Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 


Назад    Оглавление    Вперёд
Двойной щелчок левой кнопкой мыши показывает/скрывает примечания к тексту.


Въ лѣто 6741 [1233]. Изгониша Изборьскъ Борисова чадь съ князьмь Ярославомь Володимирицемь и съ Нѣмци. Пльсковици же, оступивше Изборьскъ, измаша и кънязя, и Нѣмцинъ убиша Данилу, а ини побегоша; и даша я великому Ярославу; князь же, исковавъ, поточи я въ Переяслаль. Томь же лѣтѣ прѣставися князь Феодоръ, сынъ Ярослаль вячьшии, июня въ 10, и положенъ бысть въ манастыри святого Георгия, и еще младъ. И кто не пожалуеть сего: сватба пристроена, меды изварены, невѣЦста приведена, князи лозвани; и бысть въ веселия мѣсто длачь и сѣтование за грѣхы наша. Нъ, господи, слава тебе, цесарю небесныи, извольшю ти тако, нъ покои его съ всеми правьдьными. Въ то же лѣто заложена бысть церкы на воротѣхъ от Неревьскаго конця святыи Феодоръ. Томь же лѣтѣ прѣставися блаженыи митрополитъ всѣя Руси Кыевьскыи, именьмь Кюрилъ, родомь Грьцинъ бѣ, приведенъ бысть из Никѣя. Въ то же лѣто изгониша Нѣмьци Кюрила Синкиниця въ Тѣсвѣ, и вѣдоша и въ Мѣдвѣжю голову; и сѣде окованъ от госпожкина дни до великаго говѣния, князю Ярославу не сущю Новѣгородѣ, нъ въ Переяслаль отшьлъ бѣ.

 1 Последние три буквы восстанавливаются предположительно.

И пришьдъ князь, выправи божиею помоцью святыя София; а пълкы своя 1 /л.117об./ приведе в Новъгородъ множьство, хотя ити на нѣ.

Въ лѣто 6742 [1233]. Иде князь Ярослав съ новгородци и съ всѣю областью и с полкы своими на Нѣмьци подъ Гюргевъ; и ста князь, не дошедъ града, съ пълкы, и пусти люди своя въ зажитие воеватъ; Нѣмци же из града высушася, а инии из Медвѣже головы на сторожи, и бишася с ними и до пълку. И поможе богъ князю Ярославу съ новгородьци и биша я и до рѣкы, и ту паде лучьшихъ Нѣмьць нѣколико; и яко быша на рѣче на Омовыжи Нѣмьци, и ту обломишася истопѣ ихъ много, а ини язвьни въбегоша въ Гюргевъ, а друзии въ Медвѣжю голов.у; и много попустошиша земле ихъ и обилие потратиша. /л.118./

 1 Правый край листа полукругом вырезан до того, как был написан текст (край шкуры).

 2 Буква и неясна.

 3 От слов 10 мужь текст писан другим (третьим) почерком и другими чернилами.

И поклонишася Нѣмьци князю, Ярослав же взя с ними миръ на вьсеи правдѣ своеи; и възвратишася новгородци сдрави вси, а низовьчь нѣколико паде. 1 Того же лѣта съгорѣ церкы от грома святого Луки въ Людинѣ конци июня въ 10, съ вечера. Томь же лѣтѣ изгониша Литва Русь оли до търгу,Вперёдѣ, и засада: огнищанѣ и гридба, и кто купьць и гости, и выгнаша я ис посада опять, бьющеся на поли 2; и ту убиша нѣколико Литвы, а рушанъ 4 мужа: попа Петрилу, 2 Павла Обрадиця, а ина два мужа; а манастырь святого Спаса всь пограбиша, и церковь полупиша всю, и иконы и прѣстолъ, и цьренци 4 убиша, и отступиша на Клинъ. Тъгда же вѣсть приде в Новъгородъ къ къ/л.118об./нязю Ярославу; князь же съ новгородьци, въседавъше въ насады, а инии на конихъ, поидоша по нихъ по Ловоти; и яко быша у Моравиина, и въспятишася лодьиници оттоле въ городъ, и князь я отпусти: недостало бо у нихъ бяше хлѣба; а самъ поиде съ коньникы по нихъ. И постиже я на Дубровнѣ, на селищи въ Торопьчьскои волости, и ту ся би съ безбожными оканьною Литвою; и ту пособи богъ и крестъ честьныи и святая София, прѣмудрость божия, надъ погаными князю Ярославу съ новгородци: и отъяша у нихъ конь 300 и съ товаромь ихъ, а сами побѣгоша на лесъ, пометавъше оружия, и щиты, и сови, и все от себе; а инии ту костью падоша. А новгородьць ту убиша /л.119./ 10 мужь 3: Феда Якуновича тысячьского, Гаврила щитника, Нѣгутина на Лубяници, Нѣжилу серебреника, Гостилца на Кузмадемьяни улици, Федора Ума княжь дѣцкои, другое городищанинъ, и инѣхъ 3 мужи; а покои господи душа ихъ въ царствии небеснѣмь, пролившихъ кръви своя за святую Софью и за кровь христьяньскую.

