Яков Кротов. Айграмотность

Александр Драбинко

Православие в посттоталитарной Украине (вехи истории)

К оглавлению


IV.1 "Всеукраинский ("Объединительный") Православный Собор". Его правовая оценка

Монах Филарет (Денисенко) на все реагировал однозначно и позиция его оставалась неизменной:

"Как Предстоятель Украинской Православной Церкви, - продолжал утверждать он, - … заявляю, что собрание украинских епископов в Харькове от 27 мая се, назвавшее себя собором и избравшее своим главой митрополита Ростовского и Новочеркасского Владимира, является незаконным и не имеет канонической силы для Украинской Православной Церкви…"

Председателю Верховного Совета Украины И. Плющу Филарет направил письмо, в котором "напомнил спикеру парламента, что возглавляемая Митрополитом Владимиром УПЦ не является тождественной УПЦ, Предстоятелем которой он (Филарет - А.Д.) остается". Таким образом, "генерал армии, оставшись безоной", все равно настойчиво продолжал считать себя таковым, и более того, требовал этого признания от других.

Понятно, что ни от денег, ни от власти, которую ему эти деньги обеспечивают, Филарет добровольно отказываться не собирался. В его распоряжении были все фонды бывшего Экзархата. О размерах церковной казны, кроме самого Филарета, имел представление еще и Леонид Кравчук, поскольку во времена Союза заставлял Филарета перечислять деньги в Фонд мира. Возможно, именно с его подсказки и заверений в помощи бывший митрополит осмелился пойти на явное нарушение закона и не передавать канцелярию и финансы УПЦ новой церковной власти.

Финансовый фактор - иудино сребролюбие, второй после бесовской гордости, что обуяла Филарета, предрешил Украинскому Православию дальнейший его крестный путь.

Сумма была огромная. Ведь только после запрета Компартии Украины на счета УПЦ было официально перечислено 25 млн. крб. (на восстановление Успенского собора). К этому нужно добавить те пожертвования православных верующих, которые осуществлялись на протяжении его управления Экзархатом. Занявшийся впоследствии поиском казны экзархата "патриарх" Владимир (Романюк) в своих заявлениях в столичное Управление по борьбе с организованной преступностью утверждал, что Филарет еще в 1989-1990гг. конвертировал и положил на зарубежные счета 3 млрд. руб. Приводились и другие цифры.

Из сложившейся ситуации необходимо было найти эффективный и относительно законный выход. Филарет его нашел. Он решил осуществить т.н. объединение УПЦ, Предстоятелем которой он себя по-прежнему все еще считал, с УАПЦ, которая насчитывала тогда 11 "архиереев" и имела своего "Патриарха". Присоединение к УАПЦ автоматически решало проблему передачи денежных средств и материальных ценностей УАПЦ. Фактически, на глазах всего христианского мира совершилось воровство церковных денег под видом "воссоединения" с т.н. автокефальной церковью.

20 июня 1992 года "митрополиту" Переяславскому и Сичеславскому Антонию (Масендичу), который в это время занимал должность управляющего делами "киевской патриархии" и был главой ОВЦС УАПЦ, доложили, что его помощник Владимир (Романюк) ведет переговоры с Филаретом о том, чтобы принять его в юрисдикцию УАПЦ. Масендыч сначала этому не поверил, но вскоре у него с Филаретом состоялась встреча на Пушкинской. Выслушав сочувствия Антония, Филарет сразу перешел к делу: "Если перечислю на ваши счета деньги Украинской Православной Церкви, где гарантия, что вы их у меня не заберете?" - речь шла о четырех миллиардах рублей".

Для успешного проведения акции Филарет заручился поддержкой Правительства и Верховного Совета. Те, кто был непосредственно заинтересован в сохранении за Филаретом имущества, уже подставили ему свое плечо. Для других - "свідомих", необходимость принятия бывшего митрополита под крыло УАПЦ была мотивирована противостоянием "московській навалі" и созданием единой Украинской национальной государственной Церкви.

Завидное для хамелеона изменение мнения произошло в одночасье у так называемых крайне правых депутатов, которые еще несколько месяцев назад методично доказывали, что Филарет из-за своего не соответствующего монашескому образа жизни и связям с репрессивными органами и партноменклатурой не в праве возглавлять УПЦ и духовное возрождение народа. Этот документ был одним из тех, на основании которых принимал свои решения Архиерейский Собор 31 марта - 5 апреля 1992г. Теперь эти же депутаты оказались в рядах защитников бывшего митрополита. На вопрос журналиста: "Неужели Филарет перестал быть аморальным?" - один из них - О. Шевченко ответил: "Теперь патриотическим силам нет до этого дела, поскольку Филарет теперь завзятый национальный государственник".

Филарет торопился. Уже была известна дата проведения в Киево-Печерской Лавре Поместного Собора Украинской Православной Церкви - высшего органа управления УПЦ, который подтвердит каноничность решений Харьковского Собора. После этого все имущество, удерживаемое Филаретом, теперь уже на основании буквы закона становилось собственностью УПЦ во главе с ее новым Предстоятелем. Филарету необходимо было упредить этот Собор и провести свой.

За организацией такого "собора" стоял большой эшелон государственной власти во главе с Президентом. 21 июня в канцелярию УАПЦ на ул.Трехсвятительской к "митрополиту" Переяславскому и Сичеславскому прибыли народные депутаты А.Зинченко, Л.Скорик, Д.Павлычко, Червоний, Поровский, а также будущий заместитель председателя СБУ В.Бурлаков, сотрудник аппарата Президента Л.Кравчука Б.Тернопильский, которые потребовали от Антония немедленно собрать "собор епископов УАПЦ", мотивируя это личным распоряжением Президента. В это время Антоний имел в УАПЦ исключительные полномочия принимать в отсутствие "патриарха" наиболее важные решения самостоятельно, после предварительной телефонной консультации с пребывающим в Америке Скрыпником. Это обстоятельство было наруку организаторам, знавшим о "любви" Мстислава в Филарету. Попытки связаться с престарелым "патриархом" успехом не увенчались: то ли потому, что с ним действительно не было связи, то ли потому, что этой связи не должно было быть. Так или иначе, 22 июня Масендич, не согласовав вопрос с "патриархом" Мстиславом, поддавшись оказываемому на него давлению со стороны власти, отправляет телеграммы автокефальным "епископам", не сообщая о цели приезда, с требованием срочно приехать в Киев.

25 июня в резиденции бывшего Киевского митрополита Филарета состоялось собрание запрещенных священнослужителей и впав-ших в раскол мирян, громко назвавшее себя "Всеукраинским Православным Собором". Официальной задачей "собора" было объединение УПЦ и УАПЦ в одну "украинскую церковь", а неофициальной - не допустить "политической смерти" тов.Антонова.

Из 20 епископов УПЦ присутствовали только лишенные сана Филарет и Иаков (Панчук), а также два "рукоположенных" ими уже после запрещения в священнослужении "архиерея" - Спиридон (Бабский) и Варсонофий (Мазурак). "Епископат" УАПЦ представляли "владыки" Антоний Масендич, Владимир (Романюк), Роман (Балащук), Софроний (Власов), Роман (Попенко), Михаил (Дуткевич). Всего собралось 104 человека, среди которых ни один не был избран согласно Уставу.

Обстановка, в которой проходил "Собор", была нервозной и очень напряженной, в чем не последнюю роль играло присутствие психически неуравновешенных Л.Скорык и В.Червония. "Я проинформировал епископов, - вспоминал позже владыка Антоний, - но тут вдруг поднимается Андрей Ивано-Франковский и без обиняков заявляет, что ни на какое объединение не пойдет. На "бунтовщика", конечно, сразу набросились Лариса Скорик и Владимир (Романюк): ты мол предатель, "зрадник", агент Москвы и т.д. Но угрозы не подействовали: трое - Андрей (Абрамчук), Антоний (Фиалко), и Николай (Грох) тут же покинули Собор". Отсутствовавшего Львовского Петра (Петруся) представлял Владимир Ярема, который хотя и скандалил с Червонием, но все же на "Собор" пошел. Уже позже он высказывал надежду, что "патриарх" (Мстислав) "не утвердит этот церковный альянс" . Не сбылось и обещание Филарета, который убеждал всех, что его поддержат епископы УПЦ.

То, что "собор" был неправомочный, понимали и сами собравшиеся на него. Между собой они говорили: "Пускай оно, это объединение, и не будет как должно, но церковь мы будем иметь не московскую, а украинскую, государственную". Именно это кравчуковское "державну" и было положено во главу угла создаваемой на Пушкинской, 36, 25 - 26 июня псевдоцерковной структуры под названием "УПЦ-КП".

Тем не менее "объединительный собор" состоялся и принял следующие постановления:

"1. Объединить Украинскую Православную Церковь и Украинскую Автокефальную Православную Церковь в единую Украинскую Православную Церковь - Киевский Патриархат.

2. Украинская Православная Церковь - Киев-ский Патриархат, является правопреемницей УПЦ и УАПЦ, всех договоров и соглашений, заключенных ими до нынешнего дня, и всех ее средств, иму-щества - движимого и недвижимого, включая храмы, монастыри, учебные заведения и другое. Все банковские счета УПЦ и УАПЦ становятся счетами Украинской Православной Церкви - Киевского Патриархата.

3. До принятия нового Устава УПЦ-КП руководствоваться Уставом УАПЦ. Использовать печать и штамп УПЦ и УАПЦ.

4. Собор заяв-ляет, что главой Украинской Православной Церкви - Киевского Патриар-хата считает Патриарха Мстислава.

5. В связи с неотложной необходимостью укрепления руководства Украинской Православной Церкви - Киевского Патриархата, учитывая пребывание Патриарха Мстислава за пределами Ук-раины, а также его возраст - 94 года, что осложняет руководство Церко-вью, ввести должность Заместителя Патриарха, - Киевского патриаршего престола.

6. Утвердить заместителем Пат-риарха Блаженнейшего Филарета, Митрополита Киевского и всея Украины.

7. Утвердить управляющим делами Киевской Патриархии митрополита Пере-яславского и Сичеславского Антония".

