Книгохранильница Якова Кротова
 

Житіе преподобнаго Антонія Римлянина

Печатается по изданiю: Памятники Древле-Русской духовной письменности: Житіе преподобнаго Антонія Римлянина. // Журналъ «Православный собеседникъ», Казань. - 1858 г. - Книга II. - с. 157-171, 310-324.

 

Житіе преподобнаго Антонія Римлянина написано ученикомъ его Андреемъ, бывшимъ съ 1147-1157 года игуменомъ основаннаго Антоніемъ монастыря. Такъ значится во всехъ ныне известныхъ спискахъ житія [1]. «Уведе преподобный свое отшествіе къ Богу, - говоритъ самъ жизнеописатель, - призва мене священноинока Андрея, и нарече себе мене отца духовнаго, и добре исповедавъ со слезами, поведа моему окаянству преподобный свое пришествіе изъ Рима и о камени и о сосуде древяномъ, о делви, сиречь о бочки, еже исперва писано, и повеле ми вся сія написати по преставленіи своемъ и церкви Божіи предати чтущимъ и послушающимъ на пользу души». Въ 1598 году, по открытіи мощей преподобнаго Антонія (въ 1597), Нифонтъ постриженникъ Антоніева монастыря подвергъ это древнее жизнеописаніе новой редакціи, описалъ въ Сергіевой лавре чудеса преподобнаго съ 1578 по 1597 годъ, присовокупилъ витіеватый приступъ и многоречивое похвальное слово, сохранивъ, впрочемъ, за исключеніемъ двухъ вставокъ, первоначальный, основный составъ древняго житія. Онъ, безъ сомненія, внесъ въ житіе анахронизмъ, будто преподобный построилъ и расписалъ каменную церковь въ своемъ монастыре при епископе Никите, тогда какъ, по достоверному свидетельству новгородской летописи, св. Никита скончался въ 1108 г., а каменная церковь заложена Антоніемъ уже въ 1117 г. и расписана въ 1125 г. [2]. Точно также замечаніе относительно «гривеннаго слитка», предложеннаго Антоніемъ рыболовамъ: «понеже въ то время у новгородскихъ людей не бысть денегъ, но ліяша слитки серебряныя, ово въ гривну, ово въ полтину, ово въ рубль», - это замечаніе принадлежитъ, конечно, редактору XVI века, когда въ 1535 году царь Іоаннъ Василъевичъ «повеле делати деньги серебряныя новыя, и начаша въ Новгороде делати новыя деньги» [3]. Предлагаемъ житіе по списку XVI века, находящемуся въ сборнике Соловецкой библіотеки подъ № 854.

СКАЗАНІЕ
о житiи преподобнаго и богоноснаго отца нашего Антоніа римлянина. и о прихожденіи изъ Рима въ великіи Новъ градъ. и о зачале монастыря. списано бысть ученикомъ его священноинокомъ Андреемъ. иже бысть по нем тояже обители игумен [4].