В лѣто 6743 [1235]. Не хотя исперва оканьныи, всепагубныи дьяволъ роду человѣческому добра, въздвиже крамолу межи русьскыми князи, да быша человѣци не жили мирно: о томь бо ся злыи радуеть кровопролитию крестьяньску. Поиде князь Володимиръ Рюриковичь съ кыяны и Данило Романовичь с галичаны /л.119об./ на Михаила Всеволодича Чермного къ Чернигову, а Изяславъ бѣжа в Половци; и много воева около Чернигова, и посадъ пожже, а Михаило выступи ис Чернигова; и много пустошивъ около Чернигова, поиде опять; и Михаило створивъ прелесть на Данилѣ и много би галичанъ и бещисла, Данило же едва уиде; а Володимиръ пришедъ опять, сѣде в Кыевѣ. И не ту бы того до сыти зла, но приде Изяславъ с погаными Половци в силѣ тяжцѣ и Михаило с черниговци подъ Кыевъ, и взяша Кыевъ; а Володимира и княгыню его имше Половци, поведоша в землю свою и много зла створиша кыяномъ; а Михаило сѣде в Галичи, а Изяславъ в Кыевѣ; /л.120./ и опять пустиша Володимира Половци на искупѣ и жену его; и на Нѣмцихъ имаша искупъ князи.

В лѣто 6744 [1236]. Поиде князь Ярославъ изъ Новагорода Кыеву на столъ, поимя съ собою новгородци вятшихъ: Судимира въ Славьнѣ, Якима Влунковича, Косту Вячеславича, а новоторжець 100 муж; а в Новѣгородѣ посади сына своего Олександра. И, пришедъ, сѣде в Кыевѣ на столѣ; и державъ новгородцевъ и новоторжцевъ одину недѣлю и одаривъ я, отпусти проче; и придоша здрави вси. Том же лѣтѣ пришедше безбожнии Татарове, плѣниша всю землю Болгарьскую, и градъ ихъ Великыи взяша, и исѣкоша /л.120об./ вся и жены и дѣти.

В лѣто 6745 [1237]. Бысть знамение въ солнци мѣсяца августа въ 3 день, на память святых отець Далмата, Фауста, Исакия, въ уденье; бысть таково знамение: тма бысть въ солнци съ запада, акы мѣсяць бысть въ 5 ночии, а съ встока свѣтло, и опять со въстока тма бысть такоже, акы мѣсяць 5 ночии, а с запада свѣтло, и тако исполнися опять. Того же лѣта придоша в силѣ велицѣ Нѣмци изъ замория в Ригу, и ту совкупившеся вси, и рижане и вся Чюдьская земля, и пльсковичи от себе послаша помощь мужь 200, идоша на безбожную Литву; и тако, грѣхъ ради нашихъ, безбожными погаными побѣжени быша, придоша кождо десятын въ /л.121./ домы своя. Того же лѣта приде митрополитъ Грьчинъ изъ Никѣя въ Киевъ, именем Есифъ.

В лѣто 6746 [1238]. Створи манастырь у святого Павла Семеновая Борисовича. В то лѣто придоша иноплеменьници, глаголемии Татарове, на землю Рязаньскую, множьство бещисла, акы прузи; и первое пришедше и сташа о Нузлѣ, и взяша ю, и сташа станомь ту. И оттолѣ послаша послы своя, жену чародѣицю и два мужа с нею, къ княземъ рязаньскымъ, просяче у нихъ десятины во всемь: и в людехъ, и въ князехъ, и въ конихъ, во всякомь десятое. Князи же Рязаньстии Гюрги, Инъгворовъ братъ, Олегъ, Романъ Инъгоровичь, и Муромьскы /л.121об./ и Проньскыи, не въпустяче къ градомъ, выѣхаша противу имъ на Воронажь. И рекоша имъ князи: «олна насъ всѣхъ не будеть, тоже все то ваше будеть». И оттолѣ пустиша ихъ къ Юрью въ Володимирь, и оттолѣ пустиша о Нухлѣ Татары въ Воронажи. Послаша же рязаньстии князи къ Юрью Володимирьскому, просяче помочи, или самому поити. Юрьи же самъ не поиде, ни послуша князии рязаньскыхъ молбы, но самъ хотѣ особь брань створити. Но уже бяше божию гнѣву не противитися, яко речено бысть дрѣвле Исусу Наугину богомь; егда веде я на землю обѣтованую, тогда рече: азъ послю на ня пре/л.122./же васъ недоумѣние, и грозу, и страхъ, и трепетъ. Такоже и преже сихъ отъя господь у насъ силу, а недоумѣние, и грозу, и страхъ, и трепетъ вложи в нас за грѣхы наша. Тогда же иноплеменьници погании оступиша Рязань и острогомь оградиша и; князь же Рязаньскыи Юрьи затворися въ градѣ с людми; князь же Романъ Инъгоровичь ста битися противу ихъ съ своими людьми.

 1 На нижнем поле листа другим почерком и чернилами помоги

 2 Между словами москвичи же и ничегоже оставлено чистое место, около половины строки, причем лист протерт; возможно, первоначально было написано какое-то слово и выскоблено. В КАТ после москвичи же написано побѣгоша