"Собор" создал "Священный Синод УПЦ-КП", а также некое не имевшее ранее в православном мире аналогов образование названное "Высшим Церковным Советом", в который кроме членов "Священного Синода" и "священников", вошли народные депутаты Верховного Совета В. Червоний, О. Шевченко и М. Поровский.

Многие из "соборных постановлений" абсурдны по своему существу. Так, в интересный способ прошло избрание Предстоятеля - Мстислава: было просто решено "считать" Патриархом УПЦ-КП. Наверное, впервые в истории Православия в одной Церкви на одной столичной кафедре оказалось два "епископа" - "Святейший" и "Блаженнейший" с одним и тем же титулом "Киевский и всея Украины", да еще и в должности "предстоятелей", ведь Филарет нигде ни одним словом не обмолвился, что от нее отказывается. Абсурдом с позиции церковного права является должность "заместителя патриарха". Явной для всех была цель этих Уставных экспериментов: отстранить от власти "патриарха" Мстислава и передать фактическое руководство "Церковью" Филарету (Денисенко).

На "Соборе" был поднят вопрос, признавать или не признавать действительным решение Архиерейского Собор РПЦ от 11 июня 1992 года, согласно которому митрополит Филарет был лишен всех степеней священства. "Собор" ответил: "осудить (данное решение - А.Д.) как не имеющее силы относительно Украинской Православной Церкви - Киевского Патриархата". Таким образом, было принято беспрецедентное решение: путем голосования была "возвращена архиерейская благодать" и "митрополичье достоинство и должность" бывшему Предстоятелю УПЦ.

Несмотря на такое "милостивое и участливое" к себе отношение со стороны "епископата" УАПЦ, 26 июля, на второй день "Собора", Филарет заявил, что совместно служить с "епископами" УАПЦ в Свято-Софиевском соборе он не может. "Это с теми, кто его принял и спас!" - Возмущенно вспоминал Масендич, который тогда же пригрозил, что не только уйдет сам, но и во всеуслышание заявит, что Филарет не более чем простой монах. В очередной раз вмешались депутаты, оказавшие теперь давление уже на Филарета, который после недолгого возмущения все же согласился служить сначала молебен, а потом и "Литургию", которой и завершилось пресловутое "объединение".

Таким образом, на базе "ликвидированной" УАПЦ была создана новая религиозная структура - "Украинская Православная Церковь - Киевский Патриархат". Об этом "выдающемся событии", поблагодарив за предоставленную возможность провести "Собор", участники альянса поспешили уведомить своего главного вдохновителя:

"С радостью сообщаем Вам, - говорилось в обращении к Президенту Л.Кравчуку, - что сбылась мечта православного народа Украины… Отныне в Украине будет одна независимая Украинская Православная Церковь, которая продолжит давние православные традиции Киевской Руси-Украины".

Зная о канонической и юридической неполноценности новоиспеченной организации, Филарет с Антонием спешили заручиться поддержкой со стороны Президента. Они обратились с просьбой "поддержать их усилия и защитить объединенную Украинскую Православную Церковь - Киевский Патриархат от посягательств на ее права и вмешательств в ее внутреннюю жизнь".

Во время своего президентства Л.Кравчук этим со всем усердием и занимался. Игнорируя каноническую УПЦ и ее законного Предстоятеля Митрополита Владимира, он повсеместно декларировал свое лояльное отношение к Киевскому лжепатриархату, закрыв глаза на правовые нарушения, сопровождавшие его возникновение. Об этих нарушениях он был проинформирован "Запиской" на имя Президента Украины Н.А. Колесника, занимавшего в то время должность председателя Совета по делам религий при Кабинете Министров Украины.

В ней Николай Афанасьевич, отмечая искусственность и провокационность образования УПЦ-КП, перечисляет нарушения Устава УАПЦ, признанного действующим в новосозданном религиозном объединении УПЦ-КП. Вот некоторые положения этого документа:

"Постановление т. н. Всеукраинского православного Собора о создании "УПЦ - Киевский патриархат" принято без участия и против воли народа и епископата УПЦ. Оно декларирует идею, но не отражает действительное положение вещей. Провозглашение новосозданной церкви собственницей всех финансов и имущества, ранее принадлежащего УПЦ и УАПЦ, не соответствует установленному законом порядку решения этих вопросов и игнорирует существование УПЦ со своими структурами, имеющими законное право на принадлежащие им финансы и имущество. Этот пункт постановления объединительного собора (Филаретa - Антония) может спровоцировать борьбу за храмы и культовые сооружения между сторонниками названных церквей и еще больше дестабилизировать религиозную обстановку в Украине.

Организаторы Всеукраинского православного Собора (Филарет - Антоний) и сам Собор допустили ряд существенных нарушений Устава об управлении УАПЦ, признанный действующим для УПЦ - КП до принятия нового Устава.

Основные нарушения следующие:

- Собор был созван без инициативы и благословения патриарха УАПЦ Мстислава;

- процедура выборов и количество делегатов на Собор не были определены Патриархом этой Церкви, в то время как это предусмотрено п. 4 раздела IV Устава УАПЦ;

- изменения Устава УАПЦ, в числе которых введение поста заместителя Патриарха и создание Высшего церковного совета (п. 5 и 9 постановления), имеет право только поместный Собор УАПЦ (раздел XIX Устава), а не "Всеукраинский православный Собор" (Филарета - Антония);

- п. 8 постановления Всеукраинского православного Собора (Филарета-Антония) организует Священный синод УПЦ-КП из пяти архиереев, однако в его составе нет Патриарха Мстислава, хотя в п. 2 раздела Устава УАПЦ записано, что в Синод епископов входит Патриарх как его председатель, два постоянных и два временных его члена".

Таким образом, состоявшийся "Всеукраинский Православный Собор" нельзя считать "объединительным" в том смысле, как это пытается представить его организатор Филарет Денисенко, т.е. таким, который объединил две церкви - УПЦ и УАПЦ - в одну. Объединительным он мог стать в том случае, если бы были созваны согласно своим Уставам об управлении Поместные Соборы УПЦ и УАПЦ, которые на своем совместном заседании приняли бы решение о самоликвидации и слиянии в одну Церковь. Участники же прошедшего собрания не имели уставных полномочий принимать решения относительно какой-либо из Церквей - то ли УПЦ, то ли УАПЦ. То, что произошло на Пушкинской, было не более чем принятие расстриги Денисенка в юрисдикцию УАПЦ.

Все так называемые решения так называемого Всеукраинского Православного Собора не имеют юридической силы и являются actum nullum ab initio, т.е. недействительными с момента своего возникновения. Поэтому, новую организацию - УПЦ-КП нельзя считать "правопреемницей УПЦ и УАПЦ".

Председатель Госкомрелигии обращал внимание Президента на то, что чрезмерная реклама средствами массовой информации факта объединения УАПЦ с бывшим Предстоятелем УПЦ Филаретом и его немногими сторонниками, при одновременном замалчивании деятельности УПЦ, дезориентирует местные органы исполнительной власти, осуществляющие государственную политику в отношении религии и Церкви. Проведение такой политики также нарушает ст. 5 Закона о свободе совести в части, где говорится о том, что установление каких-либо преимуществ одной религии или религиозной организации в отношении других не допускаются. Нарушения этой нормы закона могут привести последователей УПЦ к нежелательным методам защиты своей Церкви.

Подавая Президенту записку, Н.А.Колесник не учел личного участия и интереса в этой афере Л. Кравчука. Поэтому, несмотря на явные нарушения "объединительным собором" законодательства Украины, Устав УПЦ - КП был зарегистрирован Советом по делам религии при Кабинете Министров Украины, а Колесник из-за своей принципиальности вынужден был уйти на пенсию. На этом посту его сменил ярый филаретовец Арсен Зинченко.

IV.2 УПЦ - Киевский Патриархат и Вселенская Патриархия: история взаимоотношений

То, что состоявшееся на Пушкинской "объединение" в глазах мирового Православия не имеет никакого значения, понимали и Филарет, и Антоний. УАПЦ продолжала находиться в изоляции от Вселенского Православия, которую, впрочем, еще больше усугубило вхождение в эту структуру лишенного сана Денисенко. Оказавшись в таком неблаговидном положении, раскольники в очередной раз обратили взоры в сторону Константинополя, который, к тому же, заняв выжидательную позицию до сих пор не высказался по поводу примененных по отношению к бывшему митрополиту Филарету прещений.

Основание для принятых в дальнейшем действий было выведено из "единогласного упразднения антиканонического присоединения Киевской Митрополии к Московскому Патриархату в 1686 году". Если быть логически последовательными, то, приняв такое решение, "Собор": а) должен был признать главой своей "Церкви" не Мстислава, а Константинопольского Патриарха; б) вернуться к статусу, который Православная Церковь в Украине имела до 1686 года, т.е. статус митрополии. Однако, это не входило в планы киевских раскольников, громко уже провозгласивших себя "патриархатом".

1-6 июля 1992 года в Стамбул с двумя письмами на имя Святейшего Патриарха Варфоломея отправилась делегация, в состав которой входили "заместитель патриарха митрополит" Филарет, "митрополит" Антоний (Масендич), "архимандрит" Валентин (Дажук), "игумен" Даниил (Чокалюк), и депутат В.Червоний. В первом письме говорилось: "Ваше Святейшество! Священный Синод Украинской Православной Церкви обращается к Вашему Святейшеству и в Вашем лице ко всей Полноте Константинопольской Церкви-Матери с просьбой о даровании нашей Церкви автокефалии". Этой просьбой Филарет в Константинополе de fakto признал, что УПЦ - КП не является автокефальной церковью.

Во втором письме к Вселенскому Патриарху с аналогичной просьбой обратился Президент Л.Кравчук: "Все знают историю Киевской Митрополии и помнят истоки христианства на Руси-Украине, поэтому обращаемся к Константинопольскому Патриархату, - писал он, - как к Матери-Церкви, и верим, что вселенская Патриархия поможет Украинской Православной Церкви в получении ее канонической независимости - автокефалии".

