уехал, остался только Кумарин в Питере, возомнивший из себя «ночного» губернатора. Рискну предположить, что именно необходимость «зачистить тамбовские связи» и привела к тому, что Владимира Яковлева сменили на Валентину Матвиенко. Чета Яковлевых слишком глубоко была повязана с тамбовским братством. Возможно, Владимир Сергеич, поддав слегка текилки, мог сболтнуть что-то лишнее. А «этот» такого не любит. Вот и отправили Яковлева в министерское и вице-премьерское кресло, а в город прислали Валентину Ивановну. Очень скоро ее сын Сережа женился на моей студентке (я тогда преподавал в Государственной академии театрального искусства мастерство телеведущего). Фамилия студентки была Мгоян, она была курдиянкой из очень авторитетного клана. Ее отец – влиятельный бизнесмен. Говорят, что родственник самого Аслана Усояна – Деда Хасана, считавшегося самым авторитетным вором в законе начала двадцать первого века. Не знаю, насколько это правда, но, говорят, Сереже перешел под управление колоссальный кусок бизнеса в Петербурге, а Кумарина очень сильно подвинули, ослабив его позиции. Затем прилетели на голубом вертолете волшебники из Москвы и после настоящей войсковой операции взяли штурмом его новорусский домик в Сестрорецке. После чего Кумарин уже не вышел на свободу, а Сергей благополучно смог развестись с Зарой, которая вышла замуж за бизнесмена, контролирующего фармбизнес. Кстати, по молодости этого бизнесмена часто видели в свите Кости Могилы. Такой вот вам кусочек светской хроники…

Продолжение следует

Предыдущие интервью цикла:

1. Дмитрий Запольский: Путин всего лишь наемный менеджер корпорации ЗАО РФ

2. Дмитрий Запольский: Путин контролировал не кокаин, он контролировал в Петербурге все

3. Дмитрий Запольский: постыдная тайна Владимира Путина.

https://rusmonitor.com/dmitrijj-zapolskijj-putin-mne-napominaet-yakutskuyu-shkolnicu.html

 

 

Дмитрий Запольский: Путинский кум со смыком

 

 

Понедельник, 4 Апрель 2016 20:26

Автор: Егор Седов

 

 

Как получилось, что Россия, после падения СССР обладавшая огромным человеческим, промышленным и научно-техническим потенциалом, имевшая неплохие шансы построить современное демократическое общество, влиться в семью цивилизованных народов, вместо этого, описав замысловатую ельцинскую загогулину, вернулась туда же, откуда и начинала свой путь? Почему демократические реформы не сработали? Почему до сих пор всем в стране заправляет симбиоз спецслужб, криминала и олигархов?

Сегодня мы продолжаем обсуждать эти вопросы с непосредственным очевидцем прихода к власти клана «питерских», известным журналистом и политологом Дмитрием Запольским.

 

– Как вы прокомментируете итоги расследования Международным консорциумом журналистов – расследователей (ICIJ) в котором участвовали и российские журналисты, вскрывшего нелегальные схемы отмывания денег путинским окружением через оффшоры друзей и соратников Путина?

Как очевидный конец путинского этапа мировой истории. Это очень похоже на Уотрегейт (и там, и здесь изначально информацию слил некий агент «глубокая глотка», если вы не в курсе, погуглите). То есть спецслужбы в какой-то момент наводят компетентных гражданских журналистов на нужный след, начинается работа, журналисты-расследователи выкапывают ужасающий политиков объем информации и публикуют ее. И Никсон уходит в отставку, не дожидаясь импичмента. Думаю, что Путину в этой ситуации тоже несладко: он потерял последние крупицы легитимности в глазах западного мира. Не один нормальный адекватный человек не поверит, что жадный хитрый виолончелист Ролдугин объегорил наивного Путина и, пользуясь статусом кума, вывел в оффшоры пару миллиардов. Не. Не прокатит. Это вершина общака. Личная доля. И Ролдугин просто счетовод. Кому-то «заслать», кого-то «подогреть» в трудный час. С барского, так сказать, плеча. Ну, и вот там горнолыжный курорт забабахать так, чтобы в стенах прослушивающие устройства не установили на стадии проектирования. Нормальный вариант большой путинской ОПГ, в которую превратилась вся структура управления.

“..теперь понятна маниакальная манера Путина прятать дочерей и личную жизнь – через информацию об этом могут вскрыться еще многие миллиарды, офшоров-то десятки, на Панаме свет клином не сошелся.”

Напомню, что начиная с осени, я не устану повторять: Кремль судорожно производил компромат на самого себя, который при внимательном рассмотрении оказывался «пшиком». И если бы там хоть что-то было на Путина, это раскрутили бы по максимуму пятнадцать лет назад. А вот панамское исследование Дрю Салливана – это уже серьезно. За Ралдугина Путин обязан отвечать… Кстати, ведь теперь понятна его маниакальная манера прятать дочерей и личную жизнь – через информацию об этом могут вскрыться еще многие миллиарды, офшоров-то десятки, на Панаме свет клином не сошелся…

Я бы добавил, что публикация имеет очень далеко идущие последствия: теперь очевидно, что вся система власти в стране не подлежит ремонту, реконструкции, никакие перестройки сверху или снизу ни к чему не приведут. Увы, Россия зашла в исторический тупик, воспроизводя латиноамериканскую систему власти, когда нищий народ попивает ром в кресле-качалке перед телевизором, а очередной полковник Агостиньо в подвале своего дворца лично расстреливает лейтенанта за утерю тонны кокаина при переправе к берегам Флориды. И с этим полковником можно торговать, ему можно грозить пальчиком, когда он начинает войнушку с соседом по континенту, таким же команданте. Но с ним нельзя вести дела. Прежде всего, это не поймут избиратели. Фактор Ралдугина в истории России нельзя недооценить: он – доказательство того, что Россия нуждается в принципиально новой системе управления. И я бы не стал сейчас развивать эту тему, это отдельный особый разговор. Кстати, и Украине придется что-то кардинально переделать в себе: замена политиков с золотыми батонами на тех, кто мудрит с оффшорными счетами – тоже не комильфо. В общем, Дрю Салливан войдет в историю как Стив Джобс, который вместил видеокамеру и настольный компьютер в изящную штучку со стеклянным экраном. А команда расследователей показала, что со спецслужбами можно договориться о неиспользовании компромата, а с гражданской журналистикой – нельзя. Мир никогда уже не станет прежним.

– Дмитрий, вы признанный эксперт по российской криминально-политической системе и утверждаете, что с приходом Путина в Кремль, в масштабах страны просто стала воспроизводиться структура организованной преступной группировки. Что вообще означает термин «общак»?

Общак – центр любой группировки. Он служит «стабилизационным» фондом для всех, кто туда вкладывает деньги. И, кстати, не группа формирует общак, а общак формирует группу и ее руководство. То есть во главе группировки всегда стоит не самый жестокий или удачливый, не самый знающий понятия или обладающий тюремным опытом, а самый доверенный: тот, кто показал себя справедливым хранителем общего фонда и чист перед «собратьями» – точнее, «братвой». В этом смысле можно с некоторым допущением считать Россию страной, в которой система власти складывается вокруг некоего «общака». Только кроме денег и природных богатств в нем хранятся еще и ядерные вооружения, а в числе авторитетов, определяющих на своих сходняках и терках судьбу коллективного богатства, входят не только россияне, но и зарубежные и международные «теневые» силы. А так – да, похоже. Но причина не в форме управления, при которой вся власть делегирована мелкой шушере, собирающей дань с подведомственной территории или с вверенного ведомства, когда часть остается самому сборщику, а часть по «вертикали» засылается наверх. Это очень старая и примитивная схема, вообще присущая деидеологизированным восточным сатрапиям. Причина – в абсолютно искусственном квазиимперском мировоззрении. Отсюда и парадоксы, и феномен «государства лжи», в которое Россия сегодня превратилась, когда врут все напропалую, круглые сутки – и никто никому не верит.

– В таком случае не будет большим преувеличением сказать, что Путин является смотрящим за общаком?

Когда-то ведь в школе мы проходили на уроках былины и всякие летописи. И если вы посмотрите внимательно, то увидите, что система власти на территории России из века в век не сильно меняется. Меняется только сила центра: то он всю власть подбирает под себя, увеличивая размер и масштаб «общака», то делегирует сбор дани удельным князькам. А у них свои дружины, свои братства. И чем эти дружины витязей в кольчугах кардинально отличались от «братковских бригад» на покоцаных BMW? Путин оказался в системе управления этот территорией, когда был запрос на централизацию и усиление. Но он – всего лишь функция в этом процессе, не автор, не конструктор, не архитектор. Вообще-то «смотрящий» – это далеко не синоним понятия «решающий». Это тот, который зарекомендовал себя самым справедливым, который себе ничего лишнего не возьмет. Только то, что братва решила. И не кинет никого. Но тех, кто ведет себя не по понятиям, тех сразу обозначит и к суду призовет воровскому. То есть контролирующий условия соблюдения некого договора и гарантирующий его участникам прибыль в соответствии с вложениями, доход в соответствии с заслугами и не позволяющий никому покуситься на общее.

В сущности, это менеджмент корпорации, в данном случае – просто криминальной. А для народа создан некий совершенно синтетический образ Путина. Который как дисплей, может транслировать то, что нация готова воспринять в данный момент – и образ молодого мачо, увлекающегося верховой ездой топлесс, и пожилого сталиноподобного вождя, пускающего слезу на ура-патриотическом сборище бюджетников.

– Система «общака» была чем-то уникальным, порождением постсоветской России? Или корни надо искать глубже?

Нет, почитайте Диккенса, «Оливера Твиста», там описано подробно, как карманные воришки на рыночной площади каждый вечер складывали часть денег в общую кассу. Думаю, что это изобретение возникло задолго до времен, описанных в Библии.

Однако я не читал у Диккенса, чтобы воришки захватили Уайт-холл и перенесли туда законы подворотни Ламбета, а подворотня Петроградской стороны захватила Кремль. Вот в чем разница.

“Россия зашла в исторический тупик, воспроизводя латиноамериканскую систему власти, когда нищий народ попивает ром в кресле-качалке перед телевизором, а очередной полковник Агостиньо в подвале своего дворца лично расстреливает лейтенанта за утерю тонны кокаина при переправе к берегам Флориды”

А вот это проблема России. Увы, в Англии позапрошлого века воришки воровали на рынке, а джентльмены торговали на бирже. Ну, и так далее: учителя учили, военные воевали, путешественники путешествовали, а констебли ловили воришек. Почему в России получилось наоборот? Очевидно потому, что это не Англия. Вообще-то, в истории туманного Альбиона тоже были весьма смутные времена. Но почти никогда власть не оказывалась беззащитной настолько, что ее можно было бесстыдно вытащить, как кошелек из расстегнутого кармана.

А в России только в двадцатом веке такое происходило три или четыре раза. Если считать две революции в семнадцатом году, крах коммунистической системы в конце восьмидесятых и полный провал ельцинского правления в конце девяностых, когда, собственно, власть и подобрали те, кто сейчас ее пытается удержать из последних сил. А она, как сгнивший сафьяновый кошелек: расползается по швам, рвется от любого усилия, да и в кошелечке том какие-то совсем неприличные деньги лежат. Медяшки да мелочевка. И власть плавно переходит от одного упыря к другому. Увы, конца и края этому проекту не видно, если только не трансформируется сама постимперия.

– Есть такая версия, что накачка уголовной среды была частью плана советской номенклатуры и КГБ по приватизации власти в СССР.

Я уже много раз писал и говорил, что никакого плана советской номенклатуры и КГБ по приватизации власти не существовало. Это спонтанный процесс, идущий вне всяческих заговоров и не подпадающий под теории мировой закулисы. Все куда проще – в условиях кадрового голода в СССР только партноменклатура умела управлять, только КГБ имел правдоподобную информацию (а органы власти тонули в идеологическом сиропе, который сами себе варили все годы советской власти). И только авторитетные воры знали, как торговать с выгодой и собирать налоги с торговли, так как контролировали вес наличный оборот. Когда экономика СССР стала разрушаться, когда всем вокруг стало понятно, что вот-вот рухнет Варшавский блок, возникло это проклятие – триумвират воров, чиновников и чекистов.

– Как вы думаете, пресловутое золото партии – это миф?

Какие-то оборотные средства были, что-то вывели и спрятали. Но это копейки. Меньше миллиарда долларов. То есть по цене яхты Абрамовича.

– А почему к власти пришли именно «питерские»?

А это тоже связано с триумвиратом воров, партноменклатуры и спецслужбистов. Просто «питерские» оказались подлее остальных. Город ведь был тщательно зачищен в процессе трех революций, блокады, дикого невероятного привоза мигрантов-лимитчиков после войны. И в Питере сформировался особый тип карьериста, который шел по головам, так как не рисковал наступить на своих – их просто не было, все были чужие. И это особенно проявилось в криминальных процессах: ленинградские не стали «ложиться под воров», сформировали свой новый тип криминального авторитета, полухулигана-полубандита, свободного от узких рамок «воровского закона», родовой чести, приличий. В конце концов, они вообще ничего не боялись: надо убить – давай, убивай. И как это всегда бывает, «органы правопорядка» отзеркалили тех, с кем призваны были бороться. Надо посадить в тюрьму? Давай, шей дело. Петербургская шпана состояла, в конечном счете, из «лимиты», из люмпенов. То есть в Питере не было «своих» и «чужих». Это в какой-нибудь Казани «заречные» сегодня побьют «вокзальных», те назавтра придут с финками и порежут «заречных». А в Питере не было этих «слободок», мелких объединений по районам. Была просто шпана. Все против всех. И так воспитались эти гопники, ставшие государственными гопниками: бояться нечего, если в кармане перо. Знай наших!

“..все, у кого были ресурсы в середине девяностых, вошли в союз имени доктора Фауста с его девизом «остановись мгновение, ты прекрасно!». И до сегодняшнего дня так и пытаются удержать мгновение. А мистер Шубин с мистером Цукербергом им кричат из Америки: отпустите стрелки, чуваки, часы сломаете! А они и рады бы, да не могут – руки свело”

 

– Проблема в отсутствии настоящих элит – старых денег, как иногда выражаются?

В середине девяностых, как мы уже говорили в прошлых наших беседах, возник запрос на новый формат власти в России, причем запрос совершенно с разных сторон – от ослабленных спецслужб до невероятно усилившихся бандитских групп. От сходящих с ума полковников Генерального штаба до уже помешавшихся от количества шальных денег жуликоватых банкиров.

Все хотели зафиксировать прибыль, все хотели сказать как доктор Фауст: «Ну, остановись же, мгновение! Ты прекрасно! Не надо нам коммунистов, не надо социалистов, не надо никаких либералов! Пусть всегда будет Ельцин!» А Ельцин бы и рад, но – увы… Тогда и сформировался общественный заказ на новую систему власти, которая «как Ельцин»: то есть тем, кто внес в общак, все можно, а тем, кто нет – ничего. Ну, а дальше вы все знаете: в общак внесли деньги банкиры, помогли некоторые силовики, согласовали у партнеров-американцев, что ядерную бомбу из рук не выпустят ни при каких условиях и границы страны менять не станут. Заручились поддержкой значимых религиозных лидеров, наняли продажных ментов и чекистов, прокурорских и судейских.

Ну, и объявили кастинг на фронтмена. Чубайс – рыжий, Немцов слишком еврей, Кириенко – сектант, Хакамада – совсем никуда с японской фамилией, Примаков своенравен, Лужков все под себя утащит, да и глуповат. Степашин – робкий как горьковский пингвин. Кто остался? Да никого… Вокруг либо совсем неуправляемые, либо с такими отклонениями, что их компроматом пришибут прямо на следующий день после инаугурации. Ну, и выбрали Путина. Смотрящим. А что? У него неплохо поначалу получалось, бодренько так.

– Так что, вот собрались люди в малиновых пиджаках и решили: давайте назначим Путина смотрящим?

Ну, вообще-то «малиновые пиджаки» носили в самом начале девяностых, к 1995-му году это стало уже легендой. И никто не собирался на сходняки, это очень сильное упрощение. Просто появился запрос на консервацию ситуации. Был огромный слой, сословие, почти класс «новых русских» – тех, кто научился конвертировать ресурсы, как валюты: по обменному курсу. То есть я, например, ректор вуза, а ты, например, прокурор. Я могу вывести студентов на уборку территории, а могу на митинг с лозунгом «долой продажного прокурора». А могу никуда их не выводить, а спокойно и дальше учить. Ты можешь возбудить уголовное дело против меня. Или против нашего общего врага. А можешь ничего не делать. Мы встретились и подмигнули друг другу. Потому что у нас есть ресурсы, и мы оба их знаем. А у кого-то есть ресурсы денежные. Кто-то имеет талант организации, кто-то умеет стрелять по-македонски, с двух рук из-под полы – и попадает всегда между глаз жертвы. А кто-то – чеченец из известной семьи, и в течение 24 часов эта семья может собрать по горным селам сто человек с калашами, посадить на самолет и отправить в Москву. Вот именно в середине девяностых от общей массы отделились те, у кого есть ресурсы. И для них стало главной общей целью — не выпустить свои возможности из рук, то есть не делиться ресурсами с остальными. Надо было остановить процессы, которые могли привести к потере ресурсов у этого не очень большого слоя населения России. Это ощущалось повсеместно, причем почти одновременно все пришли к консенсусу: надо закрыть окна и двери, отрезать путь к ресурсам новым желающим. А для этого нужно структурироваться внутри себя. Причем бандитских и воровских структур, как и бизнес-структур (которые всегда повторяли бандитско-воровские) стало катастрофически не хватать. Власть ничего не значила, потому что ты, прокурор, можешь депутата/мэра/губернатора посадить, а я, ректор, у которого 40 тысяч студентов, могу обеспечить его провал на выборах, он будет перед нами обоими ползать на карачках и умолять о пощаде. Поэтому нужно было нечто большее, чем просто власть. Рассмотрели варианты монархии, военной хунты, диктатуры. Но поняли, что все это ерунда: есть гораздо более простой и надежный вариант – превращение страны в корпорацию. В то самое ЗАО.

Очень забавно наблюдать, как внезапно сейчас то там, то здесь всплывают «ужасные компроматы» на Путина, на его окружение, на связь власти и бандитов. Но все это совершенно спокойно лежит в открытом доступе с начала девяностых, все эти компроматы сто раз вынимались из пыльных папок и вкладывались обратно, потому что с самого начала было понятно: эта система управления обществом построена по бандитской схеме, вокруг общака, в который собирается дань с мелких князьков. Я тут на днях в Фейсбуке переписывался с неглупым пареньком-аналитиком. Он читает мои разработки и спрашивает: «Так что, выходит, спецслужбы никакого отношения к установлению нынешнего режима в России не имели? Но этого не может же быть!» А я только вздыхаю обреченно.

– Потому что исторические мифы в сознании человека почти как религия – вопрос веры, а не знания?

Спецслужбы имели отношение к установлению власти Путина и его окружения ровно такое же, как и бандиты, воры, лига сексуальных меньшинств, буддийская сангха и Союз композиторов: все, у кого были ресурсы в середине девяностых, вошли в союз имени доктора Фауста с его девизом «остановись мгновение, ты прекрасно!»

И до сегодняшнего дня так и пытаются удержать мгновение. А мистер Шубин с мистером Цукербергом им кричат из Америки: отпустите стрелки, чуваки, часы сломаете! А они и рады бы, да не могут – руки свело. Вот и поднимает их невероятная сила над землей, уже ножки в воздухе болтаются, уже ботиночки на платформах вот-вот свалятся, но все равно они пытаются удержать свое мгновение. Которое, похоже, все-таки проходит. Вот прямо сейчас. На наших глазах. И безвозвратно.

– Один из создателей Путина, Борис Березовский, уже находясь в лондонской ссылке, ставил в вину Путину то, что он свернул демократию в России.

О демократии в России с определенной натяжкой и поправкой на детские болезни можно было говорить с 89-го до 93-го года. Уже в 1996-м Россия была так же далека от реальной демократии, как и сейчас. Просто было много шума, пар выходил, понты колотились. Но насчет демократии – это преувеличение. Ее не было. У народа никто ничего не спрашивал. А если нужен был результат волеизъявления, его покупали. На воровские/бандитские/жульнические деньги. Суды были так же продажны, а пресса покупалась.

В 1996 году выборы мэра средней паршивости городка стоили около миллиона долларов. Выборы Яковлева в Петербурге, по одним данным, обошлись в 10 миллионов, по другим – в 25. Кто мог собрать такие деньги? Только бандиты. Все телеканалы принадлежали бандитам или олигархам, это было сделано специально в 1995 году, чтобы через криминальную систему контролировать прессу.

Тех, кто шел «против потока» и имел какие-то несогласованные амбиции, просто походя уничтожали. Листьев что-то там с рекламой затевал на первом канале? На тебе пулю! Дима Холодов копал под генералов – получи дипломат с бомбой!

– А со свободой прессы было лучше, вы же не будете это отрицать?

Еще раз вам говорю все то, что мы имеем сейчас в России, коренится в 90-х. В том числе это касается свободы прессы. Задача была поставить под контроль все, что обладает влиянием маломальским. Пример: 5 телеканал вещал на всю страну что-то из Петербурга, претендовал на собственную точку зрения. Получай указ Ельцина о создании кастрированного телеканала «Культура». Чубайс, кстати этот указ готовил. Лично. 2000 человек были выкинуты на улицу. Все мелкие частные телеканалы по всей стране были выкуплены местными «смотрящими» от воров. Была провернута очень красивая схема – получены квоты на экспорт нефти, сосредоточены в руках Бадри Патаркацишвили, вместе с Лисовским были определены каналы, которые надо подмять под себя, воры на местах торговались с их создателями и владельцами, получали деньги от Бадри. А журналисты либо получали деньги, либо порцию яда. Иногда – пулю или фомкой по кумполу, но была дана установка этого всячески избегать. Мне все это Константин Карольевич Яковлев рассказывал в 1998 году на наших завтраках в «Астории». Почему-то он считал, что я должен это знать. Костя Могила вообще был таким довольно открытым человеком…

Можно было сколько угодно говорить ругать в СМИ Ельцина и мэра. Но никто не трогал тему незаконной приватизации магазина на соседней улице. Либо приходили и затыкали рот пачкой баксов, либо тебя вызывал редактор/хозяин СМИ и говорил: не надо огорчать Иван Иваныча, он – наша крыша. Со мной предпочитали общаться типа как с равным, хотя, конечно, какой я им равный, они миллиардеры, я – всего лишь на хорошей автомашине и с дорогими часами на руке. И Кумарин через Виктора Новоселова, и Мирилашвили через Рождественского, и Костя Могила чаще всего просто просили не трогать кого-то «своего». А с другими разговаривали просто и конкретно. Сейчас, как известно, уже и не разговаривают, просто используют бейсбольную биту. Вот и вся разница между свободой прессы в девяностые и сейчас.

– Можете привести пример того, как скупались или уничтожались СМИ?

Да. СМИ в 1995-1998 гг. в Петербурге уже были полностью распределены по векторам силы. Константин Яковлев (Могила) открыто владел телеканалами 22, 27, 36, 40. И кучей журналов, например, «Собакой», было такое очень модное издание. Пятый канал он «крышевал», контролируя весь оборот рекламы. А Кумарин и Мирилашвили контролировали «Русское видео» на паях. Смольный подмял под себя всю сеть распространения газет и журналов на станциях метро и полностью контролировал их политику, если кто-то из главредов не понимал просьб, его издание просто отказывались продавать. Ну, и чекисты участвовали в процессе, работая с главными редакторами, а информационное управление губернатора просто раз в месяц выдавало каждому редактору конверт с определенной, заранее оговоренной суммой. От 5000 долларов и до 50000. Это была плата за лояльность. В Москве в общероссийском масштабе все было точно также. Так что приход Путина был вызван необходимостью оптимизировать расходы. В сущности, никаких свобод Путин не подавил, он просто смог более эффективно перенаправить потоки. Это и сгубило страну – пресса перестала играть в четвертую власть, так как власть осталось одна: криминально-чиновно-чекистская. И она закономерно сгнила за 16 лет.

– А бизнес?

Успешный бизнес всегда подминали под себя бандиты. И в девяностые вовсе не было свободы предпринимательства, как сегодня кажется многим. Как только появлялась прибыль, тут же нарисовались проблемы с криминалом. Тут же появлялась «крыша». Тут же «крыша» влезала в структуру бизнеса и либо отжимала всю схему под себя, либо (если хозяин был все-таки совершенно необходим для производства) отжималась большая доля, а хозяина принимали в группировку в качестве «своего человека». И никто не отказывался: это сулило возможности расширения бизнеса, поглощения конкурентов, получения бюджетных заказов. Весь бизнес ко второй половине девяностых был либо совсем под бандитами, либо не выжил в кризисе 98-го года. Вы скажете «а как же Вася, мой товарищ, открыл в 99 году пекарню/ресторан/агентство недвижимости – и никаких бандитов не видел!» А я отвечу – значит, он платил ментам, или его любовница – дочка префекта, либо он супермен. Но, скорее всего, он просто вам врет. Криминал в России – это не что-то из области детективных романов, это способ решения хозяйственных споров в отсутствие государственных институтов. Их не было тогда, они не работают и сейчас. Просто из терки на пустыре за кинотеатром разборки мирно переехали в зал заседания совета фракци​й парламента. Тогда убивали больше, чем сейчас. Сейчас зачем убивать, если можно либо обанкротить, либо посадить.

Федеральный расклад на 1997-й, если рассматривать его сейчас очень под слабым увеличением, выглядит так: с одной стороны, «семибанкирщина», управляемая семьей Ельцина, коллективным Чубайсом, включая примкнувших олигархов, частично – генералитет ФСБ и МВД, проституированных коммунистов, получивший свои гонорары от сдачи Зюгановым президентского поста и части среднего бизнеса, которому заморочили голову проельцинской пропагандой.

Ну, и примкнули к этой группе Кириленко, Хакамада, и еще очень многие из тех, кого почему-то называют системными либералами. Опирались они, подчеркиваю, на две ноги – бандитов и ФСБ. С другой стороны им противостояла группа Примакова, к которой в процессе переметнулась часть олигархов, включая Гусинского, СВР с ее могущественными возможностями, часть устоявших перед сладкими пряниками коммунистов, немаленькая когорта губернаторов, включая мэра Москвы, сильное еврейское лобби, и, конечно, воры. Воры в законе со своим всероссийским общаком и колоссальными возможностями влияния. Вот воры и внешняя разведка – это были опоры второй группы. Да, еще у них была таможня, остатки военно-промышленного комплекса и контроль (через воров) над черноморским побережьем, нефтедобывающими регионами, авиатранспортом и всякими мелкими приятным мелочами типа лесной промышленности в Карелии. Была еще третья группа, которая только сейчас начинает заявлять о себе: типа это «истинные патриоты», воевавшие с обеими сторонами за идеалы «великой державы», что они действовали в тени, разрушая олигархический беспредел, сталкивая Гусинского с Березовским, Дерипаску с Зингаревичем, Ходорковского с Сечиным во имя великой российской идеи. Я все больше сталкиваюсь с доказательствами, что такая группа тогда существовала. Но говорить о её влиятельности до 2012 года сложно. Скорее всего, эта команда, состоящая из офицеров каких-то подразделений ГРУ и СВР, сегодня хочет показать свою значимость, но ее роль была весьма скромной.

– Давайте вернемся к тому, с чего мы начали наше интервью – с того, что Россия в 21 веке оказалась организованной как бандитский синдикат, вокруг общака со смотрящим за общаком Владимиром Путиным. Очевидно, что Путин со своей задачей перестал справляться, и авторитетные акционеры теперь должны провести «сходняк», на котором «порешать» о том, кому этот общак передать. Насколько вероятна, по-вашему, такая ситуация, что Россия останется доживать свой век в рамках этой парадигмы, и каковы сценарии выхода?

Думаю, что, увы, обречена. Скорее всего, они попытаются, конечно, заменить Путина на такого же «смотрящего». Только нового. И тут мы видим опять кастинг: Шойгу вроде бы всем хорош, но за ним тяжелые хвосты из МЧС, где многие офицеры были убеждены, что семья министра контролирует львиную долю бюджетных закупок. И он, если выбор на него падет, всегда будет под подозрением. А для смотрящего это плохо… Иванов не в тренде, да и тоже не подпадает под требования о кристальности – у него сын в бизнесе. Рогозин совсем плохо выглядеть стал после данных о квартире за полмиллиарда. А кто остается в обойме? Володин? Но это неприлично. Рамзан Ахметович? Так ведь тоже не тяготеет к роскоши и приведет в Кремль каких-нибудь головорезов, а это совсем не комильфо для тех, кто в общак носит денежки… Так что им не позавидуешь, нет фигуры преемника. Медведев в мирное время мог продолжить серию своих селфи на троне, но сейчас время не то… Мне думается, что они переформатируют проект, заберут общак себе, а страну передадут на аутсорсинг. Это один из возможных вариантов. Как в Польше, когда диктатор передал власть лидеру оппозиции, который был на поводке КГБ. И все обошлось без особой крови, без танков и мировой войны.

– Каким образом?

Мне сейчас кажется, что в условиях колоссального внешнего давления на Кремль они готовят пути отхода. Конечно, это всего лишь один из вариантных путей, есть и другие сценарии, но еще открыто окно возможностей для передачи власти «Круглому столу», который возглавит некий лидер с относительно безупречной репутацией, которого давно готовят на эту роль, расчищая ему место на грядущей политической полянке. Условно говоря, это должен быть человек, который сможет гарантировать вывод «общака», безопасность для всех участников и гарантии личной неприкосновенности Путина и семьи. Для Запада этот человек должен быть в доску своим, но даже не столько для политиков, сколько для избирателей, которые согласятся снова развязать кошельки, чтобы опять отстегнуть свои кровные денежки на очередную демократизацию России. И в то же время эта фигура должна быть без личных властных амбиций и напрочь лишенная мстительности. Вот и зачищают потенциальный состав этого «Круглого стола» заранее – убивают Немцова, обвешивают уголовными делами Навального, обвиняют в убийствах Ходорковского. Касьянова обливают компроматом, причем довольно тщательно сделанным. Остается один единственный ветеран либерального движения, давно выведенный из большой игры, очищенный от любых подозрений и даже освобожденный от обязательств перед соратниками-однопартийцами – господин Явлинский. Вот этот сценарий и обсуждается…

– Григорий Алексеевич слывет человеком щепетильным – и я лично сомневаюсь, что он согласился бы участвовать в подобном проекте.

Думаю, что он не святой, как и все, кто в российской «реал-политик» со времен Суркова. Мои источники, заслуживающие доверия, утверждают, что он уступил место лидера «Яблока» в свое время именно потому, что подписал этот «контракт с дьяволом» еще в 2007 году, после проигрыша думских выборов. Впрочем, поживем – увидим. В конце концов, Явлинский далеко не самый худший вариант…

Впрочем возможно, что его отчасти в этой игре используют «втемную», возможно, что он видит в этом свою историческую миссию, как в свое время Лех Валенса согласился сотрудничать с КГБ ради величия Польши и возможности уберечь мир от войны. А потом как новый Керенеский, Григорий Алексеевич объявит созыв Учредительного собрания, создаст новое временное правительство: на хозяйство призовет Ходорковского, на борьбу с коррупцией – Навального, на экономику – Алексашенко-Сонина-Илларионова. А министерство печати – Венедиктову… Много есть вариантов.

И под все это дело можно получить огромные деньги, если отказаться от развития ядерного оружия или хотя бы договориться о глобальном сокращении вооружений со всех сторон. И у сегодняшних противников Путина исчезнет липкий ночной кошмар, что в случае краха российской власти и распада страны ядерные фугасы попадут в Дагестан или Чечню, в Абхазию или куда еще они могут попасть, прежде чем смертник с портативным зарядом окажется на Тайм-сквер в Нью-Йорке.

Есть и другие сценарии, гораздо более негативные…

продолжение следует

https://rusmonitor.com/dmitrijj-zapolskijj-putinskijj-kum-so-smykom.html

 

 

Дмитрий Запольский: Атомное проклятие России

 

 

Среда, 27 Апрель 2016 12:23

Автор: Rusmonitor

 

 

То, что русская политическая история на протяжении столетий колебалась подобно маятнику от «оттепели» к «заморозкам», было отмечено давно. Многие видят в этом историческое проклятие России – главную причину ее цивилизационных неудач. Вопросом, как вырваться из этой онтологической ловушки, задавался еще Чаадаев. Сегодняшние путинские «заморозки» неизбежно сменятся новой «оттепелью», однако есть ли шанс разомкнуть этот порочный круг? Или Россия обречена и дальше быть заключенной в эту парадигму? Этот вопрос мы задали политологу и журналисту Дмитрию Запольскому

 

Какой точки зрения придерживаетесь вы, Дмитрий?

Двадцать шесть лет назад Александр Солженицын опубликовал свое знаменитое философское эссе «Как нам обустроить Россию?» В свое время этот трактат наделал немало шума, но вскоре, очень вскоре оказался заслуженно забыт – Солженицын ошибся. Как сапер. Россия в его трактовке, соединяющая Московию, Украину и Беларусь, не состоялась – семьдесят лет большевизма истощили саму суть того, что сейчас называют «русским миром», обессилили Москву духовно, истощили интеллектуально и физически. Украина отринулась, пойдя совершенно по другой дороге – в сторону Восточной Европы. А вскоре за ней, помешкав, медленно стала разворачиваться и Белоруссия. Сейчас мы видим, как из имперского дома, помятая и покореженная, униженная и раздираемая противоречиями, как из разрушенного борделя, выползает Украина. Ведомая диктатором, оглядываясь по сторонам, пока на четвереньках, медленно и осторожно вытаскивает себя Беларусь. И только Москва пытается удержать собой, своим дряхлеющим телом свод империи, мучительно подпирает гнилые балки, повязывая расползающуюся древесину стропил то георгиевскими ленточками, то ржавыми корпусами баллистических ракет, то китайскими веревочками со штампованными нательными крестиками. Империя, наследовавшая Византии, которая сама была симулякром великого Римского владычества, рушится. Но это не обрушение здания, нет! Она разрушается, как перезрелый гриб, уже гнилой, разъеденный червями и слизняками, уже извергнувший из себя спору новой жизни. Бывает такое – идешь по лесу, видишь – красавец-боровик стоит, крепенький, душистый, аппетитный. А когда наклонишься к нему – он прямо в руке превращается в комок слизи. Был красавец, и нет его. Сгнил на корню, слишком поздно…

Сегодня Россия – это форма без содержания. И форма эта — обман. И нынешняя конструкция рухнет, конечно. Всем интересно — когда и как.

 

Ваша аналогия со сгнившим грибом очень хороша. Однако вы же сами говорите про спору новой жизни. Да и сам гриб вторичен по отношению к грибнице…

 

 

Государство, причем любое – это вообще вторичное образование по отношению к огромной сети людей, с их взглядами, потребностями, желаниями. В свое время Абрам Самуилович Маслов пытался это как-то классифицировать, получилась теория, которую сейчас часто пытаются почему-то изобразить в виде пирамиды, которую сам Маслов никогда не представлял как систему ценностей человека. Но это весьма далеко от современных научных взглядов. Если вообще рисовать что-то графическое, иллюстрирующее политическую систему, получится именно гриб. Государство – это внешняя, видимая сторона жизни общества. В некоторых странах люди себя воспринимают исключительно как часть государства, а в некоторых – как общность, создавшую институты. И такие общества поразительно устойчивы. Ну, например, никогда ничего не изменится в Швейцарии. А в России, увы, государство – именно грибное тело. Оно требует у каждой клеточки грибницы, чтобы та чувствовала себя не самодостаточной, а частью гриба. И это – основная беда. Поэтому Россия и не установится никак, не самореализуется наконец, потому что на этой сеточке из миллионов людей, семей, ячеек все время вырастает какое-то гигантское госздание. Ну да, можем и Курехина вспомнить, он тоже что-то в этом духе придумывал…

Считается, что корень всех наших сегодняшних бед заключается в порочной парадигме, заданной октябрьским переворотом… А мне представляется, что октябрьский переворот произошел в рамках парадигмы, заданной при попытке перенести на огромную территорию принципы и схемы управления Византийской империей, смешав их с идеологией Орды, то есть оккупационной власти, системы «крыш», когда князь получает ярлык от условного Центра и собирает подати со своего народа, отправляя часть собранного наверх – в качестве платы за этот самый «ярлык».

При этом всех снизу доверху в этой схеме не интересуют развитие, прогресс, вообще ничего, кроме денег. Ну и еще оборона – чтобы не пришел иной, чужой, зловредный. То есть конкурент, позарившийся на чудесную возможность получать дань с городов.

И вот на эту ордынскую основу легла, очень удачно, имперская идеология, уже гнилая к тому времени, уже изъеденная историческими проигрышами, как некогда могучее дерево жучками да личинками. То есть с самого начала она закрепила отношения оккупационной власти и территорий кормления. Церковь, централизованная и слитая с государством воедино, требующая от своих прихожан абсолютной лояльности, «замороженная», непонятная прихожанам, то грозящая карами, то толкующая о любви к человеку, противоречивая своим огромным пантеоном святых, коллективистская, не нацеленная на инициативу и саморазвитие человека. Тупейшая система социального лифта, где практически нет места инакомыслию и любой попытке выделиться из общей серой массы, привела к совершенно особому положению элиты – полному противопоставлению внутри общества крохотной прослойки элиты и огромной массы безынициативных людей, которым с малолетства внушали, что все, что не разрешено – запрещено, что барин рассудит, что где родился, там пригодился, что без благословения нельзя предпринимать ничего. Ну, и центурионы достались в наследство, и успешно скрестились с монгольскими воинами секир-башка. Получилась вполне удачная система опричины-жандармерии-НКВД-КГБ-ФСБ.

И вот две эти парадигмы – ордынская оккупационная и римско-византийская система подавления инициативы – и спровоцировали 1917 год. Который просто был взрывом. Кто организовал этот переворот? Мы ведь прекрасно понимаем, что власть оказалась у той группы, которая была свободна от православного воспитания и крепостной (то есть римско-вавилонской) идеологии. Но генетическая национальность Троцкого, Ленина, Сталина, Дзержинского и остальных тут ни при чем: это просто было инфицирование властного византийско-ордынского тела Российской империи новой кровью. Через десять лет все стало возвращаться, а через двадцать так и вовсе вернулось к нормальной для Российской империи оккупационной власти. Ну, вместо икон повесили портреты Ленина, вместо храмов сделали клубы, вместо проповедей – партсобрания, и так далее… Империя восстановилась в своей привычной парадигме. И чем больше большевики орали, что они стоят новый мир, тем сильнее их новый мир вписывался в ордынско-византийское прокрустово ложе – проклятье и беду для народов, оказавшихся на этой несчастной земле – от Ленинграда до Владивостока.

Революция 1991 года произошла ровно по той же причине, что и в 1917 – коммунистическое управление СССР было совершенно таким же, как и при царе-батюшке. Горбачев ведь чем-то очень похож на Николая Второго – он так же самоуверен, так же доверчив, так же малообразован по большому счету и, увы, не умен. Хотя человек замечательный, да и сделал для человечества немало. Я вообще считаю его самым великим политиком ХХ века. Ну, после Маргарет Тэтчер, Черчилля и Рейгана…

Но все-таки будет несправедливым не отметить тот факт, что страна, особенно с конца 19 века, стремительно изменялась. И нельзя сказать, что не было сделано никаких попыток избавиться от того наследия, которое вы называете оккупационным и ордынским..

Эти попытки происходили в 1861-м, когда отменили крепостное право, в феврале 1917-го, в 1991-м, когда был распущен СССР. Но тут же все возвращалось назад. Это такая память металла – отливки из некоторых сплавов при нагреве становятся пластичными и принимают любую форму. А как только температура понижается, сразу возвращается к той форме, в которой была отливка. Очень интересный эффект. Вот Россия такой сплав – всегда, после любых катастроф и катаклизмов возвращается в форму деспотии.

Но вернемся опять к хронологии.

Итак, в 1991 году снова некая группа людей, отрешенная от власти, лишенная идеологических догм, открытая и относительно честная, проникает во власть, инфицируя собой систему управления, которая мгновенно заполняется им подобными или мимикрировавшими под них. Сейчас их совершенно ошибочно называют демократами, сислибами и так далее. Вернее было бы их назвать вирусной массой-91. Они были РЕГИОНАЛИСТАМИ. Основная часть была нацелена не на центральное управление остатками империи, а своими городами, республиками и областями. И СССР в 1991 году разваливался бы все дальше и дальше, дробясь на мелкие кусочки, уделы и наделы. Но в какой-то момент стало ясно – если еще чуть-чуть раздробится, начнется бунт уже не против коммунистов, а против регионалистов. И они стали договариваться друг с другом. Это был 1991 год, когда стало понятно, что в стране нечего есть, нечего курить, нет главного – водки для мужиков и молока для детей. И вот тогда начался торг с Западом. Именно тогда Ельцин пообещал американцам в обмен на «ножки Буша» закрыть военную базы в Южной Азии, прекратить поддерживать режим Кастро на Кубе, отказаться от химического оружия, открыть космическую программу для совместной с Америкой эксплуатацией имевшихся разработок. Пустить в приватизацию представителей американской разведки в качестве кураторов. Много чего тогда было отдано.

