Яков Кротов. История. Книга о том, как общение создаёт свободу, любовь, человечность

Оглавление

Украина: Cемен Глузман, фейсбук, 2 января 2023 года

В молодые годы меня отучили бояться. Не уверен, что это хорошо. Осторожность основывается на страхе. Иногда, на яркой, слепящей боязни события и человека.

Сегодня, в конце моей жизни страх постепенно возвращается. В лагере, в неволе я писал и публиковал всё, что хотел, что мог. Сейчас я всё чаще задумываюсь, потому что продолжаю жить в неправовом государстве. Многие из моих сограждан защищают себя от реальности мыслью о том, что диктатор Путин является средоточием зла. Прощая себе неизбывную свою гражданскую трусость и личное участие в коррупции.

Наша, независимая украинская коррупция – не от Путина. Она – от небольшой хатынки сына Леонида Кравчука, как-то неожиданно возникшей на берегу Женевского озера.

Чем дольше я живу в воюющей Украине, тем чаще мне хочется писать о той правде, которая всё менее заметна нашим партнёрам, эмоционально очарованным мужественными украинскими солдатами, погибающими не только от ран, но и от банальных легочных и почечных заболеваний, вызванных условиями их жизни на передовой. Эта часть военной статистики закрыта. А сейчас, в связи с очередными законодательными новациями будет ещё больше утаена .Разумеется, это не коснётся генералов.

Очень хочу писать об этом, ссылаясь на имена военных врачей и офицеров, сохранивших сопереживание к своим солдатам. Уже не могу, учусь бояться. Тогда, при Брежневе и Андропове мог. Потому что жил в чужом для меня государстве, где солдаты погибали на афганской земле. Где работники КГБ производили аресты диссидентов исключительно по согласованию с отделами идеологических партийных органов. Я пытался достать эту информацию из нашего главного патриота президента Кравчука. Не получилось. Ответ был предсказуем: «Это всегда был приказ Москвы». Удобный ответ.

Со слов киевского пенсионера КГБ, дружившего с самим начальником 5- го Управления КГБ Филиппом Бобковым знаю: Васыля Стуса и Валеру Марченко убивали из Киева. Москва – не препятствовала, не более того.

Сохранились и другие воспоминания. Искалеченного тяжелой болезнью великого украинца Ивана Алексеевича Свитлычного на родину в Киев из алтайской ссылки не отпускали совсем не москвичи. Он оставался во вредном для него климате по требованию его украинских кураторов Федорчука и Марчука. И киевских партийных боссов. Вскоре принявших иные идеологические ориентиры: гласность и перестройку с постепенным погружением в прежде ненавистный украинский патриотизм.

Иные из них, бывшие последователи марксизма-ленинизма, вполне рационально воспитали своих детей гонителями русского языка, на котором они прежде писали и защищали свои идеологически правильные диссертации.

При этом все они понимают, что любая культура выигрывает от того, если в ней сосуществуют разные языки. Это давнее замечание министра французской республики Андре Мальро. Украинские министры подобном образом не мыслят.

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание:
если кликнуть на картинку в самом верху страницы
со словами

«Яков Кротов. История»,

то вы окажетесь в основном оглавлении,

которое одновременно является

именным и хронологическим

указателем.