Князь же Юрьи Володимирьскыи тогда посла Еремѣя въ сторожихъ воеводою, и сняся с Романомь; и оступиша ихъ Татарове у Коломны, и бишася крѣпко, и прогониша ихъ к надолобомъ 1, и ту уби/л.122об./ша князя Романа и Еремѣя, и много паде ту съ княземь и съ Еремѣемь. Москвичи же ничегоже 2 не видѣвше. Татарове же взяша градъ мѣсяца декабря въ 21, а приступили въ 16 того же мѣсяца. Такоже избиша князя и княгыню, и мужи и жены и дѣти, черньца и черноризиць, иерѣя, овы огнемь, а инѣхъ мечемь, поругание черницамъ и попадьямъ и добрымъ женамъ и дѣвицамъ пред матерьми и сестрами; а епископа ублюде богъ: отъѣха проче во тъ годъ, егда рать оступи градъ. И кто, братье, о семь не поплачется, кто ся нас осталъ живыхъ, како они нужную и горкую смерть подъяша. Да и мы то видѣвше, устрашилися быхомъ и грѣхо/л.123./въ своихъ плакалися съ въздыханиемь день и нощь; мы же въздыхаемъ день и нощь, пекущеся о имѣнии и о ненависти братьи. Но на предлежащая възвратимся. Тогда же Рязань безбожнымъ и поганымъ Татаромъ вземшемъ, поидоша къ Володимирю множство кровопролитець крестьяньскыя кръви. Князь же Юрьи выступи изъ Володимиря и бѣжа на Ярославль, а въ Володимири затворися сынъ его Всеволодъ съ матерью и съ владыкою и со всею областию своею. Безаконьнии же Измаильти приближишася къ граду, и оступиша градъ силою, и отыниша тыномь всь. И бысть на заутрье, увидѣ князь Все/л.123об./володъ и владыка Митрофанъ, яко уже взяту быти граду, внидоша въ церковь святую Богородицю, и истригошася вси въ образъ, таже въ скиму, от владыкы Митрофана, князь и княгыни, дчи и сноха, и добрии мужи и жены. И яко уже безаконьнии приближишася, поставивше порокы, взяша град и запалиша и огнемь, в пяток преже мясопустныя недѣли. И увидѣвше князь и владыка и княгыни, яко зажженъ бысть градъ, а людье уже огнемь кончаваются, а инии мечемь, вбѣгоша въ святую Богородицю и затворишася в полатѣ. Погании же, отбивше двьри, зажгоша церковь, наволочивше лѣса, и издвушиша вся: ти тако скончашася, предавше душа сво/л.124./я господеви; инии же погнашася по Юрьи князи на Ярославль. Князь же Юрьи посла Дорожа въ просокы въ 3-хъ 1000-хъ; и прибѣжа Дорожь, и рече: «а уже, княже, обишли нас около». И нача князь полкъ ставити около себе, и се внезапу Татарове приспѣша; князь же не успѣвъ ничтоже, побѣже; и бы на рѣцѣ Сити, и постигоша и, и животъ свои сконча ту. Богъ же вѣсть, како скончася: много бо глаголють о немь инии. Ростовъ же и Суждаль разидеся розно. Оканьнии же они оттолѣ пришедше, взяша Москву, Переяславль, Юрьевъ, Дмитровъ, Волокъ,. Тфѣрь; ту же и сынъ Ярославль убиша.

 1 В рукописи вся вся

 2 Справа в листе небольшая трещина, существовавшая до того, как был написан текст, и следы подшивки.

 3 Здесь пропуск; в Софийской 1-й летописи и не плачеться

Оттолѣ же придоща безаконьнии, и оступиша Торжекъ на сборъ чистои недѣли, /л.124об./ и отыниша тыномь всь около, якоже инии гради имаху; и бишася ту оканнии порокы по двѣ недѣли, и изнемогошася людье въ градѣ, а из Новагорода имъ не бы помочи, но уже кто же собѣ сталъ бѣ в недоумѣнии и страсѣ; и тако погании взяша градъ, и исѣкоша вся 1 от мужьска полу и до женьска, иерѣискыи чин всь и черноризьскыи, а все изъобнажено и поругано, горкою и бѣдною смертью предаша душа своя господеви, мѣсяца марта въ 5, на память святого мученика Никона, въ среду средохрестьную. Туже убьени быша Иванко, посадникъ новоторжьскыи, Якимъ Влоуньковичь, Глѣбъ Борисовичь, Михаило Моисиевичь. Тогда же ганя/л.125./шася оканьнии безбожници от Торжку Серегѣрьскымъ путемь оли и до Игнача 2 креста, а все люди сѣкуще акы траву, за 100 верстъ до Новагорода. Новъгородъ же заступи богъ и святая великая и зборная апостольская церкы святая Софья и святыи Кюрилъ и святыхъ правовѣрныхъ архиепископъ молитва и благовѣрныхъ князии и преподобьныхъ черноризець иерѣискаго сбора. Да кто, братье и отци и дѣти, видѣвше божие попущение се на всеи Русьскои земли 3. Грѣхъ же ради нашихъ попусти богъ поганыя на ны. Наводить богъ, по гнѣву своему, иноплеменьникы на землю, и тако съкрушеномъ имъ въспомянутся къ богу. Усобная же /л.125об./ рать бываеть от сважения дьяволя: богъ бо не хощеть зла въ человѣцѣхъ, но блага; а дьяволъ радуется злому убииству и кровопролитию. Земли же сгрѣшивши которои, любо казнить богъ смертью или гладомь или наведениемь поганыхъ или ведромь или дъждемь силнымь или казньми инѣми, аще ли покаемся и в нем же ны богъ велить жити, глаголеть бо к намъ пророкомь: обратитеся ко мнѣ всѣмь сердцемь вашимь, постомь и плачемь, да еще сице створимъ, всѣхъ грѣхъ прощени будемъ. Но мы на злая възврашаемся, акы свинья валяющеся в калѣ грѣховнѣмь присно, и тако пребываемъ; да сего ради ка/л.126./зни приемлемъ всякыя от бога, и нахожение ратныхъ; по божию повелѣнию, грѣхъ ради нашихъ казнь приемлемъ.

В лѣто 6747 [1239]. Оженися князь Олександръ, сынъ Ярославль в Новѣгородѣ, поя в Полотьскѣ у Брячьслава дчерь, и вѣнчася в Торопчи; ту кашю чини, а в Новѣгородѣ другую. Того же лѣта князь Александръ с новгородци сруби городци по Шелонѣ.