Но самое главное и самое очевидное – США и Европа согласились «принять» новую конфигурацию России только в случае соблюдения трех условий: если атомное оружие окажется в одних руках, будет свезено со всех сторон в РФ и никогда не будет использоваться даже в испытаниях. Если все территории России будут под жестким контролем центра и на карте мира внезапно не возникнет 50 новых государств. И если все будет происходить в рамках демократического процесса при соблюдении законов и конституции. (Обратите внимание, что именно это всячески сегодня выполняется, кроме последнего).

И Ельцин тогда пошел ва-банк и взял на себя эти обязательства. Американцы открыли кредиты, в страну полились рекой спирт «Рояль», водка «Зверь», поплыли пароходы с сигаретами «Магна», замороженными окорочками и банками сухого молока. Бунт отменился. Напряжение стало спадать. Но губернаторов и «президентов» субъектов федерации пришлось уговаривать остаться в Единой России. И Ельцин, как кровь от крови и плоть от плоти ордынско-византийской системы, тогда послал такой месседж начальникам территорий – мы не трогаем вас, делайте что хотите, хапайте, как хотите, но мы возьмем то, что вы сразу не сможете освоить.

Многие видят в этом неиспользованный шанс превращения России в подлинную федерацию – своего рода соединенных штатов, – и задаются вопросом, почему этот шанс не был реализован?

Ответ лежит на поверхности: соединенные штаты – союз государств, объединенных некими принципами. В удачных союзах, таких как США, есть идеология, вспомните истоки американской государственности – все началось с «биллей о правах». А в России 1990 года права человека были пустым звуком, правозащитники оказались слабыми или заведомо скурвившимися, то есть изначально работавшими на КГБ. Губернаторы-мэры-президенты с самого начала новой политической эры в основной своей массе были ориентированы на захват ресурсов, а не на людей. Население мало интересовалось своими реальными правами, свободами и демократией – подавляющее большинство готово было «искать врагов», причем половина их видела в «демократах», вторая половина – в «коммунистах».

В этой «холодной гражданской войне» родилась конфигурация современной Российской Федерации, где политический режим называется «демократура» – диктатура, мимикрировавшая под демократию. Именно из-за того, что «новому политическому корпусу» начала девяностых было глубоко плевать на людей, и получилась эта ситуация.

Россия при Ельцине вновь выстоилась по-ордыски, а не по-американски, потому что у нее не было человеческой подоплеки, а была только материальная, ресурсная. Как вообще во всей ордынско-византийской матрице.

Для союза государств необходим союз народов. А какие принципы объединяют дагестанцев и тувинцев? Якутов и жителей Карелии? Только «деды воевали» и «Абамка чмо». Ну, и Путин как фигура синтетического вождя. Вот почему штаты в России вообще маловероятны, слишком разные, диаметрально-противоположные в России регионы. В России сегодня невозможна такая мобильность, когда сегодня ты успешно работаешь и можешь чувствовать себя дома в Москве, завтра – в Чечне, послезавтра – в Бурятии. Точнее, возможна, только в случае, если ты боец, служишь в ОМОНе (Нацгвардии). СССР создавался как государство из 15 штатов. Как только центр ослаб, «штаты» сразу разбежались. И если бы Ельцин тогда предложил республикам, областям и крупным городам права государств, через год он был бы президентом Садового кольца. Но вернемся к хронологии событий. Тогда собственность была разделена на региональную и федеральную. Началась приватизация и реформа. И региональную собственность приватизировали губернаторы, делившиеся с Кремлем, а федеральную – Чубайс, также связанный с семьей Ельцина, с ее дочкой и мужем дочки.

Единая идеология разрушилась, и Россия стала походить на приличное общество – в людях появилась инициатива. Правда, все во многом зависело от воспитания: Володя Яковлев газету «КоммерсантЪ» придумал, а Володя Кумарин – тамбовское сообщество.

И мы все понимаем сейчас, что именно первая половина 90-х в России была самым свободным периодом за всю ее историю

И что произошло потом? А все стало возвращаться в привычное для страны состояние. Прошло пятнадцать лет, и мы снова видим всю ту же «идеологию»: «не моги без начальства ничего делать, кругом враги, сиди, где родился, слушайся начальства, проси благословения на каждый шаг, не бунтуй!» И причем тут «парадигма 1917 года»?

Вопрос не того, что будет после Путина. Это и так понятно – будет очередное размягчение ордынско-византийского панциря, сковавшего нацию. Опять что-то вырастет, какое-то «государственное тело». И снова все будут радоваться красивому крепенькому грибочку, стремительно поднявшемуся под теплым солнышком мирового доброжелательного внимания, возможно, даже помощи. Но поскольку скорость истории все возрастает, то, скорее всего, ненадолго. И потом – опять такая же фигня, как всегда.

Вопрос – как не допустить этого? Как снять это проклятье? Что сделать? Вот это сейчас то, о чем нам надо всем думать. Конечно, нам придется пересмотреть все культурное ядро, чтобы увидеть, где и в каких крохотных клеточках сидит ордынский вирус. В каких мультиках и сказках, в каких стихах и поэмах, романах, кинофильмах и песнях. И это вызовет очень горячие споры в обществе. И мало кем поначалу будет понято. Возможно, единицами. Остальные возмутятся: Пушкин – наше все! Толстой и Достоевский – главные писатели! Чайковский и Стравинский, Чуковский и Высоцкий! А ведь нам придется пересматривать всю систему образования, если мы хотим прервать эту череду реинкарнаций тупых восточных деспотий в России.

Но с образованием как-то попроще, есть методики разных стран, успешно впитавших в себя многокультурность и эффективно учащие детей самих искать нужную информацию и ничего не принимать на веру. А вот что делать со страной? Как разрушить систему взимания дани с территорий? Вот это вопрос отнюдь не простой – сама Россия, хоть с Путиным во главе, хоть с Навальным, хоть с какой-нибудь обезьяной в маршальской фуражке, – не сможет выпутаться из этого.

Тем более, при условии не менять территориально-политическое устройство и не выпускать атомную кнопку. Ядерное оружие сейчас – проклятье России.

Страна – заложница каких-то фаллоподобных железяк, готовых вылететь из каких-то темных нор, и извергая пламя, с вонью и диким ревом унестись в сторону мирно спящих городов. Лучших в мире! Оруэлл, Кафка, Хофманн и Фрейд ворочаются в гробах

 

Продолжение следует

Беседовал Федор Клименко

https://rusmonitor.com/dmitrijj-zapolskijj-atomnoe-proklyatie.html

 

 

Дмитрий Запольский: Скрепа «Победы» – одна из самых слабых в арсенале путинизма

 

 

Четверг, 5 Май 2016 20:55

Автор: Rusmonitor

 

 

То, что так называемая “великая победа на фашизмом” – в современной Российской Федерации играет роль почти официального религиозного культа: давно уже является очевидным фактом для всей думающией части российского общества. Остается открытым вопрос – насколько этот культ жизнеспособен и насколько глубоко укоренился в народном сознании. На эту тему мы поговорили с известным журналистом и политологом Дмитрием Запольским.

Дмитрий, в предыдущей нашей беседе мы говорили о том, как прошлое нашей страны довлеет над ее настоящим. В этой связи в нашем интервью, которое выходит в канун очередного юбилея разгрома нацисткой Германии, хотелось бы начать разговор с вопроса, зачем путинскому режиму вся та отдающая безумием истерия, которая все последние годы охватывает российское общество уже который год подряд? Каковы ее причины?

Дело в том, что режим Путина испытывает ужасный комплекс неполноценности – ему не хватает легитимности. Откуда взялось государство Российская Федерация? Что объединяет Северную Осетию с Калмыкией, Сахалин с Тывой? Петербург с Якутией? Ведь по сути это совершенно разные общности, разные социально-культурные и экономико-географические земли. И у них гораздо больше различий, чем общности. Русский язык отчасти связывает, конечно. Однако в современной общечеловеческой системе язык все меньше играет роль идентификатора: английский, например, знают и американцы, и новозеландцы, и индусы, и малайцы. Но Британская империя давно рассредоточилась. А Российская все еще пытается каким-то образом найти «единое звено». То, что сейчас вдруг стали называть «скрепами», хотя у меня ассоциация с этим термином вполне инженерно-строительная – это некие подпорки и железяки, скрепляющие конструкцию, которая обветшала и вот-вот рухнет.

Так вот, православие в масштабах страны не работает – во-первых, сама эта религия достаточно «уставшая», побитая НКВДшной молью. Во-вторых, в России начала XXI века живут и мусульмане, и буддисты, и другие христианские конфессии, да и атеистов немало. Вот и ищут мучительно нынешние совершенно бездарные идеологи (а их профнепригодность видна всем) какие-то новые опоры для связывания страны. Победа во Второй Мировой войне, одержанная коалицией, трансформировалась в победу СССР над Германией. И «День Победы» – идеологический штамп.

 

 

Насколько, по-вашему, эта кампания по гальванизации имперского трупа успешна?

Как и любой оживленный труп в реальной жизни, а не в кино про зомби, эта идеология обречена. То есть поддерживать искусственно можно долго, но при первом же серьезном сбое в электросети система жизнеобеспечения отключится, аккумуляторы сядут и аппарат отключится. Но и при работающих агрегатах приторно-сладкий трупный запашок уже все сильнее ощущается…

Что касается «великой победы», то всем разумным людям понятно, что Вторая Мировая война не просто закончилась 70 с лишним лет назад (а это очень большой промежуток времени), но и причины ее возникновения были далеко не так просты и однозначны. И методы ее ведения не соответствовали даже тем, давно ставшим былинными, временам. Она ведь была людоедской, эта война, особенно в той своей ипостаси, которую называют «Великой Отечественной». Победа коалиции была достаточно пирровой. СССР положил на полях сражений огромную часть своего населения, потратил невероятные ресурсы и в результате нее взял в заложники на несколько поколений страны Восточной Европы, оказавшись в роли надсмотрщика над вполне успешными некогда обществами Прибалтики, части Австро-Венгрии, половины Германии, Польши, Болгарии, Венгрии, Румынии, Чехии и Словакии. И балканских стран, и даже совсем непричастных к той схватке государств, попавших в «зону национальных интересов» – Монголии и Тувы. Во многом это истощило драматическим образом ресурсы русского (и украинского) народа, столкнуло Россию окончательно с европейского пути развития, определив впоследствии крах СССР в 1991 году, что было, конечно, не величайшей геополитической катастрофой, как это обозначил Путин, но огромным потрясением для только ставших отходить от экзистенциальных ужасов граждан. Странно было бы, если бы тяжело болевший человек, перенесший тяжелейший инфаркт и кое-как выбравшийся из состояния полной инвалидности, стал бы каждый год отмечать день перевода из реанимации в обычную больничную палату. И отмечать это фейерверком, приглашением оркестра барабанщиков, грохочущих на весь квартал. Увы, вот эти сегодняшние мантры «дедывоевали» выглядят ущербно и глупо. Ну, воевали. И что? Мир получил шанс больше не воевать. Новая реальность такова, что можно договориться словами, а не выстрелами. В Европе ведь этот очень тонкий вопрос разрешился в семидесятых, когда новое поколение бросило клич «цветы вместо пуль». И дряхлые вожди СССР в восьмидесятых стали потихоньку отпускать идеологические вожжи, сделав из победы некий простенький ритуал, с ветеранами и скромными парадами-салютами, с алюминиевыми орденами-медалями всем участникам войны без разбору.

А в последние годы призрак Войны снова отправили гулять по городам и селам, по душам и умам. Зачем? Все для того же: чтобы хоть как-то вычеркнуть всякую живую мысль, всякое сомнение в том, что Сталин был отвратительным стратегом, бездарным политиком и просто крайне тупым необразованным деспотом, погубившим миллионы невинных жизней ненавистных ему жителей России. Да и других стран.

Сегодня праздник тупости людской, день гопника. А вовсе не тех, кто погиб на полях сражений в давно ушедшее доисторическое время.

 

Насколько этот призрак живуч?

 

 

Настолько же, насколько живучи все идеологические мантры в сознании ограниченного обывателя. В 1917 году, когда порвалась ткань повседневной жизни, гопники с вилами бросились грабить, жечь и уничтожать храмы. И убивать вдруг ставших ненавистными попов. А за полгода до этого никому и в голову не могло придти такое: православие, самодержавие и народность были ведь такими же мантрами, как и нынешние скрепы. Строить идеологию, опираясь на восприятие жизни гопников – плохая идея. Скрепа Победы – одна из самых слабых в арсенале путинизма. Оттого так безумно и дико выглядят сейчас эти дебильные надписи «На Берлин», изготовленные из китайской липучки и наклеенные на немецкие автомашины. Ну ведь полный же бред! На какой Берлин, парни? Что вы в Берлине будете делать? Грабить магазины? Ну, допустим, ограбите. Ну, изнасилуете тысячу женщин, не успевших убежать и спрятаться? А что потом? Как управлять захваченной с боем неметчиной? Ведь запасы баварского пива в подвалах новоназванного Путинштрассе быстро иссякнут. Как снова наладить экономику? Как осуществить взаимодействие с институтами общества, ушедшего на 50 лет вперед? Сегодня не повторить успех варваров, разрушивших римскую империю: интеллектуально-экономический и культурный потенциал современной Европы куда более устойчив, чем в рабовладельческом Риме. Да и военное дело несколько ушло вперед за последние две тысячи лет. В этих дебильных воплях «можем повторить» звучит совсем иная интонация – возьмите нас к себе, чем мы хуже Румынии, ну пожалуйста! Компания гопоты стоит перед приличной виллой и кричит, показывает хозяевам «факи» через кованые узоры ограды, щелкает ножами-выкидушками и, гогоча, соревнуется, кто дальше забросит хабарик. А хозяева с ужасом в глазах дрожащим голосом говорят: парни, мы все понимаем, у вас было трудное детство, плохая учительница в школе и совсем никудышний дантист. Мы вас научим всему, даже зубы белоснежные вставим, только вы, пожалуйста, заходите по одному, ножи со своим нунчаками и кастетами бросьте в урну перед воротами и прекратите плеваться и лузгать семечки – уборщиков у нас тут нету. Да, и сразу в душ — от вас, пардон, воняет!

В 1994 году в Руанде схватились в чудовищной войне два племени: тутси и хуту. И за три месяца деды навоевали 1 000 000 трупов. В основном посредством применения калашей. И что? Катастрофы и людские безумия происходят, увы, на нашей планете регулярно. Тутси победили, хотя их погибло 900 000 человек. И вот представьте себе, что через семьдесят лет по улицам и проспектам руандийских городов шагает под бодрые марши колонна «бессмертного тутсинского полка» с неизвестно чьими портретами на длинных бамбуковых шестах. Как к этому относиться? Ну, видимо, как к туземному обычаю. Надо это принимать в рамках мультикултурализма. Вот мне почему-то обидно, что примерно так же вежливо и снисходительно сегодня реагируют в мире на георгиевскую ленточку, повязанную на антенны автомашин, выехавших через российскую границу в рамках сырных шоп-туров. Да, это искренне обидно. Гордыня – это вообще грешное дело, особенно когда кто-то гордится тем, что его предки убивали и рисковали жизнью. Есть в жизни куда более приятные эмоции.

Вы говорите «Скрепа Победы – одна из самых слабых в арсенале путинизма», – а какие в этом арсенале есть еще?

Идея о том, что Россия является носителем какой-то особенной духовности, неведомой остальному миру, что Европа вырождается, что в США сплошь живут жирные дебилы-неучи, что Россия – самая сильная в военном и военно-морском смысле держава, что русская государственность возникла намного раньше и вовсе не в Киеве, что русская нация – старшая сестра других славянских народов, что Россия окружена врагами, которые мечтают захватить ее природные богатства, выкачать интеллектуальный потенциал и навязать однополые браки и ювенальную юстицию. Можно долго это перечислять, но зачем? Каждый неудачник в жизни находит для себя объяснения своих проблем в действиях окружающих. И гордится тем, что у него пенис длиннее, команда футбольная стала чемпионом, а дедывоевали. Но для того, чтобы стать удачником, надо не меряться длинной идеологических гениталий с соперниками, а исправлять свои плохие качества и развивать хорошие, тогда удача придет снова. Увы, Россия сегодня действует не так, но в этом виноват вовсе не Путин или вожди ЕдРа. Отвечает-то за результаты каждый конкретный человек – низким уровнем жизни, отсутствием свобод и прав и удушливой атмосферой повсеместного дебилизма.

Квазирелигиозный культ «великой победы» над фашизмом в достаточно близком будущем может прекратить существование просто по той причине, что симптомы в анамнезе Российской Федерации не дают повода для оптимизма. Однако память о той чудовищной войне будет жить в людях еще долго. Понятно, что идеология тут будет не нужна, но потребуются какие-то нарративы. Что это будут за нарративы?

 

 

Да нет никакой «народной памяти». Это идеологический фейк, постмодерн в чистом виде. Уже все (или почти все) умерли. И люди, и идеологемы. На героизме каких-то революционеров строилась ткань духовной жизни СССР. Каких-то Каляевых, Плехановых, Антоновых-Овсеенко (конечно, это не одновеликие фигуры) превозносили и называли в их честь проспекты и станции метро, дети со слезами на глазах возлагали венки к памятникам кровавым душегубам, авантюристам и цареубийцам. Просили присвоить родной школе гордое имя Павлика Морозова, пионера-героя. И долго эта вся фигня просуществовала без ежедневной подпитки партийных СМИ? Да нисколько. Вдруг выяснилось, что Павлик – ушлепок, продавший отца родного, что Желябов – террорист, что Дзержинский – палач. И так же завтра выяснится, что вообще-то не имело смысл уничтожать дивизии ради отчета в ставку о том, что удержана плюгавая высотка, что герои-орденоносцы зачастую – ветераны заградотрядов НКВД, умевшие стрелять только в спину замешкавшимся в атаке бойцам. Что среди сталинских генералов были не только отважные военачальники, но и подлые трусы и бездарные глупцы. Что Ленд-лиз и Второй фронт сыграли куда большую роль в окончании Второй Мировой войны в пользу коалиции, чем это принято считать сегодня. Что Виктор Суворов в своих популярных исторических очерках не так уж сильно преувеличивает уровень агрессивности Сталина перед началом войны. Что подписание пакта с Риббентропом было подлостью. Что война с Финляндией была захватнической, вероломной, и захваченные территории, как бы это помягче сказать, не вполне легитимны… Но главное, что восторжествует очень простая формула, высеченная неизвестными на камнях мыса Кивиниеми еще сорок лет назад: «По воле тиранов мы терзали друг друга». И к этой формуле никто ничего больше не сможет добавить. В той войне нет главного – Победы. Проиграли все. И отмечать, в общем-то, нечего… Можно просто приспустить флаги и не показывать по телевизору развлекательные фильмы и концерты Газманова в знак памяти о погибших русских, немцах, американцах, японцах, англичанах, евреях, итальянцах, испанцах и других вовлеченных в это соревнование, у кого длиннее – у тутси или хуту.

И что дедывоевали не только у русских и американцев с англичанами, что вообще-то у немцев они тоже воевали и были уверены: их дело правое и победа будет за ними. Увы, победителей не судят только в пещерном обществе. А история судит всех.

Продолжение следует

Беседовал Федор Клименко

https://rusmonitor.com/dmitrijj-zapolskijj-skrepa-pobedy-odna-iz-samykh-slabykh-v-arsenale-putinizma.html

 

 

Дмитрий Запольский: Перестройка 2.0 началась

 

 

Среда, 29 Июнь 2016 0:08

Автор: Rusmonitor

 

Сегодня многие ломают голову, что означают противоречащие один другому сигналы, исходящие от кремлевских башен: какой тренд является основным – явно примирительные интонации Путина, звучащие в его речах в последнее время, или абсурдно-репрессивные законы, которые штампует Дума. Кому, и с какой целью мог понадобиться, созданный на пустом месте скандал с мостом Кадырова в Санкт-Петербурге; что такое «законы Яровой», недавно со скандалом принятые на Охотном Ряду: личная инициатива выжившей из ума старухи Шапокляк, или часть большого плана? Интересует этот вопрос и редакцию Русского Монитора – поэтому мы решили задать несколько вопросов Дмитрию Запольскому, политическому аналитику и известному питерскому тележурналисту – ныне живущему в Финляндии.

 

 

Дмитрий Запольский. Автор фото: Александр Чиженок

 

 

Дмитрий, многие расценивают события, происходящие в последние месяцы на верхушке российской власти, как симптомы усилившейся подковерной борьбы между различными группировками – ряд аналитиков даже делают прогнозы о скором неизбежном перевороте в ходе которого будет отстранен Путин. Вы согласны с такой точкой зрения?

Да, я вижу тенденцию коренного изменения в российской власти. Но не считаю это никакой борьбой, тем более подковерной. Просто вынашиваются планы новой рокировки, новая перестройка. Путин видит для себя точку выхода, наконец, он хочет воспользоваться приоткрывающимся окном и, наконец, отойти от своей функции столоначальника. Он ведь тоже не железный, да и осознает, что общество под его “духовным руководством” сворачивает явно не туда. Путин вообще очень тщеславный, ему важно мнение окружающих, он зависим от одобрения. Ему крайне важно войти в историю со знаком «+», раньше он вообще мечтал о лаврах Петра Великого, но сейчас, видимо, подуспокоился, согласен на меньшее. Вообще, он ведь не так властолюбив, каким его представляют. Ему важнее, чтобы все соответствовало его внутренним представлениям о том, как «должно быть». Когда это соответствие есть, он спокоен. А когда все идет наперекосяк, как сейчас, например, окружающая реальность его мучает. Мне достаточно знаком и понятен его психотип, он ведь простой опер КГБ. Ему не надо приписывать какие-то криминальные сверхспособности или кровожадность: нет, он не Сталин, который грабил инкассаторские кареты, не Ленин, готовый расстрелять тысячи заложников. Он также очень далек от типажей лидеров Третьего Рейха. Я уже многократно говорил, что он «вляпался» в свою роль политика, выполняя данные когда-то обещания, надеясь стать великим спасителем своего отечества. Но он не политик. И не стал им за долгие годы в Кремле. Он — тактик. Он планирует будущее, как разрабатывали операцию гэбэшные майоры в советское время: тщательно продумывая действия, расставляя наружное наблюдение и держа в запасе группу спецназа, обеспечив через агентуру кучу всяких мелких обстоятельств, например, чтобы прокурорский следак был на месте, доверенный судья не забухал, эксперт-криминалист был готов, конвой вызван и журналисты сидели в заранее отведенном гостиничном баре неподалеку. В этом он король. А в остальном — плавает, как уточка в ванночке. Лучше всего у него получаются «прямые линии» с полной режиссурой. Хуже всего — любые экспромты. Когда он канет в политическое небытие, а это произойдет в обозримом будущем, журналисты, наверное, поразятся, приоткрыв завесу над его повседневной жизнью. Там вдруг обнаружатся не тяжелые дубовые панели на стенах огромных кабинетов или спальни в стиле «ампир», там будет убогие гипрочные интерьеры и унылая паскудная мебель в стиле ГДР семидесятых. Помните легендарный сюжет по РТР о какой-то переписи населения, где девица опрашивает их с Людмилой и записывает ответы на фоне какого-то убогого диванчика, древнего телевизора, мерзкого ковра а-ля СССР и так далее… Так вот это, по моим данным, вовсе не инсценировка была, а вполне реальная комната в президентской резиденции. Конечно, не самая парадная, но жилая. Он вообще нетребователен ни к одежде, ни к быту. И «золотых» батонов, думаю, у него нет и не было. Путин — серый. Он действительно никакой, жалкий, неумный, несчастный человек, взнесенный ветром непонятно куда и одиноко стоящий на облезлой вершине. А у его ног ползают, прямо кишат сонмы говнюков, мечтающих оторвать кусочек от тела матери-родины, откусить кусок ее плоти пожирнее и превратить в дерьмо, из которого созданы все остальные страны, народы, континенты, а особенно США: ну примерно так ему это самому представляется.

Сейчас он чувствует свою миссию выполненной больше, чем наполовину. Операция завершается. Совсем немного осталось времени поработать, посидеть в засаде и можно будет заканчивать. Вернуться домой, в гостиницу, взять у портье ключ от специального «агентурного» номера, подняться, заклеить скотчем микрофоны и камеры в мебели и стенах, открыть «дипломат», достать поллитровку коньяка и кулек конфеток «Белочка», жахнуть стакан и спать-спать-спать. Его работа закончена, пусть теперь работает следователь, прокурор, судья, тюремщик. А ему послезавтра почти наверняка вручат орден. С красным флагом и гербом Родины, самой прекрасной на свете…

И сейчас он может воспользоваться шансом, “слиться” на волне оставшейся популярности, подконтрольности прессы, прикормленности региональных властей, карманности силовиков и относительного покоя на Кавказе. Если немного замешкать, такого удобного варианта не будет уже никогда. А сейчас, как им представляется, есть вполне ощутимая возможность подготовить ситуацию прихода власти, которая вроде как будет новая и радикальная, а по сути та же самая, гэбэшная.

Есть у них план «А», есть резервные. И я не бабка Ванга и не Нострадамус, я аналитик и вижу только самые очевидные планы, которые уже реализуются. Вероятность, что все пойдет по плану «А» очень велика, почти 70 пунктов. Не ругайте меня, пожалуйста, если жизнь вдруг пойдет по оставшимся вариантам. Так вот — план «А» выглядит так — нынешняя крайне правая власть собрана в вертикальную злую и жадную силу под названием «Единая Россия». Ей в противовес выращена еще более злая сила: Объединенный народный фронт ОНФ. Но он ничем не может управлять, он может только стучать на Едро. Это была не первая, не вторая и даже не третья попытка создать в России двухпартийную систему. И все упиралось в отсутствие нормального лидера для «альтернативной» партии. Зюганов, Жириновский, Рогозин — все они, как известно, для большинства трезвых людей омерзительны, дел с ним никто иметь не будет и после часа переговоров попросит свести напрямую с куратором из Администрации президента. Да и вообще они не для этого были собраны и отлажены в гараже Суркова. Нет, нужен реальный политик, настоящий демократ с левыми взглядами, интеллигентный и с виду пристойный. Он должен быть юристом и экономистом, но самое главное, он должен пользоваться абсолютным моральным авторитетом. Ну, такой Гавел. Или Валенса. Или на худой конец Ландсбергис. С ним будут разговаривать в Европе, его решения будут авторитетны и будут исполняться, даже не под страхом автоматов Калашникова, а в силу своей изначальной «химически чистой» демократической природы. Но у него все-таки должна быть какая-то команда, причем обтертая во власти, но не излишне оппозиционная. И он должен все-таки быть ну совершенно незапачканным. И такой человек есть. Его много лет готовили к этой роли. Его сдали в химчистку и отбелили до состояния горного снега, его вывели из большой политики, но не из политики совсем. Он как старый добрый роллс-ройс в гараже: стоит себе на специальных чурбачках под лонжеронами, обтер масло с двигателя, налил бензин, накачал колеса — и вперед. Зовут его Григорий Явлинский. И у него будет выстроенная оппозиция — тот легион, который сейчас несет знамя «Единой России»

 

 

Чтобы как-то мобилизовать электорат Явлинского, путинские технологи раздают политическую “Виагру” тоннами, мост вот в Петербурге назвали именем Кадырова. Думаете это просто так? Никогда за полгода до выборов в России не производились телодвижения, способные расшатать неустойчивый электорат Едра в Москве и Питере. Это же азы политтехнологий.

 

 

Полагаю, что на этой операции работает почти весь личный состав вверенного нашему оперу подразделения. Правда, большая часть офицеров осуществляет операции прикрытия, кто-то сидит в резерве и только узкий штаб заклеивает конверты с подробным планом для каждой группы, которые будут вскрыты в час «Ч». Ошибку допустить нельзя. На осенних выборах «Яблоко» должно, обязано пройти в думу, причем не только по списку, но и по округам. Конкуренты вычищены. Парнас сметен с дороги, сторонники Навального сбиты с толку, они не помешают. Остатки СПС тоже зачищены, до такой степени, что последний из демократов-чиновников во власти запивает хлебушек водичкой в Лефортово. ЦИК спозиционирован так, что никому в голову не придет обвинять Элу Панфилову в фальсификации голосов, да еще и не в пользу власти, а в пользу какого-то «Яблока»…

Но прежде всего Яблоко должно выиграть в Санкт-Петербурге, иначе никто не поверит или поверят, но будут сомневаться. Для успеха операции нужна убедительная победа. Чтобы как-то мобилизовать электорат Явлинского, путинские технологи раздают политическую “Виагру” тоннами, мост вот в Петербурге назвали именем Кадырова. Думаете это просто так? Никогда за полгода до выборов в России не производились телодвижения, способные расшатать неустойчивый электорат Едра в Москве и Питере. Это же азы политтехнологий. В данном случае этот крохотный мостик через речку-самотечку назвали именно для того, чтобы протащить в Думу Максима Резника, петербургского депутата, который пойдет против скандального Милонова. И выиграет, так как необходим в Госдуме. И это обозначит перелом в сознании «элит», ведь ясно, что народ настроен не в пользу бессмысленных запретов на все и вся, а на реформы. Как там пел Виктор Цой «Перемен требуют наши сердца»

 

 

Читайте внимательно каждое слово, сказанное Путиным последний месяц: это же не Путин, это какой-то новый Горбачев-Хрущев-Ельцин. Полный разворот на 180 градусов

 

 

Полагаю, что спикером Совфеда станет Лукин, а Володин возглавит Думу. Многие губернаторы -“паровозы” , идущие во главе списков останутся депутатами, на их место придут другие. А на переходный период в Кремль опять придет Медведев, который объявит новую политику. В плане «Б» это будет Валентина Матвиенко. Читайте внимательно каждое слово, сказанное Путиным последний месяц: это же не Путин, это какой-то новый Горбачев-Хрущев-Ельцин. Полный разворот на 180 градусов. Америка – единственная сверхдержава, страна не должна купаться в своей славе, нельзя жить прошлым. Ну и так далее… Я вот жду, что совсем скоро прозвучит что-то неожиданное про Украину, которая подтвердила свою приверженность человеческим ценностям, отказавшись от коррумпированной системы власти на местах и подала пример России и другим странам постсоветского пространства.

Кое-кто из аналитиков усматривает в последних событиях признаки борьбы между ФСБ, военными с одной стороны и структурами возглавляемыми Виктором Золотовым за влияние на Путина как вы это прокомментируете?

Как сказку дедушки Мазая. На Путина влияние? Да он же почти аутист! Внешнему влиянию не поддается, скорее наоборот – мгновенно отстранится от любого, кто в мыслях допустит склонить его к какому-то решению!

То есть вы хотите сказать, что борьбы между силовиками за близость к телу не существует?

Нет, это наивный взгляд. Войны никакой нет, есть полное понимание, что тело неуправляемо, движется по четко заданной траектории и давно прошло апогей, то есть находится в неуправляемом падении в ожидании столкновения с субстратом. Есть только борьба за места в ковчеге спасения из этого ада. Потому у них и так плохо с кадрами, что никто не хочет вписываться в команду, коротающую время в гондоле падающего воздушного шара. Лопнул пузырь. Сброшен балласт, провизия, амуниция. А внизу – голодные дикари, которые сначала всех загонят в яму, потом начнут испражняться сверху. Но вождя и некую часть свиты отведут в шатер и будут спрашивать где зарыты сундуки с бусами. Вот в эту свиту и идет кастинг. Потому что не звезды на погонах определят ее участников, а кивок Главного: “эти со мной пойдут”

Почему именно Путин, ведь он явно будет мешать процессу спасения одним своим негативным международным имиджем ( трудно себе представить Путина, налаживающего отношения с Украиной)?

Мне совсем не трудно это представить. Особенно, если делать это будет не Путин, а Медведев, Матвиенко или вообще господин Лукин. Нормальная многоходовочка. Да и налаживать особенно ничего не надо, надо просто успокоить сепаров, выполнить минские договоренности, начать процесс обсуждения крымской проблемы.

То есть вы хотите сказать, что Путин остается во всех конфигурациях?

В качестве почетного Пиночета – да. До поры до времени. Ему вот перекрыли карьеру международного спортивного функционера. Лучшим местом для него была вожделеная должность Председателя МОК. Но за это он еще отомстит незадачливому Виталию Мутко, которого мне очень жалко: он так старался, бедолага.

А как в эту схему вписывается арест Никиты Белых?

Да никак. Просто Белых, видимо, последние годы сильно поглупел и совсем потерял нюх. Прямым подтверждением этого служит хотя бы тот факт, что он стал общаться с силовиками без адвоката, признаваться, что брал деньги и вообще довольно глупо было получать наличку. Несколько месяцев назад на такой же тупой подставе попался депутат Нотяг в Петербурге. А в целом, конечно, есть большая логика в том, чтобы показать абсолютно всем в госаппарате, что больше брать бабло у бизнеса неправильно. Ну и еще одна деталь: Белых мог в новой конфигурации власти претендовать как минимум на министерский пост, даже на премьерский. А это могло испортить всю картину. Ну и не любит Путин предателей, не по понятиям это чекистским. Белых ведь, выражаясь родным языком российской «элиты» «конченая сука»: он сдал всех своих. От Немцова до Навального. Жадный, хитрый, независимый, скользкий. Нафига такой? Их и в Единой России тысячи.

 

 

Сброшен балласт, провизия, амуниция. А внизу – голодные дикари, которые сначала всех загонят в яму, потом начнут испражняться сверху. Но вождя и некую часть свиты отведут в шатер и будут спрашивать где зарыты сундуки с бусами. Вот в эту свиту и идет кастинг.

 

 

Эта ситуация четкий сигнал: больше нет неприкасаемых, нет никаких обязательств, контрактов и вообще нет никакого статуса у губернаторов. Хватит строить феодализм в каждом отдельно взятом регионе – сегодня твой губернатор с президентом ручкается, завтра наручники носит. Тема закрыта. Губернаторов всех почти поголовно сольют. Они только мешать будут перестройке 2.0

Для меня лично примерно месяц назад стало очевидно, что началась фаза реализации этого сценария. Отмашка дана была осенью. Подготовка началась еще в конце первого путинского срока. Но, как говорил вождь пролетариата «вчера было рано, завтра будет поздно»

Когда запуск перестройки — 2.0 перейдет в ту фазу, когда она станет очевидной для всех?

В момент объявления результатов выборов Госдумы. Когда окажется, что прошло “Яблоко” и конь с копытом, и рак с клешней. И что «няша» Поклонская останется депутаткой, всякие заматерелые губернаторы осядут в депутатских креслах, а президент высоко оценивает новый состав Госдумы, которая внесет “свежий ветер” в застоявшуюся общественную атмосферу. И что именно его, Путина, призывы к упрощению регистрации партий и другие усилия по раскрытию политического потенциала российского народа привели к этим позитивным переменам. Вот тут начет доходить до всех. А те, у кого есть уши и глаза уже сегодня прекрасно все поняли: Савченко не отправили на родину наказание отбывать, а помиловали. Ходорковскому тоже не особо препятствуют двигать какими-то пешками по шахматной доске, Америку вот открыли внезапно, с Турцией стали потихоньку мириться. Сигналы очевидные, громкие, четкие и недвусмысленные. На повестке дня – новый курс. А если еще поправки Яровой или как там называется этот очередной проект введения единомыслия в России не пройдут через Совет Федерации, то каждый муниципальный депутат на всей необъятной родине начнет выдергивать волоски из промежности: новая эпоха уже на наших часах.

Если проводить аналогии с горбачевской перестройкой , то с каким годом 80-х можно будет сравнить поствыборную ситуацию – 1986, 87?

Аналогии в новейшей истории очень коварная штука. Я бы не сравнивал “перестройку-2.0” с горбачевской реформой. Сергеич действовал скорее по наитию, руководствуясь не поймешь чем: где-то романтикой комсомольской юности, где-то данными КГБ (помните БГ: “по последним данным разведки мы воевали сами с собой”). В чем-то, конечно, интересами своей корпорации, члены которой жаждали превратить статус в бабло и избавиться от токсичной коммунистической идеологии. Путин действует несколько иначе, планируя операцию именно как старый опер. Это больше похоже на Польшу начала восьмидесятых, когда разведка пыталась проституировать потенциальную оппозицию, зацепить ее плотно на крюк, а потом как заяц из шляпы фокусника вдруг выпрыгнул политический лозунг и Валенса оказался лидером. Но расписочка-то в надежном месте была спрятана! И старик Ярузельский дожил до глубокой старости, у гроба в почетном карауле стояли Валенса и Квасневский. А вот Николае и Елена Чушеску не озаботились будущим, уповая на поддержку народа, телевидение и всяких своих румынских золотовых, чуровых и нарышкиных. Чем дело кончилось, напоминать не надо. Вот именно поэтому готовится эта самая перестройка по польскому сценарию – уже ясно кто на какое кресло сядет за круглым столом, который заявит о переходе власти, кто какие гарантии даст Путину и его команде. Процитирую я сам себя, точнее воспользуюсь своей формулировкой про ЗАО “Россия” и его менеджмент: сегодня совет директоров готовится инициировать банкротство компании, совершает для этого сделки, которые будут в суде неопровержимо свидетельствовать о том, что менеджмент никоим образом в банкротстве не виноват. И подбирают кандидатуры ликвидационной комиссии, кризисного управляющего и наблюдателей от кредиторов. Обычная такая схема. В Кремле ее знают прекрасно – там вообще девственники не в фаворе, тертые ребята в основном.

Как с этой вашей теорией вяжется, например репрессивное думское законотворчество, например законы Яровой, вызвавшие такой переполох?

Самым распрекрасным образом: также как и мост Кадырова. Простейшие политтехнологии.

То есть, прошу меня простить за еще одну историческую аналогии Яровая этакий гротескный персонаж из лагеря «врагов перестройки» – даже не знаю с кем ее сравнить – с Ниной Андреевой или с Лигачевым?

Яровая лидирует в конкурсе на самого верного и преданного тузика в этой своре дворняг, которых бросят на растерзание толпе. Но не всех. Потому что если всех, то это будет нарушение корпоративной этики. Они стремятся так замазаться, что их хозяин будет вынужден взять с собой, то есть обеспечить им выживание в новой системе. А для этого мало просто тявкать, надобно кусать прохожих за ноги. Яровая — не Нина Андреева, это скорее генерал Макашов, если искать аналогии в новейшей политистории. Но все – клоунада… В свое время, рассказывают, Зюганов хотел удалить уродливую бородавку, но Сурков категорически запретил — лидер коммунистов обязан выглядеть уродом.

Мы помним, что перестройка закончилась очевидным крахом как для ее лидеров, так и для самого государства, в котором она проводилась, каков, по-вашему, будет результат нынешней?

Таким же, естественно. Хотите подробную карту России после Путина? А её пока ни у кого нет. И не будет до самого конца, потому что ситуация многовариантная.

Горбачевской перестройке чтобы страна пришла к окончательному коллапсу понадобилось 7 лет, какой срок понадобится для перестройки 2 0?

от 2 до 5. Но вы требуете от меня невозможного – такие прогнозы нереальны. Все-таки мир достаточно нелинеен. Бывают непредвиденные обстоятельства. Или точнее непрочитанные и неучтенные. Вот сегодня ведь мы понимаем, что взрыв в Чернобыле был предсказуем, как и поведение тогдашнего Кремля. А кто мог в 1986 году это предсказать?

Но самое главное – на самом деле в России сейчас полное безвластие. Путин находится в вакууме, возникшем после слома старой системы сдержек и противовесов. Никаких группировок и “башен Кремля” нет, все равноудалены. Работают только оперативные штабы. Но их решения не доводятся до аппарата. Все как в гэбэшной резидентуре. Все стучат друг на друга, тихарятся и надувают щеки. Разговоры только о рыбалке. Практически все пребывают в растерянности – ведь каждый чиновник видит ситуацию не с экранов ТВ, не из докладов таких же как он врунишек, у людей есть родственники, соседи. Они не в закрытых футлярах живут, – есть прислуга, есть помощники. В конце концов, есть улицы, по которым они проезжают. Вчера там был банк – сегодня написано “Сдается офис”. Вчера квартира стоила два миллиона долларов, а особняк на Рублевке восемнадцать. А сегодня квартира стоит 500 тысяч, а Рублевка вообще не продается. Все прекрасно понимают, что управляемость утрачена, экономика страны рухнула и восстановлению не подлежит, как разбитый автомобиль у которого “повело геометрию”. То есть иллюзии относительно вставания с колен в нормальном обществе не практикуются, это все сказки про белого бычка. И эффективность методов кровавого Джо, как называли Сталина союзники, тоже неактуальна, так как, блин, дорого, во-первых, а во-вторых, ведь потом достанут же! То есть все в некотором трансе пребывают – ковчег готовится к отплытию, но вот кого именно на него возьмут – неясно. Видимо самых верных и преданных негодяев. И идет своеобразный кастинг, конкурс как в театральный институт на актерский факультет: 300 человек на одно место. В этом конкурсе и лидируют яровые с киселёвыми, астаховы с чайками и поклонские с володиными – потому что мест мало, остальных просто сольют и всех собак повесят. Ну и по оперативному плану подогревают всяких фриков в ГД. Чтобы на их фоне выглядеть белыми и пушистыми.