Анализируя тексты писем, необходимо отметить, что как на уровне "синода УПЦ-КП" (что, впрочем, и неудивительно), так и на высоком уровне президентского послания, были предприняты попытки ввести в заблуждение Патриарха Варфоломея. Ведь в обоих письмах, в которых сообщалось о том, что произошло "объединение", употреблялось лишь "Украинская Православная Церковь", без приставки "Киевский Патриархат". То есть, смысл поездки состоял в том, чтобы втянуть в авантюру и конфронтацию с Московским Патриархатом авторитет Патриархата Вселенского. Ведь, исходя из писем, автокефалию просили не для вновь организованной структуры - УПЦ - КП, а для УПЦ, которая является канонической территорией Московского Патриархата.

Надежды Филарета, Антония и Кравчука не оправдались. Выслушав просителей и познакомившись с письмом Президента, Патриарх Варфоломей сказал, что Украинская Православная Церковь имеет право быть автокефальной, но при условии получения этой автокефалии исключительно каноническим путем. Первым и необходимым условием чего, по мнению Святейшего Варфоломея, есть ликвидация возникшего раскола, а также единство во мнении по этому вопросу всей Украинской Православной Церкви.

Украинским телевидением поездка Филарета в Константинополь была преподнесена, как признание Вселенским Патриархатом антиканонических действий бывшего митрополита. В связи с этим для выяснения ситуации в Константинополь отбыл архиепископ Макарий (Свистун). Во время состоявшейся встречи с Патриархом Варфоломеем последний, высказав недоумение, опроверг эту очередную ложь.

В дополнение к этому в августе Святейший Патриарх Варфоломей на имя Святейшего Патриарха Московского Алексия II направил письменное разъяснение своей официальной позиции относительно возникшего вопроса. В нем он одобряет все те меры, которые были предприняты кириархальной Церковью в решении украинской проблемы. Познакомившись с причинами, побудившими Архиерейские Соборы УПЦ и РПЦ низложить и извергнуть из священного сана "до недавнего ведущего члена Синода Митрополита Киевского Филарета", он от имени Константинопольской Церкви признал эти меры правомочными и каноничными, а также сообщил о своем признании исключительной полноты компетенции в решении украинского вопроса за Матерью-Церковью.

Упорно не желая воспринимать ситуацию реально, спустя пять месяцев 7 декабря 1992г. Антоний (Масендич) вторично едет в Константинополь, чтобы подать прошение с приглашением Святейшего Патриарха Константинопольского Варфоломея I на намеченный на 15 декабря того же года "собор" УПЦ - КП, подготавливаемый Филаретом. Вторая просьба, с которой обратился Масендич, - дать им Святое Миро. Святейший Патриарх делегацию не принял, и во всем просимом также отказал. Устами митрополита Филадельфийского Мелитона, генерального секретаря Синода Константинопольского Патриархата, было заявлено, что Вселенская Патриархия остается на канонических позициях непризнания раскольнической УПЦ - КП.

Несмотря на ясно выраженную Константинополем позицию, систематические поездки в Стамбул с настойчивыми просьбами и требованиями о каноническом признании УПЦ - КП Поместной Церковью продолжались.

Теперь эту миссию на себя возложили в основном государственные мужи.

По поручению Президента Украины Л.Кравчука 19 октября вице-премьер-министр Украины М. Жулинский встретился с Вселенским Патриархом Варфоломеем в его резиденции. Он проинформировал Патриарха о религиозной ситуации в Украине и о том, что Президент и Правительство обеспокоены существующим положением. Основной причиной визита, состоявшегося накануне намеченного на 21 октября 1993г. "Собора", которому предстояло избрать на место почившего Мстислава нового лжепатриарха Киевского и всея Украины, была просьба к Вселенскому Патриарху благословить на участие в выборах (избрание - А.Д.) епископа Сколопесского Всеволода (Майдановича), находящегося в юрисдикции Вселенской Патриархии.

Константинополь давно рассматривает Украину как потенциальную зону своего влияния, поэтому и сейчас проявил интерес и был не прочь принять активное участие в процессе "объединения" православных в Украине. "Что касается Всеволода, - сказал Патриарх, - то если бы его избрали главой Киевского Патриархата, мы могли бы его вам отдать, тем более что он украинец по происхождению и высказывает желание поехать в Украину". Одновременно Патриарх Варфоломей акцентировал внимание Жулинского на нескольких "но": а) для приезда Всеволода в Киев необходимо согласие на это Московской Патриархии; б) полное отстранение Филарета, поскольку его никто не признает как архиерея и в) о избрании Всеволода сейчас не может быть речи, поскольку каноническую УПЦ возглавляет канонически избранный и признанный Вселенским Православием митрополит Владимир (Сабодан).

Вселенский Патриарх отметил также, что единство украинского Православия и полная независимость УПЦ - это две разных проблемы, решение которых нельзя смешивать. Он указал, что к единству Украинской Церкви один канонический путь - через покаяние отпавших в раскол. Об объединении на равных не может быть речи, поскольку "сегодня не существует такой институции, как Киевский Патриархат".

Таким образом, не получив благословения Вселенского Патриарха, епископ Сколопесский Всеволод снял свою кандидатуру с предстоящих "патриарших" выборов, чем было предотвращено возникновение недоразумений между Церквями.

Находясь в Турции в стесненном положении, Константинопольская Патриархия, известная своими папистскими тенденциями, никогда не прочь пополнить свою немногочисленную паству. Поэтому, 11 марта 1995 г. Вселенский патриарх Варфоломей и Священный Синод приняли в юрисдикцию Константинопольского Патриархата "УАПЦ в США и в диаспоре". "Епископат" УАПЦ в США поддерживал УАПЦ на Украине и находился до этого с ней в церковном общении, поэтому ее признание создало видимость каноничности УАПЦ.

Поскольку предпринятый Константинополем шаг находится в противоречии с каноническим порядком устроения церковной жизни и явился отступления от соборного начала в отношениях между Поместными Церквями, Русская Православная Церковь заявила, что "ни при каких обстоятельствах не вступит в общение с принятыми Константинополем епископами".

Свой шаг Константинополь аргументировал тем, что принятые в общение украинские епископы в США и Западной Европе не являются раскольниками, поскольку ведут преемство от Польской Православной Церкви, получившей автокефалию от Константинополя в 1924 г. Вторым аргументом стало мнение Вселенской Патриархии, выведенное ею из 28 правила IV Вселенского собора, что канонически вся православная диаспора подчиняется Константинопольскому Патриарху.

"Священный Синод УПЦ Киевского Патриархата" поспешил выразить свое удовлетворение решением Собора епископов в США и диаспоре по поводу их вхождения в евхаристическое единство с Вселенским Константинопольским Патриархатом, поскольку последние заверяли, что "это обеспечит укрепление позиций Киевского престола" и что "будут помогать в стабилизации и признании (УПЦ - КП - А.Д.) мировым Православием".

Однако, Вселенская Патриархия остудила этот пыл, жестко регламентировав условия вхождения под ее омофор. Желая смягчить обострившиеся отношения с Московской Патриархией, Константинополь обязал принятых в свою юрисдикцию иерархов "заявить, что они не будут добиваться автокефалии Украинской Церкви или ее части методами "автокефалистов", которые используют всевозможные способы". Константинополь запретил также принятым в общение "сотрудничество или общение с схизматическими украинскими группами, которые не входят в полноту Православной Церкви".

Заявление было сделано, и поставленные условия соблюдаются. После вхождения в евхаристическое единство с Константинопольским Патриархом иерархия УПЦ в диаспоре, которая до этого имела "евхаристическое" общение с "иерархией" УПЦ - КП, отказалась от молитвенного общения с УПЦ Киевского Патриархата. Во время пребывания "патриарха" Филарета в США с 23 октября по 15 ноября 1998г. епископ Всеволод не встречался с Филаретом, что запретил делать и подведомственному ему духовенству. Отказался от встречи и Чикагский греко-католический епископ.

Во время пребывания в Одессе 24 сентября 1997 г. Патриарх Варфоломей на встрече с Патриархом Московским Алексием II в присутствии корреспондентов отечественных и зарубежных средств массовой информации заявил, что он признает на Украине только Украинскую Православную Церковь, находящуюся в каноническом единстве с Московским Патриархатом.

В своей реакции на это Филарет остался верен себе. Вселенскую Патриархию, которую он еще недавно - в 1992г., прося себе признания, называл "Матерью-Церковью", теперь в 1997г. величал Иродом, "вторично продавшим Украину Москве".

На этом первый этап взаимоотношений Константинополя и т.н. Киевского Патриархата закончился.

IV.3 УАПЦ после "Объединительного Cобора". Первая и вторая реакция "Патриарха" Мстислава на происшедшее

Идеология УПЦ-КП на протяжении первых трех лет базировалась на утверждении преемственности новообразованной "Церкви" от УАПЦ. Символом этого стало признание Мстислава (Скрыпника) главой УПЦ-КП. Однако в тайне от него Филарет внес в Устав УАПЦ поправку (ч.IV, п.6, 9) позволяющую уволить патриарха по старости.

Мстислав, который вопреки организаторам "Cобора" все же узнал о принятых за его спиной решениях, уже 1 июля прибыл в Киев. Он остановился в пригородном отеле, но пока никаких заявлений не делал. Факт того, что он был недоволен происшедшим был налицо. Он собрал свой "епископат", выгнал из комнаты, где проходило совещание народных депутатов и потребовал объяснений, куда девалась УАПЦ и почему происшедшее совершилось не только без его согласия, но даже и без ведома? Антоний (Масендич) попытался рассказать о "Соборе", о поездке в Константинополь, но был прерван резкой фразой трезвомыслящего Мстислава: "Я не хочу углубляться. Факт тот, что меня проигнорировали, и этому никто не возразил! Мне в руки дали уже готовый документ, в котором мне, правда, отведена роль… портрета. Ведь он (Филарет) не заместитель, он фактически действующий глава".

Мстислав удивился недальновидности и полной беспринципности своих "архиереев", предавших его в один момент. Из выступлений "владык" Мстислав узнал также и об отсутствии единодушия в среде автокефалистов относительно возникшей проблемы. Те, кто все же были за "объединение", в то же время не желали видеть на руководящей должности ненавистного им бывшего митрополита Филарета.