В лѣто 6748 [1240]. Придоша Свѣи в силѣ велицѣ, и Мурмане, и Сумь, и ѣмь в кораблихъ множьство много зѣло; Свѣи съ княземь и съ пискупы своими; и сташа в Невѣ устье Ижеры, хотяче всприяти Ладогу, просто же реку и Новъгородъ /л.126об./ и всю область Новгородьскую. Но еще преблагыи, премилостивыи человѣколюбець богъ ублюде ны и защити от иноплеменьникъ, яко всуе трудишася без божия повелѣния: приде бо вѣсть в Новъгородъ, яко Свѣи идуть къ Ладозѣ. Князь же Олександръ не умедли ни мало с новгородци и с ладожаны приде на ня, и побѣди я силою святыя Софья и молитвами владычица нашея богородица и приснодѣвица Мария, мѣсяца июля въ 15, на память святого Кюрика и Улиты, в недѣлю на Сборъ святыхъ отець 630, иже в Халкидонѣ; и ту бысть велика сѣча Свѣемъ. И ту убиенъ бысть воевода ихъ, именемь Спиридонъ; а инии творяху, яко и пискупъ убьенъ бысть ту же; и множество /л.127./ много ихъ паде; и накладше корабля два вятшихъ мужь, преже себе пустиша и к морю; а прокъ ихъ, ископавше яму, вметаша в ню бещисла; а инии мнози язвьни быша; и в ту нощь, не дождавше свѣта понедѣльника, посрамлени отъидоша.

 1 В КТ менши

 2 Буква у переделана из какой-то другой буквы.

Новгородець же ту паде: Костянтинъ Луготиниць, Гюрята Пинещиничь, Намѣстъ, Дрочило Нездыловъ сынъ кожевника, а всѣхъ 20 мужь с ладожаны, или мне 1, богь вѣстъ. Князь же Олександръ съ новгородци и с ладожаны придоша вси здрави въ своя си, схранени богомь и святою Софьею и молитвами всѣхъ святыхъ. Того же лѣта взяша Нѣмци, медвѣжане, юрьевци, вельядци с княземь Яро/л.127об./славомь Володимиричемь Изборьско. И приде вѣсть въ Пльсковъ, яко взяша Нѣмци Изборьскъ; и выидоша пльсковичи вси, и бишася с ними, и побѣдиша я Нѣмци. Ту же убиша Гаврила Горислалича воеводу; а пльсковичь гоняче, много побиша, а инѣхъ руками изъимаша. И пригонивше подъ городъ, и зажгоша посадъ всь; и много зла бысть: и погорѣша церкы и честныя иконы и книгы и еуангелия 2; и много селъ попустиша около Пльскова. И стояша подъ городомь недѣлю, но города не взяша; но дѣти поимаша у добрыхъ мужь в тали, и отъидоша проче; и тако быша безъ мира: бяху бо перевѣтъ держаче с Нѣмци пльсковичи, и подъвели ихъ Тве/л.128./рдило Иванковичь съ инѣми, и самъ поча владѣти Пльсковомь с Нѣмци, воюя села новгородьская; а инии пльсковичи вбѣжаша в Новъгородъ с женами и с дѣтьми. В то же лѣто, тои же зимы выиде князь Олександръ из Новагорода къ отцю в Переяславль съ матерью и с женою и со всѣмь дворомь своимь, роспрѣвъся с новгородци. Тои же зимы придоша Нѣмци на Водь с Чюдью, и повоеваша и дань на нихъ възложиша, а городъ учиниша в Копорьи погостѣ. И не то бысть зло, но и Тесовъ взяша, и за 30 верстъ до Новагорода ганяшася, гость биюче; а сѣмо Лугу и до Сабля. Новгородци же послаша къ Ярославу по князя, и дасть имъ сына своего Андрѣя. Тогда же сдума/л.128об./вше новгородци, послаша владыку с мужи опять по Олександра; а на волость Новгородьскую наидоша Литва, Нѣмци, Чюдь, и поимаща по Лугѣ вси кони и скотъ, и нелзѣ бяше орати по селомъ и нѣчимь, олна вда Ярославъ сына своего Александра опять.

В лѣто 6749 [1241]. Приде Олександръ князь в Новъгородъ, и ради быша новгородци. Того же лѣта поиде князь Олександръ на Нѣмци на городъ Копорью, с новгородци и с ладожаны и с Корѣлою и съ Ижеряны, и взя городъ, а Нѣмци приведе в Новъгородъ, а инѣхъ пусти по своеи воли; а Вожанъ и Чюдцю перевѣтникы извѣша.