Сеи преподобныи и богоносныи отецъ нашъ Антоніе родися во граде въ велицемъ Риме. иже отъ западныя части отъ италіискіа земля. отъ латынска языка отъ христіану родителю. и навыче вере христіанстеи. еяже деръжаста родителіе его втаине, крыющеся в домехъ своихъ. понеже Римъ отпаде веры христіанскіа, и преложишася в латыню. конечне отпаде от папы Фармоса, даже и доднесь. и ина многа о отпаденіи римскомъ поведа ми, и о богомерскои ереси ихъ. но убо о семъ да премолчимъ, о преподобнемъ же да глаголемъ. Отецъ же его и мати, в добре исповеданіи, отъидоша к Богу. преподобныи же навыче грамоте. и изъучи вся писаніа греческаго языка. и прилежно начатъ чести книги ветхаго и новаго завета. и преданіе святых отецъ седми соборовъ, еже изложиша и изъясниша веру христіанскую. и вожделе въспріяти иноческіи образъ. и помолився Богу, и раздая именіе родителеи своихъ нищимъ. а прочее отъ иміеніа своего положи въ сосудъ древянъ в дельву, рекше в бочку. и заковавъ и всякою крепостію утвердивъ, сокры, и вверже в море. самъже поиде от града в далніе пустыни взыскати мниховъ живущихъ и тружающихся Бога ради. крыющеся отъ еретикъ, в пещерахъ и в разселинахъ земныхъ. и Божіимъ промысломъ вскоре изобрете мнихы, в пустыни живущихъ. в нихже бе единъ имеяше презвитерскій чинъ. преподобныи же Антоніе много моляшеся имъ со слезами, дабы его присочетали къ своему Богомъ избранному стаду. ониже много его вопрошаху о христіанстве. и о ереси римстеи. боящеся искушеніа отъ отступникъ и отъ еретикъ. онъ же имъ христіана себе исповедавъ. они же ему рекоша. чадо Антоніе, понеже юнъ еси и не можеши трьпети постническаго житія и трудовъ чернеческыхъ. понеже ему бывшу въ то время осминадесяти летъ. и ина многа ему поведаху узкаго и прискорбнаго пути шествія иноческаго трьпеніа. он же неослабно моляшеся имъ и кланяяся с великимъ умиленіемъ о воспріятіи мнишескаго образа. и едва получи желаніе свое. и постригоша его во иноческіи образъ. и пребысть же преподобный с ними в пустыни тои двадесять летъ, тружаяся и постяся, и моляся Богу день и нощь. Бысть же рече. вдалее насъ яко 30 поприщь в пустыни возграждена оть ту живущихъ иноковъ церкви мала. во имя боголепнаго преображеніа Господа Бога и Спаса нашего Ісуса Христа. обычаи же бяше всемъ инокомъ ис пустыни сходящеся к велицеи суботе. презвитери же и діакони литургисавъ божественную и святую службу. и вси причастившеся божественныхъ таинъ. весь же день тои и вощь поюще и молящеся. во утріи же на самый праздникъ светлаго Христова тридневнаго воскресеніа на святую пасху, певъ заутренюю. и святую и божественную литургію. такоже причащавшеся святыхъ пречистыхъ божественныхъ и животворящихъ таинъ Христовыхъ, и отхождаху кіиждо во свою пустыню. ненавидяи же добра діаволъ воздвиже гоненіе конечное на христіаны. послаша князи града того и богомерзкіи отступникъ папа римскіа области по пустынямъ. и начаша имати мнихы, и предаяху на мученіе. преподобнымъ же онемъ отцемъ богоизбраннаго Христова стада, отъ страха того разшедшимся по пустыни, и невозведаша другъ друга. преподобныи же Антоніе начатъ жительство имети при мори в непроходныхъ местехъ. толико на камени нощію и во дни безпрестани стоя и моляся Богу. и никакогожъ покрова и хижа не имея. точію мало пищи вкушая отъ неделя до неделя. еже принесе изъ пустыни своея. и пребысть ту на томъ камени преподобныи годищное время и месяца два. и толико трудися къ Богу моляся в посте и во бденіи и молитвахъ и без пища пребывая, елико ангеломъ подобенъ бысть. понеже убо таину царскую подобаетъ хранити. похвально и безбедно есть и вельми полезно хранящимъ ю да никимъже неведомо будетъ. да не инако будетъ царьское повеленіе. дела же Божіа и чудеса преславная подобаетъ везде и повсюду и всяко с высокимъ проповеданіемъ и извещеніемъ сія проповедати. и ничтоже отъ нихъ скрыти или забвенію предати. но во общую ползу и спасеніе всем христоименитымъ людемъ. но на преже реченная возвратимся. Бысть же въ лето 6000-ное 614 [1105]. месяца сентября въ 5 день на память святаго пророка Захаріи отца Предотечева. восташа ветри велицы зело. и море восколебася. яко николиже быша тако. и волнамь морскимъ до камени восходящимъ, на немъ же пребываше стоя и безпрестанни молитвы Богови возсылая. и абіе внезапу, едина волна напрягшися, и подъятъ камень на немъ же преподобныи стояше. и несе его на камени, якоже на корабли легце. ни какоже ничимъ не повреди ни устраши его. преподобныи же стояше и безпрестани моляся Богу. возлюби убо Бога всею душею своею. сладость бо и просвещеніе и радость присно есть любящимъ его. и якоже возлюби ?и, присно такоже и въ немъ живетъ Богъ. преподобныи же имея образъ его въ сердцы своемъ присно. икону Божiю преславну, не шаромъ образовану, или на иномъ нечемъ. но ту глаголю икону Божію, бываемую добрыми делесы. постомъ воздръжаніемъ. исправленіи добрыми. бденіемъ и молитвами. вписуя себе сокровено въ сердцы своемъ выну шаромъ иконнымъ образъ небеснаго Владыкы. и зряше умныма сердечныма очима изъ облака пречистую Богородицу. деръжащю пречистыма своима рукама предвечнаго младенца Господа и Бога и Спаса нашего Ісуса Христа. и не свемъ рече когда день когда ли нощь. но светомъ неприкосновеннымъ объятъ бысть. камени же текущю по водамъ, ни кормилца имущи ни кормъчіа. ни разумъ человечь можетъ изрещи. ни страхъ. ниже скорбь. ни туга. ни ина которая печаль. ни алчба. ни жажда не пріиде ко преподобному. но токмо пребысть моляся Богу во уме своемъ, и веселяся душею. и всесильному Богу и пречистей Богородице, веліе благодареніе воздая. и отъ римскіа страны шествіе его бысть по теплому морю. из негоже в реку Неву. и из невы рекы въ Невое озеро. из Неваж озера вверхъ по реце Волхову. противу быстринъ неизреченныхъ. даж и до великаго Новa града. до уреченнаго места камень не приста нигдеже. и приста камень. на емже преподобныи стоя и моляшеся. при брезе великіа рекы нарицаемеи Волхова. на месте идеже ныне Божiею благодатію и пречистыя Богородица и преподобнаго отца нашего Антонія молитвами обитель стоитъ. в таже времена бысть в третюю стражу нощы. въ сельцы. еже именуемо Волховскомъ. [5] начаша во граде звонити к заутреннему пенію, якоже обычаи есть и услыша преподобныи звонъ великъ во граде, и ста на многъ часъ во страсе мнозе и в недоуменіи. и от страха начатъ быти въ размышленіи, и во ужасе велице, и чаяше яко ко граду Риму принесенъ бысть на камени. нощи же мимошедши. и дневному свету солнцу возсіявшу. преподобному же на камени стоящу. стекошася людіе к нему иже ту живуще. и зряще на преподобнаго дивящеся. и пріидоша к нему и начаша вопрошати о имени и о отечестве и отъ коея страны пріиде. преподобному же ни мало русску языку умеющу, и ни котораго ответа не доумеяше имъ сказати. но токмо кланяяся, самъ же с камени не поступи. и пребысть ту три дни и три нощи. на камени стоя и моляся Богу. въ четвертыи же день преподобныи помолися Богу на многъ часъ о уведеніи града и о людехъ. и дабы ему послалъ Богъ таковаго человека. иже бы ему поведалъ о граде и о людехъ. и сниде преподобныи с камени, и поиде во градъ. и обрете человека греческіа земли гостбу [6] деюща, купецкіи чинъ имуща. иже умеяше римскимъ и греческимъ и рускимъ языкомъ. узревъ же преподобнаго, вопроси его о имени и о вере. преподобныи же ему поведаше имя свое. и христіяна себе нарече и грешна инока и недостойна ангельскаго иноческаго образа. купецъ же онъ паде къ ногама святаго, прошаше благословеніа отъ него. преподобныи же ему благословеніе дарова и о Христе целованіе. вопросившу же его преподобному о граде семъ и о людехъ и о вере и о святыхъ Божіихъ церквахъ. готфинъ же преподобному поведаше вся по ряду глаголя. градъ сей есть великіи Новъ градъ. людіе же въ немъ православную христіянскую веру имуще. соборная же церкви святая Софіа премудростъ Божіа. святитель же Никита во граде семъ епископъ. владеющу градомъ симъ благочестиву великому князю Мстиславу Владимировичю Манамаху. внуку Всеволодову, преподобныи же слышавъ отъ греченина сего повести сія, возрадовася душею. и всесильному Богу веліе благодареніе воздаяше во уме своемъ. вопроси же преподобныи греченина готфина глаголя. еще мне повежь друже. колико разстояніе отъ града Рима до града сего. и в колико время преходятъ людіе путь сеи; онъ же рече. дальшая страна есть, и нуженъ путь по морю и по суху. едва преходятъ въ полгодищное время, аще кому Богъ поспешитъ. преподобному же размышляющу и дивящуся въ себе о величіи Божіи. како в два дни и въ две нощи. толику долготу пути преиде. наипаче же, яко и выше естества на камени по водамъ. и едва отъ слезъ удержася въ то время, и поклонися ему да земля, миръ и прощеніе ему даровавъ. и вниде преподобныи во градъ помолитися святей Софеи премудрости Божіей, и великаго святителя Никиту видети. и видевъ церковное благолепіе и чинъ, и святительскій санъ, вельми возрадовася душею. и помолився и обхождаше всюду. и паки отыде на место свое. святителю же Никите въ то время никако не явися преподобныи. понеже еще не навыче словенску и русску обычаю и языку. Начатъ же преподобныи молитися стоя на камени своемъ день и нощь, дабы ему Богъ открылъ русскіи языкъ. и видевъ Господь Богъ преподобнаго подвигы и труды. и начаша приходити к нему, иже ту близъ живущеи людіе и гражане, молитвы ради и благословеніа. и Божіимъ промысломъ, преподобныи вскоре отъ нихъ начатъ разумети, и глаголати русскимъ языкомъ. людемъ же вопрошающимъ его о отечестве, и коея земля рожденіе, и воспитаніе. и о пришествіи его. преподобныи же никако не поведаше о себе токмо себе грешна именуя. По мале же времени доиде въ слухъ о немъ до святителя Никиты тогоже великаго Новаграда. святитель же Никита посла по него и повеле его привести предъ себя. преподобныи же во страсе велице бывъ, еще же и радостію одержимъ бысть, и иде ко святителю въ велице смиреніи. святитель же введе его в келію свою. и сотворивъ молитву преподобныи, и рече аминь. и пріемлетъ благословеніе отъ святителя со страхомъ и с любовію, яко отъ Божіа рукы. святитель же Никита провиде Святымъ Духомъ еже о преподобнемъ. и начатъ вопрошати его о отечестве. и о пришествіи его въ великіи Новградъ. откуду и како пріиде. преподобныи же святителю не хотя поведати таины, славы ради человеческіа. но токмо грешна себя именуя. святитель же Никита с великимъ прещеніемъ, еще же и съ заклинаніемъ, вопрошая преподобнаго и рече. мне ли брате не повеси таины своея. а веси яко Богъ имать открыти нашему смиренію яже о тебе. ты же судъ преслушаніа пріимеши отъ Бога. преподобныи же падъ предъ святителемъ на лицы своемъ, и плакаше горко. и моля святителя. да не повесть таины сея никомуже, дондеже преподобныи в жизни сеи. и поведа о себе таину на едине святителю Никите вся поряду. о отечествіи своемъ, и о воспитаніи. и о прихожденіи своемъ изъ Рима в великіи Новоградъ. яже исперва писана. святитель же Никита сія слышавъ отъ преподобнаго, не мняше его яко человека, (но) яко ангела Божіа. и воставъ отъ места своего. и отлагаетъ жезлъ пастырскіи. и на многъ часъ ста и моляся, и дивяся бывшему. яко же прославляетъ Богъ рабъ своихъ. по молитве же рече преподобныи аминь. святитель же Никита падъ предъ преподобнымъ на землю, прося благословеніа и молитвы отъ него. преподобныи же падъ предъ святителемъ на землю, моляся и прося благословеніа отъ святителя. себе же недостоина и грешна именуя. и оба лежаста на земли, плакастася, помочая землю на многъ часъ. другъ у друга благословеніа просяще и молитвы. святитель же Никита рече къ преподобному. ты великаго дара сподобленъ еси отъ Бога. и древнимъ чюдесем уподобился еси Иліи Фезвитянину, или апостоломъ, иже на Успеніе пречистеи Богородицы принесени быша на облацехъ. тако и градъ нашъ Господь присети тобою своимъ угодникомъ. новопросвещенныхъ людеи благослови и присети. преподобныи же рече ко святителю. ты еси іереи Бога вышняго, ты помазанникъ Божіи. тебе довлеетъ о насъ молитися. святитель же воставъ отъ земля и не можаше утешитися отъ слезъ. воздвизаетъ преподобнаго отъ земля. давъ ему благословеніе и о Христе целованіе. и много беседовавъ съ преподобнымъ. и никакоже можаше насытитися сладкыхъ и медоточныхъ словесъ техъ отъ преподобнаго. и хоте прославити чудо, но не хотяше преподобнаго моленіа презрети! святитель же Никита много моляше преподобнаго, дабы избралъ себе место потребно у него. и пребывалъ съ нимъ до исхода душа своея, преподобныи же никако восхоте сего сотворити. и отвещавъ рече. Господа ради святче Божій не нуди мене. довлеетъ бо ми на томъ месте терпети, идеже ми Богъ повеле. святитель же Никита давъ благословеніе, и отпусти преподобнаго съ миромъ на богоизбранное место. Не по мнозе времени поеха Никита епископъ ко преподобному Антонію видети камень и место. преподобныи же стояше на камени, аки на столпе, и никакоже схождаше моляся Богу день и нощь. и якоже узре святителя грядуща к нему, съшедъ с камене, и поиде во сретеніе ему, и пріимъ благословеніе и молитву отъ святителя. начатъ же святитель дивитися в себе о чудеси. и обхождаше место села того сюду и сюду. и рече ко преподобному святитель Никита, изволилъ Богъ и пречистая Богородица, и избра место сіе. хощетъ, да воздвигнется твоимъ преподобствомъ храмъ пречистыя Богородицы честнаго и славнаго ея Рожества. и будетъ обитель велія, во спасеніе мнихомъ. понеже на предпразднство того праздника на се поставилъ тя Богъ на месте семъ. преподобныи же рече. воля Господня да буди. святитель же хотя поставити ему хижицу близъ камени. преподобныи же сего никакоже восхоте, но всяку скорбь терьпяше Бога ради. святитель же Никита хотя истее уведети о чудеси, бояся искушеніа. начатъ разводя на едине селянъ техъ вопрашати о явленіи преподобнаго. они же единодушно реша ему, воистину святче человекъ сіи Божіи по водамъ принесенъ бысть на камени. и вся поряду ему известно изрекоша о преподобнемъ. святитель же наипаче возгореся духовною любовію ко преподобному. и дастъ благословеніе преподобному и отъеха ко святей премудрости Божіей Софеи во дворъ свои.