Впервые вслух для общественности свое мнение по поводу происшедшего Мстислав высказал 3 июля в интервью корреспонденту газеты "Независимость". На вопрос, каково его отношение к УПЦ - Киевского Патриархата, созданного митрополитами Филаретом и Антонием, Мстислав ответил: "Я не знаю о существовании такого патриархата. Есть патриархат на базе Украинской автокефальной Православной Церкви…", а то, что организовали Филарет с Антонием - это "горох с капустой" и их частный договор, ни к нему - Мстиславу, ни к его "Церкви" - УАПЦ никакого отношения не имеющий. "Объединение должно иметь авторитетную базу, - говорил он. - Если несколько лиц с одной, другой, третьей стороны сговорятся - это несерьезно". Резко негативное отношение у него было и к Филарету, которого он считал человеком скомпрометированным, и потому иметь с ним дело считал невозможным. Определив самоуправство Антония как "начало Октябрьской революции", Мстислав, вскоре отбыл в Америку.

В своих выводах Скрыпник не ошибся. Так называемое "объединение" стало началом разъединения.

С подачи Кабинета Министров Украины Совет по делам религий постановлением от 7 июля 1992г. передал юридические права УАПЦ новосозданной УПЦ - КП. Тем самым УАПЦ в Украине вернулась к правовому статусу, который имела до своей легализации 2 октября 1990 года.

Действующее законодательство предусматривало возможность существования такой религиозной организации, но она не имела права юридического лица, лишалась имущества и финансов.

Сразу после проведения "объединительных мероприятий" из УАПЦ вышли "епископы" Хмельницкий Антоний (Фиалко), Днепропетровский Пантелеимон (Романовский) и Николай (Грох), над которыми после принесения ими покаяния, были совершены архиерейские хиротонии. "Епископ" Поликарп (Пахалюк) сложил с себя "сан" и женился. Остальные постепенно приняли "объединение", не имея твердого основания для пребывания в УАПЦ, преследуемой со стороны "Киевского Патриархата", который поддерживался кравчуковским режимом. Во всех "епархиях" УАПЦ в июле - ноябре 1992 года прошли (на что не было "благословения" "патриарха" Мстислава) епархиальные собрания, которые одобрили вхождение в УПЦ-КП.

Верность Скрыпнику в этих условиях сохранили только Львовское и Харьковское краевые братства, Свято-Михайловский приход г.Киева во главе с настоятелем Ю.Бойко.

Связь с "патриархом" Мстиславом, который пребывал за океаном, поддерживал Владимир Ярема, который считал себя в праве говорить от имени УАПЦ.

13 октября он направил Скрыпнику письмо в котором, обратил его внимание на нарушение Устава УАПЦ при проведении "объединительного собора", на самочинное внесение Филаретом в Устав поправок, на незаконную регистрацию Устава Арсеном Зинченко. Ярема спрашивал: "Имел ли право бывший митрополит РПЦ, когда с него сняли сан и это подтвердили Вселенские Патриархи, собирать Собор не имея епископов и приходов? Имел ли право начальник Патриаршей Канцелярии (Масендич) без благословения своего Патриарха собирать епископов и принуждать их к такому скандальному альянсу? Должны ли наши приходы, ранее выступившие против Денисенка, теперь защищать его одиозную личность?..

Денисенко не был и никогда не будет патриотом Украины, чему он дал достаточно доказательств в средствах массовой информации".

Не принимавший до этого никаких кардинальных решений "патриарх" Мстислав 17 октября сообщил "всем, кому это следует знать, что владыку Антония (Масендича) с 17 октября 1992 г. вычеркнуто из состава епископата УАПЦ, поскольку он по собственной воле, без ведома Патриарха Мстислава и его благословения, вошел в совместное деяние с бывшим митрополитом Филаретом (Денисенком)… Приняв переосвящение от того же митрополита Филарета и этим гнусным поступком обесславив благодать Духа Святого, он грубо нарушил каноны Вселенской Православной Церкви и тем самым лишил себя сана".

Подобное "патриаршее" решение получил и Владимир (Романюк).

20 октября 1992г. "патриарх" Мстислав обнародовал Обращаение к епископату, духовенству и мирянам Украинской Автокефальной Православной Церкви, в котором заявил, что "решение об объединении УАПЦ с какой-либо другой Церковью согласно Устава УАПЦ может быть принято только созванным мною (Мстиславом - А.Д.) Собором епископата, духовенства и мирян УАПЦ, подготовка которого уже началась.

В связи с этим решения так называемого "Всеукраинского Православного собора" 25-26 июня 1992 г., "Комитета по защите Православия", а также той части епископата УАПЦ, которая признала решения упомянутых Собора и Комитета, епископат, духовенство и мирян УАПЦ ни к чему не обязывают.

Епископы, духовенство и миряне УАПЦ пребывают под моим (Мстислава - А.Д.) архипастырским омофором и под юрисдикцией Патриарха Киевского и всея Украины УАПЦ".

Киев отреагировал на это "Заявлением" киевского братства св. Андрея Первозванного УПЦ - КП, которое призвало "синод" УПЦ - КП "срочно созвать расширенный Архиерейский Собор УПЦ - Киевского Патриархата на котором, учитывая, что Святейший Патриарх Мстислав через его возраст, не в состоянии выполнять обязанности возложенные на Патриарха, решить возможность дальнейшего пребывания св.патриарха при управлении церковью". Мстиславу ничего не оставалось, как "призвать этих людей опомниться".

Решающий перелом в отношении к "объединительному" Собору произошел 15 декабря 1992г. В этот день состоялся "чрезвычайный Архиерейский Собор УПЦ-КП", который в числе прочего постановил:

"п.4. Учитывая постоянное пребывание Святейшего Патриарха Мстислава за пределами Украины возложить выполнение обязанностей по управлению Церковью на Священный Синод".

Таким образом, Филарет практически полностью упразднил влияние Скрыпника в УПЦ-КП, отведя ему роль английской королевы. "Собор" постановил, что заявления "Патриарха" действительны лишь в том случае, если они согласованы со "Святейшим Синодом" и подписаны в Киеве в Патриаршей Канцелярии.

Все ждали реакции Мстислава, который отказался от участия в заседаниях "Собора". В тот день он имел встречу с Блаженнейшим Митрополитом Владимиром. "Мне значительно интереснее общаться с Владимиром, нежели уговаривать Филарета в конце-концов отдохнуть. Я, например, увидел во Владимире, - вспоминал он, - интересного архиепископа - человека с широким кругозором, к тому же украинца "на все четыре колеса".

Мстислав был убежденным, сознательным, искренним автокефалистом, пронесшим идею (хоть и извращенную) национального независимого украинского Православия через всю свою жизнь и был верен ей до самой смерти. Он как ребенок радовался искренне своему патриаршеству в 1990 году, не подозревая, что идея Автокефальной Православной Церкви на Украине никому из его мнимых последователей не нужна такой, какой видел ее он. Боднарчуку она нужна была, чтобы взять реванш перед Филаретом, Масендычу - чтобы сделать карьеру, Филарету - чтобы остаться на политической арене и сохранить имущество, депутатам и правительству - чтобы спасти Филарета, как старого друга, а заодно и отвлечь народ от того экономического кризиса, в который они ввергли страну, Президенту Кравчуку - чтобы иметь свою, карманную Церковь, как потенциальный, послушный электорат. И уже, наверное, все вместе, но из разных соображений, ненавидели Москву. Никто из них всерьез не воспринимал Мстислава, считая его выжившим из ума стариком и чудаком. Мстислав же этого либо не понимал, либо не хотел понимать.

Посетив 17 декабря Полтаву, Мстислав 18 декабря сообщает о созыве Всемирного Православного Собора украинцев, который, по его мнению, должен был бы разрешить все внутренние проблемы и противоречия Украинского Православия.

23-24 декабря в киевском отеле "Москва" "патриарх" Мстислав, попытался собрать епископов и священников, которые остались верными УАПЦ. Его попытки встретиться с Президентом Л.Кравчуком были тщетны. "Митрополит" Андрей (Абрамчук) отказался приехать в Киев. Неожиданно на приглашение отозвался член "синода" УПЦ-КП "архиепископ" Львовский Петр (Петрусь).

24 декабря "патриарх" подал заявление в адрес Президента Украины Л.Кравчука, Премьер-министра Украины Л.Кучмы и Генерального Прокурора Украины В.Шишкина. В нем он аргументированно утверждал, что собрание части епископов, священников и мирян УАПЦ 25-26 июня 1992г., которые назвали себя "Всеукраинским Православным Собором", "вопреки Уставу УАПЦ самочинно присвоили себе право внесения изменений в Устав УАПЦ, превращения ее в Украинскую Православную Церковь - Киевский Патриархат, наделив последнюю правом правопреемственности УАПЦ". "Патриарх" требовал "в соответствии с международными нормами и действующим законодательством Украины упразднить решение о ликвидации УАПЦ и перерегистрацию ее Устава в Совете по делам религий, а также возвратить все права законно избранному Поместным Собором УАПЦ Патриарху". Ни из одной из инстанций, куда обращался Скрыпник, ответа он не получил.

Своим указом Мстислав вместо выведенного из клира "митрополита" Антония (Масендыча) назначил во время отсутствия "патриарха" в Украине временно управляющим делами Патриархии "архиепископа" Петра (Петруся). Этим было положено начало раскола в расколе. Управляющему делами "патриархии" было поручено созвать 22 января 1993г. во Львове расширенное архиерейское совещание по подготовке к Всеукраинскому православному собору.

Филарет (Денисенко) объявил о лишении сана всех, кто в тот день оказался возле Скрыпника.

22 января 1993 г. во Львове, согласно распоряжения "патриарха" Мстислава, было созвано расширенное архиерейское совещание, на которое Петрусь пригласил всех епископов, продолжавших считаться в клире УАПЦ. Прибыл один лишь "епископ" Михаил (Дуткевич) и то лишь потому, что был недоволен назначением его в УПЦ - КП управляющим Кировоградской епархией, которая тогда вовсе не имела приходов.