 І Внизу на полях другим почерком и чернилами богъ намъ п

В лѣто 6750 [1242]. Поиде князь Олександръ с новгородци и с братомь Андрѣемь и с низовци на Чю/л.129./дьскую землю на Нѣмци и зая вси пути и до Пльскова; и изгони князь Пльсковъ, изъима Нѣмци и Чюдь, и сковавъ поточи в Новъгородъ, а самъ поиде на Чюдь. И яко быша на земли, пусти полкъ всь в зажития; а Домашь Твердиславичь и Кербетъ быша в розгонѣ, и усрѣтоша я Нѣмци и Чюдь у моста, и бишася ту; и убиша ту Домаша, брата посаднича, мужа честна, и инѣхъ с нимь избиша, а инѣхъ руками изъимаша, а инии къ князю прибѣгоша в полкъ, князь же въспятися на озеро, Нѣмци же и Чюдь поидоша по нихъ. Узрѣвъ же князь Олександръ и новгородци, поставиша полкъ на Чюдьскомь озерѣ 1, на /л.129об./ Узмени, у Воронѣя камени; и наѣхаша на полкъ Нѣмци и Чюдь и прошибошася свиньею сквозѣ полкъ, и бысть сѣча ту велика Нѣмцемь и Чюди. Богъ же и святая Софья и святою мученику Бориса и Глѣба, еюже ради новгородци кровь свою прольяша, тѣхъ святыхъ великыми молитвами пособи богъ князю Александру; а Нѣмци ту падоша, а Чюдь даша плеща; и, гоняче, биша ихъ на 7-ми верстъ по леду до Суболичьскаго берега; и паде Чюди бещисла, а Нѣмець 400, а 50 руками яша и приведоша в Новъгородъ. А бишася мѣсяца априля въ 5, на память святого мученика Клавдия, на похвалу святыя Богородица, в суботу. Того же лѣта Нѣмци прислаша с поклономь: «безъ князя что есмы зашли /л.130./ Водь, Лугу, Пльсковъ, Лотыголу мечемь, того ся всего отступаемъ; а что есмы изъимали мужии вашихъ, а тѣми ся розмѣнимъ: мы ваши пустимъ, а вы наши пустите»; и таль пльсковьскую пустиша и умиришася. Того же лѣта князь Ярославъ Всеволодичь позванъ цесаремь татарьскымь Батыемь, иде к нему въ Орду.

 1 После слова Спаса было что-то написано теми же чернилами и крестом зачеркнуто другими чернилами.

В лѣто 6751 [1243]. Преставися рабъ божии Варламъ, а мирьскы Вячеславъ Прокшиничь, на Хутинѣ у святого Спаса 1, мѣсяца маия въ 4; а погребенъ бысть заутра, въ 5, на память святыя Ирины, архиепископомь Спиридономь и игуменомь Сидоромь, при князи Александрѣ. Того же мѣсяца въ 18, на память святого мученика Александра, явися знаменье /л.130об./ въ Пльсковѣ у святого Иоана в манастыри, от иконы святого Спаса надъ гробомь княгыниномь Ярославлеѣ Володимирича, юже уби свои пасынокъ в Медвѣжи головѣ: иде мюро от иконы по 12 днии, наиде 4 вощаници яко въ стькляницю; и привезоша в Новъгородъ двѣ на благословение, а въ Пльсковѣ оставиша двѣ собѣ. Но, господи, слава тобѣ, давыи намъ недостоинымъ и грѣшнымъ рабомъ своимъ таково благословение; на тя уповаемъ, господи вседержателю, яко призираеши на нас убогыхъ своею многою милостью, человѣколюбче. Того же лѣта, мѣсяца августа въ 16 преставися рабъ божии Стефанъ, посадникъ новгородьскыи, Твердкславичь, внукъ Михалковъ, в недѣлю, въ 1 час ночи, /л.131./ на память святою Павла и Ульяны, въ притворѣ святыя Софья, идеже Аркадии и Мартурии архиепископа лежита; посадничавъ 13 лѣт безъ 3 мѣсяць.

В лѣто 6752 [1244]. Преставися княгыни Ярославляя, постригшися у святого Георгия в манастыри; ту же и положена бысть, сторонь сына своего Федора, мѣсяца маия въ 4, на память святыя Ирины; наречено бысть имя еи Ефросинья.

В лѣто 6753 [1245]. Воеваша Литва около Торжку и Бѣжици; и гнашася по нихъ новоторжци съ княземь Ярославомь Володимиричемь и бишася с ними; и отъяша у новоторжцевъ кони, и самѣхъ биша, и поидоша с полономь проче. Погониша по нихъ Явидъ и Ербетъ со тфѣричи и дмитровци, и Яросла/л.131об./въ с новоторжьци; и биша я подъ Торопчемь, и княжици ихъ въбѣгоша в Торопечь. Заутра приспѣ Александръ с новгородци, и отяша полонъ всь, а княжиць исѣче или боле 8. И оттолѣ новгородци въспятиша; а князь погонися по нихъ съ своимь дворомь, и би я подъ Зижьчемь, и не упусти ихъ ни мужа, и ту изби избытокъ княжичь; а самъ поима сына своего из Витебьска, поѣха в малѣ дружинѣ, и срѣте иную рать у Въсвята; и ту ему богъ поможе, и тѣхъ изби, а самъ приде сдравъ и дружина его.

В лѣто 6754 [1246]. Поѣха князь Олександръ в Татары.

В лѣто 6755 [1247]. Преставися рабъ божии Костянтинъ Вячеслаличь, а чернечьское имя Анкюдинъ; и положенъ бысть честно у /л.132./ святого Спаса на Хутинѣ.

Лѣта 6756 [1248].

В лѣто 6757 [1249]. Преставися архиепископъ новгородьскыи Спиридонъ, и положенъ бысть честно въ святои Софьи.

В лѣто 6758 [1250]. Приѣха князь Олександръ изъ Орды, и бысть радость велика в Новѣгородѣ.

В лѣто 6759 [1251]. Приѣха Кюрилъ митрополитъ в Новъгородъ и ростовьскыи епископъ, Кюрилъ же именемь, и поставиша архиепископа новгородьского Далмата. Того же лѣта наидоша дъждеве и поимаша вси рли и обилия и сѣна, и мостъ снесе вода на Волховѣ великыи; и на осень би морозъ обилье, но останокъ избыися. Господу бо богу попущающю за грѣхы наша ово гладъ, ово рать и ины всякыя казни; но, о милосердие его великое, и терпить о насъ, ожидая пока/л.132об./яния, якоже самъ реклъ есть: не хощю смерти грѣшнику, но обращения животу его; и оставляеть намъ останкы на оживление наше.