Святитель же Никита посылаетъ по посадниковъ. по Ивана и по Прокопіа по Ивановыхъ детеи посадничих, и рече имъ. чада моя послушаите мене. есть во отечестве нашемъ сельцо близъ града рекомое Волховско. Богъ изволи и пречистая Богородица на месте томъ воздвигнутися храму пречистыя Богородицы честнаго и славнаго ея Рожества, и устроитися обители страннымъ симъ преподобнымъ Антоніемъ. и возшлется молитва къ Богу о спасеніи душъ вашихъ, и воспамяновеніе будетъ родителемъ вашимъ. посадницы же с любовію послушаша святителя. и отмериша подъ церковь и подъ монастырь земли на вся страны по пятидесяти саженъ. и повеле епископъ Никита возградити церковь древяну малу, и освяти ея. и едину келейцу постави на прибежище мнихомъ.

По лете же единомъ пришествія преподобнаго. близ камени преподобнаго рыболовцы ловитву деюще. и объ всю нощь тружавшеся и не яша ничтоже. и отъ труда изнемогоша. и извлекоша мрежа своя на брегъ и в велицеи скорби быша. преподобныи же скончавъ молитву, иде къ ловцомъ и глагола имъ. чадца моя. токмо имамъ гривенный слитокъ сребра. понеже въ то время у новгородскихъ людеи не бысть денегъ. но ліаша слитки сребряныя. ово в гривну, ово в полтину, ово в рубль. и теми куплю деяху. и сію гривну слитокъ вдаю вамъ. послушаите мене [7]. вверзите мрежа своя въ великую сію реку Волховъ. и аще что имете, то вдамъ пречистыя Богородица. они же не восхотеша сего сотворити и отвещавше реша. объ всю нощь тружавшеся и ничтоже яхомъ, толико изнемогохомъ. преподобныи же съ прилежаніемъ моляше ихъ, дабы послушали его. они же по повеленію преподобнаго ввергоша мрежа своя въ реку Волховъ. и извлекоша на брегъ множество много великыхъ рыбъ молитвами святаго. едва не проторжеся мрежа. яко николиже тако яша. еще же извлекоша сосудъ древянъ делву, сиречь бочку, оковану всюду обручми железными. преподобныи же благословяше ловцовъ глаголя. чадца моя, ведите милость Божію, како Богъ промышляетъ рабы своими. азъ же васъ благословляю и вдаю вамъ рыбу, себежь сосудъ делву сиречь бочку. понеже ми Богъ вручи на созданіе монастыря. ненавидяи же добра діяволъ хотя пакость сотворити преподобному. порази и ожести сердца лукавствомъ ловцовъ техъ. и начаше рыбу давати преподобному, бочку же хотяще взяти себе. и рекоша къ преподобному. се мы наяхомся у тебе рыбы ловити, а бочка наша есть. еще же и жестокими словесы досаждающе укоряху преподобнаго. преподобныи же отвещавъ рече. господіе моя. азъ с вами не имамъ никоеяже пря о семъ. но идемъ во градъ, и поведаемъ градскимъ судіамъ. судія бо есть учиненъ отъ Бога, еже разсуждати люди Божія. ловцемъ же угоденъ бысть советъ преподобнаго. и вложиша бочку в лодицу свою, и вземше преподобнаго. и вшедшимъ имъ во градъ. и пришедшимъ предъ судіа, и начаша стязатися съ преподобнымъ. преподобныи же рече. сіи ловцы объ всю нощь тружавшеся и ничтоже яша, и отъ труда изнемогоша. азъ же много молихъ ихъ, да быша взяли наемъ у мене, еже имеяхъ у себе гривну слитокъ серебрянъ. они же не хотеша послушати мене. и едва повинувшеся нашеи худости. вземше наемъ, и ввергоша мрежа своя, и извлекоша множество рыбъ. еще же и бочку сію. азъ же имъ уступавъ вся рыбы глаголя. бочку сію вручи ми Богъ на созданіе монастыря пречистыя владычица нашея Богородица и приснодевы Марія. они же мне даяше рыбы. а бочку емлюще себе. судіа же вопросиша ловцовъ. рцыте намъ. таколи якоже рече старецъ сеи. они же рекоша. мы бо наяхомся рыбы ловити. рыбу и даемъ ему. а бочка наша есть. понеже мы ввергохомъ ю в воду сію. на соблюденіе себе. старецъ же рече. господіе мои. вопрашаите ловцовъ сихъ. что они имутъ вложеное в бочку сію, ловцы же недоумеющеся, что отвещати ктому. преподобныи же рече. сіа бочка нашея худости. вдана морстеи воде в Риме сущемъ отъ нашихъ грешныхъ рукъ. вложеное же в бочку сосуди церковніи, златіи и сребреніи и хрустальніи. потири и блюда. и иная многа отъ священных вещеи церковныхъ. и злато и сребро отъ именіи родителеи моихъ. вверженое же в море сокровище сіе тоя ради вины еже бы не осквернилися священнеишіи сосуди отъ богомерзкихъ еретикъ. и отъ опресночныхъ ихъ бесовскихъ жертвъ. подписи же на сосудехъ римскимъ языкомъ написаны. судія же повелеша разбити бочку. и обретоша вся по словеси преподобнаго. и даша преподобному бочку и отпустиша его с миромъ. и ктому никтоже смеяше вопросити его. ловцы же отыдоша посрамлени. преподобныи же Антоніе иде ко святителю Никите. радуяся и благодаря Бога о обретеніи бочки. и поведа вся святителю. святитель же о семъ многу хвалу воздавъ Богу. и разсудивъ благаразсуднымъ своимъ разсужденіемъ и рече. преподобне Антоніе. на се бо тя Богъ предпостави по водамъ на камени из Рима. въ великомъ Новеграде. еще же и бочку вверженую в Риме вручи тебе. да воздвигнеши церковь камену пречистеи Богородицы. и устроиши обитель. преподобныи же Антоніи полагаетъ сокровище свое во святительстей ризницы на соблюденіе. а самъ вземъ благословеніе у святителя. и начатъ строити обитель. и купи землю около монастыря у посадниковъ градскихъ, и съ живущими иже на тои земли людми прилучившимися. и въ прочая лета. доколе Божіимъ строеніемъ миръ вселенныя стоитъ. и при великой реце Волхове рыбную ловитву купи на потребу монастырю. и межинами отмежавъ, и писму вдавъ, и въ духовную свою грамату написавъ [8]. и начатъ тружатися безпрестани, чрезъ весь день. и труды къ трудамъ прилагая. нощи же без сна пребывая. на камени стоя и моляся. и видя его богоподобное ангельское житіе. князь великіи Мстиславъ. и святятель Никита. и вси стареишины града того и людіе начаша блажити и велію веру имети. таины же о пришествіи его не ведяше никтоже. разве епископъ Никита. и начаша прибиратися братіа ко преподобному. онъ же съ любовію пріимаше. Мне же недостоиному священноиноку Андрею Богъ сподобилъ воспріяти ангельскіи образъ во обители сеи, - и быхъ в послушаніи и во ученіи преподобнаго.

Потомъ начатъ святитель Никита советъ совещевати съ преподобнымъ о церкви каменой. дабы заложити церковь каменну. глаголя. на се бо Богъ сокровище вручи тебе. и начатъ преподобныя разчитати обретеное въ бочке сребро и злато на строеніе храму. и рече преподобныи. надеюся на Бога и на пречистую Богородицу и на святыя молитвы. токмо ты благословеніе намъ даруи. святитель же Никита. размеривъ место церковное и сотворивъ молитву. и начатъ подшву церковную своима честныма рукама копати [9], и соверши Богъ. и подписа чудно. и всякимъ украшеніемъ украси ея, образы и сосуды церковными златыми и сребряными. и ризами, и книгами божественными. въ славу Христа Бога нашего и пречистеи его Матери. якоже подобаше церкви Божіей. и потомъ обложиша трапезницу каменну. присовокупивъ еи и церковь во имя Сретеніа Господа Бога и Спаса нашего Ісуса Христа. и келіи возгради. и ограду устроивъ [10], якоже годе. именіа же преподобныи ни отъ когоже не воспріятъ, ни отъ князей ни отъ епископа, ни отъ вельможъ градскихъ. но токмо благословеніе отъ чудотворца Никиты епископа. но все строяше из бочки сея, еже из Рима Богъ постави водами въ великомъ Новеграде. и поты и труды своими. и аще кто что принесетъ Бога ради потребная отъ именіа своего, или пищу. преподобныи же темъ братью питая. еще же и сиротъ и вдовицъ убогихъ, и нищихъ питая. и потомъ преподобныи з братіею. и с сиротами своими начатъ прилагати ко трудомъ труды. не по мнозе же времени святитель Христовъ Никита епископъ начатъ изнемогати. и призва преподобнаго. и поведа ему отшествіе свое отъ жизи сея. и много наказавъ его отыде къ Богу. преподобныи же в велицеи скорби и в слезахъ бысть о преставленіи святителя Никиты. понеже великъ духовный советъ имеяху между собою.

Божіею помощію и пречистыя Богородица и молитвами преподобнаго начатъ обитель распространятися. и братіа собиратися. и начатъ преподобныи з братіею советъ совещавати, дабы избрати игумена себе во обитель. многу же избранію бывшу, и не обретоша такова человека. и начаша братія молити преподобнаго Антоніа, глаголюще ему. отче преподобныи Антоніе. молимъ тя мы убозіи, послушаи насъ пищихъ. да пріимеши чинъ священническіи. еще же и совершенныи намъ отецъ буди игуменъ. да приносиши жертву Богу чисту и безкровну о нашемъ согрешеніи. да пріята будетъ жертва твоя к Богу въ пренебесныи жертвенникъ. видехомъ бо толикы твоя труды и подвиги въ месте семъ. яко никакоже мощи по плоти человеку толикихъ трудовъ понести, аще не Господь поможетъ, и рече преподобныи, добре советъ вашъ братіе. но азъ недостоинъ есмь таковаго великаго сана. но изберемъ себе отъ братіи мужа добродетельна и достоина на толикое дело. братія же со слезами вопіяху. отче святыи. не преслушаися насъ нищихъ. но спаси ны. преподобныи же рече. буди воля Господня. аще что восхощетъ Богъ. то и сотворитъ. шедше же братія ко архіепископу Нифонту со преподобнымъ Антоніемъ. бе бо въ то время ему святительскіи престолъ дръжащу. и возвещаютъ ему о вещи. святитель же Нифонтъ вельми радъ бысть благому совету ихъ. бе бо любляше преподобнаго за премногую его добродетель. и поставляетъ преподобнаго въ діаконы. потомъ въ священникы, таже и игуменомъ, и поживе преподобныи во игуменстве летъ 16, в добре исправленіи упасе стадо Христово.

И уведе преподобныи о своемъ отшествіи к Богу. призвавъ мене священноинока Андрея. и нарече себе мене отца духовнаго. и добре исповедавъ со слезами. и поведа моему окаянству преподобныи свое пришествіе изъ Рима. и о камени, и сосуде древяномъ, о делви. сиречь бочки. еже исперва писана. и повеле ми вся сія написати по преставленіи своемъ и церкви Божіей предати, чтущимъ и послушающимъ на пользу души и на исправленіе добрыхъ делъ. въ славу и честь святей и живоначальней Троицы Отцу и Сыну и Святому Духу и пречистеи Богородицы. мне же о семъ въ велице удивленіи бывшу. и посемъ призва братію и рече имъ. братія моя и спостницы. молю убо васъ, се ныне отхожду отъ жизни сея ко Господу Богу моему Ісусу Христу, да молите за мя и пречистую Богородицу въ преставленіи моемъ. да измутъ ангели милостивіи душу мою. и да избегну сетей вражіихъ отъ воздушныхъ мытарствъ вашими святыми молитвами, понеже грешенъ есмь. вы же изберите себе на игуменство отъ братіина мое место отца и учителя. и пребудите у него въ посте в молитвахъ и в трудехъ, во бденіи и в слезахъ. еще же молю вы. о немъже изыдосте о томъ и подвизаитеся и о своемъ спасеніи не нерадите, и миръ и любовь между собою имеите. и милостыни прилежите. и страннолюбіа не забываите. и аще тако пребудете обитель сія пречистыя Богородица никогдаже не оскудеетъ. еще же молю вы, пребудите въ послушаніи ко игумену и ко отцемъ своимъ духовнымъ. ко старейшимъ братіи. писано бо есть. блажени нищіи духомъ яко техъ есть царство небесное. блажени плачущеися, яко тіи утешатся. блажени кротцiи. яко тіи наследятъ землю. блажени алчущіи и жаждущіи правды яко тіи насытятся. блажени милостивіи. яко тіи помиловани будутъ, блажени чистіи сердцемъ яко тіи Бога узрятъ. блажени миротворцы яко тіи сынове Божіи нарекутся. блажени изгнани правды ради яко техъ есть царство небесное, блажени есте, егда поносятъ вамъ и ижденутъ вы и рекутъ всякъ золъ глаголъ на васъ лжуще имени моего ради: радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа будетъ на небеси. и ина многа наказавъ преподобныи братіи и поучивъ яже ко спасенію. братія же видевше преподобнаго в последнемъ издыханіи. быша в велице умиленіи и в сетованіи, и в слезахъ многихъ. и рекоша. о добрый нашъ пастырю и учителю. се ныне уже зримъ тя в последнемъ издыханіи на кончине века. и ныне къ кому прибегнемъ и отъ кого насладимся медоточныхъ словесъ ученія. и кто попечется о нашихъ грешныхъ душахъ. но молимъ тя угодниче Спасовъ. аще обрящеши предъ Богомъ благодать и милость и по отшествіи своемъ отъ жизни сея моли о насъ неослабне Бога и пречистую Богородицу, ты бо отецъ нашъ. при тленнемъ семъ житіи имелъ еси попеченіе о нашемъ смиреніи, молимъ тя, не остави насъ сирыхъ и по твоемъ отшествіи къ Богу. а иже извести отшествіе твое къ себе на вечныи покои Владыка Хростосъ Богъ нашъ, тои можетъ тобою подати намъ пастыря и учителя егоже хощетъ и правителя нашему спасенію. и твоего преподобьствія благословеніе и молитвы. и сія рекше, умолчаша, плачуще рыданіемъ многимъ. блаженныи же глагола имъ. чадца моя. се уже предаю васъ въ руце Господни и пречистыя Богородицы. а о игумене возложите на Господа Бога и пречистую Богородицу и на наше смиреніе. то уже наставникомъ вамъ вместо мене да будетъ отецъ мои духовныи священноинокъ Андреи. и тако предаетъ ему монастырь и братію ему, вручивъ глаголя. се убо брате Андрее, оставляю тя съ Богомъ строителя и кормника обители сеи святеи. и всю братью о Бозе собранную. но блюди брате прочее, да ничтоже оставится отъ монастырскихъ законъ, отъ святыхъ апостолъ и пророкъ, и святыхъ вселенскихъ соборъ. иже имать церкви Божіа. и на пеніи соборнемъ. и на трапезе ястіа и питіа, и весь чинъ монастыря сего. и обычаи уставленныи нашимъ смиреніемъ. и Господь Богъ исправитъ стопы ваша къ деланію заповедеи его молитвами пречистыя Госпожи владычицы нашея Богородицы и всехъ святыхъ. и Господь нашъ Ісусъ Христосъ да сохранитъ вы въ любви своеи и утвердитъ вы. азъ же аще телесне отхожду отъ васъ но духомъ съ вами неотступно пребуду. и о семъ разумно да будетъ вамъ, аще обрелъ буду благодать предъ Богомъ. то обитель сіа по моемъ отшествіи умножится наипаче. и соберутся братіи множество въ духовной любви. и умножится святая сія обитель всемъ обильствомъ духовнымъ. и въ телесныхъ потребахъ не будете скорбни. и тако учивъ ихъ довольно. и духовнымъ лобзаніемъ целовавъ ихъ. и когождо по единому. и одаривъ ихъ молитвами и благословеніемъ печатле. и впредъ полагаетъ братіи заповедь. аще лучится избрати игумена то избирати отъ братіи. иже кто на месте семъ трьпитъ. и аще князь нашлетъ игумена. или епископъ по насилію или по мзде. или который братъ нашъ отъ места сего. а начнетъ хотети игуменства кроме братскаго соборнаго изволенія, егоже не произволятъ братія на игуменство. тоиже мздою или насиліемъ отъ князя или отъ епископа поставленъ будетъ, техъ преподобныи проклятію предаетъ. таже и о земли утверждая и глаголетъ: о братія моя. егда седохъ на месте семъ купилъ есмь село сіе и землю. и на реце сеи рыбную ловитву. на строеніе монастырю, ценою изъ пречистыя сосуди, сиречь изъ бочки. и аще кто начнетъ обидети васъ, или наступати на сію землю. ино имъ судитъ Мати Божія. и давъ братіи последнее прощеніе и о Христе целованіе. и ставъ на молитве и воздвигъ руце горе. и знамена вся животворящимъ крестомъ перекрести лице свое рекъ. миръ всемъ. и помолився на многъ часъ. аще убо и радостно тому бяше, еже разрешитися отъ плоти, и съ Христомъ быти. но показуя яко всемъ страшна чаша смертная. и многія же по воздухомъ истязателя имамы. паче же смиреніемъ ведыися, помолися къ Богу сице глаголя. Владыко человеколюбче Господи, явися Господи и помози ми. и избави мя отъ рукы князя и властеи и миродержителеи тмы. да не покрыетъ мене темныи техъ воздухъ. ниже дымъ ихъ помрачитъ душу мою. укрепи мя Господи мои, Господи, да преиду огненыя волны, и глубины бездонныя. яко да не потопленъ буду въ нихъ. да не обрящетъ врагъ оклеветати мя. но да преиду миродержителя и лукаваго вождя ихъ. и отъ темныхъ князи тартаръ избавленъ буду. и тако да явлюся предъ тобою чистъ и непороченъ. и сподоби мя одесную тебя стати. и воспріяти тобою обещанная благая святымъ твоимъ, егда пріидеши въ славе судити живымъ и мертвымъ и воздати комуждо по деломъ его! Оле великаго и богоподражаннаго смиренномудрія, богоноснаго отца и апостоломъ подобна. како можаху тому прикоснутися темніи князи. егоже Господь по водамъ на камени, аки безплотна во плоти управляше. и не ктому нарече раба. но искреняго друга. и обеща идеже будетъ самъ и тому вселитися. еже зрети славу его. сія вся ведый. смиреная паче изволи. иже не повреждаютъ. но паче укрепляютъ таковая. сего ради таковыя молитвы источи глаголы. и сіа рекъ. и повеле священноиноку Андрею отцу своему духовному себе покадити и отходная пети. и возлегъ на одре своемъ и отыде къ Богу въ вечныи покои. и погребенъ бысть честно архіепископомъ Нифонтомъ съ священнымъ соборомъ и со множествомъ народа града того. со свещами и съ кадилы. со псалмы и пенiи и песными духовными. в лето 6655 [1146]. месяца августа въ 3 день. на память преподобныхъ и богоносныхъ отецъ нашихъ Исакіа далматіа и Фавста, и положено бысть честное тело его въ церкви пречистыя Богородицы. юже, самъ созда. поживе же съ пришествіа своего до игуменства лет 14, въ игуменстве же бысть лет 16. и всех лет поживе во обители 30. и по благословенію преподобнаго архіепископъ Нифонтъ поставляетъ во игумены ученика преподобнаго священноинока Андрея. сеи же Андреи поведа архіепископу Нифонту и княземъ града того и всемъ людемъ. еже слыша отъ преподобнаго о чудссехъ сихъ. архіепископъ же и вси людіе вельми почудившеся и воздаша хвалу Богу и пречистей Богородицы. и великому чудотворцу Антонію. и оттоле начатъ зватися Антонiи римлянинъ. и повеле архіепископъ Нифонтъ сіе жітіе преподобнаго изложити и написати и церкви Божіи предати. на утверженіе вере христіанстей и на спасеніе душамъ нашимъ. а римляномъ еже отступиша отъ православныя греческія веры, и преложишася въ латынскую веру, на посрамленіе и на укоризну, и проклятіе, въ славу же и въ честъ животворящей Троицы. Отцу и Сыну и Святому Духу. ныне и присно и во веки векомъ, аминь [11].

Примечанiя:

[1] Въ сборн. Соловец. библ. ХVІ в. №№ 834 и 912. Царскаго № 132, 133, 135, 450. Опис. Рум, муз. стр. 207.
[2] Полное Собранiе Летописей. т. III, стр. 4-5.
[3] Соф. врем. ч. II, стр. 387.
[4] По языку и способу писанія предлагаемый списокъ принадлежитъ къ такъ называемой синкретической или смешанной рецензіи. Потому въ немъ древніе палеографическіе признаки перемешаны съ новыми знаками, входившими въ письменность въ XVI в.
[5] и во время заутрення пеніа.
[6] Т. е. кyплю, торговлю.
[7] нашея худости.
[8] Духовн. граматы преп. Антонія см. у Карамзина въ Истор. Гос. Рос. т. II, стр. 210, въ Истор. росс. іер. ч. III, стр. 123-125.
[9] и заложиша церковь камену.
[10] и всемъ обиліемъ добре устроивъ.
[11] Окончаніе, вероятно, прибавлено уже редакторомъ XVI века (Нифонтомъ?).

Сказание о житии преподобного и богоносного отца нашего Антония Римлянина и о пришествии от града Рима в Великий Новград

Сей преподобный и богоносный отец наш Антоний родился во граде великом Риме, что в западной стране, в италийской земле, в латинском народе, от родителей христиан. И научен был вере христианской, которую держали его родители в тайне, скрываясь в доме своем, поскольку Рим отпал от веры христианской и предался в латинскую ересь. Окончательно отпал он от времен папы Формоса и до сего дня в отпадении пребывает. И иное многое поведал мне преподобный Антоний об отпадении римском и о богомерзкой их ереси, но об этом ныне умолчим.

Отец и мать преподобного Антония в добром исповедании отошли к Богу. Преподобный же, будучи научен грамоте, изучил также и греческий язык и прилежно начал читать книги Ветхого и Нового Завета и предания Святых Отцов семи Вселенских соборов, изложивших и изъяснивших веру христианскую. И возжелал воспринять иноческий образ. Помолившись Богу, он раздал имение родителей своих нищим, а остаток вложил в сосуд – «дельву», то есть бочку, и, законопатив ее и всячески укрепив, скрыл, а затем предал морю. Сам же преподобный пошел в дальние пустыни искать монахов, живущих и трудящихся Бога ради, скрывающихся от еретиков в пещерах и расселинах земных. И Божиим промыслом обрел он монахов, в пустыне живущих. Среди них был один, имеющий пресвитерский чин. Преподобный Антоний много молился им со слезами, дабы и его причислили к своему Богом избранному стаду. Они же много и строго его вопрошали о вере христианской и о ереси римской, боясь искушения от еретиков. Он же исповедал себя христианином. Тогда они сказали ему: «Чадо, Андрее! Ты еще юн и не сможешь терпеть постнического жития и трудов иноческих.» А. было ему в то время всего 18 лет. И многими другими трудностями устрашали его, но он, неослабно кланяясь, молил о восприятии монашеского образа. И только таким образом едва смог, получить желаемое - постригли то в иноческий чин.

Пребыл преподобный в пустыне той двадцать лет, трудясь, и постясь, и молясь Богу день и ночь. «Была же, - говорил он, - в тридцати попришах от нас, в одной пустыне, живущими там монахами сооружена маленькая церковь во имя Преображения Господа Бога и. Спаса нашего Иисуса триста. По обычаю, все монахи из пустынь сходились на Великой Субботе в церковь, где пресвитеры и диаконы совершали божественную литургию, и все, причастившись Божественных Тайн, весь день тот; и ночь пели и молились. К утру же на Святую Пасху, пропев заутреню и святую божественную литургию, и снова, причастившись Святых и Пречистых, Божественных и Животворящих Христовых Тайн, отходили каждый в свою пустыню».

Но ненавидящий добро дьявол воздвиг окончательное гонение на христиан в той земле. Князья града того и папа начали хватать по пустыням монахов православных и предавать их на мучение. Преподобные же отцы богоизбранного Христова стада от страха разошлись по пустыням так, что уже не могли более сообщаться друг с другом. Тогда преподобный Антоний начал жить при море в непроходных местах. И начал преподобный Антоний беспрестанно молиться, стоя на камне, не имея ни покрова, ни хижины. Пищу же, что принес из пустыни своей, преподобный вкушал помалу только по воскресным дням. И пробыл на том камне преподобный Антоний год и два месяца и столько трудился Богу в посте, во бдении и в молитвах, что ангелам стал подобен.

«Тайну царскую подобает хранить» - это похвально, безбедно и полезно для хранящих ее. Пусть, кому не следует, она неведома будет, чтобы вышло не противно царскому повелению. Дела же Божий и чудеса преславные, творимые святыми Его, подобает везде и повсюду и различным образом возглашать и проповедовать, и ничто от них не скрывать, и не предавать забвению, но возвещать для общей пользы и спасения всем людям, именующим себя христианами. Поэтому и мы, возвращаясь к вышесказанному, возвестим о случившемся далее.

В лето 1106-ое, месяца сентября в пятый день, на память святого пророка Захарии, отца Предтечи, восстали великие ветры и море восколебалось как никогда. Так что и волны морские до камня доходили, на котором преподобный стоя пребывал и беспрестанные молитвы воссылал к Богу. И вот внезапно одна волна напряглась и подняла камень, на котором стоял святой, и понесла его на камне, как на корабле легком, ничем не повредив и не устрашив его. Преподобный же стоял, беспрестанно молясь Богу, ибо возлюбил Бога всею душою своею. Ведь Бог - сладость, и просвещение, и радость вечная любящим Его. Кто возлюбил Его, в том и Бог вечно живет. Бог - Ревнитель, Пречистый, Снятый и живет в душах боящихся Его и творит волю возлюбивших Его. Преподобный же постоянно имел образ Его в сердце своем - икону Божию преславную, не красками на доске изображенную или на ином чем, но ту, говорю, икону Божию, которая добрыми делами, постом, воздержанием, исправлениями добрыми, бдением и молитвами была написана - сокровенный в сердце образ небесного Владыки. И видел преподобный умными очами из облака Пресвятую Богородицу, держащую пречистыми своими руками Предвечного Младенца, Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. «И не ведал я, - говорил святой Антоний, - когда день, когда ночь, но Светом неприкосновенным объят был.» «Камень же тек по водам, не имея ни кормила, ни кормчего. Разум человеческий не может выразитъ сего. Ни скорбь, ни страх, ни печаль, ни голод, ни жажда не пришли к преподобному но только пребывал он, молясь в уме своем Богу и веселясь душою.

От Римской страны по Теплому морю, из него же в реку Неву, из Невы в Нево-озеро, а из Нево-озера вверх по реке Волхову против быстрин неизреченных и даже до места сего камень, на котором преподобный стоял и молился, не пристал нигде, но только при береге великой реки, называемой Волхов, в третью стражу ночи, на месте сем, в сельце, именуемом Волховское, во время заутреннего пения. Начали в городе звонить к заутрене, и услышал преподобный звон великий по граду, и стоял в страхе большом и недоумении, и помыслил в ужасе великом, думая, что принесен на камне ко граду Риму. Когда же ночь миновала, дневной свет настал и солнце воссияло, стеклись к преподобному люди, там жившие, и, глядя на него, дивились. И подойдя к нему, начали вопрошать его о имени и роде, и от какой страны пришел. Преподобный же, совсем не зная русского языка, не смог дать никакого ответа, но только кланялся им. С камня же преподобный не смел сойти и пребыл три дня и три ночи, стоя на камне и молясь Богу.

В четвертый же день преподобный много часов молился Богу, дабы Господь поведал ему о граде сем и о людях. И сошел преподобный с камня, и пошел в Великий Нов-град, и встретил там человека из греческой земли, гостя торгового, (из купеческого чина), который знал римский, греческий и русский язык. Он же, увидев преподобного, спросил его о имени и о вере. Преподобный поведал ему имя свое, христианином себя назвал и грешным иноком, недостойным ангельского образа. Купец же тот, пав к ногам святого, просил благословение от него. Преподобный благословение ему даровал и о Христе целование. И спросил о граде, о людях, о вере, о святых Божиих церквах. Купец же поведал преподобному все подряд, говоря: «Город сей -Великий Нов-град. Люди же в нем православную христианскую веру имеют, соборная церковь - Святая София Премудрость Божия, святитель же во граде сем - епископ Никита. Владеет же градом сим благочестивый великий князь Мстислав Владимирович Мономах, внук Всеволодов.» Преподобный же, услышав от грека повесть сию, возрадовался душою и всесильному Богу великое благодарение воздал в уме своем. Спросил же преподобный еще, говоря: «Скажи мне, друг, какое расстояние от града Рима до града сего и за какое время проходят путь сей?» Он же поведал ему, сказав: «Дальняя страна та, и труден путь к ней по морю и по суше. Едва проходят его гости торговые за полгода, если кому Бог поможет.» Преподобный же размышлял и дивился в себе величию Божию: «Как в два дня и в две ночи столь долгиий путь пройден?» - и едва от слез удержался.

И поклонился святой купцу до земли, мир и прощение ему даровав. И вошел преподобный во град помолиться Святой Софии Премудрости Божией и святителя Никиту увидеть. И, увидев церковное благолепие, и чин, и святительский сан, весьма возрадовался душою и, помолившись и обойдя всюду, снова отошел на место свое. Святителю же Никите в то время не явился преподобный, поскольку не знал славянского и русского языка и обычаев.

И стал преподобный молиться, стоя на камне своем день и ночь, чтобы открыл ему Бог русский язык. И узрел Господь подвиги и труды преподобного. Стали приходить к нему близ живущие люди и горожане за молитвой и благословением, и Божиим промыслом преподобный вскоре от них начал понимать и говорить русским языком. Люди же вопрошали его об отечестве, и. какой он земли рождения и воспитания, и о пришествии его. Но преподобный не поведал им о себе, а только себя грешным называл.

По малом же времени дошел слух о нем до святителя Никиты, епископа Великого Нова-града. Святитель же Никита послал за ним и повелел привести его. Преподобный в великом страхе, но в то же время и в радости, пошел в великом смирении к святителю. Святитель же ввел его в келию свою. По сотворении молитвы преподобный сказал «аминь» и принял благословение от святителя со страхом и любовию, как бы от руки Божией. Святитель же Никита, провидя Духом Святым о преподобном, начал вопрошать его об отечестве и о пришествии его в Великий Нов-град: откуда и как пришел. Преподобный же святителю не хотел поведать тайны, боясь человеческой славы. Святитель же Никита с великим прещением и даже с заклятием продолжал вопрошать преподобного к сказал: «Мне ли, брат, не поведаешь тайны своей? Знай же, что сам Бог может открыть нашему смирению о тебе, ты же тогда осуждение за ослушание примешь от Бога.» Преподобный пал пред святителем на лицо свое и с плачем молил святителя: да не откроет тайны сей никому, доколе преподобный будет находиться в жизни сей. И поведал о себе тайну наедине святителю Никите: все подряд об отечестве своем, и о воспитании, и о прихождении из Рима в Великий Новгород, то о чем вначале написано.

Святитель же Никита, сие услышав, не как человека его воспринял, но как ангела Божия и, встав со своего места, отложил жезл пастырский и долгое время стоял, молясь и дивясь бывшему - как прославляет Бог рабов своих. После молитвы сказал преподобный «аминь». Святитель же Никита пал пред ним на землю, прося благословения и молитвы от него. Преподобный же тоже пал пред святителем на землю, молясь и прося благословения, недостойным и грешным себя называя. И оба долгое время лежали на земле и плакали, поливая землю слезами, прося друг от друга благословения и молитвы. Святитель Никита говорил: «Ты великого дара сподобился от Бога, равного древним чудесам. Уподобился Илие Фесвитянину и апостолам, что на Успение Пречистой Богородицы принесены были на облаках. Так и ныне Господь град наш тобою посетил, новопросвешенных людей своим угодником благословил. Преподобный же сказал святителю: «Ты - иерей Бога Вышнего! Ты - помазанник Божий! Тебе довлеет о нас молиться!» Святитель же, не преставая от слез, встал, и поднял преподобного с земли, и дал ему благословение и о Христе целование.

И много беседовал святой Никита с преподобным и никак не мог насытиться сладких и медоточивых словес его. И желал прославить чудо, но не хотел мольбу преподобного презреть. Много молил святитель Никита преподобного, чтобы у него избрал он себе место и с ним пребывал до исхода души своей. Преподобный же никак не хотел сего сотворить и отвечал, сказав: «Господа ради, святитель Божий, не принуждай меня! Ведь нужно на том месте терпеть, где мне Бог повелел.» Святитель же Никита, дав благословение, отпустил его с миром на богоизбранное место.

Немногое время спустя поехал епископ Никита к преподобному Антонию увидеть камень сей и место. Преподобный же стоял на камне как столп, не сходя с него, молясь Богу день и ночь. Но как увидел святителя идущего к нему, сошел с камня и пошел навстречу ему, приняв благословение и молитву от святителя. Подивился святитель чуду, обошел все место села того и сказал преподобному: «Изволили Бог и Пречистая Богородица избрать место сие. Хотят да воздвигнется твоим преподобием храм Пречистой Богородицы, честнаго и славнаго Ея Рождества и будет обитель великая на спасение людям. Ведь на предпразднество сего праздника поставил тебя Бог на месте сем.» Преподобный же ответил: «Воля Божия да будет!» Святитель хотел поставить ему хижину близ камня. Преподобный же никак не хотел сего, но желал всякую скорбь терпеть Бога ради.

Святитель же Никита, боясь искушения, желая более удостовериться о чуде, начал каждого из селян наедине спрашивать об явлении преподобного. Они же единодушно говорили ему: «Воистину, человек сей Божий по водам принесен был на камне.» И все ему подряд, что было известно, достоверно рассказали о преподобном. Святитель же еще больше возгорелся любовию к преподобному, дал благословение ему и отъехал ко Святой Премудрости Божией Софии во двор свой.

О создании храма Пресвятой Богородицы Антониева монастыря, что в Великом Нове-гряде

Тогда послал святитель Никита за посадниками Иваном и Прокофием Ивановыми, детьми посадничьими, и сказал им: «Чада мои, послушайте меня. Есть в отечестве вашем сельцо близ города, называемое Волховским. Бог изволил и Пречистая Богородица воздвигнуть на месте сем храм Пресвятой Богородицы, честного и славного Ее Рождества и устроить ее обитель через странника - преподобного Антония. Да воссылается молитва к Богу о спасении душ ваших и будет поминовение родителям вашим. Посадники же послушали святителя с любовью и отмерили под церковь и под монастырь земли по пятьдесят сажень на все стороны. И повелел епископ Никита соорудить церковку малую деревянную и освятить ее и одну келейку поставить монахам на прибежище.

Чудо преподобного и богоносного отца нашего Антония Римлянина об обретении сосуда - дельвы, то есть бочки, с имением преподобного.

Год спустя по пришествии преподобного близ его камня рыбаки лов вели. Всю ночь трудясь, они не поймали ничего и вытащили мрежи свои на берег и в великой скорби были. Преподобный же, закончив молитву, подошел к ловцам и сказал им: «Чада мои! Я имею только гривну - слиток серебра, (В то время у новгородских людей не было денег, но лили слитки серебряные - или гривну, или полтину, или рубль - и ими торговлю вели). И сию гривну, слиток, даю вам. Послушайте мою худость: закиньте мрежи свои в великую сию реку в Волхов, и если что поймаете, то будет дому Пречистой Богородицы». Они же не захотели сделать сего и отвечали, говоря: «Всю ночь трудились мы и ничего не поймали, только изнемогли». Преподобный же с прилежанием молил их, чтобы послушали его. И они по повелению преподобного закинули мрежу в Волхов и, молитвами святого, извлекли на берег великое множество рыб, так что едва не прорвалась мрежа. Никогда не было такого улова! Еще же извлекли сосуд деревянный, дельву, то есть бочку, окованную всюду обручами железными. Преподобный благословил рыболовов и сказал: «Чада мои! Зрите на милость Божию: как Бог промышляет о рабах своих. Я вас благословляю и отдаю вам рыбу, себе же беру только сосуд, поскольку Бог вручил его на создание монастыря».

Ненавидящий же добро дьявол, желая пакость сотворить преподобному, поразил сердца рыбаков тех лукавством. И стали они рыбу отдавать преподобному, а бочку себе взять хотели. И сказали преподобному: «Мы нанимались к тебе рыбу ловить, а бочка наша». Еще же и жестокими словами досаждали и укоряли преподобного. Преподобный же отвечал, сказав: «Господа Мои! Я с вами спорить никак не буду о сем. Пойдем в город и поведаем дело наше городским судьям. Судья ведь поставлен от Бога рассудить людей Божиих». Рыбаки послушали преподобного, вложили бочку в лодку, взяли преподобного, прибыли во град и, прийдя к судье, начали состязаться с преподобным. Преподобный же сказал: «Сии рыболовы, всю ночь трудившись, ничего не поймали, и от труда изнемогли. Я долго умолял их, чтобы они нанялись ко мне за имевшуюся у меня - гривну - слиток серебряный. Они же не хотели слушать меня и едва повиновались нашей худости. И, нанявшись ко мне, закинули мрежи свои и извлекли множество рыб, еще же и сосуд, то есть бочку сию. Я же отказывался от рыбы, говоря, что бочку сию вручил мне Бог на создание монастыря Пречистой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии». Рыбаки же сказали: «Мы нанимались рыбу ловить - рыбу и отдаем ему, а бочка эта наша. Мы бросили ее в воду на сохранение.» Старец же сказал судьям: «Господа мои! Спросите рыбаков сих, что вложено в бочку сию?» Рыбаки же недоумевали, не зная, что отвечать. Преподобный же сказал: «Сия бочка предана морской воде в Риме нашими грешными руками. Вложение же в бочку - сосуды церковные золотые, и серебряные, и хрустальные, потиры, и блюда, и иные многие священные вещи церковные, и золото, и серебро от имения родителей моих. Ввержено же в море сокровище было для того, чтобы не осквернились священные сосуды от богомерзких еретиков и от опресночных бесовских жертв. Надписи же на сосудах римским языком написаны.» Судья же повелел разбить бочку - и обрелось в ней по слову преподобного. И дали преподобному бочку и отпустили его с миром, не смея больше ни о чем спрашивать его. Рыболовы же отошли посрамленные.

Преподобный же Антоний пошел к святителю Никите, радуясь и благодаря Бога об обретении бочки, и поведал о том святителю. Святитель же о сем великую хвалу воздал Богу и, рассудив благорассудным своим рассуждением, сказал: «Отче Антоние! На то тебя Бог перенес по водам на камне из Рима в Великий Нов-град, еще же и бочку, вверженную в море, в Риме вручил, - да воздвигнешь церковь каменную Пречистой Богородицы и устроишь обитель». Преподобный Антоний положил сокровище свое в святительской ризнице на сохранение, а сам, взяв благословение у святителя, начал строить обитель. И купил землю около монастыря у посадников градских с живущими на той земле людьми до скончания века, доколе Божиим устроением мир вселенной стоит. И при великой реке Волхове рыбную ловлю купил на потребу монастырю. И купленное, межами отметив, описал и в духовную свою грамоту записал. И начал трудиться беспрестанно, целыми днями труды к трудам прилагая, ночи же без сна проводя, стоя на камне и молясь.

И, видя его богоподобное ангельское житие, князь великий Мстислав, и святитель Никита, и все старейшины града того, и люди стали почитать преподобного Антония и великую веру к нему иметь. Тайны же о пришествии его не знал никто, кроме епископа Никиты. И начали собираться братия к преподобному. Он же с любовию принимал их. Меня же, священноинока Андрея, Бог сподобил воспринять ангельский образ в обители сей. Был я в послушании и поучении у преподобного.

О создании церкви каменной во второе лето по пришествии преподобного.

Потом начал святитель Никита совет держать с преподобным о заложении церкви каменной. Ведь на это Богом сокровище было вручено. И стал преподобный рассчитывать обретенное в бочке серебро и золото на строительство храма и сказал: «Надеюсь на Бога, и на Пречистую Богородицу, и на твои святые молитвы. Только ты нам благословение даруй.» Святитель же Никита, размерив место церковное и сотворив молитву, начал подошву церковную своими честными руками копать. И заложили церковь каменную, и свершил ее Бог. И расписали чудно, и всяким украшением украсили ее: образами и сосудами церковными золотыми, и серебряными, и ризами, и книгами божественными во славу Христа Бога нашего и Пречистой Его Матери, - как и подобает церкви Божией. И потом обложили трапезную церковь во имя Сретения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и келий соорудили, и ограду построили, и все необходимое хорошо устроили.

Имения же преподобный ни от кого не принял: ни от князя, ни от епископа, ни от вельмож градских, - но только благословение от епископа Никиты чудотворца. Строил же все то своими трудами и потом на средства из бочки сей, что из Рима Бог по водам доставил в Великий Нов-град. Если кто приносил Бога ради потребное от имения своего, преподобный тем братию кормил, а еще сирот и вдовиц, нищих и убогих питал. И потом преподобный с братиею и сиротами своими начал прилагать труды к трудам. Немного времени спустя святитель Христов Никита начал изнемогать, и призвал преподобного, и поведал ему отшествие свое от жизни сей, и, дав ему изрядное поучение, отошел ко Господу. Преподобный же был в великой скорби и в слезах о преставлении святителя Никиты, поскольку великий духовный совет имели они между собою.

О поставлении преподобного Антония в игумены.

Божиею помощью и Пречистой Богородицы и молитвами преподобного начала обитель распространяться, и стал преподобный с братиею совет держать, чтобы избрать игумена себе в обитель. Долго выбирали, но не обрели такого человека и начали братия молить преподобного Антония: «Отче Антоние, молим тебя, послушай нас нищих! Прими чин священнический и будь нам совершенным отцом - игуменом. Да принесешь честную, бескровную жертву Богу о нашем спасении. Да приятна будет жертва твоя к Богу в пренебесный жертвенник. Видели мы твои труды и подвиги в месте сем, каких трудов не может человек во плоти понести, если Господь не поможет ему». И сказал преподобный: «Добр совет ваш, братия, но я не достоин такого великого сана. Изберем себе от братии мужа добродетельного и достойного на такое великое дело». Братия же со слезами возопили к нему: «Отче святый! Не преслушай нас нищих, но спаси нас!» Преподобный же ответил: «Да будет .юля Божия! Что восхочет Бог, то и сотворит». Пошли братия с преподобным Антонием к архиепископу Нифонту (в то время он святительский престол держал) и возвестили ему о деле своем. Святитель же Нифонт очень рад был благому их совету, так как любил преподобного за премногую его добродетель. И поставил преподобного в диаконы, потом в священники, также и в игумены.

О преставлении преподобного

И жил преподобный в игуменском сане в добром исправлении шестнадцать лет и упас стадо Христово. И, предвидя свое отшествие к Богу, призвал меня, и нарек меня в отца духовного себе, и хорошо исповедался со слезами. И поведал преподобный моему окаянству свое пришествие из Рима, и о камне, и о сосуде деревянном, о дельве, то есть бочке, о чем сначала написано. И повелел мне все сие по преставлении своем написать и церкви Божией передать читающим, и слушающим на пользу души и на исправление добрыми делами, во славу и честь Святой, и Живоначальной, и Нераздельной Троицы, Отца и Сына и Святого Духа, и Пречистой Богородицы. Я же от услышанного в великом удивлении был.

Преподобный же Антоний призвал братию и сказал им: «Братия мои и спостники! Молю вас. Вот ныне отхожу от жизни сей ко Господу Богу моему Иисусу Христу - молите за меня Бога и Пречистую Богородицу: да в преставлении моем возьмут милостивые ангелы душу мою, да избегну сетей вражиих и воздушных мытарств вашими молитвами, поскольку грешен я. Вы же изберите себе на игуменство из братии на мое место отца и учителя и пребудьте у него в посте и в молитве, и в трудах, и в ношениях, и во бдениях, и в слезах, а еще в любви между собою, и в послушании к игумену, и к отцам своим духовным, и к старейшим братиям. Написано ведь: «Блажени нищий духом, яко тех есть Царство Небесное. Блажени плачущие, яко те утешатся. Блажени кротцыи, яко те наследуют землю. Блажени алчущие и жаждущие правды, яко те насытятся. Блажени чистые сердцем, яко те Бога узрят. Блажени миротворцы, яко те сынове Божий нарекутся. Блажени изгнани правды ради, яко тех есть Царство Небесное. Блажени есте, егда поносят вам, и ижденут, и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради. Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех!» И об ином многом дал преподобный наказ братии, поучая их ко спасению.

Братия же, видя преподобного в последнем издыхании, были в великом умилении, и в сетовании, и в слезах многих и говорили: «О, добрый наш пастырь и учитель! Вот ныне видим тебя в последнем издыхании, на кончине века. И теперь к кому прибегнем и от кого насладимся медоточивых словес учения, и кто попечется о наших душах грешных? Но молим тебя, угодник Спасов! Если обряшешь пред Богом милость по отшествии своем от жизни сей, моли о нас неослабно Бога и пречистую Богородицу. И сейчас, господин, избери нам игумена от братии нашей, какого угодно твоей святыне, поскольку тебе все наши духовные тайны известны». Преподобный же Антоний избирает на игуменство и благословляет нашу худость, поскольку я был ему сначала учеником, а потом отцом духовным. И поучил меня о пастве духовной и как пасти христоименитое стадо.

И на будущее установил преподобный заповедь для братии: «Если случится избирать игумена, то избирать из братии, которые на месте сем подвизались. А если князь или епископ пошлет своего игумена по насилию или по мзде, того преподобный проклятию предает. То же и о земле утверждает и говорит: «О братия мои! Когда остановился на месте сем, купил село сие, и землю, и на реке рыбную ловлю на строение монастырское ценою из сосуда Пречистой. И если кто начнет обижать вас или отбирать землю сию, то судит им Матерь Божия».

И, дав братии прошение о Христе и последнее целование и став на молитву, молился долгое время. Хоть и радостно ему было разрешиться от плоти и со Христом быть, но, показывая, что всем страшна чаша смертная и многих в воздухе истязателей встретим, а более того - по великому смирению, молился к Богу, так говоря:

«Явись, Господи, помоги мне и избави меня от руки князя и власти и миродержателя тьмы. Да не покроет меня темным тем воздухом, и дым тот да не помрачит душу мою. Укрепи меня, Господи мой, Господи! Да прейду огненные волны и глубины бездонные, да не потоплен буду в них, да не сможет враг оклеветать меня, но да прейду миродержателя и лукавого вождя их и от темных князей и тартара избавлен да буду, и так да явлюсь пред Тобою чистым и непорочным, и сподоби меня одесную Тебя стать и восприять Тобою обещанные святым Твоим блага, когда приидешь во славе судить живых и мертвых и воздать каждому по делам его!»

О, великое и богоподражательное неизреченное смиренномудрие! Богоносного отца нашего и апостолам подобного разве могут прикоснуться темные князи? Того, кого Господь по водам на камне, как ангела бесплотного управил и нарек не рабом себе, но другом, и кому обещал, где Сам будет, ч ему вселиться зреть славу Его! Все сие ведая, преподобный изволил наипаче быть в смирении, которое не может повредить, но только укрепляет в спасении. Ради этого молился такими словами.

И, помолившись, преподобный велел свяшенноиноку Андрею кадить себе и отходную петь. И возлег на одр свой, и отошел к Богу в вечный покой. И погребен был святой честно архиепископом Нифонтом со священным собором и со множеством народа града того, со свечами и кадилами, со псалмами и пением песен духовных в лето 1147-ое, месяца августа в 3 день, на память преподобных отцов наших Исаакия Далматского и Фавста. И положено было честное тело его в церкви Пречистой Богородицы, что сам создал. Жил же преподобный с пришествия своего до игуменства 14 лет, в игуменстве же был 16 лет и всего жил в обители 30 лет.

По благословению преподобного архиепископ Нифонт поставил в игумены ученика преподобного Антония свяшенноинока Андрея. Сей Андрей и поведал архиепископу Нифонту, и князьям града того, и всем людям, что слышал от преподобного о чудесах сих. Архиепископ же и все люди, подивившись, воздали хвалу Богу и Пречистой Богородице и великому чудотворцу Антонию. И с тех пор стал преподобный Антоний называться Римлянином.

И повелел архиепископ Нифонт это житие преподобного изложить, и написать, и церкви Божией предать на утверждение Веры Православной и - спасение душ наших; римлянам, которые отступили от Православной Веры и предались латинской ереси, на посрамление и в укор и проклятие; во славу же и честь Святой Живоначальной Троице, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

 
    Return  
 



Комплект в кроватку на заказ

Комплекты для новорожденных по цене производителя! Качественно и безопасно

hf-studio.ru