Тем не менее, начался процесс возвращения в УАПЦ священников, которые перешли в УПЦ-КП по недоразумению или слабодушию. Были упразднены изменения, внесенные в епархиальный Устав Львовской епархии, согласно которым епархия переходила в юрисдикцию УПЦ-КП.

В это же время 22-23 января 1993г. в Киеве прошел "архиерейский собор" УПЦ-КП, который "не признал каноническим заявление митрополита Львовского Петра о назначении его Управляющим делами и Патриаршим местоблюстителем", а также отлучил его от "Церкви". На его место в состав "Синода" УПЦ - КП был введен "архиепископ" Белоцерковский Владимир (Романюк).

***

11 июня 1993 г. в г. Гримсби (Онтарио, Канада) на 96 году жизни скончался первый лжепатриарх Киевский и всея Украины Мстислав (Скрипник). Похороны его состоялись 21-23 июня в Бавнд Бруке.

IV.4 "Патриарх" Димитрий (Ярема)

Центром Управления УАПЦ в Украине стал Львов. "Архиепископ" Петр не желал организовывать патриаршую канцелярию в Киеве. Его поездки в Киев были редкими и непродолжительными, что формировало у общественности мнение об возглавленной им УАПЦ как сугубо галицкой интриге.

После смерти Мстислава "епископат" УПЦ в США, ссылаясь на наличие в Украине двух ветвей автокефальной Церкви, отказался на будущее поддерживать связи с УАПЦ. Была отклонена также просьба о посвящении в США новых "архиереев" для УАПЦ на место выбывших в УПЦ-КП и возвратившихся в каноническую УПЦ. Тогда согласно решениям чрезвычайной Патриаршей Рады от 11 июня 1993г. "владыками" Петром и Михаилом 30 июня был "хиротонисан" во "епископа" Луцкого и Волынского священник Мыкола Пересада (в мон. Феоктист), а 12 июля во "епископа" Харьковского и Полтавского - иеромонах Игорь (Исыченко).

Устав УАПЦ требовал, чтобы новый патриарх был избран в трехмесячный срок после смерти его предшественника. Но среди действующего "епископата" не находилось достойного кандидата, которого можно было бы, как альтернативу, противопоставить опытному церковному политику Филарету (Денисенко), которого на патриарший пост выставляла УПЦ-КП. В связи с этим на закрытом заседании "Архиерейского собора" было принято решение просить 77-летнего протопресвитера Владимира Ярему и его супругу Юлию принять монашеский постриг, чтобы иметь возможность рукоположить во епископа первого инициатора "возрождения" УАПЦ в Украине. Постриг совершил Петр (Петрусь) 23 августа в Петропавловском храме г.Львова, а Ярема получил в монашестве имя Димитрий. 5 сентября 1993 года в Борисоглебском храме г.Киева состоялась его хиротония во "епископа" Сичеславского, а уже 7 сентября на втором "Поместном соборе" УАПЦ он был избран на патриарший престол. Сразу же новоизбранный "патриарх" заявил, что он рассматривает свою личность как несоответствующую патриаршему престолу, а потому временную. Своей целью он объявил необходимость договориться с предстоятелями УПЦ и УПЦ-КП сложить свои полномочия и провести совместно избрание нового предстоятеля единой Поместной Церкви.

Интронизация Димитрия (Яремы) была проведена 14 октября, в день покрова Пресвятой Богородицы, в церкви Спаса на Берестове. Сразу же после интронизации между "патриархом" Димитрием и "архиепископом" Петром Львовским, который пытался ограничить "патриаршие" поездки во Львов, началась конфронтация.

Несмотря на все эти мероприятия, государственные органы продолжали игнорировать существование УАПЦ. Председатель совета по делам религий А.Зинченко, откровенно поддерживавший УПЦ-КП, препятствовал восстановлению юридического статуса УАПЦ.

22 - 25 ноября 1993г. в Киеве УАПЦ провела акции протеста возле Софийского собора и Администрации Президента. Их участники были задержаны милицией и понесли административную ответственность. Попытка ведения судового процесса против совета по делам религий была неудачной в связи с процедурным хитростями суда.

Согласно решения Высшей Церковной Рады в 1995 году был подан на регистрацию новый Устав Патриархии УАПЦ. Таким образом планировалось избежать новой регистрации Устава УАПЦ, которая влекла за собой признание Автокефальной Церквью себя новым религиозным объединением. УАПЦ продолжала бы действовать на основании Устава, зарегистрированного в 1990 г. Поменялся бы только Устав ее центра, который согласно ныне действующему законодательству Украины только и может иметь права юридического лица. Такой была позиция Димитрия (Яремы). Но эту задумку сорвал "архиепископ" Петрусь, который подал на регистрацию Устав УАПЦ с новой преамбулой. 5 июня 1995г. оба устава были зарегистрированы, что положило конец нелегальному существованию УАПЦ, но с другой стороны, УАПЦ получила статус нового религиозного объединения.

IV.5 "Патриаршество" Владимира (Романюка)

После смерти Мстислава УПЦ - Киевского Патриархата на основании буквы Устава УАПЦ 1990г. также начала подготовку к избранию нового Предстоятеля. Местоблюстителем патриаршего престола, по настоянию Масендыча, который возглавил оппозиционную Филарету группу "архиереев", был избран "архиепископ" Владимир (Романюк).

На 20 октября 1993 года "Священный Синод" назначил созыв "Поместного Собора" УПЦ Киевского Патриархата для избрания нового главы "Церкви". Среди кандидатов на патриарший престол были "епископ" Вашингтонский Антоний (Щерба) и иерарх УПЦ в Канаде епископ Скопленский Всеволод (Майданский), который был не против стать Киевским Патриархом, но на участие в выборах ему необходимо было благословение Вселенской Патриархии, под омофором которой он находился. До последнего момента он не отказывался, но, поскольку Патриарх Варфоломей не дал своего благословения, вынужден был снять свою кандидатуру.

Заседание "Поместного Собора" проходило очень бурно. Всем было ясно, что Патриархом хочет стать Филарет. На этой позиции стоял и председатель Госкомрелигии А.Зинченко. Не против того чтобы занять предстоятельское место был и Антоний (Масендыч). Чтобы отодвинуть Филарета, он умело сыграл на националистических чувствах участников "собора". Напомнив о еще недавнем отношении к идее автокефалии Украинской Церкви, Масендыч, заявил, что Филарет не может стать Патриархом, поскольку Западная Украина сразу же отколется от УПЦ - КП. Он сказал, что "верующие лишь терпят его в епископате, но отнюдь не считают своим руководителем".

Тем не менее на "Соборе" депутаты предприняли мощную попытку провести на патриарший пост кандидатуру Филарета. Горой за него стали Червоний, Поровский, Скорык и др. Часть "епископов" во главе с Масендычем, в знак категорического протеста, покинула зал заседаний, но, сдавшись на уговоры, вернулась и приняла участие в голосовании. В такой ситуации самой альтернативной кандидатурой оказался Черниговский "митрополит" Владимир (Романюк), в прошлом узник сталинских, потом брежневских лагерей, и потому не имевший репутации агента госбезо-пасности, какая твердо закрепилась за Филаретом. Избрание Романюка - это был единственный выход сохранить зыбкое единство УПЦ - КП. Это понимал и Филарет. Таким образом, из четырех претендентов, среди которых были "митрополит" Филарет, "митрополит" Иоанн (Боднарчук), "архиепископ" Владимир и Тернопольский "архиепископ" Иаков (Панчук), в результате тайного голосования вторым лжепатриархом УПЦ-КП был избран Владимир (Романюк). За Филаретом осталась должность "заместителя Патриарха".

"Собор" внес поправку в титул "предстоятеля" УПЦ-КП. Отныне он стал именоваться "Патриархом Киевским и всея Руси-Украины". Кафедральным собором определено было быть Софии Киевской, а резиденцией пребывания были "скромно" объявлены Митрополичьи палаты. В обращении к Президенту и Председателю Верховного Совета Украины "собор" "настоятельно просил наивысших уважаемых государственных мужей" содействовать передаче УПЦ-КП, "как правопреемнице", всех храмов и монастырей УПЦ и УАПЦ.

***

Во время "патриаршества" Владимира Романюка уровень политизации религиозной жизни достиг критической отметки. Способствовал этому сам Романюк, который поставил в прямую зависимость существование Украины как Державы от существования Киевского Патриархата. "Убежден, - говорил он, - без Киевского престола, без возрождения этого духовного центра, мы не построим своего государства". Романюк неоднократно подчеркивал, что рассматривает свою "Церковь", как некое основание украинской государственности и настаивал на статусе государственной церкви для УПЦ КП. Под влиянием УНА-УНСОвской теории славянской империи с центром в Киеве он лелеял заведомо утопическую идею об объединении вокруг Киевского Патриархата православных Церквей трех славянских народов.

В условиях острого межцерковного конфликта расширился круг организаций, групп и отдельных личностей, которые использовали это противостояние для достижения определенных политических целей. Особенно выразительным это становится накануне парламентских и, особенно, президентских выборов, когда раскольничьи группировки и УГКЦ были близки к превращению в политические партии.

Во время президентских выборов 1994 г. УПЦ КП, УАПЦ и УГКЦ поддержали Л.Кравчука. Однако он уступил Л. Кучме, которого во время выборов Киевский Патриархат подверг резкой критике. Придя к власти, Л. Кучма стал проводить более сбалансированную религиозную политику, чем его предшественник, не оказывая видимой поддержки ни одной из православных юрисдикций на Украине, тем не менее помнил и нанесенные ему УПЦ КП обиды, которую в свою очередь он назвал "чисто аппаратным детищем". Для "священноначалия" УПЦ КП это обещало прекращение открытой государственной поддержки. Она почувствовала серьезную угрозу своим позициям.