В лѣто 6760 [1252]. Погорѣ Славно от святого Ильи до Нутнои улици.

 1 Между буквами п и с в листе небольшое отверстие, существовавшее до того, хак был написан текст.

 2 В листе небольшая прорезь и следы подшивки.

В лѣто 6761 [1253]. Воеваша Литва волость Новгородьскую, и поимаша с полономь, и угониша ихъ новгородци с княземь Васильемь у Торопча; и тако мьсти имъ кровь христьяньская, и побѣдиша я, и полонъ отьимаша и придоша в Новъгородъ здрави. Того же лѣта придоша Нѣмци подъ Пльсковъ и пожгоша посадъ, но самѣхъ много ихъ пльсковичи биша. И поидоша новгородци полкомь к нимъ из Новагорода, и они побѣгоша проче. И пришедше новгородци в Новъгородъ, /л.133./ и покрутившеся идоша за Нарову, и створиша волость 1 ихъ пусту; и Корѣла такоже много зла створиша волости ихъ. Того же лѣта идоша съ пльсковичи воеватъ ихъ, и они противу ихъ поставиша полкъ, и побѣдиша я пдьсковичи силою креста честнаго: сами бо на себе почали оканьнии преступници правды; и прислаша въ Пльсковъ и в Новъгородъ, хотяще мира на всеи воли новгородьскои и на пльсковьскои; и тако умиришася. Того же лѣта, на зиму, выбѣже князь Ярославъ Ярославичь из Низовьскоѣ земли, и посадиша его въ Пльсковѣ.

В лѣто 6762 [1254]. Добро бяше христьяномъ.

В лѣто 6763 [1255]. Выведоша новгородьци изъ Пльскова 2 Ярослава Ярославича /л.133об./ и посадиша его на столѣ, а Василья выгнаша вонъ. И то слышавъ Олександръ, отець Васильевъ, поиде ратью к Новугороду. Идущю Олександру съ многыми полкы и с новоторжьци, срѣте и Ратишка с перевѣтомь: «поступаи, княже, брат твои Ярославъ побѣглъ». И поставиша новгородци полкъ за Рожествомь христовомь в конци; а что пѣшца, а ти сташа от святого Ильи противу Городища. И рекоша меншии у святого Николы на вѣчи: «братье, ци како речеть князь: выдаите мои ворогы»; и цѣловаша святую Богородицю меншии, како стати всѣмъ, любо животъ, любо смерть за правду новгородьскую, за свою отчину. И бысть въ вятшихъ свѣтъ золъ, како побѣти меншии, а князя въвести на своеи воли. /л.134./ И побѣжа Михалко из города къ святому Георгию, како было ему своимь полкомь уразити нашю стороку и измясти люди. Увѣдавъ Онанья, хотя ему добра, посла по немь втаинѣ Якуна; и увѣдавше черныи люди, погнаша по немь, и хотѣша на дворъ его, и не да Онанья: «братье, аже того убиете, убиите мене переже»; не вѣдяше бо, аже о немь мысль злу свѣщаша самого яти, а посадничьство дати Михалку. И присла князь Бориса на вѣче: «выдаите ми Онанью посадника; или не выдадите, язъ вамъ не князь, иду на городъ ратью». И послаша новгородци къ князю владыку и Клима тысяцьского: «поѣди, княже, на свои столъ, а злодѣевъ не слушаи, а Онаньи гнѣва от/л.134об./даи и всѣм мужемъ новгородьскымъ». И не послуша князь молбы владычни и Климовы. И рекоша новгородци: «аже, братье, князь нашь тако сдумалъ с нашими крестопереступникы, оно имъ богъ и святая Софья, а князь безъ грѣха». И стоя всь полкъ по 3 дни за свою правду; и въ 4-и день присла князь, река тако: «аже Онанья лишится посадничьства, язъ вамъ гнѣва отдамь». И лишися посадничьства Онанья, и взяша миръ на всеи воли новгородскои. И поиде князь в город, и срѣте и архиепископъ Далматъ со всѣмъ иерѣискымь чиномь, съ кресты, у Прикуповичь двора; и вси радости исполнкшася, а злодѣи омрачишася: зане христьяномъ радость, а дьяволу пагуба, яко не бысть /л.135./ христьяномъ кровопролития велика. И сѣде князь Олександръ на своемь столѣ. В лѣто то же даша посадничьство Михалку Степановичю.

В лѣто 6764 [1255]. Придоша Свѣи, и ѣмь, и Сумь, и Дидманъ съ своею волостью и множьство и начаша чинити городъ на Нарэвѣ. Тогда же не бяше князя в Новѣгородѣ, и послаша новгородци в Низъ къ князю по полкы, а сами по своеи волости рослаша. Они же оканьнии, услы. шавше, побѣгоша за море. В то же лѣто, на зиму, приѣха князь Олександръ, и митрополитъ с нимь; и поиде князь на путь, и митрополитъ с нимь; и новгородци не вѣдяху, кдѣ князь идеть; друзии творяху, яко на Чюдь идеть. Идоша до Копорьи, /л.135об./ и гюиде Александръ на ѣмь, а митрополитъ поиде в Новъгородъ, а инии мнози новгородци въспяти. шася от Копорьи. И поиде съ своими полкы князь и с новгородци; и бысть золъ путь, акыже не видали ни дни, ни ночи; и многымъ шестникомъ бысть пагуба, а новгородцевъ богъ сблюде. И приде на землю ѣмьскую, овыхъ избиша, а другыхъ изъимаша; и придоша новгородци с княземь Олександромь вси здорови. Тогда же князь поиде в Низъ, поима послы новгородьскыи Елеуфѣрья и Михаила Пинищинича, а сына своего Василья посади на столѣ.

В лѣто 6765 [1257]. Приде вѣсть изъ Руси зла, яко хотять Татарове тамгы и десятины /л.136./ на Новѣгородѣ; и смятошася люди чересъ все лѣто. И къ госпожину дни умре Онанья посадникъ, а на зиму убиша Михалка посадника новгородци. Аще бы кто добро другу чинилъ, то добро бы было; а копая подъ другомь яму, сам ся в ню въвалить. Тои же зимы приѣхаша послы татарьскыи съ Олександромь, а Василии побѣже въ Пльсковъ; и почаша просити послы десятины, тамгы, и не яшася новгородьци по то, даша дары цесареви, и отпустиша я с миромь; а князь Олександръ выгна сына своего изъ Пльскова и посла в Низъ, а Александра и дружину его казни: овому носа урѣзаша, а иному очи выимаша, кто Василья на зло повелъ; всякъ бо злыи злѣ да погыбнеть. /л.136об./ Тои же зимы убиша Мишю. Тои же зимы даша посадничьство Михаилу Федоровичю, выведше из Ладогы; а тысячьское Жироху даша.

 1 Вероятно, описка; в К новоторжьци

В лѣто 6766 [1258]. Придоша Литва с Полочаны къ Смоленьску и взяша, Воищину на щитъ. Тои же осени приходиша Литва к Торжьку, и высушася Новоторжьку 1; и по грѣхомъ нашимъ повергоша Литва подъсаду: овыхъ избиша, а инѣхъ руками изъимаша, а инии одва убѣжаша, и много зла бысть въ Торжьку. Тои же зимы взяша Татарове всю землю Литовьскую, а самѣхъ избиша.

В лѣто 6767 [1259]. Бысть знамение в лунѣ, яко ни знамения не бысть.. Тои же зимы приѣха Михаило Пинещиничь из Низу со лживымь посольствомь, /л.137./ река тако: «аже не иметеся по число, то уже полкы на Низовьскои земли»; и яшася новгородци по число. Тои же зимы приѣхаша оканьнии Татарове сыроядци Беркаи и Касачикъ с женами своими,. и инѣхъ много; и бысть мятежь великъ в Новѣгородѣ, и по волости много зла учиниша, беруче туску оканьнымъ Татаромъ. И нача оканьныи боятися смерти, рече Олександру: «даи намъ сторожи, ать не избьють нас». И повелѣ князь стеречи их сыну посадничю и всѣмъ дѣтемъ боярьскымъ по ночемъ. И рѣша Татарове: «даите намъ число, или бѣжимъ проче»; и чернь не хотѣша дати числа, но рѣша: «умремъ, честно за святую Софью и за до/л.137об./мы ангельскыя». Тогда издвоишася люди: кто добрыхъ, тотъ гю святои Софьи и по правои вѣрѣ; и створиша супоръ, вятшии велятся яти меншимъ ло числу. И хотѣ оканьныи побѣжати, гонимъ святымь духомь; и умыслиша свѣтъ золъ, како ударити на городъ на ону сторону, а друзии озеромь на сю сторону; и възъбрани имъ видимо сила христова, и не смѣша. И убоявшеся, почаша ся возити на одину сторону къ святои Софьи, рекуще: «положимъ главы своя у святои Софьи». И бысть заутра, съѣха князь с Городища, и оканьнии Татарове с нимь; и злыхъ свѣтомь яшася по число: творяху бо бояре собѣ легко, а меншимъ зло. И по/л.138./чаша ѣздити оканьнии по улицамъ, пишюче домы христьяньскыя: зане навелъ богъ за грѣхы наша ис пустыня звѣри дивияя ясти силныхъ плъти и пити кровь боярьскую; и отъѣхаша оканьнии, вземше число, а князь Олександръ поѣха послѣ, посадивъ сына своего Дмитрия на столѣ.

 1 После букв на ка в листе небольшое отверстие, существовавшее до того, как был написан текст.

Того же лѣта, на канунъ 1 Бориша дни, бысть мразъ великъ по волости; но господь не хотя мѣста сего святои Софьи оставити пуста, отврати ярость свою от нас и призрѣ окомь милосердия своего, кажа нас на покаяние; но мы грѣшнии акы пси обращаемъся на своя бльвотины, не помышляюще казни божия, яже на ны приходить за грѣхы наша. /л.138об./

В лѣто 6768 [1260]. Бысть тишина все лѣто.

В лѣто 6769 [1261]. Поби владыка новгородьскыи Далматъ святую Софью всю свинцемь. Того же лѣта мѣсяца ноября въ 8, на сборъ святог,о Михаила, сгорѣ церкы святого Василья, а дворовъ добрыхъ 30; а на заутрье на Славковѣ улици сгорѣ церкы святого Дмитрия, а дворовъ добрыхъ 50.

В лѣто 6770 [1262]. Срубиша новгородци городъ новъ, а с Литвою миръ взяша. Того же лѣта съгорѣ от грома церкы святого мученика Бориса и Глѣба: горазда бо бяше и лѣпа. Того же лѣта, въ осенинѣ, идрща новгородци съ княземь Дмитриемь Александровичемь великымь полкомь подъ Юрьевъ; бяше тогда и Костянтинъ князь, зять Александровъ, и Ярославъ, брат Алекса/л.139./ндровъ, съ своими мужи, и Полотьскыи князь Товтивилъ, с ним полочанъ и Литвы 500, а новгородьского полку бещисла, толко богъ вѣсть. И бяше град твердъ Юрьевъ, въ 3 стѣны, и множьство людии в немь всякыхъ, и бяху пристроили собѣ брань на градѣ крѣпку; но честнаго креста сила и святои Софьи всегда низлагаеть неправду имѣющихъ: тако и сии град, ни во чтоже твердость та бысть, но помощью божиею одинымь приступлениемь взятъ бысть, и люди многы града того овы побиша, а другы изъимаша живы, а инии огнемь пожжени, и жены ихъ и дѣти; и взяша товара бещисла и полона; а мужа добра застрѣлиша с города, и Петра убиша Мя/л.139об./сниковича. И приде князь Дмитрии в Новъгородъ со всѣми новгородци съ многымь товаромь. Того же лѣта постави чернець Василии церковь святого Василия, а богъ его вѣсть, своимь ли или Борисовымь Гавшинича; но подаи, господи, имъ отдание грѣховъ, и Василии святыи. Того же лѣта поиде князь Олександръ в Татары, и удержа и Берка, не пустя в Русь; и зимова в Татарѣхъ, и разболѣся.

В лѣто 6771 [1263]. Приде князь Олександръ ис Татаръ велми не здравя, въ осенинѣ, и приде на Городець, и пострижеся въ 14 мѣсяца ноября, на память святого апостола Филипа. Тои же ночи и преставися; и везоша и въ Володимирь, и положиша и въ манастыри у святои Богородици Рожества; /л.140./ и снемшеся епископи и игумени съ митрополитомь Кюриломь и со всѣмь ерѣискымь чиномь и с черноризци и со всѣми суждалци, пагребоша и честно мѣсяца того же въ 23, на святого Амфилохия, в пятох; даи, гослоди милостивыи, видѣти ему лице твое в будущии вѣкъ, иже потрудися за Новъгородъ и за всю Русьскую землю. Того же лѣта в Литвѣ бысть мятежь, богу попущьшю на нихъ гнѣвъ свои: въсташа сами на ся, и убиша князя велика Миндовга свои родици, свѣщавшеся отаи всѣхъ. Того же лѣта роспрѣвшеся убоици Миндовгови о товаръ его, убиша добра князя Полотьского Товтивила, а бояры полотьскыя исковаша, и просиша у полочанъ сына Товтиви/л.140об./лова убити же; и онъ вбѣжа в Новъгородъ с мужи своими. Тогда Литва посадиша свои князь в Полотьскѣ; а полочанъ пустиша, которыхъ изъимали с княземь яхъ, а миръ взяша.

В лѣто 6772 [1264]. Выгнаша новгородцй князя Дмитрия Александровича, сдумавше с посадникомь Михаиломь, зане князь еще малъ бяше; а по Ярослава послаша, по брата Александрова, во Тфѣрь сынъ посадничь и лучшии бояры.

 1 Буквы ваюш. едва заметны, частью восстанавливаются по догадке.  2 В листе трещина, существовавшая до того, как был написан текст, и следы падшавки: проколы.

В лѣто 6773 [1265]. Посадиша в Новѣгородѣ на столѣ князя Ярослава Ярославича мѣсяца генваря въ 27. Того же лѣта бысть мятеж великъ в Литвѣ божиемь попущениемь на нихъ: не тераяше бо господь богъ нашь зрѣти на нечестивыя и поганыя, видя ихъ проливающа 1 кровь христьяньскую /л.141./ акы воду, и ины расточены от них по чюжимъ землямъ; тогда господь въздасть имъ по дѣломъ ихъ. Бяше у Миндовга, князя литовьского, сынъ, имя ему Воишелгъ; того избра господь поборника по правои вѣрѣ: шедъ бо в гору Синаискую от отца своего и от рода своего и от поганыя вѣры своея, позна истиньную вѣру христьяньскую 2, и крестися во имя Отца и Сына и святого Духа, и научися свягымъ книгамъ, и пострижеся въ мнишьскыи чинъ въ Святои горѣ; и пребывъ тамо 3 лѣта, поиде в землю свою къ отцю своему. Отець же поганъ сы, ласкаше его остатися вѣры христьяньскыя и чернечьства и прияти княжение свое; он же въоруженъ силою крестьною, не хотѣ и слышати ласкы отда своего, /л.141об./ ни прѣщения его не убояся, но ишедъ от отца, Сгради собѣ манастырь въ христьянехъ, и ту пребываше, славя святую Троицю, Отца и Сына и святого Духа. По убиении же отца своего, не хотящю ему сего створити, но богу попущьшю на нихъ, на поганую Литву, за христьяньскую кровь, вложи сему въ сердце, соимя съ себе ризу, обѣщася богу на 3 лѣта, како прияти риза своя, а устава мнишьскаго не остася; съвкупи около себе вои отца своего и приятели, помоливъся кресту честному, шедъ на поганую Литву, и побѣди я, и стоя на земли ихъ все лѣто. Тогда оканьнымъ възда господь по дѣломъ ихъ: всю бо землю ихъ оружиемь поплѣни, а по христьяньскои земли веселие бысть всюда. /л.142./ Тогда вбѣгоша въ Пльсковъ съ 300 Литвы с женами и с дѣтми, и крести я князь Святьславъ с попы пльсковьскыми и съ пльсковичи; а новгородци хотѣша ихъ исѣщи, но не выда ихъ князь Ярославъ и не избьени быша.


Назад    Оглавление    Вперёд


 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова



Купить зеленую карту

Контактная информация. Страховая компания.

kaskovspb.ru