Это тупик. Поезд прибыл на конечную станцию. Просьба освободить вагоны

От редакции: рекомендуем читателям еще раз пересмотреть этот выпуск программы “Куклы” от 30 января 2000 года. Если прогноз Дмитрия Запольского окажется верным мы довольно скоро увидим подобный сюжет на всех центральных телеканалах.

https://rusmonitor.com/dmitrijj-zapolskijj-perestrojjka-2-0-nachalas.html

 

 

Дмитрий Запольский: Россия остается территорией бессмыслицы

 

 

Четверг, 21 Июль 2016 19:20

Автор: Rusmonitor

 

В последние недели новостные ленты все больше напоминают сводки с фронтов: страшные теракты в Орландо и Ницце, попытка переворота в Турции, поднимающие голову исламисты в Казахстане, попытка мятежа в Армении. Что это – совпадение, или симптомы каких-то важных процессов, связанных друг с другом? На эту тему мы решили побеседовать с журналистом и политическим аналитиком Дмитрием Запольским. Однако вместо обычного интервью в «политологическом жанре», у нас неожиданно получилась историко-философская беседа, которая местами скорее даже похожа на диспут. Мы согласны далеко не со всем, о чем говорит герой нашего интервью, однако само видение ситуации (мир по Запольскому делится не на государства, империи и колонии, а на территории, ищущие и нашедшие свои смыслы), представляется очень интересным.

 

 

Фото: Александр Чиженок

 

Дмитрий, как вы считаете, есть ли какая-то связь между всеми теми драматическими событиями, этими терактами, нападениями, военными переворотами, свидетелями которых мы стали этим летом?

Я бы не стал связывать эти события как последствия некоей общей причины. Но несомненно, что мир уже вошел в турбулентность, и стабильности нынешним поколениям в ближайшее десятилетие не видать. Проявляется эта турбулентность не столько в отдельных событиях, сколько в том, что закончилась эпоха, начавшаяся в 1945 году с окончанием Второй Мировой: политическая карта мира, как и весь миропорядок в Европе и Северной Азии была запихнута лидерами антигитлеровской коалиции в прокрустово ложе тегеранских и ялтинских договоренностей. И миропорядок второй половины двадцатого века существовал как производная от взглядов людей, сформированных сто лет назад. В конце прошлого века все это стало выпирать, как пружины старого матраса. А сейчас просто разрывается ветхая ткань вчерашнего дня: мир ищет новую форму существования, где будут учтены границы не по рекам и горам, а по смыслу и духу территорий, где культура не привязана к странам, а страны – не ягоды на ветках культур. Мы наблюдаем родовые схватки нового мира.

Обещанный «конец истории» немного откладывается?

Нет. «Конец истории» по Фукуяме не откладывается. История действительно закончилась, мир приходит к порядку. Просто войны двадцатого века этот порядок искусственно изменили, а «стабильность» 1945 оказалась такой же стабильной, как и в 1918-м: договоренности вождей противоречат интересам народов. Я же говорю – мы видим рождение нового мира, точнее мы видим начало этого процесса. Но это не история, а постистория. Если мы сейчас будем обсуждать это, то уйдем далеко в сторону постмодернизма. Казус Фукуямы в том, что он действительно прав: происходящие сейчас события не так важны, как общие тренды. А это регионализм, мультикультурализация-глобализация, исламизация искусственно деисламизированных территорий и распад немагистральных тенденций вообще.

В этой связи, к какой магистральной тенденции вы бы отнесли попытку переворота в Турции?

К сожалению, единицы среди аналитиков и журналистов сейчас пытаются вообще хоть как-то описать и оценить ситуацию, отбросив стереотипы позавчерашнего дня. И это очень печально: ход времени окажется потрясением для неподготовленных людей. Вот тот же самый путч в Турции – генералы всегда готовятся ко вчерашней войне. И к прошедшей революции. В этом смысле турецкие мятежники повторили историю ГКЧП в СССР. И это еще раз подтверждает правоту Фукуямы. А журналисты и политологи оценивают события сегодняшнего дня так, будто они происходили пятьдесят лет назад.

В Турции была предпринята попытка противостоять тренду на султанизацию и османизацию. «Голой пяткой против шашки». Ну как в том анекдоте про Чапаева, которому каратист предложил сразиться на татами, а Василий Иваныч зарубил его.

Попробуйте посмотреть на мир немного по-другому. Отбросьте стереотипы. Вот есть территория, населенная определенными людьми. Не важна их генетическая карта ДНК, важны уклады жизни, определяющие культурное ядро по Грамши. На этой территории складывается определенное общество, в него вливаются другие микрообщества, они обогащают друг друга. И сколько бы ни менялись местами сословия, ни сменяли бы друг друга общественные формации и политические строи, все равно Византия-Османия-Султанат-республика Ататюрка-диктатура полковников или демократия Эрдогана, Турция остается аграрной воинственной страной, где много понтов, солнца, интриг, коварства и жестокости.

То же самое касается и России: сколько бы ни менялось правителей на Руси, все они примеряют на себя (и страну) одну и ту же форму, просто у Ивана Грозного одни финтифлюшки на подлокотниках трона, у Петра – другие, у Ельцина – третьи. И так далее. А Орда остается Ордой, Византия/Османия – сама собой, Британия – тоже.

Путин действует, как лицо и душа территории Орды. Я бы сделал сейчас очень мрачный вывод – так же, как военные не смогли сместить Эрдогана, так ничто и никто не сможет сместить режим Путина в России. Мне бы очень хотелось ошибаться, но боюсь, что Путина можно сковырнуть но должно произойти чудо, чтобы на на его место не пришел Фигутин и ничего не изменилоськ лучшему. Россия почти обречена нести свое территориальное проклятие. Я вижу тренд в средневековье, когда все постепенно встает на “свои места”. Прогресс закончился. История завершена. Все события уже произошли.

То есть вы считаете бессмысленными все попытки российской оппозиции изменить ситуацию в России через существующие институты?

Нет, не считаю. Огромными усилиями, ежедневной кропотливой работой возможно есть какой-то шанс на изменения. И эта работа — миссия русских европейцев. Однако, результаты будет очень незначителен, пока территория не обретет какой-то иной смысл, кроме нынешнего — быть буферной зоной между чуждыми друг другу смыслами. Я в этом смысле больше симпатизирую регионалистам, чем «федеральным демократам», хотя усилия того же Гудкова по «антибойкоту» выборов в ГД мне кажутся важными: это в любом случае попытка привнести смысл в зону бессмысленности, экзистенциальной пустоты современной России.

Какие еще тренды представляются вам на текущий момент важнейшими?

Мир должен считаться с исламом, как со всеобщим явлением. И с тем, что эрдоганизация Турции – это производная от исламизации всего мира. И дальше будет только больше – либо халифат, вызывающий ужас и нервный тик у политиков и интеллектуалов, а у нацистов и националистов всех мастей побеление костяшек пальцев на рукоятке ножа, – либо псевдохалифат «с человеческим лицом», то есть союз государств «светского ислама». И в этом смысле западные политики, поддержавшие Эрдогана, продемонстрировали всему свету: лучше Византия/Османия, чем Халифат. Византия понятна и относительно управляема. То есть у нее есть алгоритм, и его можно незначительно менять. А у Халифата алгоритма нет – он целостен и ужасен, так как с ним невозможно договориться. Он просто не нуждается в договоренностях ни с кем и ни с чем, это вещь в себе. И этим она страшна, потому что этот смысл сейчас сильнее европейского и христианского вообще. В этом смысле можно говорить о глобальном конфликте, только не цивилизаций (она все-таки едина), а именно смыслов существования территорий. Пока ислам действует не на своей территории, он не смысл, а всего-лишь культура. Вот если бы возник Халифат…

Фукуяма, о котором мы говорили выше, не особо-то и верит в исламизацию мира. Более того, он считает исламский вызов для Запада менее опасным, чем в свое время коммунизм, и считает секуляризацию и сокращение его ареала влияния неизбежным в обозримом будущем.

Я говорю о другом, это вовсе не противоречит взглядам Фукуямы, я с ним согласен в том, что исламский вызов для Запада намного менее опасен, чем в свое время коммунизм. Давайте отбросим стереотипы – даже в царской России дворники-татары и солдаты-мусульмане очень ценились. То есть исламская «экспансия» появилась не вчера. Сегодняшний Запад свободно переваривает все культуры, потому что он сильнее по смыслу именно на своей территории. А «экспортированные» культуры на данном этапе времени только обогащают Европу. Все остальное – спекуляции и плод дурацкой пропаганды, которой пичкает зрителей российское ТВ. Это не значит, что в европейских странах нет противников миграционного обогащения наций, их достаточно. Это примерно 10 процентов населения – не самые умные, не самые успешные и совсем скверно образованные люди. Но борьба с мультикультурализмом – это как борьба с ГМО. Абсурдно голой пяткой против шашки воевать.

Что касается сокращения «ареала влияния» ислама в мире, то Фукуяма и тут прав – в обозримом будущем новые исламские союзы «оттянут» в себя активистов. Как сейчас режим Эрдогана стал «землей обетованной» для тысяч «мухаджаров» из России – тех, кто ищет для себя общество равных возможностей для мусульман. В Чечне и Дагестане им неуютно, там действуют спецслужбы. В Турции до недавнего времени их преследовала жандармерия. А сейчас, как мне известно от надежных источников, они почувствовали себя очень уверенно. Кстати, был эпизод, когда во время путча в Стамбуле несколько десятков русских мусульман, находившихся в полицейских изоляторах, были отпущены на свободу. И они дружной толпой отправились защищать Эрдогана на площадь Таксим. К чему я привел этот пример? А к тому, что мусульман в Европе «переваривает» общество, делая их своей частью, а тех, кто ищет себе исламский смысл жизни, переварят Турция и Иран. И не надо повторять за Латыниной, что мусульмане в Европу едут за пособием. Это неправда – за пособием едут те, кто уже готов стать европейцем. И тем самым неопасен. А теракты и прочие безобразия – отдельная тема. Потому что без специальных служб, как известно, большая их часть не обходится. Другой вопрос – зачем спецслужбам организовывать «исламский терроризм» в Европе, но мы сейчас не об этом…

Многие сейчас начинают говорить о неизбежном партнерстве Путина и Эрдогана. Кого вы видите младшим, кого старшим партнером?

Старшим будет, конечно, Эрдоган. Во-первых, Турция как общество намного здоровее российского. У нее намного целостнее самовоспитание, она чище и естественнее. И государственный аппарат куда менее коррумпирован и проституирован. Ну и вообще это государство намного сильнее и «ближе к истокам». В России очень многие смотрят на мир через кривые зеркала дебильных учебников отечественной истории, где Россия выглядит мощнейшей державой с огромной государственной историей. Но если оценивать реально – Турция как государство намного древнее, а общество намного сильнее, чем в России. Усиление союза с Турцией для Путина сможет решить многие внутренние проблемы страны – это позволит ему разорвать порочный круг противостояния с «внутренне мятежными» регионами (которые не демонстрируют фронду, но внутри совершенно ментально чужды России) – Кавказом, Татарстаном, Башкирией. И Москва сможет замкнуть на Стамбул своих вассалов. Султанат Эрдогана для них является их квазихалифатом. Но Эрдоган — не халиф, он — светская фигура, а не духовный вождь. То есть это совсем возвращение «к истокам», оно полностью укладывается в схему, которую я вам излагаю – территории самоопределяются. Но не в виде отделения/выхода из страны, а в виде ухода в ментальный союз на религиозно-культурном фундаменте. Путину это очень выгодно. Да и всем: славяне как государствообразующие нации никогда не создавали устойчивых государств самостоятельно. Всегда были «в орбите» более сильной идеи, следуя за лидерами.

Поэтому я не удивлюсь, если завтра Путин станет фактическим вассалом Эрдогана. И Москва станет филиалом Константинополя. А уж византийцы …

Вообще, мы сейчас наблюдаем всемирный тренд на самоуглубление. Мы видим стремительное возвращение в «территории смысла». Даже поддержка Трампа и вообще весь феномен его успеха отражает возвращение США на «свою землю». Как и Брекзит. Как и провал путча в Турции.

Сегодня новостные агентства принесли еще одну взрывающую шаблоны новость: Эрдоган заявил о готовности налаживать союзнические отношения с Россией и Ираном. Какие общие смыслы могут быть у Персии и Византии – исторически всегда враждебными друг другу, а ныне разделенными еще и религиозными противоречиями?

У шиитов и суннитов много противоречий, но это одна религия. Персия и Византия так же враждовали, как Англия и Франция. Ну и что? Интерес к союзу у них огромен. Это территории очень сильных и близких смыслов. Не надо забывать, что Европа всячески «вытягивала» Турцию из исламского мира. Даже Владимир Ленин в свое время спонсировал Ататюрка. В 1952 году Турцию взяли в НАТО, а не просто разместили там военные базы. Эта линия вообще весь двадцатый век шла – исключить роль Турции как ключевого звена потенциального исламского союза. Но вот случилось то, что случилось – пришел Эрдоган, и пружина сработала в обратную сторону.

Как вы считаете, почему реакция западных лидеров на события в Турции была такой вялой?

Отношение к России и к Турции со стороны западного мира сравнимо с отношением к Китаю. «Пожалуйста, не давите студентов танками! Остальное – ваши проблемы, раз народу вашему это нравится». Миссия Запада закончена, турецкий путч это показал со всей очевидностью.

Если представить себе, что этот путч произошел не в Стамбуле и Анкаре, а в Москве и Петербурге, то все было бы почти так же. Когда стало бы понятно, что Путин жив, что его самолет не сбит, а народ не вышел в поддержку военных (а народ бы никуда не вышел: на митинги выходит полтора человека, опасаясь омоновских/гвардейских дубинок, а под пули точно никто не пойдет, события на Таксиме в свое время наглядно показали куда большую активность стамбульцев по сравнению с москвичами), Обама заявил бы, что поддерживает законно избранную российскую власть. Вопрос простой как грабли: вы голосовали за Путина/Эрдогана? Ну, так и не голосуйте следующий раз, если не нравится. Все. Точка. Дуракам – дурацкую власть. Вот это надо запомнить всем, как урок. Увы, чудес не бывает. Сказочные времена закончились. В России и Турции законно избранные правители.

И здесь, на мой взгляд, плохая новость для российской «прозападной» оппозиции: похоже, проект провалился. «Запад не поможет»… И единственное, что сейчас актуально – развитие регионалистских тенденций. Ведь политическая карта сегодня – всего лишь плод совместных фантазий Сталина, Черчилля и Рузвельта. Завтра она потеряет всякий смысл. Границы проходят не там, где стоит чувак с автоматом и пограничным барбосом, а там, где один смысл меняется на другой!

Границы пролегают именно там, где задается вопрос: а какой смысл в субботу бить баклуши или каждый день пять раз стоять на коленях головой на Мекку, повторяя одни и те же молитвы – и какой смысл не есть вкусную колбасу, если на ней не написано «халяль», или «какой смысл платить налоги, если можно их не платить и зачем платить штраф, если можно откупиться от полицейского?» Или – «какой смысл читать в церкви псалмы на древнебулгарском, если никто из прихожан не понимает». Или – «зачем вам какая-то мова, если Пушкин писал по-русски». Ну и так далее, конечно, это ирония скорее, чем критерий. Смыслы, конечно, гораздо глубже, они больше присущи территориям, чем людям, населяющим их.

Надо понять, что вся привычная система политических и исторических взглядов рухнула. Мир совершенно другой, чем кажется. Хотите понять суть политики – смотрите не на привычные категории «страна», «государство», «нация». Смотрите на территории и их смыслы. Турция – территория смысла «светского ислама». Ирак — территория смысла шиитов, Россия – территория бессмыслицы, точнее «синтетического единения лишних для Европы и Азии земель». Если какая-то земля не лишняя, то она – в зоне угрозы отделения. И этому пример – Ингерманландия и Кавказ.

Не зря ведь есть такая злобная шутка – «на финско-китайской границе все спокойно»

Америка – «территория смысла свободы обмена ресурсов на ресурсы», Израиль – «территория иудаизма», Европа – территория смысла «индивидуальности и торговли».

Хотя можно эти смыслы бесконечно уточнять, но именно вот эта смысловая территориальность и формирует сегодняшний мир. Оттого и существуют такие союзы, как НАТО и ЕС. А Россия вечно будет искать себе союзников помимо армии и флота, но может находить лишь партнеров, вассалов и суверенов. Увы. Теоретически возможно обретение нового смысла, но не в ближайшей перспективе. Да и выбор смыслов невелик – ислам, иудаизм (что совсем маловероятно), американская система ценностей, европейское трудолюбие и дискретный патриотизм. Новых смыслов нет. Разве что временные, типа ликвидации катастроф, включая глобальные или созданные специально для удержания и укрепления власти.

Все, что не укладывается в привычные смыслы территорий, называется «подрывной деятельностью» или «экстремизмом». Высшее проявление «антисмысла» – терроризм. И что характерно, что странами с особенно жесткими режимами являются те, которые расположены вне территорий своего смысла: ряд постсоветских государств Центральной Азии, Северная Корея, в недавнем прошлом – Куба. А террористов производят именно те территории, где смысл подавлен какими-то сторонними обстоятельствами.

Вы говорите о том, что Турция – территория светского ислама, но именно откат от Кемализма, от принципа светскости и ставится в вину Эрдогану. Более того, наиболее распространенным мнением сейчас скорее то, что целью Эрдогана является вовсе не ислам, а скорее построение режима личной диктатуры, который, например, Авраам Шмулевич (и многие другие) прямо называют фашизмом с исламским лицом.

Я бы не разбрасывался словом «фашизм». Да и термин этот применяется в большинстве случаев некорректно. Эрдоган не фашист, он – султан. Наивно сравнивать его с Муссолини, который придумал фашизм.

Эрдоган, как и Путин – не в фазе истории, которая была при Гитлере, а в фазе постистории. Они не нарушают открыто договоренности и не будут их открыто нарушать. Зачем? Все можно делать исподтишка, все «гибридно». Сравнивать время Гитлера и время Путина – некорректно. Сегодня миром правят не идеи, а «территории смыслов», лидеры же просто манифестируют эти смыслы.

Вот я когда-то назвал Россию ЗАО и Путина – председателем совета директоров этой корпорации. Так вот, развивая эту мысль: ЗАО Россия в своем активе имеет определенные людские, производственные, интеллектуальные и складские ресурсы. Оно ведет торговлю. Если начинает нарушать какие-то глобальные контракты, партнеры ему снижают товарооборот (вводят санкции). Менеджмент недоумевает: как же так? Мы ведь партнеры? Ну, через какое-то время конфликт успокаивается, потому что ведь действительно партнеры – никто ни с кем не воюет, а все торгуют. Но у партнеров другая внутрикорпоративная политика, там по-другому отчетность поставлена перед миноритариями. И менеджмент по-другому принципу набирают.

Понятна же ситуация – все в рамках парадигмы торговли. Вы поставляете нам нефть, газ, лес и мозги. Ну, и в каких-то частных случаях – туристов. А самое главное – вы держите нас в условиях конкуренции, способствуете развитию инноваций. Процесс идет по плану. Вот если у вас вдруг завтра произойдет рейдерский захват – и вахтер с пистолетом сядет в кресло генерального директора, то мы сразу прекратим поставки товаров. Пока вы не проведете собрание акционеров и не утвердите полномочия вахтера. Иначе нас наши миноритарии не поймут…

Все-таки Фукуяма абсолютно прав – это не история, это какая-то посмодернистская фигня в мире стала повседневной нормой. Но это факт – и с ним надо считаться, романтика ушла в прошлое. Сегодняшняя российская интеллигенция, как ее еще называют «коллективная Окуджава», в упор не видит новой реальности. А она, эта реальность, как кот Шредингера, неслышно мурлычет в уголке!

То есть, вам видится мир будущего подобно антиутопиям, где территория высоких технологий и порядка соседствует с территориями архаики и хаоса, и контакты между первым и вторым сводятся лишь к спорадическим карательным экспедициям первого мира во второй?

Не совсем так. Карательных экспедиций будет все меньше и меньше. Территория архаики будет сужаться, а территории смыслов расширяться. В этом тренд – общества «архаики» будут стремиться к Халифату, но мир будет строить «псевдохалифат» а-ля кадыровская Чечня. И Эрдоган позавчера получил ключи от этого проекта. Он будет символом исламского единства (умеренного), которое оттянет к себе радикалов неумеренного толка. Конечно, будут еще попытки «игилизации» (примечание: ИГИЛ – запрещенная в России «экстремистская организация»), но на это и есть Турция, на это и есть Россия – чтобы не допускать создания государства, построенного на «чистой» вере, а не на «территориально-смысловом» фундаменте. Турция – антипод ИГИЛа, его альтернатива. И это лучшее, что может случиться для всех, кто боится возникновения Халифата.

То есть Эрдоган для Запада – как Кадыров для России. Такая вот геополитическая рифма.

Но ведь очевидно, что те тенденции, которые идут сегодня в первом мире, несовместимы с религиозной архаизацией, даже умеренного толка. Соответственно, как предрекал в свое время, Жак Аттали, пропасть (в том числе и технологическая) между первым миром и всем остальным будет только углубляться, с одной стороны, с другой западные ценности будут усваиваться человечеством, включая те части мира, которые сегодня их категорически не приемлют и, в конце-концов, мир целиком превратится в «запад».

Аттали все-таки скорее философ-экзистенциалист, чем планетарный мыслитель-политолог. В его концепции человек – «придаток» кредитки, у Фукуямы он еще и избиратель легитимного правительства постисторического государства. Да, мир, каким мы его сейчас видим именно таков – «территория европейского смысла» впитывает в себя новых носителей смыслов, обогащаясь ими, «территория византийского смысла» борется за свои ресурсы, препятствуя их перетоку в иные смыслы. «Территория европейского смысла» готова платить «партнерам» деньги за сдерживание перетока людских ресурсов сверх необходимой меры. ЕС платит Эрдогану деньги за сдерживание потока беженцев. Эрдоган – законно избранный лидер. Как и Путин. Как и президент Ирана.

Тем не менее, номадический образ жизни, который предсказывал Аттали в конце 80-х становится все более доминирующим трендом.

Нет, это признак только малоосмысленных территорий. На территориях глубоких смыслов, таких, как Европа, этот тренд не действует.

То есть «неопределившиеся территории» типа Украины или Грузии экстренно определяются, чтобы заскочить на подножку уходящего поезда. А часть этих стран являются «территорией другого смысла», и им не совсем по пути. Мы это наблюдаем сейчас.

Бетон встает не сразу. Сейчас он еще не камень.

Насколько я понимаю, вы не верите в неизбежную и даже необходимую всеобщую унификацию человечества под эгидой единого мирового правительства, которую сегодня разделяет, наверное, большинство интеллектуалов?

Нет, не верю. Я слишком много видел разных культур и обществ, чтобы понимать – единое правительство не сможет управлять одновременно Исландией и Камбоджей. Потому что это управление осуществляется совершенно диаметральными методами. Для того чтобы они были едины, надо в Исландии отменить ледники, а в Камбодже – кокосовые пальмы. Или всех кхмеров перевезти в Исладнию. Нереально. А открытие тысячи «макдональдсов» в Пномпене не изменит ситуацию, так как всех их будут крышевать местные полицейские. А если не будут крышевать, то повара вместо сыра будут класть в чизбургеры промокашки. Потому что бумагу есть не вредно, а сыр – опасный продукт для азиата, и камбоджийцы от него могут умереть. По крайней мере, в Пномпене в этом уверены 100 процентов населения. У Камбоджи и Исландии – разные смыслы, а у Испании и Швеции – одинаковые. Поэтому ЕС не рухнет, а мирового правительства никогда не будет, как бы ни мечтали об этом глобалисты.

https://rusmonitor.com/dmitrijj-zapolskijj-rossiya-ostaetsya-territoriejj-bessmyslicy.html

 

 

Дмитрий Запольский: скоро Путин начнет назначать губернаторами своих массажистов и поваров

 

 

Четверг, 28 Июль 2016 22:49

Автор: Rusmonitor

 

 

Сегодня, пожалуй, самой громкой внутриполитической темой являются отставки и аресты нескольких видных деятелей путинской вертикали, в частности главтаможенника Андрея Бельяминова. Все СМИ и блогеры уже успели обсудить ампирные интерьеры дворца Бельяминова и его самого, на фоне штабелей, сложенных из пятитысячных банкнот и долларовых купюр. Провластные СМИ рассуждают о том, что власть “наконец-то взялась за коррупцию”, а интеллигенция – злорадствует или гадает о том, что происходит: долгожданный раскол элит, или просто междоусобная грызня за долю в усыхающем пироге. Особенно гротескно на этом фоне смотрится президент, который сегодня занимался тем, что дегустировал молочные продукты вместе с трактористами какого удаленного совхоза. Мы поговорили на эту тему с Дмитрием Запольским, политологом и журналистом, лично знавшим президента России Владимира Путина в его санкт-петербургский период жизни

 

 

Дмитрий, вы согласны с теми, кто считает, что эти аресты и обыски – проявления отчаянной борьбы за власть в российской верхушке и “симптомы” конкуренции каких-то групп влияния в Кремле?

Нет – это мягко говоря, упрощение: в российских верхах никакой борьбы нет. Все намного сложнее – система отчаянно бьется за свою стабильность. Борьба с коррупцией никому конкретно не выгодна, но все без исключения акторы российского политического процесса понимают, что система уже исчерпала себя и дальнейшее существование/выживание невозможно без перемен. Я вспоминаю один давний эпизод своей политтехнологической работы, когда в середине нулевых в Санкт-Петербурге криминальная группировка, унаследовавшая от легендарного Константина Яковлева, известного как Костя-Могила контроль за фармакологическим бизнесом и частью наркотрафика, решила легализоваться и “рвануть во власть”. (Помогал в этом деле браткам Борис Березовский, имевший какие-то серьезные финансовые дела с Могилой). Но ребятки были очень характерные: репутация у них была весьма однозначная, да и внешне за одну только бандитскую физиономию можно было сразу давать год условно. И вот они позвали имиджмейкеров и говорят: как нам провести на выборах свою фракцию в законодательное собрание? Яйцеголовые подумали и говорят: а вы объявите лозунг борьбы с наркотиками. Типа, тотальная антинаркотическая борьба в городе. Бандюганы покумекали и согласились. И частично выиграли выборы под этим лозунгом! Тогда в умных и продвинутых кругах ту кампанию назвали “борьба пчел против меда”. Я вспоминаю эту историю, когда заходит речь про любую борьбу с коррупцией в России – это соответствует борьбе с медом. Коррупционная система управления в России является сутью и смыслом внутренней политики. Она нерушима. Сломать её может только тотальная перестройка всего и вся, замена всей системы, всего судебного аппарата, правоохранительной системы от рядового полицейского до министра, роспуск специальных служб, замена всех менеджеров государственного и муниципального управления, вообще полная перезагрузка страны. Но это невозможно сейчас, да в обозримом будущем будет невозможно: Россия в самом тяжелом политическом тупике за все время своей государственности, ибо нет из этого тупика никакого выхода. Никакие чистки и показательные порки не помогут. Я думаю, что все внутри системы это осознают. Когда сажают Белых, шмонают дома и кабинеты таможенных и следственных генералов, – все это флуктуации, тремор. Не надо на это обращать никакого внимания: больной потеет. И это не хорошо и не плохо, это симптомы болезни, а не результат лечения или признаки выздоровления. Поэтому сейчас мы должны анализировать не посадки офигевших от собственной наглости генералов, кормящихся с руки воров-законников, не показательные обыски в домах путинских соратников по взаимодействию со Штази. Надо анализировать эти вещи с другого ракурса: все эти люди представляют собой унылое тухлое бездарное грязное болото. Они – ходячие мертвецы. Якунин с шубохранилищем, Шойгу с домом-пагодой, Миллер с дворцом, Кирилл с исчезающими часами и появляющимися резиденциями, Медведев с шестиметровым забором, Бельянинов с гобеленами, следаки с воровскими деньгами, даже Песков с часами – все они поняли: “живи здесь и сейчас”, “завтра не наступит никогда”. Они чувствуют полную беспросветность будущего, конечность их бытия во власти. Они живут бездарно и безвкусно. Обратили внимание: дом вора Шакро очень похож на дом Бельянинова. Как и дома Пшонки с Януковичем. Это не аристократы, не бояре, не дворяне – это купцы первой гильдии, торгующие властными ресурсами.

 

 

Шойгу и его пагода. Фото ФБК

 

Сколько по российским “рублевкам” таких домов? Каждый начальник ГАИ, областной главпожарный, генерал от инфантерии считает своим долгом поставить хоромы и набить их «антиквариатом» в стиле ампир. И что, кто-то этим интересуется? Кто-то по этому поводу переживает? Я видел самый роскошный дом в элитном поселке Репино под Санкт-Петербургом, принадлежащий начальнику областной автоинспекции. Цена такого домика – миллионов двадцать зеленых. А неподалеку, в другом поселке – почти такой же дом начальника районной полиции. А по соседству хоромы главы администрации. Рядом дача бывшего вице-губренатора. А чуть дальше – бывшего депутата. И все эти домики дороже десяти миллионов долларов. Кого мы хотим обмануть? В России выстроена и тщательно оберегается система, при которой каждый чиновный персонаж вправе иметь дом и машину, картины и все такое на сумму, в тысячи раз превышающие его официальные доходы. То есть реально в тысячи раз. И это никого не волнует. Никакая пресса не проведет расследование – откуда деньги. Вы видели когда-нибудь такой сюжет на телевидении: корреспондент подходит к чиновнику и спрашивает: “уважаемый, а на какие деньги вы построили себе особняк?” Нет, не видели. Максимум на что способны борцы за правду-матку, это докопаться до охранника замка очередного Дракулы, почему он перегородил забором выход к озеру. А ведь нетрудно догадаться, почему это происходит! Домик вице-мэра Санкт-Петербурга в дачном кооперативе “Озеро” явно был дороже, чем он мог себе позволить на скромную зарплату.

Рыбка давно сгнила. Еще до того момента, как была поймана, почищена и выставлена на прилавке в гипермаркете ельцинской политики.

В этом смысле очень интересно вспомнить концепцию Симона Кордонского, одного из лучших аналитиков нашей эпохи, считающего, что Россию надо воспринимать как сословное общество, где каждая прослойка получает дань с нижестоящей и платит часть этой дани вышестоящей прослойке. И бесполезно из этого общества выделять какие-то конкретные страты, бессмысленно и глупо надеяться, что ограничив произвол силовиков или судейских, муниципальных чиновников или федеральных беспредельщиков можно как-то улучшить, видоизменит систему. Нет. Россию надо анализировать в целом. И картина получается весьма скверная. Точнее диагноз и прогноз неблагоприятный. Так врачи говорят, когда почти наверняка понимают, что жить больному осталось недолго

 

 

Якунин и его поместье. Фото ФБК

 

 

Поэтому наивно думать, что идет борьба за усыхающий пирог. Конечно, денег стало поменьше, конечно, экономическая ситуация неблагоприятная, но дело не в этом. Ресурсов хватит еще надолго. И самый главный, самый выгодный ресурс – тупое молчание народа и проституированность политиканов. Причем, оппозиционных политиканов особенно! Никаких “транзитов” сверху в сторону демократии не будет. Возможна только корректировка, введение в сословие получателей дани новых фигур и даже новых слоев, как сейчас это намечается с целым рядом системных и околосистемных либералов, заключивших сделку с Кремлем, чтобы олицетворять собой “новый век” упадка. Я вот уверен на 100 процентов, что Кудрин станет вице-премьером снова или даже премьером, а кое-кто из не менее известных фигур возможно даже станет вице или даже спикером ГД. И что? Разве что-то может поменяться в стране, где процветает “экономика РОЗ” (распил-откат-занос) (термин Станислава Белковского)… Мы с вами сейчас похожи на американских политогов-советологов семидесятых годов прошлого века. Они тщательно анализировали сообщения ТАСС о том, в каком порядке перечислялись фамилии членов политбюро ЦК КПСС, провожавших на аэродроме товарища Брежнева, отправлявшегося с дружественным визитом в Улан-Батор. Только мы анализируем к кому пришли незваные гости из экономического управления ФСБ. Да какая разница? Сегодня пришли к Бельянинову, вчера к Белых, завтра придут к какому-нибудь другому чмошнику, хранящему дома килограммы “Роллексов”. Это нормально, как говорит теледоктор. Но так же далеко от реально происходящих процессов. А они не в шубохранилищах, эти реальные процессы. Они – в полном отупении нации. В потере чувства собственного достоинства. Полном забвении понятий “честь и достоинство”. Можно смело предвидеть, что Россию ждут перемены. В срок от трех месяцев до… пяти лет. Но придут они совсем с неожиданной стороны. А вот с какой – это, пожалуй, самый интересный вопрос. В Англии времен Королевы Виктории никому в голову не приходило, что однажды миру явится Ганди. Я не устаю повторять – классический анализ истории сегодня бессмысленен: никому в голову не приходило, что первыми из СССР выйдут не Литва, Латвия и Эстония, а вполне покорные Белоруссия и Украина. Так и в России произойдет нечто, что мы сейчас абсолютно не предвидим, но что взорвет изнутри заплывший мозг.

 

 

Путин в кругу друзей

 

 

Скандалы последней недели затронули и судейский корпус.Какова роль судебной системы в общем “анамнезе”?

Как формируется в России самое замкнутое и самое ключевое сословие – судейские? Их формально назначает Кремль, проект указа готовит аппарат АП, до этого будущий судья сдает экзамен на знание законов и его досье изучает специальная коллегия. Так вот, у всех (!) судей существуют кураторы – офицеры различных спецслужб, которые анализируют их и практически вербуют. Причем, не столько с целью изначально “закоррумпировать”, а для того, чтобы установить “неформальный канал” влияния. Судье говорят: “мы вам будем помогать. Если надо, то защитим от произвола, подкинем негласную информацию, подскажем. Вы за это нам ничего не будете должны. Но при случае мы к вам обратимся за помощью. В интересах государства, естественно. Вы можете не выполнять наши просьбы, если не захотите. Но это будет не в интересах государства. Мы надеемся на ваше понимание”. Судьи радостно кивают. И выполняют просьбы. Или уходят, если не могут идти поперек себя. Это именно новейшая кремлевская политика, потому что до прихода Путина такого феномена не было. Президент видит мир глазами рядового оперативника КГБ. Ему кажется, что спецслужбы – орден избранных, высшая каста, призванная компенсировать человеческие недостатки. Это его главная ошибка. Он считает, что люди плохи и порочны, что обществу нельзя доверять саморегуляцию, что каждый шажочек в политике необходимо контролировать. Для этого он выстроил такую витиеватую систему. И эта византийщина привела, как водится, к закономерному результату – общество, пронизанное кагебешным контролем потеряло всякую меру ответственности. При этом, повторю, как “системные” сословия, так и “неформалы”- несистемные оппозиционеры, – все поголовно оказались втянуты в коррупционную систему транзита дани. Не только денежной и материальной, вообще любой ресурсной дани. К званию “заслуженный работник культуры” в России не положено заметной денежной суммы, но даже несчастный серебряный значок директору библиотеки вручат только после согласования в районной и городской администрации. А там это согласование не подпишут без галочки, начальником соответствующего отдела ФСБ. И главврача больницы не назначат без визы управления по кадрам, где сидит отставной полковник спецуры. И главного редактора региональной телекомпании не назначат. Я помню, как в самом начале нулевых мою знакомую брали на работу в мерзейшую бандитскую контору, которая занималась строительством каких-то поликлиник и спортивных баз для Газпрома. И к моему коллеге в телекомпании приходил капитан-фсбэшник, расспрашивал про эту девицу, так как она какое-то время работала корреспондентом на ТВ. А генеральным директором этой газпромовской лавочки был бывший бригадир тамбовской бригады, вовремя сменивший треники “Адидас” на костюм, БМВ на Кадиллак и стрелки/разборки/сходняки на совещания в мэрии Санкт-Петербурга. Тогда его кореша – питерские бандюганы над ним дружно потешались, а сейчас он – кандидат в депутаты, а смеявшиеся все как один под гранитными памятниками на лучшей аллее Охтинского кладбища.

 

 

Путин боялся и боится независимых судов. Это его невроз: судебная власть слишком сильна, слишком опасна, чтобы упустить ее из-под контроля. Я помню начало этого. В 1995 году, кандидаты в губернаторы Санкт-Петербурга, соперники Собчака, оспаривали решение избиркома об отказе в регистрации. Эти кандидаты были фриками, желавшими подзаработать на выборах, пропиариться. Но подписи у двоих были собраны честно: горизбирком им отказал совершенно незаконно: придрались к тому, что в подписных листах в данных сборщиков подписей, в графе “адрес” была указана улица, номер дома и квартиры, но не был указан почтовый индекс. Тогда адвокат, готовивший иск, был уверен – городской суд в течение получаса отменит решение избиркома, тем более, что так было уже неоднократно: суд всегда вставал на сторону кандидатов если подписи были проверены и признаны подлинными. Но в тот раз судья объявила перерыв. К председателю Горсуда кто-то приехал из мэрии. Через три часа спустилась от председателя суда и объявила решение: в жалобе отказать. И выглядела эта судейская тетка весьма плохо – видно было, что у председателя был очень трудный разговор, её нагибали на незаконное решение, она сопротивлялась. Но вынуждена была сдаться. Видимо в дело пошел компромат. У адвоката (специалиста по российским выборам) просто челюсть выпала: он был уверен в своей победе! Сейчас, кстати, он большой начальник в Центризбиркоме России. А я на лестнице столкнулся с “человеком из мэрии”, который приезжал “нагибать судью” – он уже 16 лет возглавляет страну.

В таком случае – зачем нужны все эти декорации, в виде судей, имитаций демократических процедур ? Почему они не отбросят все и не сделают так как в Северной Корее (вот сегодня Путин – в день, который журналисты уже окрестили «днем чисток», дегустирует сметану вместе с трактористами в колхозе – ну чем не Ким Чен Ын). Или, если брать пример поближе – в братской православной Румынии – давно бы уже объявили Путина великим кондукатором и успокоились бы на этом..

 

 

Путин и трактористы. Фото ria.ru

 

 

Насчет трактористов. Вот вы опять пытаетесь понять логику. Чистки, встречи с трактористами, напутствия олимпийцев, вот это все… Нет тут никакой частной логики, нет примеров товарищей Кимов, “руководивших на местах”. Все это фигня. Кто-то, кто составляет график Путина, внес в его рабочий план “актуальное мероприятие “. Путину прикольно, трактористам прикольно, кто-то пропиарился. Но это ровным счетом ничего не значит, так как эта реальность параллельного мира. Просто очередная новость. Сегодня трактористы, вчера олимпийцы, пару лет назад стерхи и амфоры, пять лет назад Пол Маккартни и Джек Николсон. Слышали когда-нибудь про “цифровые радиостанции”? Это когда на какой-то средней волне в течение многих лет унылый голос читает цифры. “22-47, 34-95, 76-13” и так в режиме 24/7. А крипотологи-любители пытаются расшифровать код и понять – для чего? Возможно, есть какой-то смысл, но никто не понимает. А возможно, это передают какие-то инструкции для каких-то нелегалов. Типа, в каждый нечетный четверг в полвосьмого вечера ровно звучит число двадцать. И это означает, что Центр доволен результатами вашей работы. Вот так и все эти посадки/тусовки/сметанки и молочко от православных коров – всего-лишь внутренний ритм огромной тупой бесчеловечной машины по переработке страданий русского народа в доллары США

Почему они не сделали как в Румынии? Ответ очень простой – во-первых, усиление режима в реальной, а не виртуальной плоскости давно уже не происходит. Если отбросить информационную шелуху, то за последние годы ничего нового не произошло. Кроме крымско-украинской авантюры. Всякие “точечные” репрессии в отношении мелких инакомыслящих очень поверхностны, скорее демонстративны, чем свидетельствуют об усилении режима. А зачастую так просто объясняются дурью среднего звена, а не политикой Путина. Кремль больше всего боится дестабилизации. Путин понимает всю ущербность системы. Он бы и рад, возможно, что-то изменить в сторону закручивания гаек, но у него нет рычагов, а те которые есть – ржавые вот-вот рассыплются в труху. Все, что мы видим в российской внутренней политике – это попытка удержать гомеостаз – тот ряд параметров, в которых система способна работать, то есть действует механизм сословной ренты. Если убрать выборы, видимость демократии, какую-то относительную свободу мнений, то есть попытаться сделать “корейско – румынскую” модель, то система этого не выдержит. И погребет под собой всех. Поэтому Путин и не может ничего изменить, что он не управляет, а сдерживает естественный ход событий.

 

 

“Стране поможет только мучительная перезагрузка “снизу”, когда вся нация осознает: так жить больше нельзя. И произойдет это не по экономическим причинам, не из-за кризиса и пустого холодильника. А из-за экзистенциальной усталости. Появится нечто новое, что мы сейчас просто не видим…

 

 

И именно в этом заключается самое скверное – власть уничтожает все, что может угрожать этой огромной ленивой, малоподвижной медведице-России, которая способна только визгливо смрадно рычать. Из положения лежа. Она в сонном ступоре, – эта медведица. Она вся – имитация, симулякр, клон несуществующей империи. Она еще не умирает, но и не живет. Ей достаточно жира, а вокруг еще не пересохли радужные лужи, из которых она лакает нефтяную влагу. Но у нее мертва та часть мозга, которая способна производить мысли. И смыслы. Так может продолжаться очень долго… И самое главное, она никому не опасна (если не совать ей руки в пасть) и никому не нужна. Все просто ждут, когда время возьмет свое. И вот тогда миру придется решать – что делать с миллионами обладателей российских двенадцатизначных номеров: как их научить, как перевоспитать, как интегрировать в нормальную систему координат добра и зла. Ой, как же это будет сложно-то!

Значит жесткая диктатура в России тоже невозможна. А что означает тогда, массовый приход во власть силовиков – на это в последнее время обращают внимание многие?

Невозможна. Нет палачей. Нет возможности для репрессий. нельзя начинать: ком начнет расти и завтра под расстрел пойдут те, кто выносил приговоры вчера. После Ежова и Ягоды дураков нет: там ребята тупые, но тренды чуют. Потому и Берия в свое время подумывал о перестройке. Диктатура и репрессии штука страшная – начать легко, остановить невозможно. Вот и приходится Путину лично работать с кадрами – то есть назначать своих охранников на ответственные посты. Никому не доверяет. Скоро в дело, очевидно, пойдут водители, массажисты и парикмахеры. Может и пошли уже, просто мы не знаем.

 

 

В такой России невозможен демократический транзит, совершаемый сознательными элитами: точнее это будет просто смена исполнителей, а не действующих лиц. Пьеса, которую будут играть новые актеры не сильно изменится. Несколько перераспределятся потоки ресурсов. У кормушек в первых рядах встанут другие люди, возможно, они будут при этом уверены, что действуют в интересах России. Но это не поможет: Путин и те, кто используют его, как стержень, быстро сориентируются и возглавят процесс “Перестройки 2.0”. Мы это и сейчас видим. Однако все вернётся обратно. Стране поможет только мучительная перезагрузка “снизу”, когда вся нация осознает: так жить больше нельзя. И произойдет это не по экономическим причинам, не из-за кризиса и пустого холодильника. А из-за экзистенциальной усталости. Появится нечто новое, что мы сейчас просто не видим, как в свое время футурологи не смогли предсказать, например, развитие виртуальной реальности и социальные медиа. И вот тогда произойдут действительные перемены, а не их видимость. Я не предвосхищаю распад страны, катастрофы глобального масштаба, смену идеологий. Скорее все будет странно и неожиданно: как строители дирижаблей никак не могли подумать, что маленькие самолетики окажутся хозяевами неба, а не гигантские цеппелины. Нам остается только ждать и наблюдать. И не давать обманывать себя всякой туфтой типа замены одного полковника КГБ на другого.

Беседовал Федор Клименко

https://rusmonitor.com/dmitrijj-zapolskijj-skoro-putin-nachnet-naznachat-gubernatrami-svoikh-massazhistov-i-povarov.html

 

 

Дмитрий Запольский: «Коллективный Путин» VS Ктулху

 

 

Воскресенье, 13 Ноябрь 2016 20:40

Автор: Rusmonitor

 

О том, что в верхних эшелонах российской власти начались какие-то тектонические процессы, в последние несколько недель не высказался, наверное, только ленивый. Кто-то говорит, что аресты высокопоставленных чиновников указывают на начало периода реформ. Кто-то – напротив, опасается наступления нового периода репрессий. Кто прав – покажет только время. Пока ясно только одно – как раньше уже не будет. Мы решили услышать мнение Дмитрия Запольского, человека, чье мнение как по злободневным, так и по вечным вопросам чаще всего расходится с мнением большинства. Однако именно Дмитрий почти год назад на страницах Русского Монитора сделал прогноз о том, что уже осенью 2016 года в Кремле запустят Перестройку 2.0. И, судя по всему, его прогноз сбывается.

Дмитрий, Вы еще прошлой весной говорили о том, что Кремль осенью будет вынужден запустить процесс Перестройки 2.0. Осень настала и, судя по всему, Ваши прогнозы начинают сбываться – систему власти ощутимо трясет. Однако многие эксперты трактуют данную ситуацию по-разному. Как Вы сами оцениваете – насколько Ваш прогноз о перестройке сегодня сбывается?

Да, все идет именно по тому плану, который мы «прочитали» в кремлевских действиях еще полгода назад. Система активно готовится к тотальной перезагрузке, происходит внутренняя ревизия всех векторов и сил, просматриваются возможности и направления. Все это должно было начаться сразу после думских выборов, а сами эти выборы должны были пройти без особых скандалов и относительно чисто. Точнее, настолько максимально чисто, насколько система вообще может их провести. После выборов в Америке (независимо от результата) Кремлю нужно было взять некий идеологический тайм-аут, разгрузить перенапряженное коллективное бессознательное всей нации и быстро провести заключительный этап подготовки. Все это мы сейчас и видим своими глазами. Система, которую многие считают мертвой или нежизнеспособной, объективно показывает неплохой потенциал к самовосстановлению. Ведь эта самая «перестройка 2.0» была единственной возможностью для Кремля выйти из очень неприятного тупика, который создался в последние годы.

Никакой «тряски» я, кстати, не вижу. «Полет» вполне управляемый. Другое дело, что направление полета прежнее – в никуда.

А чем объясняются небывалые по размаху перестановки и аресты на самом верху? Пишут, что последний раз чиновник в ранге министра арестовывался больше 60-ти лет назад – и этим чиновником был Лаврентий Берия. Это дает повод для многих комментаторов говорить о новом 37-м годе и объяснять действия Путина по аналогии со сталинскими – мол, он устраняет потенциальных заговорщиков. Что Вы на это скажете?

Никаких заговорщиков нет и быть не может. Перестановки объясняются поиском оптимальных для Кремля кадров, да и особого масштаба у этих перестановок нет, убирают самые одиозные, скомпрометированные фигуры. И началось это далеко не вчера. А вот аресты – это любопытная особенность данного этапа. Путину нужно во что бы то ни стало изменить систему власти. Он считает, что для этого настало самое время. Я уже много раз на страницах «Русского монитора» и других изданий говорил: система власти в России вплоть до самого недавнего времени была построена по весьма своеобразной модели: по вертикали управления сверху вниз спускались весьма бессодержательные сигналы, а вверх поднимались деньги. «Уполовиненные» на каждом уровне: глава района собирал откаты за городской заказ на его уровне – 10-15% процентов от стоимости контракта, половину брал себе, половину отдавал вице-мэру, которого уполномочивал на это глава города. Соответственно, через этого человека собирались и откаты за городской заказ. Где-то сбоку вливались откаты за муниципальные заказы. На уровне мэра сумма делилась пополам, и вторая половина отравлялась вице-губернатору региона. Там все повторялось и шло наверх. И это было вплоть до самого верхнего уровня, где существовали специальные люди, аккумулирующие средства. Но это не просто коррупционная мафиозная схема. Все намного сложнее и интереснее – деньги, которые оставались на каждом уровне, были не просто доходом чиновников, а составляли соответствующий неофициальный фонд, из которого финансировались всякие политические «движухи», функционирование местных ячеек всех системных партий, всяких фанатских движений, профсоюзов, даже футбольных фанатов и байкеров. Что-то доставалось и просто бандитам, потенциальным «титушкам». Ну, и премии депутатам за правильное голосование по бюджету и выборам правильного председателя соответствующего заксобрания. Из этих же фондов финансировались редакторы газет и телерадиокомпаний, подкупались блогеры, создавались группы «ботов на региональную тематику», покупались журналисты независимых газет. Эти же средства шли на покупку голосов во время выборов – региональные штабы провластных партий, включая «системную оппозицию». Естественно, на дополнительное кормление силовиков – судей, прокуроров, ментов, гаишников. Каждый губернатор отвечал перед Кремлем за весь регион, за «порядок» на своей земле, за то, чтобы не было скандалов, чтобы «народ был доволен». Из этих фондов выделялись премии чиновникам «в конвертах». И в каждом органе власти были «специально обученные люди», умевшие правильно аккумулировать потоки, вести «черную бухгалтерию» и держать «черную кассу». Как правило, они имели самое прямое отношение к региональным партийным исполкомам. Надо сказать, что контроль за потоками «откатов» был крайне важен для Кремля, так как власть в России очень боялась создания «параллельных» вертикалей, которые смогут набрать вес и представить опасность для центра. Путин ведь своим глазами видел, как действовали олигархи в конце девяностых, когда при правильной тактике ими покупались целые города и регионы. «Питерская команда» в Кремле всегда считала, что власть и деньги – это одно и то же. Особенно, «черные» деньги. Поэтому учет и контроль теневых денежных потоков велся очень тщательно, огромная силовая машина государства фиксировала каждую транзакцию через агентуру ФСБ, МВД и даже ГРУ (если дело касалось военных заказов). Ну, и ФСО со своими возможностями, и МВД… Короче, ни один цент мимо не проскакивал. А состояние «умонастроений» в регионах фиксировалось через структуры ФСО, контролирующие общественное мнение во всех регионах. И как главный результат успешности или не успешности каждого руководителя – результат выборов. Обратите, кстати, внимание – именно на местном уровне региональные руководители стремятся как можно больше фальсифицировать голосование, несмотря на явные сигналы из центра: нам не нужны ваши скандалы с взбросами и подтасовками, это нам мешает и снижает общую легитимность власти. Но губернаторы и мэры идут на фальсификацию, так как зажаты между Сциллой и Харибдой – Кремль требует «чистоты», но низкий процент за ЕдРо – свидетельство некачественной работы по «освоению» ресурсов.

Ситуация стала меняться, когда нефть и газ стали дешеветь, на осуществление социальных программ в стране стало попросту не хватать средств, а «обратная связь» в виде сигналов спецслужб показала: дальнейший разрыв между богатыми и бедными может вызвать системный протест населения и крайне опасен. Ведь богатые – это те, кто «завязан» на власть, а бедные – те, кто к власти отношения не имеет. Тогда Кремль решил, что надо менять систему управления: вместо финансового механизма управления страной необходимо включить идеологический. В связи с отсутствием какой-либо внятной идеологии надо развивать то, что лежит в подсознании большей части «простого» народа: уголовно-уличное подсознание. «Свои» лучше «чужих», «пацаны не зашквариваются», «братушкам-славянам надо помогать», «пиндосы – козлы», «православный – значит правильный, басурманин – неправильный», «экстремисты – враги России», ну и так далее. Именно на внедрение «посконно-патриотического» восприятия мира развернулись государственные СМИ, весь внутриполитический дискурс. Бессмертные полки погибших на давно прошедшей войне… События в Украине оказались очень своевременными, стало возможно отжать Крым, дестабилизировать Юго-Восток Украины. И надо отдать должное Володину (и остальным политтехнологам Кремля, включая Суркова) – задача была выполнена на отлично! А если в обществе возникла идеология, зачем нужны откаты и распилы? Пусть идеология управляет!

 

 

Примерно год назад Кремль объявил: все, заканчиваем бодягу, начинаем управлять по-новому. Кто не понял – тех уничтожим. Сразу все стало меняться на глазах: желающих работать в таких условиях стало очень мало. Большая часть губернаторского корпуса резко сникла. Вот, кстати, с чем надо связывать назначение «на регионы» путинских охранников. Естественно, в «новых условиях» смогли работать далеко не все. Это возложило на власть всех уровней колоссальную нагрузку. Но команду Кремль отменять не стал. Более того, была дана установка силовикам – любой чиновник, взявший в руки деньги, должен быть сразу публично обвинен в этом и репрессирован. Причем, о факте «разработки» Кремль должен быть проинформирован, а арестовывать ФСБ может без вопросов. Так попался Белых. Потом еще несколько губернаторов. Потом вице-губернаторы в Кемерово и Санкт-Петербурге. Потом Улюкаев. Дальше будет больше. Система вошла в ситуацию перезагрузки – и это самая масштабная перезагрузка всей вертикали власти с горбачевских времен. Это реанимация институтов саморегуляции.

То есть, никаких ассоциаций с 37-м годом возникать не должно?

Не сравнивайте Путина и Сталина. Да и вообще не сравнивайте Путина ни с кем – он совершенно особая фигура. В некоторой степени уникальная и аналогов в российской истории не имеющая. Он просто интерфейс, шаблон, на который одевается соответствующая времени маска. Мы много раз об этом с вами говорили на страницах «Русского Монитора».

Насчет вашего вопроса про 37-й год. С одной стороны, это очень похоже на ситуацию, в которой страна оказалась после 20 лет строительства коммунизма, когда Сталин вдруг осознал, что построенная им власть ничего общего с теорией Маркса и Энгельса не имеет. И судорожно стал искать выход, надеясь при помощи репрессий как-то поменять логику нелогичной системы. Но фундаментальная разница заключается в том, что в 1937 году людей арестовывали по ложным доносам за несуществующие преступления, а в 2016-м – несколько иначе все-таки. Я никакой связи Улюкаева с репрессиями а-ля 1937 год не вижу. Чистка – да. Но не переход к уничтожению «буржуазных» специалистов. В 1916 году министра-взяточника-бедолагу Сухомлинова тоже арестовывали. Но вы же не станете сравнивать Путина с Николаем Вторым из-за этого?

Просто Путин тоже через двадцать пять лет строительства капитализма вдруг понял, что к свободному рынку это никакого отношения не имеет, и надо что-то делать. Вот, например, Сергей Кириенко сейчас собирает предложения политических технологов о том, как провести грядущие президентские выборы эффектно, легитимно и красиво. И как конвертировать имеющийся ресурс поддержки власти в создание институтов саморегуляции государства. Трудная задача. Я бы не хотел быть на его месте.

Кстати, по поводу Кириенко существует такая конспирологическая версия о том, что он представлен присматривать за Путиным от «старших товарищей по мафии», чуть ли не возможным чистильщиком. Что Вы на это скажете?

Это какая-то совсем кухонная конспирология. Приставлять к Путину никаким «кукловодам» никого не надо, зачем? Можно подумать, Путин совершает какие-то шаги, не являющиеся последствием консенсусного решения своего коллектива.

Что касается Кириенко, то все гораздо прозаичнее: Кремлю потребовался новый менеджер, имеющий свои идеи, не втянутый по макушку в распилы и откаты, внятный и управляемый, понимающий задачу и ответственный. Кириенко не смог отвертеться от предложенной роли менеджера. И вляпался в эту историю, которая, конечно, принесет ему тысячи новых врагов самых разных калибров.

Что Вы скажете об аресте Улюкаева – действительно ли началась полномасштабная атака на так называемых «сислибов», как многие считают, как в оппозиционных, так и в «запутинских» кругах? Есть и другая точка зрения, согласно которой ничего особенного не произошло – мол, просто Улюкаев перешел дорогу Сечину, и по сути это просто конфликт «хозяйствующих субъектов».

Во-первых, Улюкаев уж точно никакой не сислиб. Точнее, он когда-то был в команде Чубайса, как и сам Путин, как и Глазьев. Во-вторых, этот вопрос находится парадигме мировоззрения каких-то совсем уж узко мыслящих журналистов из Газпром-Медиа. И, кроме того, никакого спора «хозяйствующих субъектов» на уровне Кремля нет и быть не может, так как Кремль и есть единственный «хозяйствующий» субъект.

Улюкаев с его миллионами только официально задекларированного дохода, офшорами, всякими имениями и прочими шубохранилищами – просто не смог вовремя слиться. И стал очередным сигналом для всех: ау, парни! Мы же сказали: бабло больше не берем, работаем во имя патриотизма. Как кошку берут за шкирку и выкидывают, когда она лезет на стол, а ей насыпан корм в миску под лавкой. Я бы вообще не стал придавать никакого значения этому. Слишком все очевидно. Улюкаев, Белых, Сердюков… А нефиг путаться с какими-то сомнительными бабами и назначать их на ответственные посты! Нефиг шляться по ресторанам с бизнесменами! Нефиг по ночам тусоваться в офисах коммерческих фирм, даже самых крутых, если ты министр. Сигнал ясен и доступен даже совсем альтернативно-одаренным в плане интеллекта. Какие репрессии? Даже в СИЗО не отправили, сидит в своей роскошной квартире и стишки кропает этот ваш сислиб!

Ваш прогноз: пойдет ли Путин на 4 срок?

Насчет четвертого срока Путина. У меня сегодня есть ясная картина, что он не собирается идти, точнее активно ищет возможность слиться. Возможно, обстоятельства вынудят его остаться в Кремле, но это маловероятно. Будущее России явно нерадужно. Вот представьте себе: большевики не расстреляли царя, а оставили в стране монархию. Типа конституционной. Победившая партия ВКП(б) управляет Россией, а бедный Николай Александрович Романов выступает в Доме Советов с приветственным словом, вручает ордена Буденному, премию Демьяну Бедному, жалует титул графа Дзержинскому, открывает мемориал Чапаеву, закладывает камень в строительство Беломорканала, БАМа и прочих гулаговских строек. Представили? Ну и зачем ему это? Конечно, Путин понимает, что его время ушло. Второго шанса уже не представится.

Окружение Путина тоже видит, что его ресурс исчерпан. Сейчас президент может сойти с капитанского мостика. Еще есть шанс, что он останется при этом цел и невредим. А вот если этим шансом не воспользоваться, то может быть поздно. «Коллективный Путин» видит, что прогноз для экономики страны крайне тяжелый, что потока денег «снизу-вверх» такого, как был десять лет назад, больше не будет уже никогда, что сама система экономики откатов и заносов себя исчерпала, что нужна новая модель, которая явно не принесет большого успеха в ближайшие годы. И они видят: можно сделать из Путина некоего «патриарха», отца-основателя, почетного «духовного старца». Но управлять по-новому с ним в качестве фронтмена уже нельзя. Им гораздо проще выставить на первую позицию некую фигуру «в белых одеждах», чем бесконечно распевать унылые патриотические мантры. И эта фигура, как в пьесе Метерлинка, пока закрыта покрывалом. Может оказаться, что это Медведев. А может и совсем другой политик, включая самых неожиданных.

Что может вынудить Путина пойти на четвертый срок?

Ну, например, внезапная активность масс, угрожающая системе власти. Или втягивание в очередные региональные конфликты, например, взрыв Кавказа. Нарушение договоренностей вокруг украинского узла. Внешнее давление на Россию, которому не удастся противостоять имеющимися методами. Нарушение договоренностей с американскими партнерами. Какой-то иной кризис.

Кого бы Вы предположили в числе главных кандидатов?

Кандидаты делятся на две группы. Одна – это явные. В первую очередь Медведев. Потом группа второй очереди: Собянин, Иванов, Шойгу, Матвиенко, Титов, Греф, Володин et cetera. И «альтернативные» – Навальный, Ходорковский. Кремлю, как институции, совершенно не важно, кто займет кресло президента. Важнее, что занявший в любом случае будет вынужден продолжать жить и действовать в тех парадигмах, которые сегодня активно формируются. И быть таким же заложником своих обязательств, как и сам Путин сегодня, то есть следующий президент в любом случае будет все тем же «коллективным Путиным».

Никаких либералов нет. Есть единая «имперско-патриотическая» партия. У нее есть разные крылья/фракции – ЕДРО, КПРФ, ЛДПР, ЯБЛОКО, Навальный, Ходорковский. Сечин и всякий мелкий улюкаев – все это одна система, один коллективный Путин, который имеет вот такой плешивый неказистый аватар – ВВП. Можно легко сменить этот аватар на другой. Но партия – останется. И процессы, происходящие внутри нее – это никакая не борьба чего-то с чем-то, каких-то силовиков-ястребов с либералами-голубями. И это даже не борьба за контроль над финпотоками и властью. Это просто урчание в поганом нутре этого чудовища, выросшего на «темной энергии» российской лени, глупости и страха перед чужим, непонятным и сложным.

Дмитрий, существуют масса спекуляций на тему возможного физического устранения Путина, что Вы по этому поводу скажете?

Понимаете, Виктор, у нас с вами совершенно разные взгляды на российскую политическую реальность. Вы спрашиваете: а могут Путина физически устранить в процессе передачи власти? И я теряюсь: как вам ответить… Могут. Но зачем? Какой мотив? Вы когда-нибудь ездили на междугородных автобусах? Когда водители меняются и ведут машину по очереди? Зачем сменщику устранять своего напарника, ради чего? Что от этого изменится в системе управления – руль станет легче крутиться, тормоза станут эффективнее, фары загорятся ярче? В фантоме общественного взгляда на Кремль нынешний президент России воспринимается как царь, как император Византии, восточный деспот, живущий в атмосфере интриг и предательств. На самом деле все немного не так: у команды, которая держит власть в России, нет внутренних противоречий: это вполне логичная система, в которой у каждого есть своя функция, а лидер не принуждает и не управляет, а всего лишь олицетворяет. Еще раз могу вспомнить наши бесчисленные предыдущие беседы на эту тему: Путин не хозяин, не главный акционер, а наемный менеджер, функция. И все, что происходит во внешней и внутренней политике страны – плод коллективного решения, консенсуса верховной элиты. На мой взгляд, Владимир Владимирович не нарушал договоренности, которые были изначально им достигнуты со своим окружением. Никто из ключевых фигур тоже не нарушал. Поэтому мне представляется, что в случае смены первого лица в стране никаких кровавых драм не произойдет. Но есть один слух, который все-таки имеет смысл озвучить: на Западе многие эксперты убеждены, что Путин имеет серьезные проблемы со здоровьем. При анализе этих слухов начинаешь понимать: это вполне возможно. И именно из-за этого власть так спешно начинает готовиться к выборам. Хотя, повторяю, это просто слухи.

Что может изменить судьбу России?

Ничего. Ну кроме инопланетного вторжения или зомби-апокалипса. Есть еще вариант с Ктулху.

https://rusmonitor.com/dmitrijj-zapolskijj-kollektivnyjj-putin-vs-ktulkhu.html

 

 

Дмитрий Запольский: в своем послании Путин вывешивает белый флаг

 

 

Четверг, 1 Декабрь 2016 16:10

Автор: Rusmonitor

 

 

Дмитрий как Вы прокомментируете послание президента Путина?

Впечатление, конечно, крайне унылое. И реакция прессы – дежурная. Все ждали сенсаций, изменений в Конституции, каких-то “движух”, а гора родила мышонка.

Что Путин хотел этим сказать: сакраментальное «я устал и ухожу», или наоборот, что он решил остаться в Кремле надолго?

Послание никоим образом не свидетельствует о том, что Путин “решил остаться надолго”. Я бы сказал, что общий примирительный тон и водянистость всего текста скорее свидетельствуют об обратном: Кремль активно ищет способы изменить будущее. Общая идея этого послания давно сформулирована котом Леопольдом: “Ребята, а давайте жить дружно!” Вся структура документа построена на этом: не дразнить гусей. Ни слова про Крым. Америка – друг и партнер. Допинговые скандалы признаны с фигой в кармане. Про православие как системообразующую религию – ни слова. Все очень мягко и расплывчато, какие-то намеки и сигналы от коллективного Путина коллективным милоновым и залдостановым в духе одесского “Алеша, ша! Возьми полтона ниже!” Это действительно “перестройка 2.0” с ее “демократизацией и гласностью, ускорением и интенсификацией – тоже в бета-версии 2.0

 

 

То есть речь идет о капитуляции?

Ну если не о капитуляции, то явно не о войне. Как у Троцкого с немцами: ни мира, ни войны!

В целом видно, что Путин устал, стратегии развития у него нет, и он в ожидании. Скорее всего, кнопка “стенд бай”, “спящий режим” нажата под воздействием каких-то подковерных договоренностей с американским руководством. Типа, расходимся, раунд окончен, антракт. В целом Путин сейчас пытается выглядеть как “маленький Трамп”: сделаем Россию великой, займемся собой, нафиг эти ваши геополитические игрища, экономика важнее.

Это его собственное мнение, или просто в него вставили соответствующую пластинку и нажали кнопочку?

Вы задаете несколько странный вопрос. Подобные послания, как речи советских генсеков на приснопамятных съездах КПСС, всегда плод работы большого коллектива.

Я имею в виду – не читается ли в президентском послании «неуд» от системы?

Нет, “неуда” от системы я не вижу. Я вижу, что система внутренней власти в России нуждается в реформе. Путин не берет на себя ответственность за милонова-кадырова-бастрыкина. Он вообще ведет себя так, будто он лично здесь вообще ни при чем. И вы не забывайте самого главного: в России вся внешняя политика подчинена внутренней национальной идее: удержать власть. И в этом смысле Путин блестяще справился со своей задачей – централизация прошла довольно успешно с его точки зрения, а внешние телодвижения страны, у которой три процента мировой экономики, интересны только с двух позиций – наличия ядерного оружия и PR-возможностей

Главный итог “внутриполитической” части послания можно сформулировать так: условный “уралвагонзавод” больше не основная опора Кремля. Константин Райкин не хуже Залдостанова-Хирурга и вообще, успокоились бы вы ребятки, а? Проехали…

 

 

Что значит – не берет ответственность? А кто же ее возьмет в таком случае?

Никто. В том-то и самое забавное.

Я вот тут сегодня умилился заявлению Кадырова о том, что Немцов был не врагом народа, а выполнял важную государственную функцию – был оппозиционером. Вот это – главный итог. Инверсия. Шли к Одессе, вышли к Херсону. Бывает, не впервой.

И как ситуация будет разворачиваться дальше?

Я думаю, все будет развиваться по сценарию постепенного схода Путина с лидирующей роли, уменьшению влияния силовиков, смягчению риторики, попыткам восстановить экономику через относительную либерализацию. Но это будет крайне сложно.

То, есть в Кремле скорее нацелены на то, что выборы пройдут по плану – в 2018-м?

Похоже, что да. Потому что иначе сегодня были бы какие-то сигналы. А я их не уловил. Хотя до января есть время для “сильных ходов” (выборы назначаются через три месяца, единый день голосования в марте, так что подождем совсем немного).

 

 

Картинка, которая многое объясняет..

То есть получается, что Путин (или кто-то там еще наверху) решили, что геополитические цели, поставленные в 2013-2014 годах, системе не по зубам, и решено откатить ситуацию на 2012 год. Эдак и в G-8 позовут?

Можно сказать, так. Мы вскоре увидим попытку договориться с Трампом, с Евросоюзом и вообще со всеми акторами мировой политики о разделе сфер влияния по “новоялтинскому варианту” – конечно, без создания блоков и союзов, смещения правительств и ввода войск. И думаю, что вероятность попытки провернуть что-то вроде “Ялты 2.0” крайне высока. Если не случится ничего совсем уж экстраординарного типа малазийского Боинга, то пока представляется так, что все идет к большому компромиссу. Крым зависает в полной неопределенности, ДНР и ЛНР остаются в составе Украины, наследники Моторолы становятся легитимными начальниками. Прибалтика несколько смягчает риторику и так далее. Санкции постепенно затухают, ЕС начинает долго и мучительно создавать внутри себя политическое единство, в целом Россия перестает быть самой болезненной темой. Нефть чуть подрастает. Сирийская война не перерастает уровень регионального конфликта.

Но, в любом случае, сейчас мяч не у Путина, он сделал свой ход и будет выжидать. Если удастся договориться – Путин не пойдет на выборы в следующем году. Если нет, то возможны иные варианты. Я могу вам предложить с десяток альтернативных сценариев, но давайте подождем несколько недель и послушаем пресс-конференцию Путина, многое раскроется после нее.

А если не получится – например, с Трампом поладить?

Если с Трампом не удастся поладить, снова вытащат ржавый гвоздь из кармана и с удвоенной энергией начнут царапать по стеклу, отделяющему страну от цивилизованного мира. Купят байкеру Хирургу новый чепчик и придумают свежий фасон милоновской бороде.

Беседовал Виктор Ларионов

https://rusmonitor.com/kreml-vyveshivaet-belyjj-flag.html

 

 

Дмитрий Запольский: Иванов

 

 

Среда, 1 Февраль 2017 6:04

Автор: Rusmonitor

 

 

С Борей мы учились в одной школе. Можно было бы сказать, что росли в одном дворе, да вот только вместо дворов был сплошной парк: наши родители купили в середине шестидесятых кооперативные квартиры. Район «Лесное» был, пожалуй, лучшим в тогдашнем Ленинграде. Очень похожим на скандинавские города: новые здания соседствовали со старинными усадьбами, вместе с жильем строились сразу школы, библиотеки, поликлиники, магазинчики и кафе. И все это почти что в лесу: деревья не вырубали, сады оставляли как есть. Красивый оказался райончик. Так уж вышло, что все население было совершенно однородным по социальному положению: старшие научные сотрудники разных НИИ, профессура, довольно высокооплачиваемые инженеры военных заводов, капитаны загранплавания и работники торговли. К чему я это рассказываю: мы все были из хороших ПОЛНЫХ семей (кооперативная квартира стоила 10-20 тысяч рублей, матери-одиночки вряд ли бы могли себе такое удовольствие позволить). И среди нас не было детей номенклатуры, ментов, прокурорских, военных, даже артистов: все эти категории получали либо ведомственное жилье, либо номенклатурное. Мы были совершенно особой генерацией советских детей. И мы были РАВНЫМИ, хотя и очень разными. Во дворе не было драк и разборок, «старших» и изгоев, это был райский район. Мы были какими-то удивительно интеллигентными и гуманными детьми.

И вот в этом чудесном месте построили интуристовскую гостиницу «Спутник» (сегодня мы бы назвали ее хостелом, – удобства там были на этажах, номерочки крохотные, вид из окон никакой, так себе отельчик) и огромное общежитие для иностранных слушателей военной академии, где жили многие сотни офицеров из стран Варшавского договора и всяких прочих дружественных стран типа Кубы, Вьетнама, Анголы и Северной Кореи. Вот это и сыграло в судьбе моего героя Бори Иванова роковую роль. Вокруг гостиницы всегда куча специального народа. И у всех — деньги, чеки, шмотки. А у некоторых еще и наркота…

Боря после школы стал рэкетиром. Неправда, что в СССР рэкет появился только в девяностых. А как же контролировать десятки путан, рвущихся каждый вечер в ресторан, где пили тургруппы из Хельсинки и Стокгольма? Кто будет взимать налоги с официантов, продающих каждый вечер сотни бутылок «левой» (то есть не из ресторанного буфета) водки? С кем будут делиться дежурные на этажах, которым путаны платили по червонцу за вход в номер? А швейцары-отставники, берущие по трешке за вход в ресторан, в котором никогда не было свободных мест? Я уж не говорю про фарцовщиков, таксистов-отстойщиков, знающих немного финский и готовых отвезти клиентов в центр, покатать по набережным, свозить в «Березку», а заодно и поменять марки на рубли. И про парикмахерш из салона, стрижка у которых стоила раз в десять дешевле, чем в Финляндии, про ресторанных лабухов, которым кидали по 30 марок за каждую песню из репертуара АББЫ, про уборщиц, которые находили в номерах и деньги, и блоки сигарет, и пурукуми «на чай». Конечно, были в гостинице сотрудники «спецслужбы» милиции, следившие за всем этим безобразием, вербующие агентов-путан и стукачей-фарцовщиков, но разве можно контролировать весь этот четко отлаженный механизм? Да и брать деньги два зачуханных капитана милиции и один майор из райотдела КГБ не решались. Точнее невозможно было брать у проституток да фарцовщиков. Но вот получать с рэкетиров — это было еще туда-сюда. Ну и сливать им в ответку все, что настучали агенты. А еще рэкетиры умели координировать процесс — поддерживать порядок на объекте, гонять залетных, особенно карманников и просто хулиганов, которые откровенно портили статистику: зарегистрированные преступления в отношении иностранцев всегда были скандалом на весь город. А это как минимум лишение премии. А как максимум — перевод с теплой «точки» просто на улицу. А кому захочется часами шляться по Невскому и смотреть, чтобы кто-то не подрезал у фирмачей фотоаппарат? Нужные были люди — эти самые рэкетиры. Всегда. Наверное, я бы никогда не смог стать криманальным репортером, если бы с малолетства не наблюдал бы этот вечный праздник жизни.

Гостиница «Спутник» специально была построена на окраине, подальше от центра. Демократичненькая такая. Для простого финского трудового народа. А основные «бригады» рэкетиров незаметно пасли куда более сладкие объекты в центре. «Асторию», «Москву», «Европейскую», «Октябрьскую». Ну не хватало хулиганов, чтобы перекрыть весь город. Фека бригадирствовал на зоне, теряя авторитет, настоящих буйных было мало. Так что вокруг «Спутника» сформировалась отдельная уникальная инфраструктура. И Боря Иванов очень быстро ее возглавил. Году так в 1982-м под его контролем оказался и мебельный магазин, в котором специально открыли целый зал по «чекам» для доблестных офицеров соседнего дома-общежития. Ну и для тех аборигенов, которые катались в загранкомандировки по работе, а таких в районе было немало. Вот эта самая «валютная секция» и стала основным источником дохода Бориса Иванова. Потому что собирать дань с блядей и холуев в гостинице легко, но надо делить на всю братву. И в конечном счете остается совсем не крутые деньги. А вот провернуть комбинацию с чеками, купить на них шикарный гарнитур, продать его за рубли директору рынка — вот это бизнес! Сразу пару тысяч рублей на двоих с заведующим секцией. И все шито-крыто: покупатель всегда разный, благо кубинцев-вьетнамцев в общаге были неисчерпаемые запасы. Рынков тоже немало, а еще комиссионки, да и тот же гостиничный «менеджмент», всякие начальники таксопарков, картежники, коллекционеры, цеховики, – много было желающих. А гарнитуры и стенки в валютную секцию привозили по мере продажи, то есть каждый день. На магазине Боря и поднялся. И завсекцией тоже. Но речь не о нем, а о Боре. Хотя к этому заведующему инвалютным отделом ленмебельторговского магазина мы еще вернемся. В самом конце.

(В Борином «коллективе» в качестве штатного сутенера совсем недолго протусовался другой наш однокласник — Руслан Коляк. Но его больше привлекала самостоятельная работа. Он вскоре отделился и подался в администраторы кафе «РИМ» на Петроградской. Там подгонял проституток-малолеток клиентам из Тбилиси и Батуми, прилетавшим в Ленинград «отдохнуть». Потом его тоже ждала легендарная судьба. Но сегодня речь не о нем. Сегодня наш герой — Боря Иванов, король Институтского проспекта)

В «Спутнике» система сбора дани была отлажена, как часы. Но преступный мир устроен по-своему. Боря и его бригада слегка заигрались. Главным образом потому, что поголовно подсели на «хмурого». Начались убийства. Хлопнули фарцовщика-центрового по кличке «велосипедист», нелепого долговязого лохматого финна из Токсово. Он работал механиком на велотреке, чинил гоночные велики, а по вечерам окучивал туристов. И зная язык, тусовался в ресторане, слушал разговоры, наблюдал. А утром к нему в мастерскую приезжал опер из районного управления КГБ и велосипедист ему рассказывал оперативную обстановку. Дело в том, что наверху зрела какая-то интрига и контора копала под спецслужбу милиции, специальный отдел, охранявший иностранцев от поползновений. Велосипедист сдал конторе всю схему взаимодействия, особенно важный нюанс был в том, что прикомандированные менты откровенно сливали Боре все планы мероприятий, кто агент, кто крысит, кто на Борю волну гонит. Началась проверка. Менты вычислили велосипедиста и попросили Борю его успокоить. Но Боря был отмороженным, да и герыч сделал свое дело: велосипедиста нашли на гостиничной стоянке с перерезанным горлом прямо в его красивом «Москвиче». Списали на самоубийство, зачем нужны скандалы возле «Интуриста». Но оперов из спецслужбы поперли. А новые сходу накопали какую-то мутную фигню на Борю. Валюта, чеки, кидалово, вот это все…

Брали его при участии «Альфы», с погоней и светошумовыми гранатами. Доставали из иномарки чуть ли не на ходу. Дали десятку. «Спутник» на какое-то время осиротел, но Боб попал на черную зону, наладил канал связи и поднапряг братву. Время было уже стремное. Судье занесли общак, короля надо было срочно выкупать. Сначала Иванова перевели на химию, потом УДО. А тут и 1990 год на дворе: все колосится, цветет, радует глаз. Боря откинулся и сразу к директору гостиницы — ты кто такой, пацанчик? Тот ему, типа я директор. Председатель совета трудового коллектива, выбранный собранием арендаторов. Боря тогда первым, задолго до Масяни произнес коронную фразу: А пошел ты в жопу, директор! У тебя в ресторане лягушачьи лапки есть? Директор судорожно кивнул, подумав, что король хочет отведать французского деликатеса. Значит так. Быстро взял свои лягушачьи лапки и попиздовал домой. И завтра утром чтобы выправил все бумаги, собрания там разные, хуяния. Директор теперь я. Печать, ключи от сейфа и кабинета оставь. Да, и обойди всех, скажи что я тебя уволил.

Потом Боря позвонил операм и конторскому куратору. И предложил им 10 процентов. Предупредил, что каждый день будет снимать по одному. Согласятся завтра — будет 9. Послезавтра — 8. И так далее. Опера смекнули и согласились сразу. Конторский сказал, что у него нет коммерческих интересов, так как служба не позволяет, но если Борис будет так любезен и возьмет его замом с зарплатой 1500 долларов, плюс 10 процентов, то завтра он подаст рапорт на увольнение, так как пенсия. Сговорились на 1000 и 8 процентов. Далее Боря собрал всех дежурных, официанток, горничных, поварих и всяких кастелянш. Посмотрел внимательно, прищурился и поиграл желваками. «Все кто старше двадцати пяти, быстро сдали свои акции и пошли отсюда вон. Кто сейчас же напишет заявление, тому заплачу по сотке баксов. Кто недоволен, утоплю в Серебке. Ферштейн? Кругом марш!» Тетки ушли. «А кто моложе?» «Те сдают акции и могут остаться. Но составляем график. И каждый день три телки идут со мной в сауну. Платить не буду» Телки заулыбались, обрадовались. Настоящий хозяин пришел, такой в обиду не даст! А гостиница-то совсем захирела, туристов нет, в номерах грязь, сантехника вся гнилая. А ресторан вообще в клоаку превратился.

Крутой был Боря. Вечно небритый, с прической панка, рожа синяя, цепи всякие железные, колючки. Первым делом он купил себе шестистого и харлей. Сам на харлее, а охранник на мерсе сзади. Всех мужиков из гостиницы выкинул. Новых наберем! Издал приказ: моих друзей в гостиницу пускать, селить, кормить и сосать. Счет приносить мне, я разберусь. Друзья никогда на халяву не ели, не пили и не спали. Знали — если Боря предлагает что-то в кредит, то потом заплатишь в десять раз больше. Но веселье началось нешуточное: к Иванову сразу подтянулся Боб Кемеровский, контролировавший в районе героин, Саша Крупица, авторитет, крышующий все хлебокомбинаты города, точнее ВЛАДЕЮЩИЙ всеми поставками муки из Казахстана и всеми поставками всего российским воинским частям в Таджикистан, так как командующий там был у него на подсосе. И Боря занял у него деньжат, которых у Крупы было как махорки у дурика, закрыл нахрен гостиницу и затеял ремонт. Вскоре вместо ресторана появился ночной клуб Релакс. С блекджеком. И остальным.

Изредка проводил там угарные дискотеки с дымом и дыц-дыц. Колеса с зайчиками продавали прямо в баре. Но в остальное время постителей не было. Порция виски стоила 50 баксов. Я спрашивал Иванова — зачем так дорого? Ведь никто не ходит, бедолага Нагиев с женой каждый вечер программы ведут в пустом зале! «Хня, – отвечал Боря. – Пара друзей зайдет за вечер, купят по шоту, телок угостят. Глядишь и на зарплату персоналу наскребем». А нафига нам тут толпы-шмолпы. Только ковры загадят!» У Бори интересная была бизнес-модель, своеобразная. Оборот героина и экстази приносил куда больше. В течение месяца Боря обошел все оборонные НИИ в районе, договорился, что вся обналичка через него, вся аренда складов через него, все кооперативы плятят ему. Некоторые объекты он просто забрал с первого наезда. Некторые не сразу. Но тоже забрал. В Политехническом институте открыл лесопилку и камнедробилку. Лесопилка приносила много. А камнедробилку Боря показывал сомневающимся. «Знаешь, дорогой, какого цвета человек внутри? Думаешь красного? Розового? Нет, ошибаешься. Серого. Как асфальт. Вот когда мы сюда, – Боб показывал пальцем на камнедробилку, – засовываем человека, отсюда, – Боб тыкал в лоток, откуда высыпается щебенка, – вытекает серая такая жижица. А знаешь, почему камнедробилка здесь так поставлена? Потому что люк канализационный сразу под лотком. А знаешь, почему труба водопроводная сюда подведена? Чтобы промывать сразу!» Сомнения развеивались.

Бригада у Бори была тоже необычной. Не деревенские пацанчики на тонированных девятках! Боря был серьезным парнем и ребят набрал серьезных. По две-три ходки. Почти все на хмуром. Беззубые, ободранные торчки с татуированными рожами. Малосимпатичные ребята. И за числом не гнался, не как другие — по тысяче быков набирали. У Бори всегда была сотня. И жили они в туберкулезном диспансере на Тореза, в общежитии персонала. Неподалеку от «Спутника». В центр не ездили. Вообще дальше метро «Площадь мужества» не показывали нос. Но все ларьки, кабаки, шалманчики, все это было под неусыпным контролем. Второго такого бандита в Петербурге не было — Боб никогда не лез за границы района нашего детства и никого не пускал в него. И еще — Боря никогда не таскал с собой наркоту не носил пистолет. За ним ходил специальный носатый малый, с борсеткой подмышкой. Там был заряженные баян и волын. Иванов говорил, – я плачу ему 3 штуки баксов в месяц за риск. Но он не наш, поэтому на грев в случае чего пусть не рассчитывает. Мне всегда было очень жалко этого шыбзика.

На Институтском проспекте был огромный квартал военных НИИ. Какие-то ГИРИКОНДЫ, МЕЗОНЫ, ФТИ и прочие умирающие предприятия, созданные в лучшие годы для того, чтобы пустить энергию лишних людей на создание лишних вещей. Боря облюбовал проходную гигантского института Постоянного тока. Помню, вы в детстве все смеялись над этим названием и гадали — чем там занимаются сотни МНСов и СНСов? (ответ — радиолампами для передатчиков космической связи) Я не знаю, демонстрировал ли Боря директору этого замечательного заведения свою камнедробилку, но институт с радостью отдал Боре в аренду свою центральную проходную. И Боря за пару-тройку меяцев превратил ее в Байкерский клуб «ВЕРВОЛЬФ». Так уж получилось: я был одним из учредителей байкерского движения в Петербурге и даже совладельцем этого клуба. Вместе с Крупой, и Бобом Кемеровским. Мы гоняли по району на своих чопперах, устраивали какие-то безумные вечеринки в Борином клубе, собирали крутых друзей-музыкантов и слушали рок-н-ролл. Это был 1995 год. Клуб был только для своих. И это было прикольно: днем мы были чиновниками или журналистами, дипломатами или адвокатами, предпринимателями или просто студентами, а вечером в косухах и кожаных штанах пили пиво под живую музыку в байкерском клубе. А Боря сидел в своем кабинете и тер терки, решал вопросы, вмазывался и гонял по ноздре первого. В принципе нам не было никакого дела до него. Но часто его гости оставались потом на вечеринки и тусовались с нами. И в том числе заведующий секцией того самого мебельного магазина, доросший с легкой бориной руки до директора всего ленмебельторга. Пиво было исключительно с завода «Балтика». Как-то Боря в коматозе сказал, что «Балтика» принадлежит ему. Я не поверил. Но все-таки спросил у Боллоева, знает ли тот моего одноклассника. Тимур выдавил после мхатовской паузы, что знает. Борис Иванов — наш акционер. Я не знаю, сколько у Бори было процентов акций, но кто-то мне сказал, что шесть или восемь. В середине девяностых это было уже миллионов сто доларов. Ну или чуть меньше.

Потом мы поругались. Уже навсегда. Боря продал мне машину с поддельными дкументами. Точнее с измененным годом выпуска. Я сказал ему — зачем ты меня обманул? Боря на голубом глазу заявил: а ты не спрашивал – настоящий год выпуска или левый. Но все-таки сбросил цену, не кинул. «Кстати, я тебе на сказал. Там есть бонус. В подголовнике водительского кресла тайник. Помещается ТТ. ПМ тоже влезет, но я не советую — ТТ намного лучше, если не чешский». Я хлодно кивнул и больше в клуб «Вервольф» не ходил.Потом прямо на глазах своего сына из автомата расстреляли Александра Викторовича Крупицу, генерального директора АО «Петрохлебснаб». Моего друга Сашку Крупу. Соучредителя нашего байкер-клуба. Я сразу подумал на Борю. Потом так и оказалось. Один совладелец гостинцы «Спутник» заказал другого. А и Б сидели на трубе. Осталось их двое — Боб-инкассатор и Боб-кемеровский.

Потом был кризис 98-го года, у меня закрылся мой очень успешный телепроект. И мне стало совсем не до тусовок. Надо было создавать все с нуля. Время было трудное. Я тогда смог вернуться на региональное телевидение с новой авторской программой. Уже не про криминал. Девяностые годы закончились. Меня интересовала политология. Бандиты опостылили. Но совсем выйти из своего образа криминального репортера я не мог и самые громкие события ам приходилось освещать все равно. Утром 16 авуста 99-го года я ехал на студию, когда зазвонил мобильник. Дежурный редактор. Шеф, камера с собой? На Кантемировской десять минут назад громкое убийство. Два автоматых рожка, три трупа! Я был неподалеку. В узком проезде стоял борин шестисотый мерседес. Его изрешетили как друшлаг на фабрике. Киллеры стреляли с двух рук. Я снял адресный план, потом крупняки, потом дырки от пуль, окроваленную борину байкерскую косуху. Начальник ОРБ усмехнулся — завалили одноклассничка твоего? Небось не последнего? Это был намек на недавнее покушение на Руслана Коляка. Я потянул его за рукав к бориному мерсу: ствол нашли? Нет? Смотрите! Я оттянул подголовник и из него выпал вороненый ТТ с патроном в патроннике. Навел на него объектив, снял и пошел к своей машине. Мне было больно. Где-то мелькнула на уровне подсознания мысль: а ведь теперь королем Институтского проспекта станет Кемеровский, противный героиновый чувак с вонючим ртом. Да какая мне разница: это же касается только барыг да блядей, загибающихся от героина остатков бориного воинства и унылых старичков-директоров военных институтов. Мы все давно разъехались из нашего райского района. Там живут только пенсионеры, там нет нормальных магазинов и в квартирах-брежневках невозможно жить. Кемеровский не стал королем. Его взял через некоторое время в Киеве Интерпол. Выписали 10 лет за убийство Иванова. Отпустили по УДО недавно. А королем стал шибзик. Да какая разница. Нас давно выгнали их этого рая.

Ну и напоследок вы хотели спросить про фамилию бориного друга-мебельщика. Да, этот мебельщик — тот самый мебельщик. Высоко взлетел в свое время. Но вот район у нас оказался какой-то нефартовый для пацанов. Что-видимо не так с экологией. Или энергетику испортили эти самые инженеры постоянного тока…

Дмитрий Запольский

https://rusmonitor.com/dmitrijj-zapolskijj-ivanov.html

 

 

Дмитрий Запольский: Цепов

 

 

Среда, 1 Февраль 2017 6:14

Автор: Rusmonitor

 

 

Ромушка был маленький. Нет, рост у него был средний, обычный. Но вот внутри он был годочков трех, максимум шести. Он любил производить впечатление. Точнее, в точном соответствии с теорией Пиаже, мир для него делился на две неравные части: та, в которой он вызывал живой неподдельный интерес его привлекала и радовала. А другая часть, у которой Рома не вызывал интереса для него не существовала. Всю свою жизнь он пытался расширить первую часть, порой небезуспешно. Его совершенно не интересовало будущее. Точнее, он как и все детки хотел вырасти и стать большим мальчиком. Но совершенно не собирался при этом взрослеть. Это в конце коцов и стоило ему жизни.

Он жил в мире игрушек. И игр. Офис охранной фирмы «Балтик-Эскорт» находился во дворах на Фонтанке. В сыром полуподвале. У Цепова был крохотный кабинетик-пенал, метра тва с половиной шириной, но длинный. Стол, стул, диван. На диване сидели гости. Ну вы знаете, как сразу распознать неуверенного в себе человека, ставшего начальиком? Он всегда старается расположиться выше собеседника. Рома поставил для гостей какой-то подростковый диванчик. И ты заходишь в помещение, хозяин встречает тебя с совершенно детской улыбкой, ласково подает тебе мягкую холеную ладошку (как ленинградская пышка: горячая, липкая и сразу сминается в твоих руках). А потом ты оказываешься в узком пространстве между стеной и столом, не знаешь куда девать ноги, твоя голова на уровне его стола, а он возвышается над тобой, величественный и недосягаемый.

Рома играл в стрелялки на компе, когда не было посетителей. А когда начинался какой-то разговор, он неохотно выключал компьютер и протягивал гостю боевой ПМ с подствольным лазерным целеуказателем. Давай поиграем. Вон мишени с фотоэлементом. Навсидку, полсекунды. Да не ссы, он не заряжен. Он всегда таскал с собой незаряженный пистолет, в багажнике возил два помповика и обязательно автомат. Стрелять он любил, даже тир на даче смострячил. И без оружия чувствовал себя неполноценным. Это было, конечно, связано с его сексуальным самовосприятием. Он ощущал себя без ствола, как без гениталий. Мальчик, воспитанный строгой еврейской мамой, которая подавляла в нем мужское начало. У него в офисе не было секретарши, он чурался незамужних сотрудниц. Точнее сказать — к обычным женщинам. Но всей душой тянулся к бабам с криминальной «аурой». Я потом расспрашивал его бывших любовниц. Скажем так: Рома имел своеобразные привычки и комплексы. Вел себя как школьник с учительницами. Ну да ладно. Речь ведь не об этом.

Мама у Ромы работала стоматологом в тюрьме. Точнее, сначала просто стоматологом, а потом главным по зековским зубам и протезам. Так что рос Роман в полном достатке. Сменив фамилию Бейлинсон на Цепов, наш герой поступил не без протекции мамы в Высшее училище МВД, потом дослужился до капитана тюремных войск. Навел знакомства в обоих мирах. Без сожаления уволился из-за какого-то мутного скандала и интриг, поработал в военном НИИ и решил заняться охранным бизнесом. Мы с ним познакомились именно на этой теме. В 1994 году вся российская элита четко делилась на тех, кто охраняет, от кого охраняют и тех, кто нуждается в охране. Я нуждался. Программа «Вавилон» вдруг ни с того ни с сего взлетела на вершины телерейтинга, появились могущественные друзья и не менее могущественные враги. А тут внезапно возникли серьезные проблемы у охранной фирмы «АСБ», которая принадлежала американцам и в которой работали телохранители, обученные в США. Потребовалась срочно перевести свою охрану в другую фирму, чтобы бойцы могли пользоваться легальным оружием. По-моему, я даже тендер объявил, сказав в эфире, что мы ищем такое предприятие. Рома, услышав это по телевизору за десять минут доехал до моей студии с готовым договором. Он вообще любил все блестящее —власть, телевидение, кино, шоу-бизнес, лакированные туфли, золото и чистенькие иномарки. Деньги его практически не интересовали.

-Я тебе дам бесплатно пятерых телохранителей, у них будет связь, две машины, оружие. Ты только должен их кормить, с зарплатой я сам разберусь, – сказал мне Цепов, возвышаясь надо мной. -Спасибо, Роман, – ответил я с диванчика. – Но личный состав у нас есть, нам нужно только официальное право на оружие. И я совершенно не заинтересован в том, чтобы ваши сотрудники были в курсе всех моих встреч, дел и вообще… -А ты не так прост, – сказал Цепов. – Ладно, но в таком случае ты сам им плати. Мне не надо, я богатый. Пошли лучше пообедаем. Угощаю. Что ты так смотришь на мои ботинки? Это кожа пеликана, из Новой Зеландии привезли пацаны. Клево сверкают, да? Ручная работа. Пять штук баксов стоят. Хочешь подарю? (возможно, это был не новозеландский пеликан, а южноафриканский страус, кайман, броненосец или какой другой мексиканский тушкан)

Рома любил дарить подарки. У меня в ящике редакционного стола лежали ромины позолоченные зажигалки, гравированные «зиппы», модели пистолетов, какие-то бесконечные сувениры с символикой «Балтик-Эскорта», вилки и ножи, часики с кристаллами Сваровски, диски с песнопениями григорианских монахов, пули от бронебойных винтовок и еще какая-то блестючая дрянь, которую Роман чуть ли не силой запихивал мне в карманы при каждой встрече, как сорока прячет в своем гнезде все, что сверкает на солнце.

Он был неимоверно хвастлив, щедр и прост. Как Карлсон. Он жил на «крышах», таская меня на всякие свои встречи и терки, знакомя с героями питерского криминально-ментовского нутра, получая невероятное удовольствие от того, что на него смотрят с интересом. У тебя нет пропеллера, малыш? Это не беда! Полетели со мной, держись крепче! Я тебе ТАКОЕ покажу!

Он никогда не скрывал всю пищеварительную систему новой российской власти, в которой существовал, как солитер в коровьем желудке. Глянь, – вот сюда поступает трава. Здесь она переваривается. В этой части бродит. Здесь всасывается. А туда нам не надо, там — прямой путь в задницу. И деньги для него были вареньем. Он их тратил. На блестяшки. Когда наследники пытались дербанить его имущество, оказалось, что Рома гол как сокол. Все что осталось от его блестящей карьеры — коллекция часов, подаренных разным людом на дни рождения. Богатые часики. Сверкающие брюлликами. С гравировками от даривших. Мало кто захочет купить такой сувенир «Дорогому Роману от К.К.Я». Или от ВСК(б). Или «от преданного Дерипаски». Или просто от «друзей». Совершенный нелеквид.

На тесном диванчике в ромином кабинете многие сиживали. Будущие генералы, будущие (и бывшие) зеки, кровавые убийцы, главари банд и чеченские суфии, герои и авторы «Бандитского Петербурга», нынешние лидеры непримиримой оппозиции и даже он, Главный Клиент Балтик-Эскорта, будущий лидер нации. Ну а что такого? Рома имел огромный оборот денег, влияния, добра, зла и блеска. Он к 1995-му году контролировал весь игорный бизнес, все назначения в ГУВД Санкт-Петербурга, дилеров «Вольво» в нескольких городах, уже почти поймал за хвост Жар-Птицу, являвшуюся влажной мечтой всех бандитов города: розничную и средне-оптовую торговлю кокаином, которая прежде ускальзала из недостаточно чистых рук братвы, предпочитая холодные умы и горячие сердца. Хотя Рома покушался все больше не на эту сферу, а на бизнес конкурентов-нигерийцев, владельцев центральной кокаиновой точки города – легендарного “Доменикоса” на Невском, 70. Для этого даже превозмог себя и соблазнил татарочу-Гулю, жену Энтони, главного по первому.

Цепов не владел бесчисленными казино. Они были под тамбовскими, под МММ, под пермскими и частично под ворами. Но лицензии контролировала мэрия. И контора хотела как минимум видеть потоки бабла: ведь закон прост — если командир не может предотвратить пьянку, он обязан ее возглавить. Ошибаются сегодня бесчисленные авторы разоблачающих текстов, считающих, что в те годы была организованная «конторой» криминальная система. Это все от наивности. Система всегда самоорганизовавалась, как река, текущая сквозь холмы и низины, по равнинам и болотам. Только вместо воды — всепрожигающее расплавленное золото. И нет у реки хозяина. Можно только перекрыть русло, попытавшись пустить поток в обход, создать резервуар, выкопать канальчик к своей делянке. Контора была таким же актором процесса, как и все остальные силы. Чуть слабее в средствах и методах, чуть сильнее в информации и некоторых оргнавыках. Цепов оказался в нужное время в нужном месте. Задачу, которую перед ним ставил его главный клиент он понимал просто: сдерживать баланс криминальных сил в Петербурге девяностых и не давать никому нарушать сложный паритет конкурирующих сил.

В свое время Володя Феоктистов по пьяни как-то разоткровенничался со мной: «Если бы я сейчас был в фаворе, не было бы никаких «пермских», «тамбовских», «казанских», «чехов». И этих, как их, господи спаси! (тут Фека картинно крестился, хотя считал себя безбожником) «Макабских»! Были бы только мои, ПИТЕРСКИЕ!» Бесполезно было объяснять дедушке русского рэкета, что именно потому он и не в «фаворе», что никому не нужны мощные преступные группировки, перед которыми власть может оказаться бессильной. А вот Рома понимал правильно: бандитов должно быть много и они должны конкурировать. В офисе Балтик-Эскорта работала главбухом жена одного из руководителей питерского РУБОПа (вроде даже до сих пор работает) и Рома всегда глумливо улыбаясь, повторял — Региональное управление по борьбе с ПЛОХО организованной преступностью. Он мог вытащить из каталажки любого. Однажды он попросил меня поехать в горсуд вместе с ним на ограшение приговора по делу Александра Малышева. «Саше будет приятно, если ты его встретишь, он любит твои программы и каждый день смотрит на киче «Вавилон». А если приговор будет обвинительный, дело же серьезное! (Малышева первым судили по статье за организацию банды) «Щаз! Выпустят прямо в зале после оглашения приговора! Я все организовал! Судья старенький, мы с ним все решили, нафига ему эти проблемы.» Действительно, Малышева выпустили прямо из клетушки для подсудимых. Судье занесли за это решение сто тысяч долларов. Я помню, с какой искренней благодарностью подсудимый, в тот момент, конечно лидер петербургского криминалитета, получивший несколько месяцев лишения свободы (ровно столько, сколько уже отсидел в изоляторе) целовал Рому. (за год до этого Цепову довелось посидеть в одной камере с Малышевым. Рому в очередной раз загребли за незаконное хранение оружия, возил в багажнике автомат)

Романа арестовывали ежемесячно. И через пару часов/дней/недель выпускали. Он приезжал слегка осунувшийся от табачного дыма и спертого воздуха в изоляторах, но сразу ехал в магазин «Босс», принадлежавший не то жене, не то дочке Малышева и брал новые ботинки: «опять суки позорные супинаторы вытащили! Не напасешься на них обуви!) С завидной регулярностью в офис «Балтик-Эскорта» приезжали с обысками и изымали все оружие. ФСБ, РУБОП, ГУВД, таможенный спецназ и еще черт в ступе. Рому обычно предупреждали за час-полтора. Он выходил в холл и свистел в спортивный свисток или стрелял холостым патроном. Весь персонал знал и правильно понимал поступивший сигнал: ненужные документы отправлялись в шредеры, из сейфа доставались нужные, все шкафы открывались настежь, компьютеры ставили на форматирование винчестеров, обзванивались посты, проверялся порядок в оружейке и разблокировались двери тамбура. «Чтобы не ломали опять эти дятлы из «Вымпела», – объяснял Цепов.

Я уже говорил, что офис Романа располагался в захолустном проходном дворе на набережной Фонтанки. Около неприметной стальной двери стояли хаммеры, гелендвагены, трехсотые мерседесы с наклеенными на багажниках циферками «600» (Роман считал, что шестилитровые движки слишком неэкономичны и вообще зачем покупать такие дорогие машины, если можно купить в таком же кузове в два раза дешевле и просто переклеить значки). Но самое интересным был тамбур. Звонишь в звоночек. Дежурный спрашивает «Вы к кому?». Через приоткрытое окошко слышен истошный крик Ромы «Это ко мне, открывай!». Замок щелкает, дверь разблокирована. И ты оказываешься в стальном мешке, так как входная дверь уже закрыта, а настоящая бронированная ДВЕРЬ впереди. И посетитель ждет, когда дежурный откроет вторую дверь и впустит тебя внутрь. Это всегда занимало несколько минут, таково было правило — входящий, кто бы он не был, обязан почувствовать, что он проникает не просто в офис успешного охранного предприятия, а в святая святых, в храм, где решаются судьбы и вершится суд. И дежурный проводил гостя в ромин пенальчик, Цепов нехотя отрывался от очередной компьютерной стрелялки и протягивал какую-нибудь безделушку со стола: «прикольная ручка! Золотое перо! Паркер! Бери, я все равно не пользуюсь ими, у меня их дома штук двести»

Однажды мой одноклассник Русланчик Коляк, извечный конкурент Цепова на поле привлечения внимания продвинутой общественности к своим криминально-организационным талантам, устроил Роме подлянку. Приехал в офису, достал из багажника специально заточенную стальную штуковину из броневой стали с Ижорского завода («из атомного реактора сделали, специально по моему заказу», – рассказывал он мне потом, страшно гордый и счастливый) и подпер входную дверь. Затем заклеил жвачкой скрытую камеру наблюдения, брызнул краской из баллончика на не скрытую, достал канистру с бензином и неспешно полил ромин джип (не самый любимый, чтобы не очень расстраивать) бензинчиком. Потом чиркнул «зипу» и кинул в бензиновую лужу. Нажал кнопку звонка, зевнул и на вопрос дежурного ответил: «Звоните О1, сами не потушите». Ну и уехал. Дежурный что-то стал орать в домофон, но Рома, наблюдавший на своем мониторе в кабинете всю мизансцену, сразу стал звонить пожарным — он врубился. Депо было неподалеку, пожарные приехали, потушили, разблокировали дверь. Рома с мигалкой и сиреной помчался на запланированную встречу и въехал в какую-то замешкавшуюся «Газель» с казанскими номерами, помял слегка дверь. Достал пистолет, прострелил все колеса своего мерседеса, чтобы не угнали. Вытащил из кармана три тысячи долларов, сунул обалдевшему татарину и пошел на другую сторону ловить такси. Не ехать же в Смольный на машине с развороченным бампером! Один день из жизни весеннего Санкт-Петербурга в 1995-м году…

Рома любил хорошие рестораны. Однажды мы что-то обсуждали в «Невском паласе». Время было обеденное и там проходил какой-то фестиваль французской кухни, приехали с гастролями мишленовские лауреаты, привезли свежих лобстеров и всякой фуагры. Цепов попросил меню и спросил своего телохранителя: «а что ты будешь?» Молодой глупый охранник, решивший приобщиться нахаляву к высокой кухне, ответил не задумываясь: «Тоже, что и вы, Роман Игоревич!» Цепов крикнул официанту: «Две тарелки манной каши без масла!» И потом всегда всем рассказывал эту историю. «Мне что лобстеры, что баланду, – все одинаково!» Но глядя, как Рома давится манной кашей, засунув крахмальную салфетку за воротник, я очередной раз про себя отметил, что эта еда больше соответствовала его психологическому возрасту, чем вареные морские раки. Мне даже хотелось ему помочь, приговаривая: «ложечку за маму, ложечку за папу». Вот реально — мальчишка. Птенец. Кошка, познающий мир добра и зла и не понимающий чем одно отличается от другого…

Однажды Цепов показал мне огромный изумруд. Размером чуть поменьше спичечного коробка. «Везу Людмиле. Михо достал», – почти шепотом восхищенно сказал Рома. «Красивый, да?». Камень действительно был невероятным, достойным короны. Цепов сказал, что это подарок на 8 марта от ВСЕХ ИХ. И что по его просьбе самый опытный в «этих делах» в городе человек проверил, чтобы была не подделка. Потом, через много лет после смерти Цепова, я читал в каких-то справках, про этот изумруд. Якобы, он был выигран самим Цеповым в карты у некоего «Боцмана», который украл его в Южной Корее. Не знаю. Рома мог болтать что угодно. Откуда взялся подарок уже и не так важно, главное, что судя по всему он попал по назначению. Хотя я, как говорится, свечку не держал.

В начале августа 1995 года я собирался в Майами, снимать какой-то фильм для Регионального телевидения. Накануне меня позвали в модный тогда клуб «Конюшенный двор», где проходила закрытая веченинка с участием группы «Агата Кристи». Клуб был под ментами, на входе стоял прапорщик из конвойного полка, отбиравший у охраны пистолеты. Взамен от выдавал бумажку с номером оружия и своей закорючкой. Мой телохранитель, числившийся в «Балтик-Эскорте» сдал, как и все табельный ПМ. У прапорщика в тубмочке лежали штук десять «макаровых» и один «стечкин». Около полуночи на клуб наехал тюремный спецназ в рамках антинаркотического рейда. Тогда «маски-шоу» были обычным явлением, поэтому ворвавшиеся бугаи в масках-балаклавах никого особенно не удивили. Чтобы их услышал звукоператор «Агаты Кристи», командиру пришлось пару раз стрельнуть в потолок. «Руки за голову, стоять-не двигаться-лежать-бояться», все как обычно. Оперативники стали выводить гостей в подсобку, наскоро вытряхивать карманы и борсетки в поисках колес и кокса и тех, у кого вещества были запрятаны понадежнее, выпускали через черный ход на свободу. Меня узнал какой-то начальник и вывел с охранником через дверь Мента-оруженосца и след простыл. Вместе со всем арсеналом. А где? Стоящий на входе фейсконтрольщик шепнул: погуляйте, сейчас все решим. Это тоже было вполне нормально. Необычно было лишь то, что на улице два здоровенных спецназовца пытались выкрутить руки не менее здоровенному мужику, успешно прикрывающему собой девочку лет четырнадцати. На улице моросил дождь, половина фонарей на канале Грибоедова не светила. Я обомлел, увидев, что это был Золотов и понял, чей «стечкин» лежал в тумбочке помятого прапорщика. Ну а девочка, естественно, была Ксюшей. Хотя возможно, был в «конюшне» еще один телохранитель из «Балтик-Эскорта» с Ксенией, а Золотов просто примчался по его тревоге, ворвался в клуб и выволок мэрскую дочку от греха подальше. Потому что грех имел место. Виктор в процессе борьбы с супостатами что-то им негромко пытался объяснить. Профессионал, ничего не скажешь! Через какое-то время спецназовцы догнали, что крутить руки офицеру ФСО не совсем правильно и отпусили. Мы перемигнулись и пошли в соседнюю кафешку ждать мента. Минут через десять прапорщик на глазах охреневшей барменши вытащил из пожеванного полиэтиленового пакета оружие и раздал телохранителям. Вечер завершился. Ничего особенного. Обычный летняя суббота, конец клубного сезона перед отпусками. Сурков оставался стоять в клубе с поднятыми за голову руками, он приехал без охраны. Ну бывает, что уж там…

Считается, что «Балтик-Эскорт» Цепов организовал вместе с Виктором Золотовым и тот даже был учредителем. Не знаю. На протяжении всей моей дружбы с Романом, я ни разу не видел Виктора в обществе Ромы. Естественно, что они были близкими друзьями, что Цепов взаимодейтсвовал с Золотовам с самого первого дня своей рабты в качестве сначала личного телохранителя, а потом шефа охраны Путина, Нарусовой и Ксении Собчак (самого Собчака охранял Золотов и еще четыре офицера ФСО). Решал ли вопросы Рома через Виктора? Естественно. Помогал ли Золотов Роме обзавестись многочисленными ксивами прикрытия, непроверяйками и липовыми паспортами на разные имена? Вполне вероятно. Был ли Цепов сотрудником спецслужб? Я не уверен. Скорее нет, чем да.

Я много раз спрашивал Цепова — кто ты, черт возьми! Как ты умудряешься каждый раз выпутываться из полного дерьма? Рома закатывал глаза и говорил шепотом: говори всем, что я — офицер ФСБ в действующем резерве. Ну или ГРУ. Только никогда не говори, что я просто талантливый разводящий! Но если не было меня, то как бы они (Рома опять показывал взглядом на потолок) секли поляну?! В такие минуты он очень напоминал мне Березовского. Наверное, в старости он был бы похож на Бориса Абрамовича — слегка жуликоватый гений, в котором круглые сутки детский незамутненный ум яростно бьется с комплексом неполноценности на фоне тысячелетней генетической боли еврейского народа.

В 1996 году Коляк отыгрался. Он слезно попросил меня перед вторым туром выборов поехать с ним в штаб Яковлева, поговорить с Ириной Ивановной. Коляк привез ей тридцать тысяч долларов. Все тамбовские авторитеты скидывались. Коляк тогда решил окончательно обосноваться под Сергеичем. «Все как вы просили, вот деньги, вот Запольский!» С Ириной Ивановной мой разговор оказался коротким: она начала пугать меня, я встал и молча ушел. Коляк бросил мне вслед: пожалеешь, приползешь, ноги будешь целовать!» Но через минуту доганал меня на лестнице и стал льстиво извиняться. Тогда исход выборов в пользу Яковлева еще не был очевиден.

Но Яковлев выиграл. Путин уехал в Москву, ромина контора стала хиреть на глазах. У Балтик-Эскорта в очередной раз отобрали лицензию на оружие, но еще до этого Рома уволил моих охранников. И мне срочно пришлось искать новый ЧОП. Я, естественно, его нашел, а с Цеповым просто перестал общаться. Хотя по-прежнему приглашал его на дни рождения, даже снимал для него рекламные ролики почти бесплатно. Но прежнего ощущения своего величия у Ромы уже не наблюдалось, как и моего им восхищения. И он потерял ко мне всякий интерес.

Последний раз мы столкнулись с ним случайно на Стрелке Васильевского острова в 2004-м. Рома увидел номера моей машины, догнал и включил «крякалку», какую-то невероятную цветомузыку под решеткой радиатора своего серебристого «гелика», попросил типа остановиться. Он был величественен, как фараон. Точнее, как мумия в саркофаге каирского музея и от него разило смертью. Я уже и не припомню о чем мы тогда говорили, да и не важно. Он хвастался каими-то очередными супер-непроверяйками, показывал свой новый сврекающий брюликами роллекс, говорил, что вскоре у него будет свой самолет. Я знал, что он сблизился с Дерипаской и воюет со Смушкиными за какие-то ЦБК (В эту войну были втянуты все СМИ, кто-то сидел на трансляции компромата, кто-то на «блоках», то есть получал деньги, чтобы не участвовать в этой трансляции, никогда журналисты Петербурга до этого не получали СТОЛЬКО за ЭТО. И Цепов эти потоки умело направлял через своих новых фаворитов, в число которых я попасть не стремился) Еще я знал, что Рома вписался в конфликт вокруг ЮКОСа и даже проводил разъяснительную работу с Ходорковским в камере. И что мент, который был у него на побегушках, стал заместителем министра и метит на первые роли. Правда, в Петербурге на первые роли претендовал мент, который был на побегушках у Коляка. Мы поболтали минут пятнадцать и разъехались по своим делам. Больше я его не видел. Через несколько недель Рома умер в страшных мучениях от отравления неизвестным ядом. Хоронили его под оружейный салют. Был Золотов. Был Кумарин. И многие другие действующие лица и исполнители.

Незадолго перед этим в Ялте совершилось десятое покушение на Руслана. Любил он Крым и тамошних бандюганов. До этого ему удавалось каждый раз выживать, во время девятого ему отстрелили нижнюю челюсть. Он после десятка операций в ВМА смог есть и говорить, хотя выглядел жутковато. А тут сразу — наповал. В пляжном кафе. Коляк даже не успел поднять свой помповик, заряженный медвежьими пулями, с которым последние годы вообще не расставался. Думаю, что Рома к этому покушению не имел отношения. По крайней мере к этому.

Я не любитель кладбищ. И видел ромину могилу только на картинке. Там эпитафия из Надсона «Пусть роза сорвана, она еще живет, пусть арфа сломана, аккорд еще рыдает». Очень точные слова. Дело живет. Аккорд рыдает. Вместе со страной, с городом, со всеми, кто сегодня в любой точке мира видит, что происходит с Россией.

Дмитрий Запольский

Материалы По Теме:

1. Дмитрий Запольский: Иванов

2. Дмитрий Запольский. Невзоров

3. Шелкопряд

https://rusmonitor.com/dmitrijj-zapolskijj-cepov.html

 

 

Дмитрий Запольский: Шелкопряд

 

 

Среда, 1 Февраль 2017 6:20

Автор: Rusmonitor

 

 

24 ноября 1993-го года в квартиру начальника управления Федеральной миграционной службы по Санкт-Петербургу позвонили неизвестные. Хозяин открыл двери. Стоящий на пороге мужчина спросил: “Вы Виктор Новоселов?”. Услышав ответ, гость выстрелил из ТТ в упор три раза. Пистолет был чешский, четвертую гильзу заклинило. Но одна из трех пуль попала в позвоночник. Виктор Семенович Новоселов больше никогда не смог вставать на ноги – нижняя половина тела оказалась парализованной, он жил, превозмогая ежедневные адские боли, на огромных дозах гормонов и анальгетиков, его помощники носили его на руках в туалет, а медсестры дежурили круглые сутки в его квартире и в специальной комнате отдыха при кабинете. Из ушлого шустрого малого, немного жуликоватого и простоватого в общении, Новоселов превратился в настоящего героя комиксов про “людей Х”. Он смог не просто добиться успеха в политике. Он стал на многие годы “серым кардиналом” Петербурга. И вполне мог стать губернатором, а потом и президентом страны. Пуля, раздробившая спинной мозг задела какую-то нервную цепочку, отвечающую за страх. Новоселов перестал вообще бояться. С ним произошла совершенно невероятная метаморфоза.

– Всех можно посадить, – говорил мне Виктор, сидя на своем инвалидном кресле за огромным резным столом в кабинете вице-спикера Петербургского заксобрания. – И тебя, Дима, и вообще любого. – Тут он выдерживал паузу и затягивался сигаретой “Парламент”. – Всех! Но не меня. Я и так сижу. Хе-хе-хе!

Его рыхлое от бесконечных гормональных уколов и морфия лицо расплывалось в торжествующей улыбке. В такие минуты я понимал всякие психологические теории про способность человека выйти победителем из любых обстоятельств, обернуть себе на пользу любые проблемы, оседлать свое несчастье и превозмочь себя. Виктор Семенович Новоселов смог.

В 1994 году он стал депутатом Заксобрания Петербурга. Тогда интерес к законодательной власти был просто никакой и выиграть выборы по Московскому району Новоселову, который до перехода в УФМС был председателем Райсовета было очень легко. С такой же легкостью он стал вице-спикером: ну кому охота целый день вести заседания, совещания, перекладывать бумажки, принимать сумасшедших бабушек-посетительниц и при этом не быть первым лицом, не красоваться на ТВ и не тусоваться на приемах рядом с мэром? Да и жалко же инвалида, пусть потешит самолюбие, все-таки вице-спикеру положен аппарат, штатные помощники, персональная машина. Кто будет рядовому депутату менять подгузники, привозить обед из столовой, таскать его и вообще возиться?

Через пять лет, в 1998 году Новоселов выбрался на второй срок. Там уже были другие условия: за места в Заксобрании шла настоящая война. Но по округу в Московском районе выставили свои кандидатуры только специально подобранные Новоселовым спойлеры. Никто не рискнул соперничать. Потому что все знали: это было равносильно эвтаназии. Виктор подписал бы смертный приговор любому конкуренту, не вынимая изо рта дымящийся “Парламент”. К тому времени он, несомненно, был самой влиятельной фигурой в теневой структуре городской власти. Профессор Мориарти. Шелкопряд.

Серый кардинал города на Неве.

Мне довелось общаться с ним достаточно близко все эти годы. Я не был его другом и особо доверенным лицом, но Новоселов никогда не скрывал своей роли и своих действий. И если видел, что его визави понимает тайные пружины власти, то с удовольствием делился своими достижениями. А Виктор в плетении интриг достиг высшего мастерства. И если в Петербурге надо было решить какой-то серьезный вопрос, все акторы процесса обращались к Новоселову.

Он дружил с Костей-Могилой и общался с ним более чем регулярно. Практически каждый день. Несколько раз в неделю обедал в “Адаманте” с Кумариным. Реже с обоими Мирилашвили. Регулярно контактировал с Дедом Хасаном. Если в Петербург приезжал Жириновский, то визит всегда начинался с их завтрака тет-а-тет. Березовский регулярно прилетал именно для консультаций с Виктором Семеновичем. И эти консультации длились по несколько часов. Люди уровня Цепова могли часами сидеть в его приемной и получить от помощника вежливый отлуп: Виктор Семенович просил передать, что неважно себя чувствует. Приходите завтра. И на всякий случай запланируйте время на послезавтра, Виктор Семенович и завтра может приболеть. Он видел свою роль и знал себе цену. Никаких комплексов. Никаких рефлексий. И никаких сомнений. Бандитов он презирал до глубины души. Воров меньше. Березовского считал мелким жуликом. Как-то прямо мне сказал: “Он плохо кончит! Еврейские игры с семьей Бори (Ельцина) – скверная затея. Там умные. Они ему накидали фальшак, фармазоны! А этот повелся. И бабло у него быстро улетит с таким подходом. Шлепнут, даже крякнуть не успеет”

Новоселов общался с Абрамовичем. С Ходорковским. С Соросом. С функционерами китайской КПК (“Разведка под прикрытием, хотят здесь контролировать своих”, – говорил мне Новоселов в ответ на немой вопрос, зачем он тратит время на бесконечные чаепития с пожилыми китайцами в черных костюмах. “Мы предложим им построить город-спутник. Надо срочно вызвать воров из Хабаровска, пусть организуют тему. Мы без них не справимся, восток дело тонкое.”

И вскоре в Петербурге действительно нарисовались сначала воры с Дальнего Востока, а потом и знаменитый “китайский квартал”, инвестиционный проект “Балтийская жемчужина”. Новоселов слов на ветер не бросал.

Воров он привечал больше, чем бандитов. “Почему Костя не хочет брать корону? Я же все решил, со всеми договорился! Вот чудик!” Действительно, друг детства Новоселова Константин Карольевич Яковлев, Костя-Могила в то время фактически был смотрящим по Питеру от воровского сообщества. И это было не частной инициативой Новоселова: ситуация в северной столице напрягала окружение Ельцина. Надо было как-то предотвратить фатальное усиление тамбовских, выстроить противовес. Новоселов, выкуривая пачку за пачкой “Парламента” в своем кабинете на втором этаже Мариинского дворца, придумывал схемы сдержек и противовесов. Он хотел вернуть, точнее не вернуть, а “инсталлировать”, как он выражался, воров в город. Петербург никогда не был воровской столицей. И в нем не было единого суда, решения которого были бы окончательны. (Горсуд на Фонтанке не в счет, его можно было купить. А вот такого, чтобы решил – и все, не было. Это приводило к постоянным разборкам, перетягиванию каната и прочим неприятностям.

– Пойми, Дима, – объяснял Шелкопряд, наливая чай от китайских чекистов в антикварные чашечки. Церемония ежедневно проводилась в его личном офисе на Галерной улице, где в отличие от Мариинского дворца Новоселов разруливал чисто теневые проблемы. Там в приемной томились не депутаты и помощники с бумажками, а серьезные авторитеты характерной наружности. Преимущественно с раздутыми от бабла портфелями. – Городу нужны инвестиции. Толян-мудила (Собчак) только распугивает всех своей болтовней. А нам нужны гостиницы, транспорт, дороги, стадионы. И, главное, порты! Вон в области американцы от рыжего (Чубайса) третий завод закладывают! А у нас – только разговоры!

Действительно, Вадим Густов, коммунистический губернатор Ленинградской области сумел через окружение Чубайса договориться о колоссальных инвестициях: строился завод Катерпиллер, Форд, Кока-Кола. И всячески раскручивал тему “бандитского Петербурга”. Типа не ходите, дети в Африку гулять! При этом в город инвесторы шли крайне неохотно, опасаясь непредсказуемых бандитов. Новоселов считал, что надо бандитов подвинуть с помощью воров. Он покровительствовал Деду Хасану, взяв его под свою опеку, планируя сделать Могилу вором в законе и дать тому верховный статус “разруливающего”. Но Костя не проявлял должного энтузиазма. Да и вообще не намеривался взваливать на себя такую ношу, мечтая вырваться из удушливой болотной питерской атмосферы на просторы Москвы. И Новоселова немного опасался, понимая: если все пойдет по плану Виктора, он, Могила, окажется не верховным судией, а просто ответственным за разруливание в команде Шелкопряда. А тут как раз наметились выборы Ельцина на второй срок. Чубайс убедил Таню, та убедила папу: если не взять срочно все телевидение в стране под себя, папа проиграет Зюганову. Операцию взялся исполнять Береза. И начал большой тур переговоров, выискивая в каждом регионе страны “ничейные” телеканалы и влиятельные СМИ, находя воров, которые могли бы их прибрать к рукам и решая, что дать ворам в качестве компенсации за их труды праведные. Причем, сделать все надо было нежно, тактично, мягко. Чтобы без воплей и крови. И желательно даже без синяков.

– Сегодня Береза прилетает, будем твою судьбу решать, – сказал мне Новоселов. – Да не физдипи ты! Все будет чики-чики. Никто не уйдет обиженным. Кстати, кто хозяин 11-го канала? Михо на паях с Сергеичем? Ладно, значит тебе повезло.

И Новоселов опять утонул в улыбке Чеширского кота. Казалось, у него не было тела. Вообще. Нечто, растекшееся по инвалидной коляске ему не принадлежало совсем. И даже руки, слабые плечи, втянутая шея – все это было просто приложением к его взгляду карих сверлящих собеседника глаз, заплывших веками. Он был головой Доуэля. Потом, через много лет, катаясь на горных лыжах, я сломал ногу. Заклинило крепление. Пока везли до города, пока трясли в машине, осколки костей повредили сосуды и в госпитале чуть не ампутировали правую ногу по колено. К счастью повезло, отделался несколькими операциями и параличем нескольких мышц стопы. Но вот месяц на больничной койке, потом два месяца в кресле-каталке запомнились мне надолго. Я все время вспоминал Новоселова. Я ощутил себя в его шкуре. Боль, беспомощность, неподвижность. Я бы не смог. Не та закваска. До сих пор не понимаю до конца: как он сумел сделать из своей трагедии свой же триумф?!

Но вернемся в 1995 год. Тогда Чубайс подготовил указ Ельцина о закрытии телекомпании Петербург, вещавшей на всю страну, точнее о передаче ее региональной сети новому каналу “Культура”. А две тысячи сотрудников питерского тв оказались не у дел. Идея принадлежала Новоселову. Меня это не касалось, программы, которые я вел и продюсировал, выходили на 11-м канале “Русское видео” и на частном Региональном ТВ и по рейтингам обходили государственное ТВ. Новоселов предложил Березовскому передать все остальные телеканалы Косте-Могиле. Сказано-сделано. Костя получил на свои компании экспортные квоты на нефть, доход от которых перекрывал все возможные расходы и за пару недель договорился со всеми вещателями.

– Только не говори никому, что теперь я хозяин! – просил меня Костя. – Пусть все считают хозяином Лисовского и Бадрика. Береза так просил. Ему Таня такое условия поставила, не любят они меня. Твои коллеги-журналисты сделали из меня какого-то монстра! А я вообще давно уже честный бизнесмен. Витя Новоселов у нас смотрящий, а не я! Костя-Могила, конечно преувеличивал, убеждая меня во вторичности своей роли. Но в каждой шутке есть доля шутки. По влиянию на теневую политику в городе Новоселов опережал Костю.

Константин взял под свое крыло Региональное ТВ, 22-й канал, 36-й и еще парочку мелких. НТВ в этом процессе приватизации не задействовали, так как его контролировал Бобков, бывший заместитель председателя КГБ СССР Крючкова, начальник Пятого главного управления, которое и создавало группу “Мост”, выставив фронтменом Гусинского. В Петербурге НТВ засунули под Мирилашвили, курировавшего “еврейскую” линию бизнеса криминала. Но Новоселов убедил Березовского в том, что тут нужен двойной контроль, так как Михо не столь надежен. Для равновесия он подсунул туда Кумарина, у которого “Русское видео” на заре своего существования одолжило пару миллионов долларов и по привычке не расплатилось. Виктор Семенович Новоселов организовал вход в “Русское Видео” тамбовского авторитета Олега Шустера. В качестве смотрящего. От греха подальше. Хоть Михо и считался человеком конторы, но в ельцинской семье конторе не особо доверяли.

Костя-Могила организовал свой штаб на Староневском. Огромная квартира с эркером, набитая телохранителями и бригадирами, всегда была похожа на осиное гнездо: кто-то входил, что-то заносил, выбегал, выносил, срывался на стрелки-терки. Костя был спокоен и благостен, восседал в своем кабинете-аквариуме в окружении иконостаса. Музыкальный центр воспроизводил псалмы и акафисты. Мерцали лампадки, пахло ладаном и немного серой, если принюхаться. Впрочем, возможно это мои фантазии насчет серы. Новоселов к увлечению Кости православием относился саркастически. «Они думают, что это им поможет на том свете. Наивные! Собирают добрые дела в общак, чтобы в аду грев получать. Хе-хе-хе-хе»

У меня были скверные отношения с губернатором Яковлевым. Он считал меня упертым «собчаковцем» и всячески препятствовал моей работе. Если у программы появлялся крупный рекламодатель, губернатор сразу просил подчиненных позвонить моему спонсору и объяснить, что тот действует неправильно. Рекламодатель виновато хлопал глазами, рвал ворот рубашки и слезно просил понять: против Смольного переть невозможно. Я пришел к Новоселову, когда все ресурсы были исчерпаны и мой проект на очередном телеканале закрылся из-за невозможности оплатить эфирное время (а независимые проекты типа моего всегда покупали время в эфире, хотя и считались собственным продуктом телекомпаний). «Виктор, помири меня с Владимиром Яковлевым, иначе мне в городе просто не жить». Шелопряд взялся решать вопрос сразу. Он понял, что сможет выгодно продать мою лояльность к губеру взамен на дополнительные очки себе, как решателю всех вопросов в городе. Через пару дней он позвонил. Мол, бегом ко мне, твой вопрос решен!

– Значит так. Ты должен участвовать в выборах в ЗАКС по округу Сергея Миронова и выиграть у него. Или максимально насрать. Это личная просьба Яковлева. Звони ему прямо сейчас, он ждет!

Я набрал губернатора по мобильнику. Яковлев подтвердил и попросил срочно приехать в Смольный. Владимир Анатольевич подтвердил просьбу. И намекнул, что мои старые грехи (участие в компании Собчака в качестве технолога, имиджмейкера и разработчика компромата. А также бодание с Невзоровым, работавшим по просьбе Березы с Яковлевым против Собчака) списаны. «Деньги на компанию даст Новоселов, – сказал на прощание Яковлев»

А вот тут началось самое смешное. Сергей Миронов метил на место председателя ЗАКСа. И Новоселов. И оба они хотели выиграть предстоящие губернаторские выборы у Яковлева. В результате я оказался вершиной треугольника. Я мог выиграть те выборы. Теоретически. Но ресурсы требовались гораздо более масштабные. В результате выборы я проиграл, хотя нагадить своему сопернику сумел достаточно. Выставил против него спойлера-мулата, по фамилии Миронов, ну и еще похулиганил на округе. Новоселов так и не расплатился с моей командой, но главное было решено: печать проклятия с моего имени была снята. В «Астории» на завтраке с Костей я смог договориться о возобновлении моей программы в рамках его телевизионного холдинга. Я вернулся на Региональное телевидение. Костя сделал царский жест. Сказал: «я не буду с тебя брать деньги, ты талантливый. Делай и говори что хочешь, городу нужна правда. Только не говори, что я решаю эти вопросы, ладно? А то достали: Могила – хозяин всей городской прессы. Ну и что? Можно подумать, что я хуже управляю чем Михо или Сергеич! Я, в отличие от них, ни разу ни одному придурку даже руки не оторвал! Хотя ты сам знаешь, что надо бы!»

Я поехал домой, взял из ящика икону из коллекции своего двоюродного прадеда Альфреда Парланда, архитектора Спаса-на-крови и отвез ее в офис Могилы. В дирекции Регионального ТВ моя программа уже была поставлена в эфирную сетку. Это было похоже на чудо. Было самое начало 1999-го года. Мне удалось потом отплатить Косте той же монетой.

В конце года ко мне приехал офицер ГРУ. (Потом оказалось, что он был близким товарищем Березовского, контактировал с Литвиненко и вообще потом сдался в ФСБ, сообщив что он агент МИ-6, британской разведслужбы. И все делал по прямому заказу англичан. Клевый чувак. Потом я его нашел и иногда даже общаюсь по всяким защищенным каналам связи. Кстати, финн по отцу.) Этот парень привез мне кассету. На ней был зафиксирован момент контакта одного из кандидатов на пост президента России с якобы сотрудником БНД. В Дрездене. Сидят два чувака на скамеечке. Один у другого спрашивает прикурить. Тот протягивает коробок спичек. Чиркает. И возвращает коробок. Но уже другой. Агентурный обмен. Все как в классическом фильме. Я хоть и ко всякому привык за свою телевизионную и политическую (политтехнологическую) карьеру. Но тут охренел.

– Ок, я покажу. Но я связан договором с владельцем телеканала. И мне на это нужна санкция одного человека. Телефон 9600000. Как только я получу вызов с этого номера, я поставлю пленку в эфир. Что-либо говорить необязательно. Просто два звонка. Первый я сброшу. На второй отвечу. Если вы так круты, то сможете договориться с ним.

Звонка от Кости не последовало. Но утром мне в дверь позвонил его телохранитель. Вам просили передать. И протянул пакет, внутри которого была икона. В золотом окладе. Одна из любимых костиных икон, висевшая в красном углу его кабинета. Я равнодушен к православной атрибутике, но подарок оценил. Это был знак глубочайшей признательности. К сожалению, потом мне пришлось его продать, когда мы с женой строили дом и не хватало десяти тысяч долларов на отопление. А уже был декабрь. Костю убили за шесть лет до того, как я отнес этот образ знакомому коллекционеру. Он теперь у него. А у меня он как-то не прижился. Возможно из-за легкого неуловимого серного запаха, исходившего от древней доски в роскошном цыганском червоном золоте.

Но вернемся к Шелопряду. Точнее и к нему, и к Косте, и к Кумарину. К концу девяностых Могила окончательно разошелся с Кумариным и Мирилашвили. Думаю, что в этом сыграла свою роль деятельность Новоселова. И внезапно Виктор Семенович стал восприниматься всеми как чисто тамбовский. Он еще больше сблизился с Березовским, отказался от мысли о внедрении воровского управления и сделал ставку на Кумарина. Именно в те года Сергеич развернулся в полный рост: сместив с должности начальника городской милиции генерала Пониделко, который был «инсталлирован» силами Михо и Сабадаша именно с целью ослабления тамбовских, Кумарин окончательно подмял под себя торговлю топливом. Держа тесную связь с Ириной Ивановной Яковлевой, он уже покушался на медиа-рынок Петербурга, пытаясь создать в городе холдинг своих СМИ — агентство расследований, интернет-газету, мощное бюро ОРТ и еще целый пул прессы. «Костя совсем с катушек съехал, так и передай ему, – сказал мне как-то Сергеич при случайной встрече в клубе «Голливудские ночи», – журнал светский решил выпустить с блядями (он имел в виду могиловскую «Собаку.ру»). Да разве ж так надо работать? Вот мы сейчас потянем в город первый канал и все вы отсосете!» Такие были в ту пору медиаменеджеры.

Я естественно, ничего никому не передавал. Милые бранятся, только тешатся. Но милые не только бранились. Костя стал на паях с конторой выстраивать альтернативный топливный рынок, взяв под свое крыло БФГ, крупный холдинг АЗС, принадлежавший бизнес-самородку Павлу Капышу. И в Петербурге прямо на глазах стала расти сеть заправок «Балт-Трейд», куда более похожих на нормальные европейские АЗС, чем унылые ПТК. Правда, бензин в них был одинаково скверный по оценочному суждению потребителей топлива. Новоселов откровенно лоббировал кумаринскую сеть. Решал все вопросы на уровне города, которые не мог решить сам Кумарин с губернатором. И это было не просто увлекательной конкурентной борьбой, это была война. Кстати, в сети можно обнаружить весьма любопытные сведения, что участвовала на стороне Кумарина в боевых действиях и налоговая полиция под управлением генерала Полтавченко. Я не проверял. Но не исключаю. В той схватке были задействованы все ресурсы. С Капышем дружил Чубайс, на охоту в его угодья прилетал Черномырдин, Жириновский, Зюганов. Не говоря уж про господина по кликухе Выхухоль, готового дружить хоть с чертом, чтобы подгадить Новоселову. И с начальником контрольного управления президента, сделавшего головокружительную карьеру.

Оказавшись в ситауции войны, Капыш созвал пресс-конференцию, на которой заявил прямым текстом, что налоговая полиция Петербурга во главе с Полтавченко работает на Кумарина. И это был моветон. Капыш стал врагом тамбовских на всю оставшуюся жизнь. Оставалось ему совсем чуть-чуть. 26 июля 1999 года в бронированный шевроле-сабурбан, остановившийся перед красным сигналом светофора (перепрогаммированного киллерами) ровнехонько в стойку, где броневые листы плохо сомкнуты легли два выстрела из гранатометов. Капышу оторвало обе ноги, от потери крови он умер в течение пары минут. Киллеры, постреливая из калашей для острастки спокойно перешли набережную и сели в поджидавший автомобиль. Это было виртуозное и очень технологичное убийство. Несомненно, самое «красивое» за всю историю Петербурга. Впрочем, ответка последовала достаточно скоро.

В Заксобрании я спросил Новоселова, что он по этому поводу думает. Он был хмур и чувствовал себя скверно. «Плохая история. Гнилая. Это ОЧЕНЬ плохо. Так можно всех заказать и что?» Виктор Семенович не оценил техничность и красоту. Он был откровенно расстроен. Для него, серого кардинала города, вполне реально собирающегося через месяц стать спикером ЗАКСа, убийство Капыша было плохим знаком. «Ну зачем вот так – в центре города, чуть ли не на Невском? Насмотрелись боевиков! Если так уж надо и денег не жалко, нужно тихонечко. Вон Боря у нас специалист, спросили бы у него как это делают нормальные люди!” Раньше Борис Александрович Моисеев был вице-спикером Петросовета, а в ту пору уже депутатом Госдумы от “Яблока” и постоянно что-то решал через законодательное собрание Петербурга – пожилой профессор-химик, токсиколог, специалист по ядам и отравляющим веществам, бывший руководитель совершенно секретной лаборатории…

Новоселов как в воду глядел. Через три месяца тамбовским прилетела ответка. На улице Фрунзе служебная автомашина Вольво 940 с номерами о121оо притормозила на красный свет. Киллер подошел к машине и положил на крышу видеокассету, проклеенную магнитной лентой. Внутри был взрыватель и всего 200 граммов пластида. Заказчики хотели сделать красиво. Во-первых, тоже на перепрограммированном светофоре. Во-вторых, прямо в машине, в-третьих равновеликую фигуру. Вице-спикеру Санкт-Петербургского Законодательного собрания Виктору Семеновичу Новоселову, Шелкопряду и Рузвельту, будущему губернатору и президенту аккуратно оторвало голову. Как в кино, да. Фонтан крови из артерий залил крышу машины. Через некоторое время стороны пришли к согласию. Костя-Могила и Кумарин пожали друг другу руки и заключили мир. Костю убивали уже в Москве. Потому что Санкт-Петербург попросили не раскачивать.

Родина все-таки.

Смотрящего выбрали..

Дмитрий Запольский

Материалы По Теме:

1. Дмитрий Запольский: Иванов

2. Дмитрий Запольский: Цепов

https://rusmonitor.com/shelkopryad.html

 

 

Дмитрий Запольский. Невзоров

 

 

Среда, 1 Февраль 2017 6:51

Автор: Rusmonitor

 

 

ПЫЛЕСОС НАГА 01.02.1990 Автор и ведущий программы Ленинградского телевидения "600 секунд" Александр Невзоров. Макаренко/РИА Новости

 

ПЫЛЕСОС НАГА

Утро я провел в Мариинском дворце, в своем депутатском кабинете зампреда комиссии по правам человека Ленсовета. После разбора вороха писем и написания ответного вороха запросов, выпил кофе и поехал домой. Водитель исполкомовской «Волги» по дороге вдруг достал из бардачка пластиковый пакет: «Николаич, хочешь продам, я слышал ты такие вещи уважаешь! А по мне так сивуха!» В пакете лежала бутылка односолодового виски трицатилетней выдержки. В подарочной упаковке и с сургучной печатью на пробке. В коробке еще был широкий стакан с толстым дном. Цену водитель назвал смешную. Оказывается, ему подогнал эту бутылку начальник автоколонны, типа предложи своему шефу, мы такое не пьем. Ему привез брат жены из Америки. Я с радостью согласился. Дома сломал печать, налил в подарочный стакан и выпил. До сих пор помню концентрические оранжевые пятна на стенах крохотной кухни, которые превращались в хоботы и щупальца, обвивали и душили, подбрасывая в небо, выплясывали под барабанный бой злобный танец, потолок выдувался пузырем и лопался, осыпая меня мельчайшими букашками, которые тут же начинали расти и становились гигантскими мохнатыми пауками. Было страшно. Какая-то часть сознания звонила в звонок: это беда! Спасайся! Звонил телефон. Потом звонили и стучали в дверь. Приехал наряд милиции. Откройте! У нас сигнал, что в квартире дебош! Я промычал через дверь, что не открою. Через замочную скважину с лестницы воняло жженой ватой. Менты ломились в дверь, а в гостиной послышался звон разбитого стекла: подъехавшая к дому пожарная машина выставила штурмовую лестницу до шестого этажа и здоровенный пожарный при полной амуниции легким толчком сбил меня с ног. И открыл дверь. В квартиру ввалилась толпа офицеров милиции.

– Ваши документы! – заорал пожилой полковник в огромной фуражке с задранной, как у эсэсовца, тульей. Дрожащими руками я вынул депутатское удостоверение из кармана пиджака на вешалке. Полковник открыл красную книжечку и стал МЕДЛЕННО читать вслух, как будто не понимал русских букв. В это время толпа ментов за его спиной расступилась и мне в лицо ударил свет фары. Высокий телеоператор держал камеру, тщедушный корреспондент – шахтерский фонарик. Я заорал: «Прекратите съемку, это провокация!» Полковник переглянулся с корреспондентом, тот кивнул и начальник районного УВД протянул мне удостоверение обратно.

– Сожалеем, что побеспокоили, товарищ депутат! Будьте впредь осторожнее с огнем. И не пейте всякую гадость! На его лице было написано блаженство от сознания выполненного долга. Как будто он не просто обеспечил съемочной группе вход в депутатскую квартиру, защищенную в ту пору полной неприкосновенностью, а добыл в ставке Гитлера секретные ключи к шифрам и обеспечил победу Красной Армии. Через минуту на лестнице уже никого не было. Пожарный ЗИЛ свернул свою штурмовку и буксовал на газоне под окном. Ментовские УАЗики вереницей выруливали из двора, а около мусоропровода валялся подгорелый обгаженный матрас, притащенный с помойки. Через час, в девять тридцать, после программы «Время» вся страна смотрела, как Александр Невзоров, глумливо улыбаясь, показывал очередной сюжет про Ленсовет. Депутат Запольский нажрался в зюзю, поджег квартиру и размахивал удостоверением перед героическими пожарными, которые примчались спасать соседей. Пожарные потушили огонь и вызвали доблестных сотрудников милиции. Те хотели доставить депутата-дебошира в вытрезвитель, но не смогли – негодяи из Ленсовета пользуются своей неприкосновенностью, чтобы пить, буянить и поджигать квартиры, город-герой Ленинград, где похоронены жертвы блокады и скоро подожгут всю Россию.

Через минуту мне стали звонить друзья. Через полчаса коллеги. Через час какие-то совершенно чужие люди. И все выражали соболезнования. Кто-то плакал, кто-то выдавливал ободряющие фразы. Я был покойник. «На тридцать третьем году жизни скоропалительно скончался известный ленинградской журналист, редактор газеты «Перекресток», экс-спецкор газеты «Смена», председатель комиссии по расследованию незаконной приватизации Балтийского морского пароходства, правозащитник и депутат Дмитрий Запольский». Как-то так. Утром в Ленсовете коллеги прятали глаза, мой друг и наставник Юл Рыбаков стыдливо сказал, что есть мнение забрать у меня кабинет и что мне не следует больше вести заседания комиссии в его отсутствие и пользоваться служебной машиной. А главный редактор городской газеты снял из очередного номера мою статью. Я тогда понял, что такое гражданская казнь. Примерно так чувствовали себя люди в 36-м, когда их исключали из партии, но когда за этой процедурой ещё не обязательно следовал немедленный арест и лагеря. (Я еще несколько раз в жизни переживал такое, но уже достаточно спокойно. Страшно только в самый первый. Потом как-то привыкаешь.)

Мне тогда открылось удивительное знание. Я понял, что в российской элите во все времена ключевые посты занимали мерзейшие личности. Причем неважны никакие политические установки, должности и звания. Падающего – толкни. Поднимающемуся улыбнись и помоги. Вот и вся логика. Я осознал, что моя карьера амбициозного журналиста-газетчика и политика завершена. И я понял, что телевидение в России гораздо больше, чем обычное СМИ. Это религия. Массовое помешательство нации, толком не сумевшей научиться читать, точнее понимать читаемое. И что страна не мыслит сама, воспринимая на веру все, что скажет из ящика симпатичный человек, сумевший точно найти свой образ. И я понял: если я хочу что-то сделать в мире медиа, нужно заниматься телевидением, которое я тогда презирал: в «ящик» работать шли преимущественно журналисты, лишенные литературного таланта. И последнее – никакие репутации в России ничего не значат, особенно в профессиональных элитах, особенно в журналистике и политике. И на благородство «коллег» по цеху стоит рассчитывать только в одном случае – если ты внезапно перенес менингит и стал идиотом. В этом случае ты просто ничего не будешь понимать и тебе на все будет насрать.

Я был знаком с Невзоровым много лет. Мы вместе, в один день, оказались в качестве соведущих в прямом эфире программы «Открытая дверь». Но я тогда был совершенно равнодушен к телевидению, мне больше нравилось писать. А Саша всеми силами внедрялся в телеэфир. Его заметил Володя Максимов, удивительно талантливый режиссер, придумавший перелопатить американскую шоу-программу «60 минут», где в студии висели часы с обратным отсчётом на русский лад. И он приметил сутулого жеманного еврейского мальчика, подвизавшегося нештатником в отделе писем Лентелерадиокомитета. В связи с отсутствием образования его по советским порядкам не могли взять в штат. Максимов сделал пилотный выпуск, всем понравилось. И программа 600 секунд начала выходить пять раз в неделю. Поначалу это было удивительно качественная работа. Брейкинг-ньюс, никаких запретных тем, короткие сюжеты. Все, как это принято на Западе. Но чуть-чуть с оттенком цыганщины, этакой русской разлюлималины. Без профессиональной этики, достонства, чести и честности.

Потом, через много лет я узнал все подробности той операции. Вискарь был настоящий, синтетический ЛСД был капнут на дно стакана. Бутылку завгару передавал лично Шутов, в ту пору помощник Собчака и продюсер невзоровской команды. Собчак тогда попросил Юрия Титовича «разобраться с депутатами». И программа «600 секунд» начала ежедневную работу по дискредитации Ленсовета.

Невзоров тогда работал на Собчака. Получал ли он за это деньги? Скорее нет. Зарплата была довольно приятной – 600-800 рублей с учетом гонораров. Глебыч получал возможности создавать все больше и больше скандальных сюжетов, пользуясь криминальными талантами своего продюсера Юрия Титовича Шутова. В ту пору Собчак оказался у руля города чисто формально. Никакой реальной власти у него не было. Точнее даже не самой власти, а механизма, системы воздействия. Не было и информации. Партийно-комсомольское сообщество судорожно рыло себе новые норы, договариваясь с директорами заводов, институтов и предприятий о взаимовыгодном сотрудничестве по оприходованию имевшихся ресурсов и превращению их в частную собственность. На Ленсовет, Собчака и исполком всем было глубоко насрать. Гэбуха, прокуратура, менты, судьи и гаевые выли от неопределенности и кадровых перетрясок. И вообще никак и никем не координировались. А воры и бандиты делили потоки нала. Иногда делились с ментами. Иногда попадались в случае заказа конкурентов или съехавшей от безумного бабла крыши. И тогда было принято судьбоносное решение – у Собчака должны быть помощники. Три направления, три фронта, три генерала. Один – по делам партхозноменклатуры, чтобы был вхож в райкомы и обком. И мог через свои связи решить все, что нужно первому лицу города. Второй – бандит, авторитет, но с «человеческим лицом», чтобы мог разруливать теневые дела. И влиять на врагов. Чтобы не особо зарывались типа. И контролировать совсем отвязавшуюся прессу, особенно телевидение. И третий – для контактов с конторой, ментами, судьями и прочим силовым аппаратом. Ну и чтобы обеспечивал Собчака информацией, присматривался к аппарату, нет ли каких зловредов.

На роль связного с гэбухой Собчак выбрал своего знакомого сотрудника университета, бывшего студента, которого порекомендовал куратор университета от КГБ. Ну вы его знаете. Полпредом партии и комсомола при председателе Ленсовета стал некий Валера Павлов, личность странная и мутная. Сейчас дюже православный товарищ, возглавляет оргкомитет пасхального фестиваля и считается близким другом принца Майкла Кентского. Впрочем, многие его считают кадровым офицером действующего резерва. Не проверял. Милого болтливого Валеру Собчак вскоре уволил за ненадобностью. А вот Юрий Титович Шутов сумел не просто выставить себя решальщиком всех проблем, он умудрился втянуть Анатолия Александровича в такие блудняки, что всем вокруг стало просто страшно. Путин достаточно быстро принес шефу досье на коллегу-помощника. Бедолага Собчак мне сам рассказывал об этом за бокалом коньяка в 1995-м году. Мэр был потрясен компроматом. Его помощник Шутов был не просто «засиженным» бывшим функционером Смольного, он оказался маньяком-пироманом. Пожары сопровождали каждый шаг его жизни – в восьмидесятых он сжег кабинет в статистическом управлении, потом дачу товарища, перешедшего дорогу, потом машину конкурента-соперника, домик на базе отдыха, в котором хранилась документация. Но самый главный пожар был 23 февраля 1991 года, когда вспыхнул телевизор в номере 774 гостиницы «Ленинград». И в огне погибли 16 человек, включая девятерых бойцов пожарной охраны. Один из погибших – спецкор журнала «Огонек» Марк Григорьев. Написавший годом раньше статью «Пожар в штабе революции», которая была посвящена именно Шутову. Григорьев вывел его героем, антикоррупционером и борцом с «партхозноменклатурой». Но переусердствовал и обвинил следовательницу прокуратуры, которая вела дело Шутова о поджоге в Смольном в подлоге. Тетя Валя Корнилова, простая тетка в пальтишке и скромном платке, похожая на кондукторшу в трамвае, возмутилась и подала на «Огонек» в суд. Ну а в суде предоставила уголовное дело Шутова, пригласила свидетелей, записала показания. И не только по своему бывшему подследственному, но и по его подопечному Невзорову. Григорьев офигел. Шутов оказался не героем. А кровавым маньяком, главарем банды головорезов. Из материалов дела выяснилось, что матушка Юрия Титовича была сотрудницей СМЕРШа. Ну и много всякого такого. Марк поехал в Петербург на встречу с Корниловой, решив написать опровержение. Каким образом он попал именно в гостиницу «Ленинград» сегодня никто так и не понял. Скорее всего позвонил директору отеля, с которым его ранее знакомил Шутов. Но именно в этом отеле располагался «офис» шутовской банды и гостиница считалась «под Титычем». И в одном из номеров стоял телевизор с «закладкой», который при определенном падении напряжения в сети (точка-тире-точка-тире) самовозгорался. Внутри были емкости со спиртом, сгорающим, как известно без следа. Номерок этот был предназначен в свое время для Бориса Ельцина, который наведывался в город еще до избрания президентом России и останавливался в этом отеле. Шутов тогда предлагал разным людям «легкий и простой способ» устранения Ельцина, но заказчиков не нашел. И вот тут такая возможность!

Итак, Григорьев погибает в соседнем номере. Незадолго до вспыхнувшего телевизора. Следствие не находит криминала. Типа череп у него лопнул сам от температуры пламени, а вовсе не обязательно был проломлен одним из самых кровавых убийц в банде Шутова – Гимрановым. Но на свою беду Гимранов рассказал об этом агенту. И потом на следствии признался в убийстве. Хотя мы ведь не о Шутове, мы о его товарище говорим. В момент пожара товарищ выступал на митинге против развала СССР. Предварительно анонсировав его в прямом эфире своей передачи. Знал ли Глебыч о том, что «Ленинград» подожгли по приказу Шутова? Я не уверен в этом на 100 процентов. Но что он понимал с кем имеет дело – несомненно. Есть версия, что буквально через неделю Шутов и он были вместе с Рижcким ОМОНом в Мяденинкае. И это произвело на нашего героя неизгладимое впечатление. Но я это не утверждаю, это догадки. Шутов однажды сказал мне: «этот петушок трясется не за жизнь, а за свободу. Потому что знает, стоит мне раскрыть рот и ему пипец». К тому времени он разосрался с Невзоровым вдрызг. Шутов много говорил всякой хрени, верить ему мог только умалишенный.

В 1994 году программы «600» секунд уже не сущестовало. Я создал проект «Вавилон» на Региональном ТВ не по образу и подобию. Я хотел сделать все наоборот. Во-первых, меня тошнило от попов, заполнявших невзоровские эфиры, во-вторых, я чуть получше разбирался в культуре. И в третьих, в отличие от Невзорова никогда не страдал патриотизмом головного мозга с его угарно-антисемитским синдромом. И уж совсем не поклонялся ВЧК-НКВД-КГБ и прочей ментовской братии. Классическая схема «попик-трупик-филармония» мне не нравилась. Но как можно делать ежедневную программу с расчетом на максимальный рейтинг и не показывать ежедневые убийства? Так что приходилось… В 1995-м ко мне на работу попросился тот самый плюгавый корреспондент из «секунд», который снимал «компромат» на меня. Я взял. Мне нужны были небрезгливые сотрудники. В 1995 у метро «Черная речка» возле остановки увидел мужика, жадно пьющего пиво из горлышка. В обрюзгшем лохматом толстяке угадывались знакомые черты. Это был Вадик Медведев, напарник Невзорова по «секундам». Я взял его вторым ведущим своей передачи. Он быстро пришел в себя, завязал и принял отличную форму. (В свое время, когда Бэлла Куркова в очередной раз воевала с Глебычем, она решила сделать финт ушами и просто уволить основного ведущего, а программу оставить на Медведева. Тот с радостью согласился и вышел в эфир как ни в чем не бывало. Вечером ему позвонил Невзоров и поинтересовался: в каком виде тебе прислать твою крайнюю плоть, Вадик? Жареную в соусе тар-тар или под уксусным маринадом? Помня, как один из основателей «секунд» Александр Борисоглебский, скрысив от Глебыча какой-то левый доход, был «опущен» бандитами, воткнувшими ему в задницу финку, Вадим Вадимович с расстройства запил. И пришел на следующий день в студию бухой. Куркова в ярости закрыла программу насовсем. Потом, в 1987 году, когда Митя Рождественский будет закрывать мой проект «Вавилон» на «Русском видео», он проделает тот же номер – предложит Вадику и Алексею Загороднюку вести программу вместо меня. И таким же результатом.)

Была ли программа «600 секунд» на содержании у бандитов после того, как Невзоров отказался от сотрудничества с Шутовым (а это случилось после того, как Шутов заказал убийство Невзорова)? Ну как сказать «на содержании»? Вот чтобы прямо так, типа кто-то целенаправленно платил, то нет. Деньги валялись повсюду. И всегда можно было получить десятку-другую за сюжет против конкурентов или в поддержку себя любимого. Не рублей, естественно. А тысяч долларов. Но иногда день, а то и неделя оказывались неудачными. И тогда Глебыч звонил Цепову: «Ромушка, у нас тут народ голодает! Вот просто вся команда второй день пьет брандахлыст из позавчерашней заварки. Помогая людям, ты делаешь доброе дело!» Рома посылал своего охранника на Чапыгина с конвертом. В котором лежали три сотеные бумажки с портретом американского лысо-кудрявого президента Франклина. Иногда возле железной двери 420-й комнаты на четвертом этаже телецентра посланец Цепова встречал коллегу из конкурирующей охранной фирмы «Кречет», принадлежащей Коляку с таким же конвертом. К Кумарину, Косте-Могиле, Кирпичу и прочим более авторитетным бандитским лидерам Невзоров ездил сам. А то как-то несолидно, там обычно были не три бумажки, а десять. Причем без конверта, по-простому. Ну иногда сто, двести или больше. Ставки постепенно росли.

– Пылесос, – ругались в ту пору владельцы компьютерных магазинов. Наш герой любил проделывать такую штуковину: заезжал, допустим, в какой-нибудь пафосный отдел оргтехники и просил посмотреть самый лучший принтер, ноутбук или монитор. И спрашивал: можно взять попробовать на студию, мол денег с собой нет, если понравится, то завтра пришлю полную стоимость, скидок никаких не надо, что вы! А если не понравится, пришлю товар обратно. Отказать никто не мог. На следующий день приезжала «крыша» и говорила коммерсанту: ты сделал подарок хорошему человеку. НАШЕМУ, понял?! Директор понимал. Куда уж яснее. Иногда наш герой приезжал в понравившийся магазин во второй раз. И вот тогда хозяева просто сматывались через черный ход.

Выплаты были не только от братвы, но и от конкурирующих структур. На участке в Лисьем Носу, где в неприметной избушке располагался какой-то центр связи, числившийся за ГРУ, возник высокий забор и вполне приличный домик. Городские власти подогнали квартиру неподалеку от Смольного в старинном особняке. Рома помог с автопарком и заказал в Швеции эксклюзивную «Вольво-850», отделанную потрясающе красивой голубой кожей. Гаевые повесили номера-непроверяйки серии ААА и вписали прямо в техпаспорт мигалку и СГУ. Потом в 95-м, Глебыч решил эту машину продать, когда покупал новый мерс. Через общего друга-спонсора машина перекочевала ко мне. Я отмыл следы иконостаса и с удовольствием стал на ней ездить, не меняя номера. Невзорову очень нравилось, что я пользуюсь таким секонд-хендом: машиной, которая была собрана специально для него, возможностями Цепова, который его охранял в свое время и даже трудом членов его бывшей команды. Это возвышало его в собственных глазах и убеждало, что мой «Вавилон» – это как жениться на брошенной жене. Мне было наплевать. Я знал, что мой проект намного круче: он был журналистским, а не политическим и не зависел от всяких ребят типа Шутова.

Его в узком кругу назвали Нага. Кличка из инициалов. Но с отсылкой к знаменитому рассказу Киплинга. Ядовитое пресмыкающееся. Злобная и жестокая змея. Кликуха ему не нравилась. Он в детстве много читал книжек и понимал контекст. Человек, лишенный эмпатии, истероидный психопат, суицидник и шизофреник. Я видел его медицинское досье, в 1975 году Нага не просто «косил от армии» в психиатрическом стационаре. Его госпитализировали после многократных попыток самоубийства и тяжелой депрессии на фоне наркотической зависимости. Но при этом достаточно интеллектуальный, начитанный и развитый.

Как это не парадоксально, я простил Невзорова за тот сюжет. Как это получилось? Было ли это благородством или раздолбайством? Вот честно скажу – не задумывался. Сам себе удивляюсь. Мы пересекались с Нагой в разных ситуациях, я брал у него интервью, звал к себе в прямой эфир и даже в какой-то момент стал бывать в его конюшне (хотя у меня тогда было два своих жеребца в Репино). Наездник из меня никакой, но все-таки в седле держусь. Меня поразило, с каким внезапным уважением ко мне отнесся тогда Глебыч. Он и вправду слегка повернут на этом деле и воспринимает людей через какие-то их отношения с животными. Он социопат, да. Однажды мы с ним оказались на даче у моих друзей в Зеленогорске. Пожилая матушка моего друга, поклонница Невзорова всплеснула руками: Александр! Как я любила ваши программы! Невзоров сначала пожал лапу собаке, потом поздоровался с хозяйкой. Я потом понял, почему у меня пропала обида и неприязнь к нему. Он мне просто стал интересен, как психологический объект. Чем больше я узнавал деталей, тем ярче понимал – мстить глупо. Если тебе выпала такая удивительная возможность – изучай! И я почувствовал себя счастливым человеком! Наверное, так ощущает свою удачу зоолог, открывший в соседнем лесу новый биологический вид. Мутанта, выросшего на гнилых болотах, превращенных в город мертвых дворцов и скверной погоды.

Одно время в его программе работал Сергей Гуляев, нынешний непримиримый оппозиционер, тогда близкий друг Чеслава Млынника, командира Рижского ОМОНа. И Нага вскоре умудрился рассориться и с ним. Когда Гуляев собирал на студии вещи, чтобы погрузить в свой опель, Руслан Коляк, примчавшийся по звонку Наги, насыпал в топливный бак гуляевской машины полкило сахарного песка. Щедрая душа, мог бы еще и в моторное масло пару сырых яиц кокнуть. Потом был новый клинч. Начались выборы мэра. Глебыч, тогда уже очень близкий к Березовскому и Кумарину, должен был делом доказать, что может скомпрометировать Собчака убойным компроматом. Смольный напрягся. Путин обратился ко мне за помощью. И в течение достаточно короткого времени я выдал полный анализ возможной атаки. Ну мне несложно. Квартира в доме на Мойке, страдающая от ремонта соседка-блокадница, Ксюша в ночном клубе с перепачканным в белом веществе растительного происхождения носом, родственники мэра, живущие в нищите в Чимкенте, страдающие от узбекского национализма и всякое такое. ВВП схватился за голову. Срочно нужно предотвратить, срочно! Но как? Едь к Цепову, пусть тот говорит с ним, чтобы не ввязывался, бери Иванова в охапку (будущий глава госнаркоконтроля, тогда начальник отдела административных органов Смольного), поезжайте к начальнику ГУВД, поднимайте все данные по соседям в доме шефа, вдруг и вправду есть какая-нибудь бабуля, которой мешал ремонт. (Сразу нашли двух. И у обеих накануне побывал Глебыч). В общем, мне тогда стало понятно, что компромат Невзоров на Собчака наклепал первостатейный. И ничего тут уже не поделаешь, надо смириться и пропустить ход, усилив полевую компанию. Но через пару дней Нарусова мне сказала в собчаковском штабе: все, отбой. Неужели Цепов смог повлиять? Нет, Рома как проститутка себя повел. Тогда КАК? И Нарусова сказала: Я с ним вчера встречалась в отеле «Европа». И предложила обмен – он не показывает кассету с ребенком (то есть с дочкой) а мы не показываем то, что у нас есть. А что у нас есть? Секс. Помнишь, у него в «секундах» работал оператор такой странный – на гориллу похож. С длинными руками и лоб, как у обезьяны? Так вот, у нас есть съемка. На квартире. О, Господи! Все, тема закрыта. Невзоров нам не опасен.

Я не видел эту пленку. Я вообще не люблю гей-порно. И знаю массу баб, которые жили с Глебычем. От актрисы Александры Яковлевой-Аасмяэ, муж которой пытался несколько раз открутить Невзорову голову (и Глебыч прятался от него, даже просил у меня командировочное удостоверение, чтобы улететь в какую-то погранзону, чуть ли не во Владик или Артем) и до Лиды, его нынешней жены. Я знаю много историй про студенток журфака, которых клеил Глебыч прямо из машины, катаясь по первой линии Васильевского. Но я знаю и другое – он постоянно всем показывал свой повышенный интерес к женщинам и постоянно показывал своих женщин всем, как бы доказывая свой интерес. Ну то есть он скорее этот самый в плохом смысле, а не в хорошем. Хотя вся эта эстетика гипермаскулинности, черная кожа, мечи, оружие, готика намекает на обратное.

Мы и после той истории как-то не разосрались до конца, хотя он всячески пытался мне нагадить где только мог. Накануне выборов в Госдуму, где он баллотировался от Ленобласти, мне позвонила его помощница Тамара, своеобразная дама, служащая в его команде с первых дней «секунд», бывшая сотрудница похоронного бюро или даже какая-то кладбищенская экс-начальница. «Димочка, мы с Александром надеемся, что ты не будешь против нас работать?» И с такой же просьбой прискакал Коляк. Я ответил, что не буду. Мне и вправду не хотелось. Надо же чем-то отличаться, разве нет? Хотя в то время у меня уже лежало присланное Коржаковым досье. С чистосердечным признанием одного доктора-патологоанатома, который стрелял в плечо Наги на пустыре, точно высчитав траекторию пули, чтобы не задела артерию, нервы и кость. А боящийся инфекции герой просил еще предварительно протереть соответсвующее место спиртом. Когда Собчак проиграл, Невзоров стал советником губернатора по СМИ. А заодно и посредником. Между Березовским, Яковлевым и бандитами. Почти каждый день депутат Государственной Думы Нага встречался в гламурном борделе на Невском с Кумариным, Шевченко, Кудряшом и прочим тамбовским народом. Нага пользовался неприкосновенностью, ему было несложно занести сумку в Смольный. И при необходимости вынести встречную. То есть он взял на себя роль Ромы, впавшего у четы Яковлевых в опалу. Но дело не в наличмане. Важнее было выполнять роль переговорщика по теневым вопросам, альтернативы Новоселову. Яковлев очень ценил связного. Тем более, что тот всегда мог рассказать увлекательную сплетню, дать яркую характеристику человеку, обрисовать расклад сил. На бандитских тусовках было принято обедать. Хозяева тамбовских заведений готовили любимые блюда. Кому Т-бон стейк, кому осетринку. А Нага наш не ест мяса. Он предпочитал питаться страданиями и его насыщал просто вид пролитой крови. Ему готовили овсянку на воде с постным маслом. Вот сидят такие чудесные люди, беседуют. Как в кино про Сицилию. Официанты суетливо меняют тарелки. А наш герой неспешно поглощает свою кашку… Кстати, Нага не употреблял спиртное. Но не из принципа. А потому, что бокал шампанского валит его с ног. Наповал.

Нага убедил Березовского, что снимет блокбастер про чеченскую войну. Абрамыч дал два ляма. Так появилось «Чистилище». Дмитрий Нагиев мне рассказывал: они с Глебычем договорились об оплате актерской работы Дмитрия по тысяче долларов в день. Всего было запланировано двадцать дней. И вот в конце первого дня актер переодевается в трейлере, входит режиссер-постановщик Нага. И кладет в нагрудный карман рубашки свернутую трубочкой пачку денег. Что это, Саша? Это твой гонорар за съемочный день! Но так не принято, платят в конце съемок! Фигня, бери пока дают! У Наги сформировался устойчивый тип финансового поведения. Чисто по примеру своих спонсоров. С кем поведешься… На полученный гонорар Нага построил кафе и гостиницу. Не то чтобы люкс, придорожную. Говорят, так себе. Особенно кухня. Возможно просто злые языки… Зато есть пара конюшен, гектары земли и какая-то неплохая доля в рекламном агентстве питерского метрополитена. И еще по-мелочи. На старость.

Год назад умер замечательный питерский художник Глеб Богомолов. Абстракционист, нон-конформист, чьи работы всегда стоили немалых денег, выставлялись в самых знаменитых музеях мира. Он не уделял внимание своему сыну и бросил его мать, Галину Георгиевну почти сразу после рождения Наги. Глебыч никогда не признавался, что он сын Богомолова. Он выдумал себе деда – генерала МГБ Георгия Невзорова, типа начальника управления по борьбе с бандитизмом в Литве после войны. Вот только не было в литовском управлении МГБ-КГБ такого отдела. И не было генерала Невзорова. Был майор Георгий Ашкенази в штабе. Но это к делу не относится. Я думаю, что детская травма, равнодушие отца, душная атмосфера детской материнской опеки сыграли большую роль в формировании психики мальчика. Наш герой всегда тянулся к богатым, сильным и ярким. Ему просто необходимо было воспроизвести какую-то фазу мальчишества, он стремился к инициации в мужское, но все время обнаруживал, что «большие дядьки» обычные дети, так же как он, не сумевшие повзрослеть. Но я всегда все свожу к фрейдизму, это мой очевидный недостаток. Или по-другому: сейчас убиты Коляк и Цепов, в тюрьме Кумарин и Глущенко, мертв Березовский, сгнил в тюрьме Шутов. И даже родной отец ушел из жизни. И Нага решил «вырасти над собой», перечеркнуть всю прошлую философию и призвать к разумному, доброму, вечному. Нет, опять не то. Не верю.

А если посмотреть повнимательнее – когда наш герой выходил на арену, а когда скрывался в тени? Его крупные проекты относятся к началу девяностых, потом пауза, потом преддверие Миллениума, потом пауза, потом вот сейчас. Причем, очередной выход в красном пальто и хипстерских дудочках сопровождается тем же самым алгоритмом действий, что и в прошлые разы – нащупывается тема, которая живет в подсознании масс, в том самом юнговском коллективном бессознательном. Причем эта тема должна на 180 градусов противоречить господствующей идеологической установке. В 1988 году – это осуждение «номенклатурных привилегий» и восхваление либеральных идей. В 1990-м – осуждение «депутатов-либералов» и восхваление черносотенной идеи. В конце 90-х – осуждение «господствующей в обществе вседозволенности» и восхваление «твердой руки». А сейчас – борьба с клерикализмом. О чем это говорит? А о том, что лед тронулся, господа присяжные заседатели! Нага просто так не вылезает из под своей колоды. Нас ждут большие перемены!

В 2011 году Александр Невзоров, друг Березовского и Кумарина, соратник Шутова и остальных стал доверенным лицом Владимира Путина на выборах. Притом, что Путин, естественно, знает о Наге побольше, чем мы с вами. А вот голосов президенту такой представитель не добавит, скорее наоборот. Тогда зачем? А затем, что незадолго перед этим Ксюша выступила на митинге оппозиции. И Нарусова с дочкой получили привет. Это все, что надо знать об атмосфере леса, в котором водятся таки чудесные биологические объекты.

Дмитрий Запольский

Материалы По Теме:

1. Дмитрий Запольский: Иванов

2. Дмитрий Запольский. Жириновский

3. Дмитрий Запольский. О Владимире Чурове

4. Дмитрий Запольский: Цепов

5. Дмитрий Запольский. О Собчаке

https://rusmonitor.com/dmitrijj-zapolskijj-nevzorov.html

 

 

Дмитрий Запольский. Жириновский

 

 

Четверг, 2 Февраль 2017 13:35

Автор: Rusmonitor

 

 

Дима Филиппов позвал меня в свой крохотный офис возле Смольного, охранявшийся мрачными амбалами из какого-то спецназа. Всего одна комнатенка и кухня, никаких помощников и секретарей. Стол, два стула. Дмитрий Николаевич был человек очень конкретный, невероятно умный и опытный. Еще бы — стал министром и вице-премьером в 34 года, возглавлял строительство БАМа, личным другом Андропова, потом был секретарем Ленинграского обкома КПСС, вместе со мной стал депутатом Ленсовета, победив на честных выборах в 1990 году. Затем возглавил налоговую полицию в Петербурге, откуда его с огромным трудом убрал Собчак. Дима не загрустил и сразу стал одним из директоров (и владельцев Кировского завода), председателем союза банкиров и промышленников и руководителем банка МЕНАТЕП на паях с Ходорковским. На работе в качестве начальника налоговой службы восстановился через суд и лично засунул в карман Собчака решение суда и заявление об уходе. Я так подробно расписываю историю Филиппова, чтобы было понятно — в этой маленькой комнатенке за бронебойными стеклами я встречался с главным «красным директором» Питера, фактически контролровавшим финансовые потоки, промышленность и нефтяной бизнес на заре девяностых. Мы с ним дружили. -Слушай, тут надо немного помочь. – сказал Филиппов. – Можешь сделать ХОРОШУЮ программу с одним нужным человеком? МЫ тебя поддержим материально, тебе ведь спонсоры нужны? А то МЫ знаем, как ты «на коленке» свой проект делаешь.

Спонсоры, естественно, были нужны как воздух. Программа «Вавилон» тогда только набирала обороты, у нас не было зарплат, техники, нормальных машин. Да и на пару «жигулей», на которых сутками мотались по городу и области мои съемочные бригады не было бензина. А у Филиппова с бензином было все в порядке. Я ему так и сказал — любой каприз за тонну НОРМАЛЬНОГО бензина. И Дмитрий Николаевич назвал мне имя человека, о котором нужно было снять ХОРОШУЮ программу. Я вспылил. Встал и молча пошел к двери.

-Вот же ты дурачок! Дадим МЫ тебе тонну бензина, нам что жалко? И не за программу, а просто так. Но ты сядь, послушай. Этот человек неприятен, я тебя понимаю. Точнее, даже просто отвратительный тип. Но ведь ты же умный парень! Он же не просто так возник, как Венера из пены морской. Это же СПЕЦИАЛЬНЫЙ человек. Ну его еще пять лет назад приметили. И растили. Как поросеночка. А сейчас это важнейшее звено государства. МЫ с ДЕДОМ (Борисом Ельциным) договорились, что все вопросы будем решать нормально. И решаем. Но бандосы, воры, шелупонь всякая не должна лезть во власть. Сейчас у них денег почти как у НАС, а народ ты сам знаешь какой — проголосует за любого козла, лишь бы не пожалел денег на компанию. Надо поставить шлюз. Пусть вся эта кодла работает с властью не напрямую, а через буфер. Занесут ребята за зубцы, пусть озвучивают хотелки. Но ЦЕНТРАЛИЗОВАННО. Нельзя страну превращать в бардак, власть надо ценить и уважать. МЫ же демократы, хахаха! Мы за порядок. Если народ любит ДЕДА, зачем его дискредитировать хахаха. Подумай, это же важно для всех! Да ты вообще мог бы с ним подружиться, поработать, тебе же нужна слава! Хахаха! – Филиппов смеялся, как настоящий сибирский барин: толстый, румяный, сытый и всегда довольный собой. – И не смотри, что он ушлепок, там такой и нужен!

Я правильно понимал, кем были эти «МЫ», учитывая дружбу моего собеседника с Андроповым, который читал ему по вечерам стихи на скромной эстонской даче, симпатию к нему Ходорковского и Черномырдина, опыт рукводства всем нефтегазовым комплеком Сибири, но лучшей визитной карточкой были охранники-спецназовцы, которых сам Дмитрий Николаевич называл «мои скобари». Псковская дивизия ГРУ охранных услуг силами личного состава диверсионно-разведывательных штурмовых групп ненужным людям не предоставляла. И я понимал, что человек-кабанчик за которого просил Филиппов естественно не просто так возник на ровном месте и является продуктом конторы. Но чтобы сконцентрировать потоки криминальных денег в одно русло и решить этот вопрос на самом верху! Мне такая простая мысль в голову не прихолила. Это была зима 1994 года. Только что прошли выборы в новую Госдуму. Самый лучший результат — 22 процента голосов получила ЛДПР. Это вызвало шок. Кто-то из моих операторов сказал в курилке «пойду записываться в либерал-демократы». Никто не улыбнулся, но все отодвинулись. Подобная шутка могла вызвать только омерзение. Гнусавый голос курчавого вождя ЛДПР с манерами похотливого енота, развязностью провинциальной вокзальной проституки после стакана портвейна и внешностью подмастерья жмеринского портняжки. Его старались не пускать в Петербург. Когда помощники звонили Собчаку и требовали предоставить видному политику машину для поездок по городу, Анатолий Александрович лаконично отвечал: пусть ловит такси. Отели отказывались селить его свиту, а гаишники предоставлять сопровождение. И естественно, даже мысли не было дать ему эфир на телевидении. Все просто бойкотировали Жириновского. В Петербурге не было никакой ячейки ЛДПР. В те годы из города еще не до конца выветрились понятия достоинства. Жириновский казался случайным клоуном, о котором все забудут через пару лет, с которым никто не станет иметь дела и вообще ошибкой природы. Ну вот вылез чувак с какими-то бредовыми заявлениями «мы сапоги будем мыть в Индийском океане, мы великая нация, Россия — превыше всего!» Ну и сорвал какие-то аплодисменты. Ну постебались, выбрали. В Италии вообще Чичоллину выбирали депутатом, я даже в Риме с ней шампанское пил на съезде Радикальной партии. Мало ли какие фрики появляются из коллективного бессознательного на исторических переломах!

Но я согласился. Филиппов заставил меня взглянуть на Жириновского по-другому. И через неделю ночью (чтобы соблюсти секретность) в мою студию на Каменноостровский приехал сын юриста. Студия была на Ленфильме. И бабушка-вахтерша на главном входе совершенно не удивилась. Ну массовка, чего такого-то? А вот я был ошарашен. Жириновский приехал со свитой. С ним было человек триста. И бал у Воланда оказался просто жалкой фантазией морфиниста, реальность всегда итереснее.

Они были С ОРУЖИЕМ. На бэхах и мерседесах, на тонированных девятках и восьмерках. Они были в ТРЕНИКАХ. И они были ЛЫСЫЕ. Я знал, конечно, имена самых ярких фигур: Пашу Кудряшова, Михаила Глущенко, Монастырского, Комарова, Ледовских, Петрова. Но тут такая «честь»: весь «цвет» питерской криминальной утробы явился лично, чтобы сыграть свиту. Я вспомнил сразу Окуджаву «Следом дуэлянты. Флигель-адъютанты, блещут эполеты». Вместо эполетов сверкали золотые цепи на бычьих шеях. Красные и зеленые пиджаки. Красавцы были еще те! Молоком и хлебом не пахло, коридоры Ленфильма нополнил слабый запах дорогих мужских парфюмов и сильный аромат раздевалки в купчинской качалке с тончайшими нотами оружейной смазки. Свита шла с помповиками, как у винтажных оловянных солдатиков ружья были закинуты на плечо. Кое-кто был с калашами, но немного — всего человек пятнадцать. Потом я видел братву в разных ситуациях — и на стрелках, и в кабаках, и на охоте, и в «Крестах». Поверьте, это мало похоже на сериалы про бригады. И если бы я был постановщиком детективного блокбастера и воспризвел бы ту сцену натурально, мне бы не поверили. Саундтреком шло злобное сопение, пыхтелье, шмыганье носами и стук подков по мраморному ленфильмовскому полу. Зачем бандиты начала девяностых набивали на ботинки стальные пластины? До сих пор это для меня загадка! Короче, это был цирк с конями. Такого количества сломаных носов и выбитых зубов, неандертальских лбов и шрамов на синих физиономиях я не видел ни до, ни после того знакомства с Владимиром Вольфовичем Жириновским в картузике и длинном черном пальто, как в «матрице».

Вошли в студию. Я говорю, – уважаемый, а можно этот зверинец оставить в коридоре. У меня аллергия на тестостерон в такой концентрации. И вообще нахуя? Тут как бы студия, а не станция юных натуралистов. И скажите им, чтобы не харкались, не пердели и не плевали на пол.

Жириновский повернулся к свите. – Давайте, валите! И вяло махнул рукой, показывая на дверь. Бандосы толкаясь стали выходить. Почему-то спиной вперед. Через несколько минут мы начали запись. И писали диалог ЧЕТЫРЕ ЧАСА. Пока не закончились все свободные бетакамовские кассеты. Это было нечто! Сегодня все знают способность Жириновского нести ахинею на любую тему. Через полчаса разговора он раскрпощается. Начинает в каждой фразе вставлять скороговоркой «ебт» и «блянах», рассказывать про то, как в детстве у него были поллюции, про то, что посадит Собчака в Петропавловскую крепость, что если бы он был генералом, то организвал бы путч и вообще, что по средам нужно сделать общенациональный выходной, водку выдавать рабочим и солдатам, каждой бабе дать по мужику, вытирать попу бумагой — расточительство и разбазаривание природных ресурсов, зачем, если можно поставить в каждом унитазе фонтанчик для подмывания, что во время месячных студенткам нужно давать дополнительные каникулы, так как учебный материал не усваивается, выйти из аудитории чтобы тампон поменять нельзя и вообще их вид расстаривает окружающих. Потом что-то про евреев, типа продали Россию. И что он с удовольствием бы стал раввином, если бы мама была еврейкой. И при этом был бы за русских. А партия ЛДПР — это передовой отряд общества и когда он, Жириновский, станет президентом, он сделает бедных богатыми, а ненужных расстреляет. Самолично. – Эй, вот ты, кургузый!, – кричал он оператору, – быстро выйди в коридор, позови охрану! Давай покажем какие у нас в ЛДПР бойцы! Солдаты партии! Нет, постой! Не зови! Просто возьми у кого-нибудь пушку и принеси сюда, Быстро! Я сейчас выстрелю, покажу как мы их будем уничтожать! Что значит не дают! Скажи, вождь приказал! И принеси мне портфель, там водка, я хочу выпить за здровье! Как тебя зовут? Я забыл! Дима? Я хочу выпить за здоровье лучшего телеведущего, который не боится правды!

Потом за свою телевизионую карьеру я провел с Жириновским дестятка три передач. Это всегда было шоу. Зрители обожали подобные программы. Мы напивались с Владимиром Вольфовичем в прямом эфире. Записывали интервью на борту яхты, в машине, в поезде. Даже в гей-клубе «69», который тоже принадлежал кому-то из тамбовских авторитетов. Тогда технологи ЛДПР хотели привлечь голоса ЛГБТ на выборах в думу. Жириновский давал интервью в компании мальчиков-проституток. И когда сказал все, что могло пойти в эфир, вдруг обратился к одному из геев: отсосешь? Все ошалели. Жириновский сказал мне — а чего такого? Сладенький же! Где тут чилаут? И реально пошел с ним в вип-зону, находу обернувшись к оператору -Чего камеру выключил, ты снимай, снимай! А то скажут, что я натурал! И дейсвтительно через пятнадцать минут вышел очень жизнерадостный. Я стал убеждать его, что это не стоит показывать в эфире. Но не убедил и что-такое краешком показал — жест, когда вождь ЛДПР смачно держит мальчонку за попу. Показал со спины, так как юноша был явно на грани возраста «согласия». Честно говоря, мне совершенно безразлична сексуальная ориентация Жириновского. Как впрочем и всех остальных жителей этой планеты. Я рассказываю этот случай совершенно с другой целью: если бы у вождя ЛДПР была бы возможность совокупиться с лошадью и это можно было бы показать по телевизору и добавить интерес к его персоне, Жириновский бы сам предложил такой сюжет. Он действительно без комплексов и без затей. Есть только одна личность на этом свете, к которой он испытывает искреннее неподдельное влечение. Это он сам.

-Дайте мне телевидение на месяц и я стану президентом, – говорил мне как-то Жириновский в конце девяностых. – Мне никаках этих политтехнологов не надо. Мне нужен ящик, ящик и еще раз ящик! А если я стану президентом, я запрещу телевизоры нахуй! Народ работать должен, а не смотреть всякую херню! Или сделаю один канал, где будут показывать только партию ЛДПР. Вот как раньше было? Все смотрели партийные съезды и вся страна работала. Просрал Мишка державу! А почему? Потому что пустил в телевизор всяких залуп конских и хуил бычьих. А надо было…

Он в жизни совсем не такой, как в «ящике». Медлительный, грузный, как с тяжелого похмелья. Говорит медленно. Всегда расслаблен — галстук распущен, рубашка расстегнута. Жестов нет, двигается лениво, замедленно, как рыба в ночном море. Почти спит. И всегда спит в машине, пока никто не видит. Старый усталый пенсионер, придавленный своим образом, как квашенная капуста гантелей в эмалированном ведре. Но концентрируется мгновенно. Пару раз я видел, как глотает перед эфиром колесо. И сразу после эфира, мгновенно расплывается в кресле. Как питание выключили. Батареек у него нет, он от сети.

Телевидение — штука дорогостоящая. Это сейчас канал на ютубе ничего не требует, а студию можно сляпать почти из ничего, HD камера стоит какие-то копейки, а не те лютые десятки тысяч долларов, которые в середине девяностых стоил цифровой бетакам. Однажды мой тогдашний продюсер договорился с Жириновским, что мы будем гонять рекламу ЛДПР в программе. Естественно, не бесплатно. Приехали два полковника с пухлым портфелем. Привезли деньги. Попросили расписку. Мой коммерческий директор написал. Но полковники предложили гешефт — даем пару тысяч сверху, а вы даете расписку на сумму в два раза больше. Коммерческий через месяц переезжал на ПМЖ в Германию по еврейской линии, ему было пофиг. Он распечатал бланк, указал требуемую сумму и поставил печать. Через день продюсер ночью приехал в офис телекампании с компьютерщиком и нашел файл с распиской. Это была подстава. Так до сих пор я не понял — чья именно. Жириновского, продюсера, полковников или будущего эмигранта, ныне успешного раввина в мюнхенской синагоге. Факт в том, что мы поссорились с продюсером и я попросил одноклассника Руслана Коляка организовать мне встречу с Жириновским без лишних свидетелей и ЧУЖИХ прослушек. Мы встретились в ресторане «Петербург» на Грибоедова. Был Коляк, Глущенко и Вольфович. (Потом в книге «Бандитский Петербург» была фотография этой встречи. К счастью, меня отрезали. Не знаю кто. РУБОПовцы, которые слили эти фотки или сам Андрей. В любом случае, спасибо) Я изложил ситуацию. Потому что подставы в предвыборных рассчетах вообще не практикуются. Жириновский сказал: считай, что я тебе должен эти деньги. Не расстраивайся, мы разберемся. Ну ладно, какие проблемы. Через месяц ко мне на студию приехал Шутов. «Возьми Жирика в эфир». «Деньги в кассу, культура в массу, он меня вогнал в непонятное, пусть ищет другую площадку» Шутов поехал к Михо. Мне было рекомендовано «помочь Титычу», то есть все-таки провести прямой эвир с вождем ЛДПР. Та передача запомнилась не только непонятками с рекламой, Жириновский приехал чуть раньше, гримерша накрасила быстро, до эфира было минут десять. Вождь позвал охранника. «Сигару!» Телохранитель принес портфель, Жириновский достал две роскошных «Коибы» спецсерии. «Фидель прислал. Будешь?» Мы раскурили черчилли, откусив кончики. Но время неумолимо приближалось к девяти-тридцати и нужно было нести свои тушки в душную студию прямого интерактивного эфира. Мы положили недокуренные сигары в тубусы и кинули в ведро. После программы в гримерке, смывая грим Жириновский спросил меня код замка на моем кабинете. «Пусть охранник возьмет пальто и портфель» Ну пусть возьмет. Я назвал код. Вождь что-то шепнул помощнику. Потом уходя, Жириновский сказал: все по чесноку, я тебе денег дожен помню. Но у нас сейчас трудное время. Я тебе пришлю удостоверение помощника. Оно стоит 20 тысяч долларов! Ты еще и наварился. Дай фотку 3Х4. Я посмеялся. Проводил гостя, зашел в кабинет, и вспомнил про недокуренную сигару. Конечно, остывшую сигару раскуривать не комильфо, но тут подарок Фиделя, эксклюзив, все дела… Глянул в ведро, а тубусов-то и нет. Оказывается, Жириновский попросил телохранителя забрать сигары из ведра. Обе. Глубокий эконом, чего уж там…

Удостоверение он мне и вправду прислал. Один раз я даже его показал гаишникам в Псковской области, остановивших меня за превышение скорости. Они вытянулись как часовые у мавзолея в годы моей пурпурной юности. И стояли навытяжку, приложив руки к козырьку, оттопырив локти и смотрели куда-то вдаль, сквозь меня, мою машину, грязные снежные сугробы на обочине, похожие на жир в кастрюльке с остывшим бульоном. Наверное, они видели в этом своем прекрасном далеке страну, где все работают, а не болтают и не зырят в ящик, где у каждой бабы есть мужик, где студенткам не приходится мучительно сидеть на лекциях во время критических дней. Хотя возможно они вспомнили свои детские поллюции…

Диму Филиппова заказал Шутов в 1998 году. Охрана не помогла. Бомба была заложена в плафоне. Дмитрий Николаевич подъехал к дому, охранники обследовали лестницу и открыли дверь броневика. Когда Филиппов зашел, взрывное устройство сработало. Потом Шутову на суде вменили именно этот заказ. И он, уже практичски овощь, с переломанным прикладами ФСИНовского спецназа позвонками тихо умер во сне в своей камере спецзоны для пожизненно осужденных. Жириновского я больше не видел. Как он там? Еще зажигает или уже все?

пояснение для юридической службы ЛДПР Данный текст является литературным произведением в жанре «фэнтази». Описанные события происходили в параллельной Вселенной, удостоверение помощника депутата изготовлено с помощью нелецзионной программы «адоб-фотошоп» неустановленными лицами в неустановленное время. И не имеют никакого отношения к депутату Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации, советскому и российскому политическому деятелю, заместителю председателя Государственной думы (2000—2011), основателю и председателю Либерально-демократической партии России (ЛДПР), член Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ).[5] Пять раз участвовавшему в выборах президента России (1991 (7,81 %), 1996 (5,78 %), 2000 (2,7 %), 2008 (9,35 %), 2012 (6,22 %)). и вообще все это ложь@@@@и провокация

Материалы По Теме:

1. Дмитрий Запольский. Невзоров

2. Дмитрий Запольский. О Владимире Чурове

3. Дмитрий Запольский: Иванов

4. Дмитрий Запольский. О Собчаке

https://rusmonitor.com/dmitrijj-zapolskijj-zhirinovskijj.html

 

 

Дмитрий Запольский. О Собчаке

 

 

Суббота, 4 Февраль 2017 10:28

Автор: Rusmonitor

 

 

БЕЛЫЙ ШАМАН И САНЯ-ГИНЕКОЛОГ

Общие черты у них все же были — аванюрность, безбашенность, самовюбленность и отсутсвие рефлексии. Но Сашок – маленький, суетный и незаметный. Дядя все-таки был крупным мужчиной, с косолапой размашистой походкой и громким голосом. И в историю вошел. Помню как-то в адвокатском офисе Коллегии имени Анатолия Собчака я ждал встречи по какому-то делу с известным адвокатом Новолодским и тут зашли клиенты: явно провинциалы, отец с сыном. Молодой человек увидел на стене портрет. «Смотри, папа, – это же отец Ксюши!». Да, прославился бывший университетский профессор и заведующий кафедры хозяйствиенного права СССР в университете имени Жданова. Я вот всегда думал: как можно было преподавать то, чего не существовало никогда?

Позвонил мне гендиректор завода «Петмол». В ту глухую кризисную пору осень 1998 года, когда из-за скачка цен в Петербург перестали завозить финское молоко в прежних объемах внезапно стала подниматься отечественная сельхозпромышленность. А вот рекламировать старые советские заводы себя не умели. И меня попросили разработать для «Петмола» идеологию рекламной кампании. Мы разработали. И на полученные средства создали утренний канал на областном телевидении «Добрый час». Отказать директору фирмы-спонсора я никак не мог, но Валентин Поляков все равно многократно извинялся и очень просил его понять. Было ясно, что кто-то очень влиятельный и сильный надавил на него. Директор просил меня уделить немного времени племяннику Собчака, который приехал в Петербург и осуществляет инвстиционный проект. И хочет встретиться со мной. Если возможно сегодня в полночь. В клубе «Голивудские ночи».

Я приехал. Голливудские ночи были забавным местом. Раньше там был роскошный ресторан «Норд». Еще дореволюционный. В начале 90-х его приватизировали тамбовские. Подтянули инвестиции, кинув каких-то американцев и создали ночнуй клуб, казно, ресторан, торговые ряды и парочку встроенных борделей, в которые с улицы было не попасть — заведения только для своих. А во клуб с улицы пускали студенток, жаждущих приобщиться к эстетике Чикаго тридцатых годов. Поэтому там создалась вполне определенная атмосфера. Что-то похожее на вечер танцев в военном училище, только вместо курсантов были братки, а вместо офицеров политотдела — бригадиры, присматривающие за личным составом. Если кто-то себя неправильно вел, всю бригаду в следующий раз не пускал фейсконтроль. Шуметь по этому поводу было нецелесообразно: со второго этажа мог спуститься Глущенко или Ледовских, Кудряшов или сам Кумарин. И объявить штраф. Тысяч в пятьдесят. Так что вели себя все тихо. Пили текилу, закусовали лимонами и респектабельно стояли вокруг танцпола, где под техно демонстрировали темперамент три-четыре сотни девиц, одетых в турецкие коктейльные платьица. На этом празднике жизни и подвели ко мне замызганного нелепого Сашеньку. По-моему, сам Михаил Глущенко, депутат Государственной Думы Федерального Собрания с погонялом, за которое Цукерберг банит на мордокниге без предупреждений. Знатный персонаж конечно был. С депутатским значком-флагом из эмалированного тампака. В компании с формальным владельцем «Голувудских ночей» Славой Шевченко. Тоже бандитом и тоже депутатом Госдумы. Был там и братец его, Сергей. И что характерно, тоже совладелец и депутат. Но городской, петербургский. От этого не менее тамбовский. Судя по всему они специально ждали меня. И эта «высокая честь» несколько напрягала. Племянник Собчака пританцовывал на месте, радуясь празднику, который был внутри. И шмыгал пересохшим носом. Слизистая оболочка явно не могла переработать такое количество сосудосуживающего алкалоида. Лицо у него было синее, как у утопленника. Глущенко толкнул его локтем в бок, – эй, поприсутствуй, болезный, пора прочухаться. Санек смотрел отсутствующим взором сквозь меня, но удар мастера спорта по боксу привел его в чувство:

– Мы короче это. Будем строить сеть минетных. По всему городу. Нам короче это. Реклама. Короче. Ну типа нужна. Сеть чего? Монетных? Да нет, минетных. Отсасать, подрочить. По-быстрому. И недорого. В кабинках. Идет клиент, а у метро это. Ну и это самое… Короче… А я тут причем, извините? Так это. ЛЮДИ говорят, ты с телевидения. Ну и мы это. Заплатим.

Мы обменялись визитками. Встреча была обставлена так, чтобы я понял — это не бред обнюханного коксом ушлепка, а ПРОЕКТ. И я должен был, очевидно, по задумке организаторов рандеву об этом сообщить как можно большему числу людей. НА выходе из клуба я столкнулся с Нагиевым и Алисой Шер, его женой. Их тоже явно позвали на смотрины племянника. Ну значит потекло говно по трубам. И через пару недель весь город будет обсуждать эту новость — племянник-дебил на подсосе у бандитов решил стать главсутенером города трех революций.

Звоню знакомым — что это за племянник у бывшего мэра нарисовался, откуда? Я все-таки неплохо знаком с его семьей, нет никаких племянников. По крайней мере раньше не было. Оказывается, это такой проект тамбовских. То ли Шевченко, то ли сам Глущенко выписали из Чимкента какого-то дальнего родственника Анатолия Александровича, поселили в Питере и выдали в долг потрепанный бронированный шестисотый, кило кокаина и триста тысяч на расходы. Убедили, что его фамилия откроет все двери, что он невероятно крут. И в условиях кризиса ельцинской экономики только он сможет спасти тамбовский холднинг «Норд». Блин, бред какой-то. Зачем?

Попил кофейку, подумал. Чей почерк. Кошмаров? Нереально крутой политтехнолог, дедушка черного пиара. Ну в принципе скоро выборы, у Владимира Яковлева в кризис, конечно поддержка снизилась. И возможно появление сильной оппозиции и даже возвращение Собчака. Тем более, что Путин как-никак весомая фигура в Москве, да и Чубайс, и Кудрин. Еще Степашин. И им нельзя мириться с тем, что их типа политический отец в изгнании, под ударом критики. Естественно надо организовывать «триумфальное возвращение». Но в качестве кого? Снова градоначальником Собчаку не стать. Блок в городском парламенте не создать, для этого нужы все-таки какие-то вменяемые люди в окружении. Ректор универистета? Плохая идея, будет очень много выступать и высказывать очередные глупости, ссориться со всеми, мстить. Судьей? Председателем Верховного суда РФ? Нет, это креатура Ельцина, а он Собчака боится, ведь тот попрет против президента сразу. В думу рядовым депутатом? Опять-таки создаст на ровном месте кучу скандалов. Каким-нибудь послом или представителем в ЮНЕСКО. Но дипломатические способности у Анатолия Александровича слабоваты. Ребус прямо…

Я люблю политические ребусы. Когда видишь что-то необычное и можешь проанализировать, найдя тайные мехонизмы интриги, всегда получаешь приз: в числе первых понимаешь расстановку сил, какие-то задумки и ходы. Увлекательная игра. Просто анализ. Никаких агетнур, дешифровки и перехвата. Немного размышлений и можно увидеть то, что задумали никие люди в каких-то кабинетах, почти не говоря вслух имена, передавая друг другу записки с цифрами, которые тут же сжигаются в пепельницах. А завтра другие люди будут жать на кнопки и голосовать за цифры в бюджетах, носить портфели с пачками денег в вакуумых упаковках, подписывать контракты на строительство дорог и станций метро, на поставки материалов, нефти, газа, руды и целлюлозы. Интересно же!

Красивая комбинация. Самые отмороженные бандиты внезапно выделяют немаленькие деньги из общака, чтобы привезти в город ушлепка из усть-задрющенска, вкладывают в его тупую башку идиотские идеи и запускают в массы, только за тем, чтобы скомпрометировать бывшего мэра, о котором все давно забыли. Зачем? Ответ ясен — кто-то из питерских москвичей метит на высокую должность. И тем, кто его двигает, этого бывшего питерского, нужно не просто подстраховаться от неприятностей, связанных с непредсказуемостью поведения опального Собчака в случае его приезда, нет! Нужно вообще уничтожить репутацию. И не в Санкт-Петерьурге, а во всей стране! И не репутацию конкретного человека, который и без того достаточно «окомпромачен», нужно убить имя. У глубинных психологов это называется «смещение объекта». Целая же операция! Значит, заваруха грядет масштабная. Прикольно! Но все-таки кто из вчерашних соратников Анатолия Александровича — избранный? Снова перебираем имена. Леша Кудрин не потянет. Чубайс не избираем. Степашин — глава МВД, Путин — директор ФСБ. Вроде других вариантов не просматривается. Ладно, будем смотреть кто из них. Но именно эти две фигуры войдут на выборы в 2001-м году. И им обоим Анатолий Собчак в качестве действующего лица — как рыбе зонтик.

Смотрим дальше. Кто имеет выходы на тамбовских. Явно это решение консенсуное, не конкретно Кумарин или остальные авториты это затеяли. Кто-то попросил. Такой, что отказать не возможно. Это, конечно, почерк Кошмарова, но он не имеет таких рычагов влияния. Значит, Ирина Ивановна. Через Челюскина или непосредственно обратилась к Кумарину. Ага. Сходится наш пасьянс. А кто ей подсказал, точнее кто попросил? Березовский. Отлично, еще одна карта сошлась. Березовский запросил котировки. Кошмаров придумал ход. Ирина Ивановна Яковлева одобрила идею, Кумарин попросил Глущенко. Все срастается.

Ладно, будем смотреть на развитие событий. Сеть «минетных»! Это же Ионеску какой-то! Я звоню по телефону Саньку. Вы хотели со мной встретиться, помните? Санек, естественно забыл. Он эти визитки, наверное пачками раздает.

-Ну я по поводу вашего нового проекта городской сети доступного отдыха. У вас нет печатной версии. Концепция. Бизнес-план, экономическое и юридическое обоснование… -Все есть! Я могу это… показать бумаги.

Встречаемся в клубе «Голден доллс». Еще закрытом. Стриптизная на Невском. Потом станет любимым местом тамбовских. Кумарин к тому времени еще не построил свою резиденцию «Золотая стрела». Саня показывает «свой» клуб.

-Вот здесь будут столы. Это… Как аквариумы. Внутри будут голые девки. Мокрые. Вот ты сидишь, кушаешь суши, а там телка вся течет. И за штуку баксов можно забрать ее с собой. Ну это… Для тебя мы скидку сделаем, будешь только такси оплачивать и пару дорожек ей на дорогу. Короче, это…

Я видимо так явно передернулся от обрисованной перспективы, что Санек посмотрел на меня с недоверием.

-вроде ЛЮДИ говорили, что ты это… Нормальный. Нет? Короч, нам нужно сделать куглосуточный телеканал. Чтобы это.. показывать. Александр Собчак и его золотые куколки… а частота для эфирного вещания, лицензия, техника, оптоволкно на телецентр есть? Вы предстовляете себе техническое обеспечение круглосуточного вещания?

И тут Санек уходит в подсобку и возвращается с папкой документов. В ней предварительые договоры о покупке уже действующего децеметрового развлекательного канала, имеющего передатчик, лицензию, офис. И смета на оптоволоконную линию с Невского проспекта через тоннели метро на Петроградскую сторону. И рассчет вполне профессионального пульта для прямого эфира. И даже заказ на дизайн заставок. «На экране мы видим золотые слитки, превращающиеся в пыль, которая осыпает танцующих моделей. Среди эротично изгибающихся девушек возникает фигура мужчины в черном изящном плаще. Он поворачивается лицом к зрителю и вынимает из кармана платок. Взмахивает и из россыпи бриллиантов складывается титр «Александр Собчак и его золотые куколки. Яркий мир великого имени для каждого, кто не забыл о сладкой жизни!»

Мда… Проект явно кошмаровский. Запустить такой «вирусняк», – это ж какой талант надо иметь! Кончено, тогда термин «вирусняк» еще не появился. Употреблялось куда более понятное и отражающее суть явления слово «залепуха». И более узкий термин «Пир духа». Но суть такая же — заправить в сознание публики нечто невынимаемое, связав при этом с каким-то брендом. Чтобы приклеилось намертво. И сам бренд отошел на второй план. Это как привязать к сети котлетных образ клоуна. Что общего? А детишкам кажется, что весело.

извини, братан, мне это… выйти надо…

Санек скрылся в подсобке. И пропал. Я допил свой эспрессо и все-таки решился заглянуть в офис племянника. Тело в скрюченном положении сидело на огромном диване. Из обеих ноздрей на белую рубашку текли струйки крови. Глаза закатились в потолок. Собчак не дышал. «Скорую, скорее!» – закричал я охраннику на входе, вспомнив «Криминальное чтиво», но охранник не разделил моего беспокойства. «Оклемается, он каждый день такой после обеда». «Но он же не дышит совсем!» «хуйня, он всегда не дышит, когда обнюхается. А потом дышит». Я понял, почему у Санька такой землистый оттенок лица. От ежедневной кровопотери. Он мог бы неплохо зарабатывать донорством. Положив толстую папку с проектом на пол возле генерального сутенера, я несколько ошалевший от увиденного вышел на улицу. На тротураре, прямо под окнами стоял огромный бронированный шестисотый. С подбитой фарой и треснувшим пластиком бампера. Санек был неважным водителем. Потом он проиграл этот мерседес в карты. И Глущенко повесил на него 300 тысяч. Но это было потом.

Областной город с некогда великой судьбой наперебой обсуждал явление племянника бывшего мэра. Собчака в Петербурге помнили смутно, хотя прошло всего три с половиной года после его провала на выборах. Анатолий Александрович был мил определенному кругу горожан. Россия как разведенка бросалась в объятия высоких, размашистых, эстрадно-болтливых говорунов «кто здесь власть? Мы здесь власть!». И тут же кокетливо отворачивалась, виляя попой. А пусть догонит! Пусть добьется! Керенский и Собчак не догоняли. Во всех смыслах. И даже сбегали к другой. А вот этой измены Россия никогда не прощала: встречаться с соседской красоткой можно, коли бес в ребро, но вот с Европой — это предательство. Останься тогда Собчак в городе после проигрыша, не испугайся наезда, прояви стойкость и железную волю, все могло бы быть иначе. Но если бы у бабушки были колеса, то как известно, была бы не бабушка, а велосипед. Сослагательного налонения история не знает. Собчак улетел в Париж на санитарном самолете. Помог бывший вице-мэр и еще целая команда приближенных. Кстати, каждый из них получил свой приз, когда сменилась эпоха. Но вот что интересно — все они свои «призы» очень быстро растратили. Генерал Шевченко, поставивший диагноз «инфаркт» в Военно-Медицинской академии стал министром здравоохранения в начале нулевых, но не удержался: порочная страсть была так очевидна, что пришлось переквалифицироваться в попы. Бывший депутат Ленсовета, политконсультант и технолог смог обеспечить назначение своего юного протеже заместителем ключевого министра, но протеже был столь корыстен и самонадеян, что его задвинули в какой-то дальний угол и запретили показывать по федеральному ящику. Ну и так далее…

А Россия, повиляв филейной частью и не увидев мужественности ухажора, бросалась в объятия конкретного мужика. Меньше говорит, зато больше делает! Все в дом! За таким, как за каменной стеной. Ну или за железным занавесом. Это уже как кому нравится.

Был ли тогда у Собчака инфаркт? Участники консилиума мне по секрету говорили — нет. Но сердце было реально больное. Стенокардия, сужение сосудов. Лучше всего было бы сделать шутнитрование. Инфаркт мог развиться в любой момент: экс-мэр пребывал в постоянном стрессе и страхе перед возможным арестом. Потом, в 1999, когда он вернулся, чтобы победить на выборах в Госдуму, я общался с ним. И выглядел он неважно. Без харизмы власти и уверенности в себе, он являл весьма жалкое зрелище. Вот правда: как бы кто к нему не относился, но последний год жизни Анатолий Александрович вызывал сочувствие. И не только в силу своего незавидного положения. Он выглядел как больной-сердечник. Есть такой тип лица. Одутловатая шея, отекшие щеки, немного замедленная речь. И было понятно, что будущего у него нет. Хорошего, годного будущего. Меня часто спрашивают — была ли его смерть убийством? Если и не была, то просто повезло. Тем, кому мертвый Собак был намного лучше живого…

Анатолий Александрович выступал у меня в прямом эфире программы «Петербургское время» в 1999 году. Никто в городе не мог дать ему час прямого интерактивного эфира. Кроме меня. Зная, что он будет говорить какие-то совсем подсудные вещи и непременно подставит меня, поссорив в очередной раз с действующим губернатором, я подстраховался. Попросил Яковлева посмотреть программу и позвонить в эфир, прокомментировать. Губернатор согласился. Но Собчак наговорил что-то совсем несусветное, обвинил Яковлева в связях с бандитами, во взятках и все такое… Яковлев был в ярости и не мог даже говорить. Висевший все время на телефонной линии, он дал трубку пресс-секретарю. Саша Афансьев сказал в прямом эфире, что Смольный не считает возможным даже обсуждать выступление кандидата в депутаты Госудумы, но изучит сказанное и подаст в суд. Спокойно сказал, с убийственной иронией. В ярость пришел Собчак и Нарусова. «Вы специально подставили, да? – шипела Людмила Борисовна. – Вы специально пригласили моего мужа, чтобы дать возможность этому шнырю опорочить Собчака?!» Спорить было бесполезно. Они с мужем всегда жили поперек времени и смыслов. Ей даже в голову не пришло, кто кого подставил…

Так вот в тот день я заезжал к ним домой. И должен был пройти в кабинет, чтобы взять со стола экземляр книги Собчака. Дверь открыла Ксения. Я бывал в этой квартире раньше. Это был удивительный объект недвижимости. Так в представлении Санечки Собчака, наверное, выглядел королевский дворец Людовика Четырнадцатого. Антикварная мебель, сияющая полировкой, картины в чудовищно массивных рамах, бордовые портьеры и натертый до сияния наборный инкрустированный паркет. И бронза, начищенная до золотого блеска, как каски допотопных пожарных. Эта эстетика в домах провинциалов, пришедших к успеху меня всегда поражала. Зачем? Это же холодно и фальшиво! Ты же выйдешь сейчас на набережную, увидишь плохо одетых мрачных людей, ободранные грязные машины, поганые сугробы вдоль раскисших от соли улиц, тусклые нелепые фонари, грязные стекла домов, за которыми живут обычные люди, которые верили в тебя, смелого борца с номенклатурой и пламенного оратора, интеллигента до мозга костей и юриста, разбирающегося в тонкостях права.

Собчак в тонкостях не разбирался. Вообще не в каких. Не особо различал вкусы, мог носить самые нелепые галстуки, странные пиджаки, ужасные ботинки, упоительно смаковать дешевый бренди в задумчивой позе, как Ленин, слушающий апассионату. Он не был образованным человеком, был до идиотизма рассеян. Однажды я своим глазами видел, как он принимал американского посла в Смольном. Это была протокольная встерча, меня пропросила приехать пресс-служба мэрии, чтобы сделать сюжет. Это была просто слезная просьба, зачем-то Кремлю было надо показать, что российско-американские отношения широко и доброжелательно освещаются прессой. И вот мы в кабинете мэра Санкт-Петербурга. Входит посол со свитой. Собчак встает из-за стола, протягивает руку, произносит спич. Пытается говорить на английском, но сбивается на русский. У американцев вытягиваются лица. Холеные дипломатические физиономии застывают в шоке. Мэр говорит про российско-английские отношения. Он перепутал. Путин бледнеет. Официальная часть заканчивается. Посол со свитой отказываются пройти в «шахматный» зал для приемов, где накрыт фуршетный стол. Скандал. Мрак. Бред. Собчак говорит: «ну раз господин посол занят, то встретимся в другой раз.» В коридоре ко мне подскакивает Люда Фомичева, пресс-секретарь мэра, прижимает меня к стенке: «Дима, я прошу тебя, понимаешь: я ПРОШУ тебя, не мэрия, не Смольный, а я!» Она бледна и чуть ли не трясется. В глазах блестит слезинка. «Люда, я все понимаю. Проехали. А так было бы здорово сегодня выпустить сюжет «В Смольном мэр Санкт-Птеребурга в торжественной обстановке принял Посла США за английского». Сюжет я не выустил. Глупо смеяться над чужим несчастьем. Законно избранный мэр. Вопросы не к нему. Путин прошел мимо меня, проводив посла до выхода. Спрятал глаза.

Естественно, мэр видел расписание своих официальных встреч. Естественно, он знал, что предстоит встреча с американским послом. Но в последний момент винтик заскочил за колик и картина мира слегка нарушилась. Это было обычным делом. В аппарате Смольного Собчака звали «Белый шаман». Он камлал каждый день. Проводил десятки встреч, подписывал сотни бумаг, раздавал десятки обещаний. Я помню, как он кому-то передал на баланс здание Биржи на стрелке Васильевского острова, забыв, что оно на балансе Минобороны. Инвестор охренел, когда потратил кучу денег и узнал, что его кинули.

Собчак умел в совершенстве делать только одну вещь — изготавливать врагов из людей, симапизирующих ему. Уходило на это не больше пяти минут. Профессор права, он относился ко всем без исключения, как к студентам-недотепам. Выслушивал. Задавал вопросы. А потом ставил оценку. От двойки до пятерки. В зависимости от того, насколько собеседник правильно излагал его, Собчака, точку зрения, высказанную на лекциях, то есть на предыдущих публичных выступлениях. Говорил он всегда ровно сорок пять минут. Можно было сверять часы. И всегда ни о чем. Всегда мимо реальности. Его мир хозяйственного права, его изуитский катехизис хранился в его подсознании. Всегда доволен сам собой, своим обедом и женой… Величавый, он и сам был не промах. Нарусова ревновала. Но почему-то только к иностранкам. Ей казалось, что муж ухлестывает за Клаудией Шифер, которую она называла «Клавкой». Про Юлю она знать не стремилась. Или не очень афишировала свое знание. Вечером с приемов и светских тусовок она посылала на пейджер дочурке сообщение: укройся пледом, сегодня в квартире холодно. И лучше надень теплые рейтузы. Обычно, получив месседж доча посылала маме ответное сообщение: мамусик, все хорошо, мне тепло. И продолжала зажигать в компании завсгдатаев ночного клуба «Конюшенный двор». Яркая семья. Транспарентная. Без комплексов.

Собчак проиграл выборы неспроста. Сейчас уже можно сказать с уверенностью — его победа была бы намного страшнее поражения для тех, кто управлял городом. И это поражение ковали долго обоюдными усилями. Я вот не знаю только одного — хотела ли Людмила этого проигрыша. Потому что остальные хотели явно. Ельцин, очевидно, дал гарантии не только Яковлеву, но и всей собчаковской команде — никто не уйдет обиженным, только приземлите этого парня, пока не полез на президентские выборы. Потому что потом ведь не расхлебаем. А Белый Шаман мог. Вполне. И не расхлебали бы…

Много можно вспомнить о великом демократе. Душевный был человек. Настоящий шестидестяник. Между словом и делом, между добром и злом, между реальностью и грезами он парил, как воздушный шарик. Или другое резиновое изделие, надутое шутником. Он не мог понять главного — его использовали один раз. И второго — не будет. Потому что слишком рискованно, может порваться и все испортить. Жаль мужика.

Новый проект по убийству бренда запустили уже в нулевых. Дом- 2, бриллианты — друзья девушек, миллион долларов в сумке дома, КС оппозиции, «Дождь», смывающий все следы, вот это все… на этот раз успешнее. Ведь в прошлый раз с Саньком не вышло. Неудачный был кадр. Не потянул…

Охеренев от кокаина и понтов, Санек стал проигравать в казино все, что было. И остатки кокса, и остатки бабла, и мерседес депутата Глущенко с подбитой фарой. Естественно, мерседес и кокс вернули тамбовским, а вот деньги — нет. И Глущенко повесил на Санька долг. Тот сорвался в Москву, там нашел работу по специальности. Сутенером. В двухтысячном попалился — решив наказать двух телок за прогулы, отрезал им носы, уши, сиськи и жопы. Потом еще двоим вставил паяльники в цервикальный канал за неуплату. Обладал гинекологическими познаниями, работа такая, да. Его в Москве так и прозвали – Гинеколог. Когда соседи услышали нечеловеческие крики жертв и вызвали ментов, те вызвали пожарных, чтобы взломать дверь. Пожарные проблевались, увидев кровь, залившую всю комнату. Соседи записали номер машины. Оказалось, что она числится на Собчаке. Саня рванул обратно в Питер. Там попросил убежища у тамбовких. Его задушили удавкой и закопали в Парголово. Потом нашли труп, опознали. Где его новая могила не знаю. А дядина в Александро-Невской лавре. В любимой эстетике покойного: с пафосом.

Все совпадения имен случайны, все факты выдуманы, суждения оценочны, Саня никакого отношения к первому мэру Санкт-Петербурга не имел, а Собчак вообще никакогго отношения ни к чему. Автор всен@@@дел как обычно.

Дмитрий Запольский

Материалы По Теме:

1. Дмитрий Запольский: Иванов

2. Дмитрий Запольский. Невзоров

3. Дмитрий Запольский. Жириновский

4. Дмитрий Запольский: Цепов

https://rusmonitor.com/dmitrijj-zapolskijj-o-sobchake.html

 

 

Дмитрий Запольский. О Владимире Чурове

 

 

Пятница, 10 Февраль 2017 8:18

Автор: Rusmonitor

 

 

Легкий, воздушный флер мудаковатости всегда окутывал его, как аромат духов. Осязаемым облаком. Идет вам навстречу барышня. Обычная. Как все. И вы вот совсем ну не замечаете, из толпы не выделяете, никаких впечатлений. А поравнялась и вы попали в невидимую сферу ее волшебно подобранного парфюма. И зачарованно оборачиваетесь вслед, подумав — интересно, что это за запах? Как называется? Какой потрясающий вкус! Был день как день, а тут что-то внезапно поменялось: и день ярким становится, и краски чистыми, и звуки отчетливее. Мир стал чуточку лучше и гармоничнее. Хотя у барышни и ноги кривые, и походка нелепая, и шеи нет как у боксера. Одета в какое-то нелепое платьишко и белорусские туфли. Но как же все это завораживающе гармонично!

Володя Чуров избрался депутатом Ленсовета в 1990, как и я. С тех пор он внешне не сильно изменился, такой же перхотно-бородатый, в рапиде. Как будто у него в голове машинка на перфокартах работает. Никаких эмоций, никаких быстрых движений. Если доволен, не улыбается, если расстроен — не хмурится. Борода, очки с толстыми стеклами, негроидный нос, поросячьи глазенки. Чистые, голубенькие, непорочные. Как подснежники. И мерзкая манера смотреть не на собеседника, а куда-то в сторону и мимо. В 37 лет от выглядел на полтинник. Есть такой тип мужчин, стесняющихся молодости. Усы, борода, хрипотца в голосе, стоптанные ботинки, пухлый портфель с ненужным барахлом и завернутые в постиранные полиэтиленовые пакеты бутерброды. Так и представляешь мамино умиление: ты у меня такой солидный, Володенька! Такой взрослый! Только надень завтра теплые кальсоны, мороз на улице! В школе его звали Чурбаном за тормознутость. И это бесследно не прошло…

Володя сразу заявил, что хочет заниматься международными делами. В день получения временного депутатского удостоверения. Ну разве же жалко? Английским владеет, писать умеет, сам не из рабочих и крестьян, хоть и выглядит неряшливо, но вроде носки меняет, зубы на месте, говорит складно, а что подтормаживает, так это и неплохо, солидный чел. Направили его в комитет по внешним связям.

Надо сказать, определение «настоящий питерский интеллигент» к нему относится в полной мере. Из хорошей семьи. Внук гвардии генерала Брежнева, который не на Малой земле, как Ким Ир Сен руководил на месте подъемом боевого духа, а настоящего, боевого генерала, кстати в четвертом поколении. Дедушка нашего героя прошел первую мировую, гражданскую, организовал революцию в Монголии, потом служил в артиллерии Красной Армии, репрессирован, восстановлен, прошел всю войну, но в силу своего непролетарского происхождения дослужился всего лишь до начальника кафедры в артиллерийском училище. Кстати, родом из Латвии и не без примеси латышской крови. Володин папа служил на флоте, мама — филолог. Короче, советская Элита Элитовна Элитова. Сферическая и в вакууме. Сам Вова закончил физический факультет ЛГУ. Сразу надо пояснить — поступить на физфак внук генерала-профессора мог по блату легко. Но вот закончить и пойти не по комсомольско-партийной линии, а в военный НИИ — на это нужно было иметь способности. И они у Чурова, конечно есть. А вот почему он вдруг пошел в международный комитет, он особо и не скрывал. Хотелось путешествовать, мир посмотреть. Депутатам были положены «синие» паспорта, которые выписывались без разрешения КГБ. То есть при любой форме допуска к секретности. Научному сотруднику военнного ОКБ «Интеграл» загранпаспорт никогда бы не выдали: занимались там самоуничтожающимися оболочками для снарядов из какого-то хитрого массивного пластика.

В первые же дни работы Ленсовета Чуров стал экспертом по Балтии. Я видел его на переговорах и приемах. Чуров вписался в эту работу, как майонез в новогодний салат. Он часами говорил одно и тоже и внимательно слушал ответную чепуху, согласно тряся бородой. Мне всегда хотелось скорее закончить бессмысленные беседы и пустить ход своей жизни в какое-то более веселое русло, но Володя как робот все кивал и кивал. Уже эстонские дипломаты смотрели на часы украдкой, надеясь перейти к фуршету, а Чуров хлопает глазками-подснежниками и что-то записывает в блокнотике. Я спросил его как-то после моего выступления, как булгаковский Иешуа — что ты там помечаешь? Чуров не смутился. «незнакомые английские формы глаголов в разговорном языке. Хочу понять систему». Он вообще никогда не стеснялся. Я как-то в гамбургской гостинице вечерком по телевизору увидел забавное шоу: трансвестит-ведущий спрашивал у гостей о том, как они трахаются. И гости без смущения подробно рассказывали, отчаянно жестикулируя и пытаясь на пальцах показать как. Я тогда подумал, что Чуров был бы идеальным гостем этого телепроекта. Он всегда отвечал на любой вопрос любого собеседника искренне, быстро и просто. Но в жизни он был как рыба. Похожий на дореволюционного дворника внешне, в душе он был продавцом магазина «Океан». Или ихтиологом-прозектором. Любая живая вещь, приближенная к его личности превращалась в заскорузлую спинку минтая. Настолько он был меланхоличен, морозно-холоден и уныл.

После появления Путина в роли помощника Собчака они как-то очень быстро сошлись. Это была любовь с первого взгляда. Бабушка Салье, о которой я возможно как-нибудь напишу, в своих интервью поведала, что Чуров, по ее мнению, был агентом КГБ. Но если вот совсем честно, положив руку на сердце, то на агента сама Салье была похоже намного больше. Потому что агент должен либо что-то узнавать, либо что-то проталкивать, какие-то идеи. А Чуров был говорящей головой. Пиздоболом. Прокладкой. Аватаром. Кивалой. Он четко понимал свою роль — ни во что не вмешиваться, ничего не трогать, никуда не лезть. И ему не приходилось что-то скрывать, ибо он никогда не пересекал черту, за которой есть живая жизнь. Исполнял функцию, не вылезая из футляра. Путину был нужен такой специалист по контактам с Балтией и он сразу пригласил его в аппарат. Ибо контакты надо было поддерживать, но никаких неформальных договоренностей с дипломатами из Прибалтики быть не могло по определению. Должность Чурова в Смольном называлась «начальник управления международного сотрудничества». Города-побратимы, делегации, встречи парламентариев, вот это все… По сути — туфта. Я помню в 94 я зашел к нему в кабинет поболтать и Чуров мне стал рассказывать про взаимоотношения России и Эстонии. Подробно. С историческими отсылами. Называл какие-то бесконечные мероприятия, которые проводилсь Санкт-Петербургом, создание ассоциаций, культурные программы. Я не выдержал и перебил: ты вот про культуру, а почему Смольный не контролирует вывоз цветных металлов через Нарву? Ведь Эстония стала крупнейшим в мире экспортером меди при отсутствии рудников и заводов по переработке? Ведь это просто дыра, через которую улетают ресурсы страны? Чуров сощурил незабудки: «Ну и что? Это же не через Петербург уходит, а через область. Не наш предмет ведения. А вообще я в эти дела не лезу. Владимир Владимирович разберется, если понадобится». Путина он боготворил. При любой нашей беседе, о чем бы не заходила речь, все сводилось к предложению написать записку для Путина. Подозреваю, что это вообще было лейтмотивом его двенадцатилетней работы в Смольном. От Собчака до Матвиенко. После ухода Путина из администрации города Чуров не приуныл. Он по-прежнему занимался своей ерудной, организовывал формальную сторону связей. Когда Путин стал подниматься по карьерной лестнице в Москве, я спросил у Чурова, почему он не переходит в столицу. Володя опять не смутился, ответив как на духу — видимо не достоин я. А хотелось бы конечно. Я давно прошу, но ты же ЕГО знаешь — он как об стенку горох. Ни да, ни нет. Надеюсь. Хотя и до пенсии уже недалеко. Пойду преподавать, когда пенсия будет. А то на зарплату в универе не прокормить семью.

Он был совершенно прозрачный, честный и туповатый служака. Не глупый, а именно вот такой, как в фейковом указе Петра: «Подчиненный перед лицом начальствующим должен иметь вид лихой и придурковатый, дабы разумением своим не смущать». Из многочисленных поездок за границу привозил магнитики на холодильник, тарелочки и брелочки. Петербург — город маленький и все про всех все знают. В коридорах власти-то уж точно. Никто и никогда не говорил про Чурова ничего плохого. Ну кроме того, что он своим рыбьим темпераментом затягивает мероприятия до неприличия, поэтому его старались отодвинуть от трибуны и ограничить его функции подготовкой документов. В последние годы его работы в Смольном мы совсем подружились. Просто не было человека в 2004 году, который бы был настолько ветераном исполнительной власти и помнил всех начальников. Я бывал в его кабинетике возле смольнинской столовой всякий раз, когда заезжал даже просто пообедать или купить приличный тортик в правительственном буфете. Стучался в дверь и будил сонного приятеля. Он неторопливо просыпался и открывал. В принципе, так не принято – запирать дверь изнутри, но ему это позволялось. Чуров скисал на глазах. Вот откровенно старел, шаркал ногами, как инвалид, тяжело дышал.

Стал плохо слышать и совсем медленно говорить. В 2003 году он вдруг оказался кандидатом в Совет Федерации от заксобрания Ленобласти. Помню, я тогда спросил — ну что, он наконец про тебя вспомнил? Чуров не смутился. «Хочет заткнуть мной дырку в Совфеде, чтобы бандос не проскочил. Ну хоть так. А то совсем невыносимо!» Я искренне порадовался за него. Из всей собчаковско-путинской команды в исполнительной власти только бедолага Чуров все годы сидел в тесном кабинете с видом на помойные баки и налаживал связи с Эстонией. Самый неудачливый чиновник Смольного. Ему было пятьдесят, но выгядел он на все семьдесят. В заксобрании Ленобласти произошел большой облом. Чурова прокатили. Я спросил одного авторитетного депутата – почему. Неужели конкурент проплатил всем столько, что они ослушались президента? Но оказалось, что за Чурова предлагали больше. Просто на заседании он не смог связать трех слов про регион, запустил волынку про связи со странами Балтии, про какие-то ассоциации и дружбы, дело было в пятницу и все просто взбесились. И на тайном голосовании вычеркнули его фамилию из бюллетеня. На Володю было жалко смотреть. Я спросил через недельку, заскочив в Смольный в книжный киоск и столкнунвшись с ним: «Договорился о компенсации? Молоко выдадут за вредность?» Чуров был мрачен. Я его таким и не видел никогда. «Он меня вспомнил! Представь — смотрящим за Жириком. В его фракции. Ладно, что мне руки никто не подаст после этого, но что я там увижу в этом говне. Там же все… непросто….» В его меланхоличном голосе слышался звон разбитого сердца. Он был похож на мумми-тролля. Грузный, грустный, бледный и очень какой-то… балтийский. Тетка-продавщица, заставшая еще обкомовские времена решила утешить: «Ничего страшного. Поработаете созыв, уйдете послом в Эстонию!» Чуров тяжело вздохнул. «Еще нет ответа. Я сказал, что в эту партию вступать не буду!»

Следующие четыре года мы не виделись. А вот потом, когда он уже был главой ЦИКа, встретились на каком-то мероприятии. Чуров увидел меня в зале, среди журналистов и отозвал за кулисы, поболтали немного, я порадовался за него — он похудел, помолодел слегка, стал вальяжнее, но основное качество в нем никуда не делось: смотрел он собеседникам мимо глаз, слушал мимо ушей и говорил не в тему. «Ты на государственном канале сейчас работаешь? Нет? Жаль! Мне нужно разработать рекламную кампанию ЦИК! Но тебе не дам. Потому что потом не отмоешься, будут проверять все, кому не лень. Мы тут как на пороховой бочке живем! Знаешь, какая заруба надвигается! Будет очень много непредвиденных сюжетов!» Я естественно спросил: пойдет Медведев на второй срок или планируется возврат Путина. Чуров ответил с расстановкой: «Ник-то не зна-ет ни-че-го. Хотелось бы, чтобы он вернулся, но очень большое у него сопротивление. Не уговорить. Стуация не-пред-сказу-емая». И дальше он сказал очень важную для понимания этой самой непредсказуемой ситуации вещь. «В любом случае я гарант честного подсчета. На уровне ЦИК все будет идеально. Я обещал, а ты ведь знаешь и его, и меня. Это никому не надо. Малейший повод для сомнений и все коту под хвост. Он же не перед нами отвечает, а перед будущим! И ОН мне пообещал, что на ЦИК никакого давления!» Я понял, что взаимность вернулась и сердце героя снова бьется радостно. Свершилась мечта и он НУЖЕН ЕМУ.

Мы виделись еще несколько раз, даже как-то пообедали вместе, обсуждая кремлевские и смольнинские сплетни и тут наступил роковой 2011 год. Уже после пресловутых 146 процентов. Опять какая-то прессуха, опять мы за кулисами. Короткий разговор. Я спрашиваю: «Вот скажи мне ради бога: нахуя ты полез в эти блудни, ведь теперь ни одна страна, кроме Венесуэлы какой-нибудь тебя послом не примет! Ради чего? Чтобы в тебя плевали и твою фамилию через сто лет проклинали?» Наверное, я был очень агрессивен тогда. Володя вздохнул. И сказал очень важную для меня вещь. «Пойми, я на своем уровне не сделал ничего, кроме того, что обещал. Ни единого голоса, слышишь! – Ни единого! Это был наш договор: я обеспечу АБСОЛЮТНО адекватный подсчет. Что принесут в ЦИК, то мы и сосчитаем. Но вот влияние на местные комиссии я сразу отверг. Пусть этим занимается губеранатории, у меня ведь нет агентуры, штурмовиков, танков, пулеметов и пехоты. А как может ЦИК предотвратить вбросы на участках, если все под местной властью. Ты думаешь, ОН хочет быть не легитимным? При поддержке явно больше половины? Да если бы и меньше была, ОН все равно вне конкуренции. Этот цирк идет с мест. Губеры балуются, соревнуются в лояльности, но установка была четкая — не вбрасывать. Работать на едро, но только без каруселей, вбросов и подтасовок. В любом раскладе у Кремля большинство. Понимаешь? Зачем это надо? А сейчас получается, что я во всем виноват, хотя мое дело просто баланс подвести. Все эти Гауссы – фигня. Я тебе легко объясню, но ты гуманитарий, не поймешь. Все перекосы на местах. Ну как мы можем тут химичить? ГАС-выборы — тупейшая система, что внесли в регионах, то и будет. Если сделали меня крайним, то пусть я буду крайний. Но ты же понимаешь, что я умею сказки писать и исторические книжки. А вот голосами манипулировать не умею. Поэтому ОН ко мне и обратился.» Я верю ему. Более надежного человека ОН бы никогда не нашел. Зачем в Москве голосами манипулировать, если на местах все сделают в лучшем виде? А если бы нужно было бы что-то изменить и на уровне ЦИК, то достаточно было бы прислать программиста в погонах, чтобы внести нужную правку – Чуров бы ничего не заметил. (Хотя ГАС “ВЫБОРЫ” и так в ведении ФСБ) Ну или решил бы что это ЕГО роса у глазах. А вот если бы вместо нашего меланхолика был бы настоящий жулик, то его можно было бы перекупить. Все-таки, какой мудрый человек! Как хорошо знает систему! Всякий раз поражаюсь…

Потом я уехал. Володя стал послом. Чрезвычайным и полномочным. Это в табели о рангах выше, чем генерал-майор. Род Чуровых-генералов продолжился. За Царя, отчество и веру православную, все как положено. Без страха и упрека. Но вот назначить его никак никуда не могут. Даже в Венесуэлу.

как обычно автор все придумал и никакого отношения данный текст не имеет к кавалеру Ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени, видному российскому государственному деятелю Чурову Владимиру Евгеньевичу. ВСЕЛОЖЬПИЗДЕЖИПРОВОКАЦИЯ

Дмитрий Запольский

Материалы По Теме:

1. Дмитрий Запольский: Иванов

2. Дмитрий Запольский. Невзоров

3. Дмитрий Запольский. Жириновский

4. Дмитрий Запольский: Трамп как политсантехник

https://rusmonitor.com/dmitrijj-zapolskijj-o-vladimire-churove.html

 

 

Дмитрий Запольский: о Милонове

 

 

Воскресенье, 19 Февраль 2017 17:08

Автор: Rusmonitor

 

 

ВИЛЛИ, КОТОРОГО СЛИЛИ

 

В Ленсовет привела его Марина Евгеньевна. Мальчонка способный. Глазенки умные. Образования и опыта работы нет, зато бегаееееет! По папе то ли русский, то ли еврей, мама — немка. Он затусил с молодежью, но к старшим все время прибегал с идеями. Умение правильно себя поставить в качестве равнее равных у него сформировалось с детства: мама была учительницей. Знаете таких — для всех директор и завуч гроза и ужас-ужас-ужас, а он снисходительно так: «а у нас вчера Роза Михална дома был и мне шоколадку принесла». А шоколадку эту Левушкина мама подарила учительнице английского, чтобы та четверку на пятерку в четверти исправила, ведь Левушка на медаль идет! Ну а англичанка — директрисе на восьмое марта. Толстый, рыжий, неряшливый… Вот так и дал бы по хитрой рыжей морде, – а нельзя. Настучит маме, та классной, родителей вызовут. Неправильная идея…

Учиться он не пошел: зря время терять не хотелось. Зачем, когда знаешь намного больше профессора и даже ректора. И самое важное знаешь: старого мира больше нет. Система рухнула. Все с чистого листа начинается, можно писать что угодно — никто не станет проверять. С Мариной Евгеньевной они были чем-то похожи. Она его как сына приняла. Своих-то не было, с мужчинами она вообще как-то не очень… А инстинкт подсказывал — если бы был у нее сыночек, то вот именно такой — хитрый, ласковый и с резьбой: куда хочешь ввинтится. Мальчонка там много интересного узнал и понял. Как устроена власть, например. Не конкретная. Вообще любая. Ведь дело-то не в мандатах и полномочиях, власть, это — идея, которая прорастает на почве человеческой глупости и приносит ресурсы. Как огурцы в парнике. Но вкуснее. Главное — труд. Все время поливать и проветривать.

Хорошо быть сыном учительницы. Особенно, если ты мизантроп. Не надо стремиться быть равным тем, кто выше тебя, это невозможно, – они старше. Но и ты и так равен им, так как из их клана. А те, кто ниже — они материал. Не ровня. Он рано стал мизатнропом. К восемнадцати годам, когда я столкнулся с ним в Ленсовете, он уже был вполне циничным юношей, умевшим четко разделять людей на перспектиных и не стоящих внимания. Где я его видел? Да в «аквариумной» клаке Я с трудом вспомнил юного солнечного лохматого толстячка, пробравшегося в 1988 за кулисы дворца спорта «Юбилейный», чтобы взять автограф у БГ и восторженно смотрящего на Сашу Ляпина… Тогда он был каким-то более просветленным. Покурил, наверное…

В партии «Демсоюз» (потом в СвДПР) у Марины Евгеньевны он стал координировать религиозные контакты. Не залезая в политику. Чисто функционально. В ту пору он был баптистом. Как и все, проходил послушание: доябывался на Невском до прохожих, пытаясь проповедовать, рожу при этом делал постную, как-то не пошло у него это дело, но начальство баптистское оценило усердие — юношу приметили. И именно тогда он открыл лайфкак: для церковников хорошо быть политиком, а для политиков — христианским активистом. Придерживаясь чудесного завета «за любой кипеж, кроме голодовки», он сошелся с амерканскими и немецкими миссионерами. И выбрал себе амплуа молодого политического функционера — христианского демократа. К 1993 году у него были уже наработанные связи не только в России, но и в Америке. Миссионерские программы дрессировки с последующей вербовкой выходцев из бантустанов помогли потусоваться в плохоньких университетах, понять систему, подтянуть язык. В кампусе его прозвали Вилли. К 1994 году, когда Виталий Савицкий стал депутатом Госдумы, а Марина Салье перестала быть народным депутатом РФ, наш солнечный мальчик стал работать в Госдуме. Савицкий мечтал стать президентом православной России. И помощник увидел в нем свое будущее. Заметьте, наш герой всегда был на вторых ролях, максимально близко к лидеру, давая ему опору и поддержку, но никогда не занимал никаких реальных постов, не брал реальных полномочий. Он учился. И впитывал технологии, заводил знакомства, наводил мосты, производил впечатление. Прилежный хитрован. Савицкий доверял ему контакты с зарубежными христианскими демократами. Снова связи и новые люди. Банкеты, переговоры, спонсорские средства. Юноша приобщается к финансированию. Полезно. На следующей работе пригодится. В это же время, под влиянием Савицкого, Вилли принимает православие. Для баптистов — свой, для ортодоксов — свой, для политиков, для неформалов, для поклонников русского рока, для немцев, для евреев, для ЛГБТ, для радикалов — свой. И среди чужих, и среди родных. Был ли он агентом разведки? Я не знаю. Естественно, он имел контакты со спецслужбами, как российскими, так и зарубежными — быть в таком эпицентре и не стать информатором просто невозможно. Но вот марионеткой спецслужб он точно не являлся. Его мировая линия, если вспомнить терминологию теории относительности, проходит чуть выше всякой этой информационной суеты. Он просто использовал открывающиеся ему окна, проскальзывая в них и порхая дальше. Вокруг него было столько центров влияния! И мало кто сегодня вспомнит, что христианские демократы вместе с функционером Вилли создавали блок Явлинский-Болдырев-Лукин, ставший «Яблоком», входили в блок Сергея Шойгу «Медведь» и даже стали одной из основ «Единой России». Неисповедимы пути, воистину!

Мой друг Виталий Савицкий трагически погиб в автокатастрофе, когда шофер смольнинской «волги» вдруг совершил нелепейшее нарушение правил и подставил машину под удар. По иронии судьбы стосороковым мерседесом, убившим Савицкого и его шофера, управлял лидер «пермских» Ткач, приятель Ромы Цепова, числившийся за мелкий прайс охранником в «Балтик-эскорте», чтобы официально, уже не за совсем мелкий носить волын. Но искать черную кошку в темной комнате не надо — Ткач сам чудом выжил в той аварии. После похорон основателя, ХДС потеряла всякие перспективы, наследник Виталия Александр Эпин, финансирующий христианскую политику в Петербурге все проебал, но Вилли не остался без работы. Прямо на кладбище Александро-Невской лавры Галина Васильевна пригласила Вилли перейти к ней. От таких предложений отказываться не принято. Наш пострел успел прокатиться и на этом паровозе.

 

 

Галина Старовойтова со своим помощником ныне широко известным Виталием Милоновым

 

Старовойтова была мало похожа на тот образ, который сегодня сформировался усилиями ее сестры и соратников по путешествию из ниоткуда в никуда. Но на этом пути ей потребовалось перестать быть атеисткой. Она как раз прошла обряд крещения и Вилли стал ее консультантом по религиозным вопросам. Он с бешенной энергией сводил ее с конфессиями, с многочисленными и совсем крохотными группами верующих, с лидерами и проповеднками, священниками и пасторами. Галине Васильевне это было очено важно, она тоже собиралась в обозримом будущем стать президентом России и создать новый союз государств вместо СССР. Спонсоры помогали. С разных сторон. И разных берегов. Считалось, что так будет лучше — если все снова будут в одной куче. Ну типа контролировать проще, хулиганство всякого меньше, а то какие-то аль-кайды возникают, того и гляди придумают какую-нибудь пакость, взорвут что-нибудь, войнушку устроят. И зачем тратить нервы и деньги, когда можно собрать снова в Евразии региональную державу и пусть она с этой фигней разбирается… Короче, американцы помогали. Галина Васильевна познакомила Вилли с многими интересными людьми. Лехом Валенсой, Маргарет Тетчер, Бжезинским и Киссинджером. Ну и с Мирилашвили, Кумариным, Хасаном. Само собой, куда без этого… Город маленький, для такого проекта идеально подходит своей интернациональностью. Но как известно, лучшим стартовой площадкой для броска на Кремль является Смольный. А лучшим началом строительства новой империи должно быть укрупнение регионов. Вот и началась большая работа по созданию Невского края. При участии тамбовских, малышевских, кремлевских и кингисеппских. Я пару раз был на совещаниях в подвале резиденции К-0 с участием Галины Васильевны. Вилли тоже. Ох и интересные это были вечера! Представьте: Густов, Старовойтова, Владислав Резник, Нарусова, Нечаев, Мирилашвили, Шустер, Бурбулис. И многие, многие другие. Прицел был на 2001 год. Сначала выборы в Заксобрание города, где формируется старовойтовское большинство, потом выборы губернатора Ленобласти, где побеждает Густов, потом объединенный регион, где главой Старовойтова, а Густов на хозяйстве, потом выборы Президента и здравствуй новый чудный мир! Вилли должен был стать депутатом, лидером блока, причем христианско-демократического, так как под эту петрушку можно было объединить всех, кого купят в процессе. Бюджет был большой. Но Галину Васильевну это не смущало, мол, осилим и не такой! У присутствующих розовели щеки, увлажнялись глаза и выпрямлялись спины.

Увы, в 1998 году Галина Васильевна легла неподалеку от Савицкого на Никольском кладбище. Вилли снова остался один. Но ненадолго.

Кировский район Петербурга не настолько бандитский, как Московский, трава пониже, дым пожиже и от Балтийского Морского пароходства, кормившего всех, как мама-кошка, остались рожки да ножки. Но главный ресурс ведь не желязяки, даже не деньги. Главный ресурс — люди. Особенно те, кто умеют налаживать правильные каналы. На выборах в заксобрание Петербурга осиротевший Вилли решил баллотироваться от Кировского района. И рванул. У него были все шансы. Он считал себя последователем Чубайса и Гайдара, боролся с призывом в армию, защищал права меньшинств и обличал Лукашенко, строившего в Беларуси фашизм. Все, что нужно для либерала! Только чутье подсказало — ты же один. Совсем. Лех Валенса далеко, Бжезинский еще дальше. Ну станешь ты депутатом, а что ты будешь там делать? Помните начало — Вилли никогда не действует самостоятельно, ему нужен таран впереди. А тут просто беда какая-то — все паровозы сошли с рельс. И Вилли принимает предложение своего конкурента по выборам — снять свою кандидатуру в заксобрание и пойти в следующий раз. А пока стать помощником. Ну и главой муниципалитета через какое-то время. Остановиться, отдышаться. Впереди большие перемены, Ельцин стар и немощен, власть сменится. Но эта новая власть НАША, ферштейн? Вилли удовлетворился предложенной сделкой. В Мариинский дворец он пришел референтом вице-спикера Вадима Тюльпанова, победившего в Кировском районе. Теперь его паровозом стал Альбертыч. Точнее, ледоколом. Или ледовозом, как считают некоторые эксперты, имя в виду под белой кристаллической субстанцией отнюдь не замерзшую двуокись водорода.

Вадим до 93-го года был простым механиком на сухогрузе. А в 1994 году уже считался правой рукой Чеснока — первого бандита, решившего окончательно избавиться от гангстерского бекграунда и стать официальным бизнесменом. Я могу подтвердить: Чеснок буквально своими руками организовал сбор средств на предвыборную кампанию Владимира Яковлева. И здесь надо сделать одно очень важное пояснение, которое должен знать каждый краевед: Челюскин был младшим партнером Ильи Трабера, который в свою очередь имел прямой выход на Путина. И без согласия не стал бы играть в политику, точнее играл бы на противоположной стороне. Вице-мэр Петербурга прекрасно понимал, что на выборах побеждают не словами, а технологиями. Включая полевые, дорогостоящие. Так что мобилизация ресурсов против Анатолия Собчака была как минимум подконтрольна Путину. Вице-мэра и Трабера связывал общий товарищ, однокурсник и коллега Путина Виктор Корытов. Доподлинно известен факт, что Путин знакомил Трабера с Собчаком. Но речь не о Путине и не о Собчаке. Речь в данном случае о Тюльпанове. Я помню момент его избрания в заксобрание в 1998 году. Если бы не договор с Милоновым, шансов у Вадима пройти по округу не было бы никаких. Но Вилли уступил дорогу. И не проиграл. Вадим стал заместителем председателя, хотя Трабер и Челюскин хотели сразу вручить ему скипетр спикера.

В новейшей истории России есть политическое правило, о котором не принято говорить вслух. Все голосования по выборам председателей, заместителей в законодательных собоаниях, как и все выдвижения в Совет Федерации или в почетные граждане — исключительно коммерческие. То есть депутаты с этого имеют. Либо нал, либо строку в бюджете. Ну еще и так называемые «хотелки» – назначение своих людей в госструктуры, в контролирующие организации, закрытие уголовных дел (или возбуждение). Короче, спектр «хотелок» велик и необъятен. Я знаю одного дурика, который попросил за свой голос на выборах спикера возобновить финансирование археологических раскопок в Туве, курганами которой всю жизнь интересовался как историк. Хотя естественно, через свой собственный институтик, так что он не совсем дурик. Наполовину.

Естественно, что спикером Заксобрания стал бы неизбежно Виктор Новоселов, но его уже убили. За кресло председателя развернулась настоящая войнушка. В 1998 году Тюльпанову не хватило ресурсов. Сергей Тарасов, по кличке «Зять», женатый на дочке Алисы Фрейндлих сконцентрировал больше и победил. Но торговля шла полтора года. За зятя вписался Алик-Рынок, могущественный в ту пору бизнесмен Ебралидзе, друживший не только с коллегой Путина по КГБ Евгением Муровым, но и с грузинскими лаврушниками. Помните эту извечную историю борьбы московских воров с бандитами за контроль над Петербургом. Так вот, в тот момент чаша весов качнулась в сторону воров. Ненадолго. Еще в этой схватке мешался Сергей Миронов, давний партнер по бизнесу Юрия Молчанова, вместе с которым ему удалось создать ваучерный фонд, кинуть вкладчиков и выкупить аж целый строительный комбинат в Санкт-Петербурге. Сам Молчанов — бывший проректор университета по международным делам, помощником которого недолгое время был подполковник КГБ Владимир Путин. Как же тесен этот мир, правда?

Вскоре удалось договориться: Миронова отправляют в Совет Федерации, Тарасов уходит вице-губернатором, парламент остается Тюльпанову. К этому моменту Путин уже президент, Трабер со товарищи полностью контролирует морской порт Санкт-Петербурга. Это огромные деньги. Миллиарды. Почти неконтролируемые. Офшорные. Бешеные. И практически бесконтрольные. Расскажу я вам еще один нюанс политической системы в России: когда где-то появляются огромные деньги, которые невозможно изъять в виде налогов и даже толком сосчитать, Кремль вешает на их производителей политическую повинность. Например, создать партию, чтобы собрать всех несогласных, а потом кинуть. Или контролировать СМИ. Или еще чего-нибудь. При этом это не президент, плавая по утрам в барвихинском бассейне, размышляет: «Чего бы им такого поручить, этим жирным объебосам? Может, пусть купят всех хипстеров, создадут им какой-нибудь модный закрытый сайт в этом их интернете, чтобы они думали, что крутые, но за попытку влезть в политику там сразу бы им объясняли что они гондоны, использованные бандерлогами… Или раздуть какого-нибудь добра молодца в качестве щуки, чтобы карасей гоняла в госаппарате, а то совсем распустились…» Нет, все происходит совсем не так в этой сказочной стране: когда он наплавается вдоволь, педальки велотренажера покрутит, позавракает, тут ему и несут записочки: «Есть такой пассажир, зовут например Гена, хочет взять ЦБК, предлагает за это полный контроль над Петербургом, депутаты, бюджет, газеты, тв, все такое. Ни одна мышь не проскочит. У нас есть на него компромат, шаг в сторону и он на киче. Но есть и Вася, он предлагает тоже самое, но просит только трафик не пережимать. И немножко фармакологическую промышленность в СЗФО… Компромат на него еще лучше. Есть и Петя… Как вы думаете?» Примерно так это происходит. Типа тендер. Или конкурс на грант. Победит самый достойный.

Трабер — личность сомнительная. Остальные вообще просто головорезы. Нужно подключить вменяемого смотрящего. На примете есть ушлый паренек из Сибири. Морское дело в принципе знает. Умненький, шустрый. А что если его поставить на Петербургский морской порт и подключить к нему наших ребятишек? Он мигом порядок наведет в этом сумрачном городе, где болотные флюиды наполняют головы дурманом, где все время какие-то революции, смуты, фронда. Как вам идея?

На Южилине и остановились. Отдали ему колоссальные ресурсы морского порта, а собственно ради этих ресурсов и был создан безумным царем город на болотах за триста лет до описываемых событий. Трабера слегка подвинули. Чеснока тоже. Но не отжали. Виталий Южилин стал разруливать всю ситуацию, дал гарантию что все будет под контролем. Потом, правда продал все Лисину, в Новолипецкий металлургический комбинат. И Муров с Аликом протащили Диму-Крикуна разруливать. Но в ту пору именно Тюльпанов стал руководить всей политической составляющей. Вилли, как верный оруженосец, взял на себя вопросы урегулирования в политическом поле. За деньги отвечал другой человек, но контакты важнее. Как же успешно все получилось! В течении семи лет, с миллениума до 2007 года, ему удалось решить вопросы со всеми «хотелками» демократов и либералов, разрулить имевшиеся конфликты, создать новые, проанализировать тренды и обеспечить мир, тишь и процветание. В 2007 он стал депутатом заксобрания и сразу председателем комиссии по устройству госвласти. Через два года — председателем комитета по законодательству. Все это время старался держаться в тени, за широкой спиной Тюльпанова. Этого таланта ему не занимать. Профессионал. Всегда на подхвате, всегда в теме, всегда немного в стороне. Все эти годы я достаточно часто общался с ним. Он бывал у меня в эфире, умудрялся создавать какие-то информационные поводы для мелкого пиара, так необходимого депутату. На огромном корабле петербургской политики, где капитанам была Матвивенко, боцманом Тюльпанов, рулевым — его начальник аппарата, Вилли был юнгой. И это у него блестяще получалось. Построил церквушечку в своем округе, маленькую, скромненькую, какую-то панельно-щитовую. Оборудовал себе там комнатенку-приемную. Стал прислуживать на литургиях, впал в политическую летаргию, купил джип, возвел дом, квартирку приобрел. Все правильное, но не слишком. Вот как бы специально скромненькое. Естественно, достойное, но не супер-пупер. Знает он свое место. Не высовывается. Умеренность во всем, даже в умеренности. В его кабинете на столе стояла икона, крохотная правда. И какой-то крестик из камня. И больше никакой атрибутики. Вилли держал имидж и никогда не переступал черту. Спокойный, добродушный, лохматый чувак, успешно делающий политическую карьеру, не заносчивый, не самодовольный. Трудяга. Немного неряшливый, вечно в мятом костюме, пуговицы рубашки расстегнуты, пузо вываливается. Галстук набекрень. Немного на Карлсона похож. Добрый чудаковатый разгильдяй. Однажды я к нему обратился за помощью. Попав в большую беду. Катался в 2010 году на горных лыжах, крепление заклинило, ногу чуть не оторвало. Пролетел метров десять вертолетом. Перелом, да еще и с плохим прогнозом. Скорая отвезла в районную больницу, там говорят: хирурга нет, выходные. И скорее всего вам надо готовиться к протезированию в дальнейшем, сосудисто-нервный пучок поврежден осколками. Я в шоке. И это не образное выражение, в настоящем, от кровопотери. Пока через ме