***

Филарет знал о недостатках и слабом здоровье Романюка, поэтому он рассматривал "патриаршество" последнего как явление временное. Особых способностей к административным делам Романюк не имел, поэтому фактически, как и прежде "патриархатом" продолжал руководить "заместитель", не уступивший своему "первоиерарху" даже резиденции, не говоря уже о праве распоряжаться банковскими счетами. Как и покойный Мстислав, Романюк был ширмой для деятельности Денисенка и марионеткой, пусть даже и не послушной. Сохраняя верность своему авторитарному стилю управления, "заместитель патриарха" сосредоточил всю власть в своих руках. Принявшие его автокефальные "архиереи", которым депутаты в июне 1992 г. говорили, что Филарет избирается на время, увидели, что добровольно он этого не сделает. Предпринимаемые ими попытки отстранить Филарета были тщетными. Недовольных проводимой политикой "архиереев" Филарет "смирял" посредством административных перемещений, шантажа, шельмования, угроз физической расправы.

В 1994 г. "автокефальные" епископы стали покидать филаретовский раскол. Одни переходили к Димитрию (Яреме), другие, и их было большинство, в каноническую Церковь. В Московский Патриархат возвратился один из са-мых влиятельных лжеархиереев, Антоний (Масендыч). Принят он был в пресвитерском сане, какой имел до ухода в раскол, но вскоре после прине-сения покаяния был хиротонисан во епископа Барнаульского. Вместе с ним о своем выходе из УПЦ - КП заявили "архиепископ" Винницкий и Брацлавский Спиридон (Бабский), "епископ" Житомирский и Овручский Софроний (Власов), "епископ" Харьковский и Полтавский Роман (Балащук), "епископ" Яготинский Иоанн (Сиопко). Свой выход из Киевского Патриархата они мотивировали отсутствием в расколе апостольского преемства, повсеместным обманом и отсутствием церковности как таковой. "Во время проведения Всеукраинского Православного Собора в Киеве, - писали в заявлении покинувшие раскол "архиереи", - нам стало известно - наши хиротонии недействительны, что до сего времени от нас тщательно скрывалось".

Особого огорчения уход этих автокефальных "епископов" у Филарета не вызвал. Наоборот, он был даже рад, что с его пути сошли те, кто ранее преградил ему путь к заветному патриаршеству. "В декабре они откололись, а мы в январе не их места поставили новых - вот и вся потеря", - говорил он.

С уходом "епископов"-мстиславовцев Романюк остался совсем без поддержки. Постоянное давление на него со стороны Филарета и его окружения, ограничение "заместителем" его "патриарших" прав стали причиной того, что Романюк принимает ставшее для него фатальным решение о сокращении противоречащих церковным канонам занимаемых Филаретом должностей.

В сложившейся ситуации "Патриарх" решил привлечь к борьбе с Филаретом правоохранительные органы. Он обратился в столичное управление по борьбе с организованной преступностью с просьбой, чтобы ему выделили охрану, мотивировав это тем, что Филарет пытается его отравить и что он боится насилия со стороны филаретовцев. Опасения оказались не беспочвенными. Выделенная на время проведения "Синода" 19 - 21 мая охрана пять раз пресекала попытки филаретовцев и депутатов "разобраться" с вышедшим из под контроля "Патриархом". Романюк заявил о связях Филарета с криминальными структурами Киева и намеревался осуществить комплексную проверку финансово-хозяйственной деятельности возглавляемой Филаретом Киевской епархии. Он просил руководство ГУ МВДУ в г. Киеве оказать помощь в проведении проверки. Особенно Романюка интересовала судьба присвоенной Филаретом кассы Киевского Экзархата.

4 мая 1995 года он издает Указ об увольнении Филарета за грубое нарушение "субординации" с должности своего заместителя. Естественно, Филарет отказался его выполнить, поскольку на должность "заместителя Патриарха" он избран "Собором", и без соборного подтверждения Указ Романюка недействителен. Сторонниками Филарета было устроено пикетирование резиденции "Патриарха" Владимира и после оказанного давления Романюк отозвал свой Указ.

В желании найти хоть какую-то поддержку и выход из этой ситуации, Романюк обратился в июне 1995 г. к "Патриарху" УАПЦ Димитрию. Между ними было достигнуто устное соглашение об обоюдном сложении своих "патриарших" полномочий в случае объединения Православных Церквей в Украине. Однако довести до конца ни одно из начатых дел Романюк так и не смог. 14 июля 1995 года при загадочных и невыясненных до конца обстоятельствах он умер.

IV.6 "Черный вторник", или "Второе Софийское побоище". Инцидент и прецеденты

Несмотря на действенную поддержку группы парламентариев и связи Филарета с финансово-коммерческими и банковскими кругами, отношения с центральной властью у него не складывались. Ожидания, что официальный Киев снова обязательно поставит на независимую национальную Церковь, не оправдывались. 18 июля стало очень подходящим случаем, чтобы заявить о себе и выйти из тени.

После смерти "Патриарха" Владимира (Романюка), "Синод" УПЦ-КП 14 июня обратился в Совет Министров с просьбой о захоронении его тела на территории Выдубицкого монастыря. Совмин отказал в этой просьбе и предложил на выбор Байково кладбище или вблизи Владимирского собора. "Синод" согласился на Байково кладбище. Но в день похорон "патриарший местоблюститель", каковым себя уже провозгласил Филарет, выдвинул категорическое требование похоронить Романюка на территории Софийского собора, по существу отказавшись от переговоров с властями. Одним из провокаторов последующих трагических событий стал экс-президент Л. Кравчук, сказавший: "если его ("патриарха") похоронят как мирянина, в широком политическом смысле это будет означать: УПЦ-КП и Патриарха не было…".

После отпевания, совершенного во Владимирском соборе, предводимая депутатами Верховного Совета национально-патриотической ориентации похоронная процессия вместо согласованного ранее места направилась к Святой Софии. Пота-совку начал один из автокефалистских "священников", ударивший милицио-нера крестом по лицу. Силы правопорядка несколько раз пытались остановить процессию, но были оттеснены атаковавшими их отрядами УНСО. Не скрывал своего удовлетворения от происходящего Л.Кравчук, сказавший: "Это хороший подарок к годовщине инаугурации Кучмы".

После неудачи со вносом тела на территорию Софии оно было предано земле под асфальтом мостовой возле ворот собора, вне церкви, вне кладбищенской ограды. Для православного христианина это стало показателем того, что при жизни и Романюк, и возглавляемая им УПЦ КП находились вне ограды Единой Вселенской Христовой Церкви.

Похороны Романюка, вошедшие в историю как "черный вторник", или второе "Софийское побоище" были использованы Филаретом при поддержке и содействии УНА-УНСО для политической де-монстрации, вылившейся в кровопролитное столкновение с милицией. Целью акции было устрашение власти: гробом покойного Романюка проложить путь в Софию Киевскую и во всеуслышание заявить о себе. "Патриарх Владимир за всю свою жизнь не сделал столько, сколько сделал своей смертью" , - скажет "местоблюститель" некоторое время спустя на "Поместном Соборе", продемонстрировав этим еще раз свою холодную циничную расчетливость и иезуитский подход, когда "цель оправдывает средства".

События, связанные с похоронами "Патриарха" Владимира, сильно обострили религиозную ситуацию в Украине. Филарет достиг поставленной цели. Он превратил УПЦ - КП в религиозно-политическую организацию, вокруг которой консолидировались противопоставившие себя официальному Киеву организации и отдельные политики. Он с уверенностью говорил, что УПЦ - КП "окрепла, как никогда, потому что вокруг нее объединились все национально демократические силы". Усилились претензии УПЦ КП во главе с "митрополитом" Филаретом на роль главной национальной церкви, борющейся за независимую Украину. Киевский Патриархат принял непримиримую позицию по отношению как к УПЦ, так и к властям Украины, выдвигая им обвинения не только церковного (преследования национальной Церкви), но и политического характера (антинациональная промосковская ориентация). УПЦ - КП продолжила взятый Романюком курс на политизацию церковной жизни, что влекло к еще большему обострению межконфессиональной ситуации.

Такой ход событий заставил правительство Украины 22 августа обратиться к главам Церквей, духовенству, верующим, гражданам Украины с призывом "оставить попытки манипулировать Церковью для достижения своих групповых целей". Но уже 23 августа на митинге по случаю 40 дней со смерти "Патриарха" Владимира Филарет зачитал обращение УПЦ КП к народу и властям Украины, составленное в необычно жестком тоне. От властей Украины требовалось: "прекратить антиукраинские действия Московского патриархата в Украине, который незаконно прикрывается названием УПЦ"; "содействовать объединению украинского Православия в единую украинскую Православную Церковь, которая должна стать мощной духовной опорой Украинской Державы"; "вернуть национальной украинской церкви, т.е. Киевскому Патриархату" ряд церковных святынь в т.ч. Софийский собор и Киево-Печерскую Лавру (для чего последнюю пришлось бы отобрать у УПЦ) и т.п. Филарет в резком тоне клеймил УПЦ как орудие промосковской политики, явно высказывая претензии УПЦ - КП на роль государственной религии.

IV.7 Оппозиция в УПЦ - КП. Интронизация Филарета. Объединение в Феодосиевской церкви и его последствия

Наряду с консолидацией национал-патриотов вокруг УПЦ - КП, в самом Киевском патриархате росла оппозиция Филарету. Так, духовенство западных епархий провело несколько совместных конференций УАПЦ и УПЦ - КП, на которых принимались неоднократные обращения к Филарету с требованием, чтобы он отказался от выдвижения своей кандидатуры на патриарший престол ради согласия и объединения Православия в Украине.

10 сентября 1995 г. в Рогатине состоялось собрание благочинных епархий УПЦ-КП Западной Украины, которые обратились к местоблюстителю Патриаршего престола УПЦ-КП Филарету (Денисенко) с требованием снять свою кандидатуру на патриарший престол и "активизировать диалог с УПЦ Московского Патриархата с целью определения способов и решения всех вопросов для объединения трех ветвей Православия в Украине в единую Поместную Украинскую Православную Церковь". В "Соборе" также приняли участие и поставили свои подписи на документе 17 влиятельных священников Львовской епархии УАПЦ.

Перед выборами нового "Патриарха" УПЦ - КП переговоры представителей УАПЦ с силами в УПЦ - КП, которые стали в оппозицию к Филарету (Денисенко), активизировались.

12 октября состоялся расширенный Архиерейский "Собор" УАПЦ, который составил текст обращения к "Собору" УПЦ - КП. В основу обращения легла договоренность между Романюком и Яремой сложить с себя "патриаршие" полномочия и на общем Соборе избрать нового патриарха.

Эта встреча имела место за две недели до смерти Романюка, а поскольку он умер, то "логично, - считали представители УАПЦ, - что это постановление про отход от руководящего положения предстоятелей обеих Церквей теперь распространяется на Местоблюстителя патриаршего престола УПЦ - КП (т.е. Филарета - А.Д.)". Но не так думал сам Филарет.

19 октября 1995 г. на Пушкинской проходило совещание "Архиерейского Собора" УПЦ - КП, которое определяло кандидатов на пост "патриарха". Остановились на "митрополите" Филарете, с оговоркой, что на "Поместном Соборе" могут быть предложены и другие кандидатуры. Чтобы избежать неприятных для себя неожиданностей, Филарет квоту участников "Собора" продумал так, что при голосовании была 100%-ная гарантия его избрания. Прибывшую с заявлением делегацию от УАПЦ на предсоборное совещание УПЦ - КП не допустили.

20 октября во Владимирском соборе состоялся "Поместный Собор" Киевского Патриархата. Тайным голосованием "Собор" состоявший из 173 делегатов, 160-ю голосами избрал единственного кандидата - "патриаршего местоблюстителя" Филарета (Денисенко) третьим лжепатриархом Киевским и всея Украины- Руси.

"Интронизация", как и "собор", состоялась 22 октября во Владимирском соборе, поскольку разрешения провести ее в Софии Филарет не получил. Надев куколь и выступая в роли "Патриарха", он повторил претензии на Софийский собор как на кафедральный и резиденцию Патриарха, а также выдвинул требование на перезахоронение Романюка на территории Софии.

Несогласные с избранием Филарета на пост Киевского Патриарха четыре "архиерея" УПЦ - КП "митрополит" Ивано-Франковский Андрей (Абрамчук), "архиепископ" Тернопольский Василий (Боднарчук), "архиепископ" Винницкий Роман (Балащук) и "епископ" Хмельницкий Мефодий (Кудряков) заявили о своем выходе из Киевского Патриархата. В тот же день в Феодосиевском монастыре г. Киева состоялась встреча этих "архиереев" с "архиереями" УАПЦ. На ней был оформлен "Акт объединения Церквей", перед подписанием которого "Патриарх" Димитрий подписал заявление, в котором "в связи с объединением Церквей Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата и Украинской Автокефальной Православной Церкви… гарантировал сложение своих патриарших полномочий на Поместном Соборе".

В оппозицию принятому решению стал Харьковский "епископ" Игорь (Исиченко). Он не был приглашен и поэтому не присутствовал в Киеве при подписании "Акта объединения Церквей". Он оценил подписание как "попытку переворота в УАПЦ и отказ от эклезиологической доктрины УАПЦ". На собрании восточноукраинского духовенства в Харькове 8 ноября 1995 года им было высказано утверждение, что "Акт объединения Церквей" необходимо воспринимать лишь как декларацию, которая требует общецерковного подтверждения на Поместном Соборе.

На протяжении ноября 1995 - октября 1996гг. в УАПЦ сложилась ситуация нового раскола.

6 августа 1996г. "Собор", организованный архиереями, поддержавшими "Акт", присваивает УАПЦ новое название - УАПЦ-КП. "Патриарх" Димитрий для спасения ситуации и возвращения своей власти, провозглашает Успенскую церковь Львова своей ставропигией, чем дает повод для окончательной поляризации настроений в среде своего "епископата". Петр (Петрусь) отказывается выполнять этот Указ, за что Димитрий выводит "митрополита" Петра из состава епископата УАПЦ.

14 сентября Ярема выступает с заявлением, в котором говорит, что несмотря на свое желание уйти на покой, он "через то, что творится в Церкви - остается, возможно, с единственным епископом Харьковским и Полтавским Игорем".

18 октября 1996 г. "епископ" Михаил (Дуткевич) собирает собор УАПЦ-КП, который избирает Местоблюстителем Патриаршего престола "митрополита" Тернопольского и Волынского Василия (Боднарчука) - в связи с разрывом молитвенного общения с "Патриархом" Димитрием, действия которого "считает неканоническими, которые ведут не к укреплению Церкви, а наоборот, к ее развалу". Запрещается в священнослужении и "епископ" Игорь (Исыченко). Посетив "Собор" Димитрий (Ярема) сразу заявил, что не считает его правомочным и покинул заседания. После этого он 19 октября назначает Игоря (Исыченко) управляющим делами УАПЦ и отказывается 20 октября сослужить с "раскольниками", чем положил начало очередному расколу в расколе.

Проведенный 26 октября 1996г. отколовшимися от Димитрия "архиереями" "III Поместный Собор УАПЦ (УАПЦ - КП - А.Д.)" постановил: "запрещенных епископов Димитрия (Ярему), Игоря (Исиченка) и Мефодия (Кудрякова) вывести за штат УАПЦ без права служения". Новым "Предстоятелем" УАПЦ - КП был избран Тернопольский "митрополит" Василий (Боднарчук).

IV.8 "Патриаршество" Филарета. "Расширение" Киевского Патриархата

23 февраля 1996 года произошло временное прекращение церковного общения между Московским и Вселенским (Константинопольским) Патриархатами - в связи с начавшимся т.н. эстонским конфликтом. Филарет счел это удобным моментом, чтобы сдвинуть с мертвой точки вопрос о признании УПЦ-КП. Он радостно приветствовал межправославный конфликт, объявил РПЦ и УПЦ раскольническими и выразил надежду на содействие Константинопольского престола становлению в Украине единой поместной Православной Церкви в лице УПЦ-КП.

В этой ситуации УАПЦ, которая своей целью так же считает построение единой православной Церкви на Украине, не разделила этой политиканской позиции. "Епископ" Харьковский и Полтавский Игорь (Исыченко) наряду с выражением "почтительного отношения к Константинопольскому Патриархату как к наивысшему авторитету в православном мире", призвал от лица УАПЦ "проявить надлежащую мудрость и ответственность, дабы своими шагами не вызвать нездоровое соревнование между Церквями в Украине".

Спекулятивные планы Филарета не принесли ему желаемого результата. Осенью 1997 года в Одессе состоялась встреча Предстоятелей Константинопольской, Русской, Грузинской и Украинской Православных Церквей. На ней Вселенский Патриарх Варфоломей в присутствии корреспондентов средств массовой информации заявил, что он признает в Украине только Украинскую Православную Церковь, находящуюся в каноническом единстве с кириархальной Церковью и не благословил пришедшее приветствовать его "духовенство" УПЦ КП.

Непросто складывались отношения у Филарета и с государственной властью. Причиной тому была прежде всего экстремистская и конфронтационная позиция самого Филарета, пытавшегося создать единый фронт националистов и национал-демократов, враждебный властям. Не добившись успеха в этой политике, Филарет начал демонстрировать готовность к сотрудничеству с властями, что и сделало возможным его первую встречу с президентом Л.Кучмой 19 ноября 1996г. На встрече президент не высказывался специально относительно УПЦ-КП. А на конкретные вопросы и предложения отвечал уклончиво. Однако эту позицию Л.Кучма под давлением националистически настроенных сил, что стояли за Филаретом, и ради консолидации общества вынужден был сменить и, как Президент, уделять по возможности одинаковое внимание всем конфессиям.

***

Во время "патриаршества" Романюка начался, а сейчас при Филарете продолжается, процесс собирания в юрисдикцию УПЦ - КП всех, кому не находится места в каноническом Православии. "Киевский Патриархат" стал отстойником Вселенского Православия, куда, как нечистоты, начали стекаться неотягощенные понятием каноничности иерархи-самозванцы, авантюристы и попавшие под канонические прещения клирики.

В 1994 году Украину посетил "митрополит" Миланский Евлогий, сменивший несколько конфессий и юрисдикций и в конечном итоге провозгласивший себя "митрополитом Западной Европы и Канады". 20 марта 1994 года Владимир (Романюк) подписал Томос, признающий автономное устройство этой "митрополии" под своим омофором. Он титуловал Евлогия "Блаженнейшим архиепископом Милана, митрополитом всея Западной Европы и Канады".

В конце 1993 - начале 1994 гг. Филарет попытался перенести свою раскольническую деятельность на территорию России. В декабре 1993 г. в юрисдикцию "Киевского патриархата" был принят настоятель Богоявленского собора г.Ногинска Московской области архимандрит Адриан (Старина), запрещенный в священнослужении священноначалием Русской Православной Церкви за аморальное поведение и коррупцию. В феврале 1994 г. он был "рукоположен" во "епископа" и назначен управляющим Богородской епархией (Московская обл.) Русской Православной Церкви Киевского Патриархата, но новый раскол практически не получил никакого распростарнения.

В 1994 году в Киевский Патриархат перешла "Курско-Обоянская епархия", которую возглавил лидер курских раскольников - "архимандрит" Иосиф (Шибаев), который 19 февраля 1995 года был "хиротонисан" раскольниками во "епископа".

15 марта 1996 г. "Синод" УПЦ - КП принял в число "епископов" греческих "архиереев" - "епископа Бостонского" Христофора Лайнакиса, "епископа Канданского" Димитрия Бифиса и "митрополита Керацинского и Саламиснского" Тимофея Кутальяноса, которого Филарет произвел в "экзарха Киевского Патриархата в Греции".

18 марта 1996 г. под омофор Филарета перешла некая "Истинная Православная Церковь России", возглавляемая "епископом Сибирским" Варухом.

Увеличиваясь таким способом, УПЦ - КП к средине 1995 года насчитывала 24 "епархии" с 2 тысячами приходов. Имела около 1300 "священнослужителей", 11 учебных заведений, 7 периодических изданий и 15 монастырей, которые, правда, существуют лишь на бумаге, поскольку желающих принять монашество и вести действительно иноческий образ жизни в УПЦ - КП нет.

IV.9 Под анафемой

В конце 1996 - начале 1997гг. Филарет с новой силой активизировал свою раскольническую деятельность, сочетая призывы украинского Православия к объединению с резкими выпадами в адрес "так называемых канонических церквей" (имея ввиду УПЦ), молитвы и священнодействия которых называл "напрасными, фарисейскими и богопротивными". Воодушевила его на это смягчившаяся позиция Президента, который заявил о том, что берет под свой патронат подготовку к празднованию 2000-летия Рождества Христова в рамках возглавляемого Филаретом оргкомитета. Началась новая волна насильственного захвата храмов, принадлежащих УПЦ, что еще больше дестабилизировало и без того неустойчивую религиозную ситуацию в Украине.

Состоявшийся в 1994г. Архиерейский собор РПЦ предупреждал Филарета о том, что в случае продолжения бесчинств он будет отлучен от Церкви через анафематствование. Не внявший в очередной раз Соборному голосу Матери-Церкви Денисенко продолжал свою разрушительную деятельность. Логическим завершением предпринимаемых по отношению к нему прещений явилось определение Архиерейского Собора кириархальной Церкви от 20 февраля 1997г. об отлучении монаха Филарета (Денисенко Михаила Антоновича) от Церкви Христовой и его анафематствование перед всем народом.

Эту крайнюю дисциплинарную меру Освященный Архиерейский Собор вынужден был принять в связи с констатацией того факта, что

"монах Филарет не внял обращенному к нему от лица Матери-Церкви призыву к покаянию и продолжал в межсоборный период раскольническую деятельность, которую он простер за пределы Русской Православной Церкви, содействуя углублению раскола в братской Болгарской Православной Церкви и принимая в общение раскольников из других Поместных Православных Церквей; преступно пренебрегая обоснованным прещением со стороны законной церковной власти - лишением сана, он продолжал совершать святотатственные "богослужения", в том числе и кощунственные лжехиротонии; не имея священного сана, монах Филарет, к соблазну многих, дерзнул наименовать себя "патриархом Киевским и всея Руси-Украины", в то время как древнюю Киевскую кафедру правомерно занимает канонический Предстоятель Украинской Православной Церкви в сане митрополита; монах Филарет не прекратил возводить хулы на епископат, духовенство и верных чад Украинской Православной Церкви, пребывающей в каноническом общении с Русской Православной Церковью и через нее со всей вселенской Православной Церковью, продолжая наносить своими преступными деяниями урон Православию на Украине".

Данный акт был принят Собором на основании 28-го Апостольского Правила, которое гласит: "Аще кто епископ, или пресвитер, или диакон, праведно за явныя вины изверженный, дерзнет коснуться служения, некогда ему порученного, таковый совсем да отсечется от Церкви", а также правил Сардикийского собора 14-го, Антиохийского собора 4-го, святого Василия 88-го.

Таким образом, Собор лишь de-jure зафиксировал то положение, в которое Филарет de-fakto сам себя уже поставил.

Освященный Архиерейский Собор ввиду отсутствия покаяния со стороны монахов Иакова (Панчука) и Андрея (Горака), участвующих в преступной раскольнической деятельности бывшего монаха Филарета, еще раз призывал их к покаянию и прекращению кощунственных бесчинств и предупредил, что в противном случае они также будут отлучены от церковного общения через анафематствование.

Действенность и целительность анафемы проявилась в том, что она полностью разрушила обманчивый миф о возможном признании УПЦ - КП Вселенским Православием, поскольку извещение о принятом Собором решении было хоть и с печалью, но с пониманием и одобрением принято всеми Поместными Православными Церквями.

Замкнутость и безысходность УПЦ - КП побудили ее анафематствованного "предстоятеля" пойти на беспрецедентный шаг - заявить об объединении вокруг возглавляемого им Киевского Патриархата других неканонических православных юрисдикций и учредить параллельную Православной Церкви иерархическую структуру. Озвучил Филарет это намерение на проходившей в Киеве 29 апреля 1998 г. Всеукраинской научно-практической конференции главных редакторов средств массовой информации. Ссылаясь на "отсутствие четких канонических норм создания автокефальных церквей" он счел возможным "существование двух самодостаточных семей Православных Церквей". Таким образом, "филаретовщина" становится "трагедией не только украинского Православия" но и всемирной схизмой. Расколов единство Украинской Православной Церкви на национальной основе, Филарет спровоцировал подобного рода действия и в других Поместных Церквях. Он продолжает и развивает начатое при Романюке принятие в юрисдикцию Киевского Патриархата всевозможных раскольников. Так, в 1998 г. в состав УПЦ - КП был принят православный немецкий деканат в ФРГ во главе с протоиереем Павлом Эхингером. Таким же образом в Америке, где в юрисдикции Филарета уже находились все ветки догматизировавшей "киевские каноны" 1921 г. так называемой "Соборноправной УАПЦ", а также ряд отколовшихся от УПЦ в США приходов, была учреждена еще и "православная миссия" из двух епископов "Украинской Православной епархии Хьюстона и Техаса" Макария и Тимофея. Такое бесцеремонное поведение за океаном вызвало резко негативную реакцию у иерархов Постоянной Конференции Украинских Православных епископов за пределами Украины. В своем "Открытом письме" они подвергли резкой критике деятельность Филарета по "принятию в состав УПЦ - КП церковных юрисдикций, отделенных от православного мира" и "религиозных единиц и сект". Однако, что такое для Филарета увещательное письмо, если отлучение от Церкви для него всего лишь "удивительное решение".

***

Исходя из всего вышесказанного следует, что возникновение так называемой Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата стало возможным благодаря мутационным процессам в постсоветском украинском обществе. УПЦ - КП является неполноценной ни религиозной ни политической организацией. Ни одной из выдвинутых при образовании УПЦ - КП целей (общественно и политически значимых, кроме целей отдельных личностей) не было достигнуто. Раскол, учиненный Филаретом Денисенко под "патронатом" Л.Кравчука, породил кризис в украинском Православии, в результате которого Церковь была лишена возможности консолидировать вокруг себя общество; идея автокефалии была дискредитирована; был нанесен значительный урон международному авторитету Украины, поскольку работавшая в Украине в январе 1993 г. комиссия КЕЦ нашла и обнародовала многочисленные факты нарушения прав верующих, дискриминации УПЦ. Демонстративная фаворитизация УПЦ - КП, явный курс на образование государственной церкви на базе УПЦ - КП, послужили еще большему углублению межконфессионального противостояния.

Специфические условия появления УПЦ - КП, запрограммированная практически наперед острая борьба в ее руководстве определили нестабильность этой "Церкви" и явное доминирование политического начала в ней над церковным. Полная изоляция от Вселенского Православия повлекла за собой игнорирование Церковными Канонами, которыми в своей жизнедеятельности руководствуется Православная Церковь, и соблюдение которых определяет ее соответствие истинной Церкви Христовой.

Таким образом, на настоящем этапе своей жизнедеятельности Киевский Патриархат имеет тенденцию к превращению в неопротестантскую секту с внешним сохранением православной обрядности.

На основании изложенного в четвертом разделе исследования можно сделать следующие выводы:

- Решение "Объединительного Собора" об объединении УПЦ и УАПЦ в "УПЦ Киевский Патриархат" являлось незаконным и даже абсурдным с канонической и правовой точек зрения.

- Так называемый Всеукраинский Православный Собор нельзя считать "объединительным", т.е. таким, который объединил две церкви - УПЦ и УАПЦ - в одну. Объединительным он мог стать в том случае, если бы были созваны согласно своих Уставов об управлении Поместные Соборы УПЦ и УАПЦ, которые на своем совместном заседании приняли бы решение о самоликвидации и слиянии в одну Церковь. Участники же прошедшего собрания не имели уставных полномочий принимать решения относительно какой-либо из Церквей - то ли УПЦ, то ли УАПЦ.

- Попытки УПЦ КП добиться признания со стороны Константинопольского Патриархата не увенчались успехом несмотря на поддержку государственной власти Украины.

- Существование Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата стало возможным благодаря мутационным процессам в постсоветском украинском обществе. УПЦ - КП является неполноценной ни с религиозной ни с политической точек зрения организацией. Ни одной из выдвинутых при образовании УПЦ КП целей (общественно и политически значимых, кроме целей отдельных личностей) не было достигнуто. Раскол, учиненный Филаретом Денисенко при патронате Л.Кравчука, породил кризис в украинском Православии, в результате которого Церковь была лишена возможности консолидировать вокруг себя общество; идея автокефалии была дискредитирована; был нанесен значительный урон международному авторитету Украины, поскольку работавшая в Украине в январе 1993 г. комиссия КЕЦ нашла и обнародовала многочисленные факты нарушения прав верующих, дискриминации УПЦ. Демонстративная фаворитизация УПЦ - КП, явный курс на образование государственной церкви на базе УПЦ - КП послужили еще большему углублению межконфессионального противостояния.

- Специфические условия появления УПЦ КП, запрограммированная практически наперед острая борьба в ее руководстве определили нестабильность этой "Церкви" и явное доминирование политического начала в ней над церковным. Полная изоляция от Вселенского Православия повлекла за собой игнорирование церковными канонами, которыми в своей жизнедеятельности руководствуется Православная Церковь, и соблюдение которых определяет ее соответствие истинной Церкви Христовой. Таким образом, Киевский Патриархат имеет тенденцию к превращению в неопротестантскую секту с внешним сохранием православной обрядности. Вместе с тем, начиная с заявления Филарета о создании "второй самодостаточной семьи Православных Церквей" УПЦ - КП откровенно взяла курс на создание мировой схизмы в православном мире.

- Восстановление "иерархии" УАПЦ в Украине произошло по причине недовольства "патриарха" Мстислава фактическим лишением его власти в "объединенной церкви" и неудовлетворенностью положением "архиереев" Петра (Петруся) и Михаила (Дудкевича), "протоиерея" Владимира Яремы, избранного в 1993 году новым "Патриархом УАПЦ". УАПЦ находилась в состоянии постоянных расколов. Рост приходов УАПЦ произошел в 1995 году в результате отхода из УПЦ - КП не желавших видеть Филарета "Патриархом".

- Решение Архиерейского Собора кириархальной Церкви об отлучении и анафематствовании монаха Филарета явилось логическим завершением предпринимаемых по отношению к нему прещений, обоснованным канонически.

Далее

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем