Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Иоахим Иеремиас

БОГОСЛОВИЕ НОВОГО ЗАВЕТА

К оглавлению

Глава 5

Новый народ Божий

§ 17. Собирание общины спасаемых

J.Thomas, Le mouvement baptiste en Palestine et Syrie (150 av. J.-Chr. - 300 ap. J.-Chr.), Gembloux,1935. - L.Rost, Die Vorstufen von Kirche und Synagoge im Alten Testament, Stuttgart, 1938. - J.Jeremias, Der Gedanke des «Heiligen Restes» im Spätjudentum und in der Verkündigung Jesu, in: ZNW 42, 1949, 184-194 = Abba, 121-132. - P.Nepper-Christensen, Wer hat die Kirche gestiftet?, Lund, 1950.- A.Oepke, Das neue Gottesvolk, Gütersloh, 1950.- J.Jeremias, Die theologische Bedeutung der Funde am Toten Meer, Vortragsreihe der Niedersächs. Landesregierung zur Förderung des wissenschaftl. Forschung in Niedersachsen. Göttingen. 1962.- B.F.Meyer, Jesus and the Remnant of Israel, in: JBL 84, 1965, 123-130.

Те, кому открывается Евангелие, собираются вокруг Иисуса, так сказать, концентрическими кругами. Всюду, где он появляется, он оставляет приверженцев, которые вместе со своими семьями ожидают Царства и принимают Иисуса и его посланцев; они рассеяны по всей стране, прежде всего в Галилее, но также и в Иудее, например в Вифании, и в Десятиградии (Мк 5,19сл). Круг учеников сопровождает его в его странствиях; это такие люди, как Левий, сын Алфея (Мк 2,14), Иосиф, называемый Варсавой, и Матфий (Деян 1,23727), а также женщины (Лк 8,1-3; Мк 15,40сл), видимо вдовые, поскольку они распоряжаются своим имуществом. Их ядро составляют двенадцать посланцев Иисуса728. Так в этом мире возникает община тех, кто принадлежит к Царству Божьему. Но на самом ли деле хотел Иисус создать собственную общину? По поводу этого высказывались сомнения.


1. Терминология

Сомнения возникают в связи со следующим странным фактом: слово εκκλησία [община, церковь] встречается в евангелиях всего в двух местах. Оба они находятся у Матфея и к тому же имеют разный смысл: в Мф 16,18 имеется в виду Церковь в целом, в 18,17 (дважды) - отдельная община. Учитывая, насколько большое значение имело слово εκκλησία - в обоих смыслах - для первохристианской Церкви, напрашивается вывод, что в обоих указанных местах Евангелия от Матфея мы имеем дело с церковным словоупотреблением. Иными словами, скудость и сомнительность примеров использования этого слова исключают, согласно широко распространенному мнению, возможность того, что Иисус хотел создать εκκλησία. Кроме того, результаты более ранних исследований показывали, что Иисус ожидал конца этого мира в близком, более того, в ближайшем времени. Уже по одной этой причине он не мог помышлять об учреждении Церкви.

Итак, можно не сомневаться: если бы под εκκλησία понималась организация наподобие той, которая сформировалась в последующие времена, то приписывание Иисусу намерения основать εκκλησία было бы явным анахронизмом. Но такое понимание слова εκκλησία неверно. Правильно понять его помогает следующее наблюдение: образ строительства Церкви (Мф 16,18) имеется также в кумранской литературе, а именно в 4Q pPs 37 III 16 (к Пс 37 (36), 23б-24а): «(Бог) поставил его (Учителя праведности), libnot lo'adat... чтобы он ему общину... построил». Так как это место - «единственная точная параллель к словам о строительстве Церкви Мф 16,18»729, то для более точного определения понятия εκκλησία в Мф 16,18 следовало бы взять в качестве отправной точки слово 'eda. Еврейское 'eda в своем основном значении употребляется в кумранских текстах in bonam partem по отношению к ангелам как отряду Божьему, но чаще всего - по отношению к ессейской общине как сообществу тех, кто принадлежит к спасаемому народу (в отличие от не готовой покаяться massa perditionis). Соответственно понятие έκκλησία надлежит передавать не словом «Церковь», а словосочетанием «народ Божий». Ведь именно о новом народе Божьем, который он собирает, постоянно говорит Иисус, используя при этом множество образов (еще одно подтверждение тому, что при изложении провозвестия Иисуса нельзя ограничиваться специальной терминологией). Он говорит о новом народе Божьем как о стаде (Лк 12,32; Мк 14,27 пар. Мф 26,31сл; Ин 10,1-29, ср. Мф 10,16 пар. Лк 10,3, а также Ин 16,32), которое пастырь спасает от рассеяния и собирает (Мф 12,30 пар. Лк 11,23; Мф 15,24; Ин 10,1-5.16.27-30; ср. Иез 34,1-31; Иер 23,1-8)730, как о множестве гостей на свадьбе (Мк 2,19 пар.), как о посеянных Богом растениях (Мф 13,24; 15,13, где им противопоставляются растения иного происхождения)731, как о захваченных неводом рыбах (Мф 13,47 ср. Мк 1,17). Семья нового народа Божьего - это дом Божий (Мф 16,18 ср. Агг 2,6-9) или град Божий, основанный на горе Сион (Мф 5,14 ср. Ис 2,2-4 пар. Мих 4,1-3; Ис 25,6-8; 60); свет от него должен быть виден издалека, отчего его обитатели называются сынами света (Лк 16,8; Ин 12,36). Они - члены нового союза (Мк 14,24 пар.; 1 Кор 11,25), относительно которых исполняется пророчество о том, что Бог будет их учителем (Мф 23,8; Иер 31,33сл)732. Отсутствие в речениях Иисуса играющего столь важную роль в Кумране образа воинства Божьего (1Q M), безусловно, не случайно733. Из всех образов, используемых для характеристики нового народа Божьего, ему ближе всего сравнение общины спасаемых с эсхатологической familia Dei734. Она заменяет земную семью, от которой сам Иисус и сопровождающие его ученики должны были отказаться (Мк 10,29сл пар.). В эсхатологической семье Бог является Отцом (Мф 23,9), Иисус - хозяином дома, близкие ему - домочадцами (Мф 10,25735); пожилые женщины, слушающие его слово, - это его матери, мужчины и ученики - его братья (Мк 3,34 пар.). И в то же время все они - малые, дети, даже νήπιοι [младенцы] в семье (Мф 11,25), к которым Иисус, хотя они и взрослые по возрасту, обращается как к детям736. Familia Dei проявляет себя прежде всего в общности трапезы, которая предвосхищает трапезу спасаемых в конце времен737. В другом месте Иисус расширяет границы семьи Божьей, не ограничивая ее кругом своих приверженцев: всех терпящих нужду, преследуемых и одиноких он называет своими братьями и тем самым включает в familia Dei (Мф 25,40, где указательное местоимение τούτων [этих] - характерный для семитских языков плеоназм и, следовательно, не может трактоваться как сужение понятия άδελφοί [братья] до круга учеников738). Нет никакого сомнения: используя самые разные образы, Иисус вновь и вновь говорит о собирании народа Божьего, которое он осуществляет.

Этому никоим образом не противоречит ожидание близкого конца. Напротив! Именно в том случае, если Иисус полагал, что конец близок, у него должно было возникнуть намерение собрать живущий во времена спасения народ Божий. Ибо посланнику Бога нужен народ Божий, пророку - отряд учеников. Мы должны еще больше заострить эту мысль: единственный смысл всей деятельности Иисуса - это собирание народа Божьего в конце времен. И сами ученики сознавали себя явно выделенным сообществом, что видно из Лк 11,1. Просьба «Господи, научи нас молиться» не означает, что ученики еще только должны были научиться правильной молитве739; скорее, ссылаясь на пример Крестителя, они просят Иисуса о молитве, которая выделила и сплотила бы их как его учеников. В религиозных группах того времени именно свой собственный порядок молитвы был существенным признаком их общности740. Так было у фарисеев741, так было у кумранитов742, так было у приверженцев Крестителя (Лк 11,1). Тот факт, что ученики просили Иисуса о молитве, позволяет утверждать, что они сознавали себя членами общины Иисуса.


2. Святой остаток743

Иисус был не первым, кто пытался собирать народ Божий времен спасения; известен ряд попыток такого рода. Не будет преувеличением сказать, что в иудаизме того времени они решающим образом определяли всю религиозную жизнь. Эти попытки опирались на ветхозаветные изречения, согласно которым спасен будет только остаток народа; собирание этого остатка уже сейчас многим казалось неотложнейшей задачей.

Locus classicus обетования в отношении остатка - это обращенные к Илии слова 3 Цар 19,18 (цитируемые Павлом в Рим 11,4):

«Я оставлю в Израиле семь тысяч,

всех, чьи колена не преклонились перед Ваалом,

всех, чьи уста не лобызали его».

Великим богословом, развивавшим идею остатка, был пророк Исайя. Он назвал своего сына Še'ar-Jašub (7,3), истолковывая это имя следующим образом (10,21): «Остаток обратится, остаток Иакова - к Богу сильному». Этот остаток - верующие: «верующий не постыдится» (28,16). Остаток - это праведные, добавляет Софония, «народ смиренный и простой» (Соф 3,12).

В какой мере пророческая весть о святом остатке744 определяла не только религиозную жизнь евреев, но и историю древнего иудаизма, яснее всего показывает фарисейское движение, которое, как мы уже видели (см. выше, с. 165сл), играло роль святой священнической общины Божьей и тем самым хотело осуществить идею остатка.

Наряду с фарисеями следует назвать группы, практиковавшие обряд омовения745, из которых мы больше всего знаем о ессеях (Филон746 и Иосиф Флавий747 приводят одну и ту же цифру их численности - свыше 4000). В старании осуществить пророчество об остатке ессеи доводят до крайности принципы фарисейского движения, из которого они вышли. Если фарисеи коллективно отделяли себя от остального народа, то у кумранских ессеев обособление в монастырскую общину принимает предельную форму (уход в пустынную гористую местность у Мертвого моря). Если фарисеи хотели представлять Божий народ священников, то у ессеев эти притязания выражались даже в одежде: белые холщовые одеяния - одежду священников - носили все члены ордена, в том числе и не имеющие духовного звания. Если движение фарисеев требовало от всех своих членов ритуального омовения рук перед едой, то ессеи довели это до требования омовения всего тела перед каждой трапезой, чтобы достигнуть таким образом максимально возможной степени чистоты. В качестве Божьего народа священников конца времен ессеи наделяли себя самыми высокими атрибутами. Они называли себя «остатком»748, «избранниками Израиля»749, «простецами Иехуды»750, «сынами Милости»751, «святыми людьми»752, «вошедшими в новый завет»753, «людьми непорочного пути»754, «сынами Его (Бога) благоволения»755, «бедняками Милости»756 и т.д.757 Великий основатель движения, Учитель праведности, сравнивает ессейскую общину с неприступным городом. В Благодарственных гимнах 1Q H 5,20-7,5, автором которых следует считать его самого758, он описывает, как Бог спас его от глубочайшего отчаяния, предоставив убежище в своей крепости, а именно в общине (6,24слл):

«[и я добрался] до врат смерти.

25 И я был как пришедший в город укрепленный

и ищущий убежища на высокой стене ко спасению, и я оп[ерся на] твою истину, Боже мой,

26 ибо Ты кладешь фундамент на скале и стропила по верной черте и отвесу,

и [... ] испытанные камни к своему крепкому строению,

27 да не дрогнет,

и все вошедшие туда не пошатнутся, и не придет чужой, [и] его [двери] - двери-щиты, так что входа нет,

28 и засовы крепкие (на них), которые не разбить»759.

Здесь языком символов говорится об эсхатологическом Иерусалиме; отдельные черты, характеризующие город-убежище, принадлежат «стереотипному изображению небесного Иерусалима»760.

Наряду со сравнением общины с Божьим городом в 1Q S 8,5слл - правда, не у самого Учителя, а скорее всего в последующее время761 - появляется сравнение ее с храмом. Община - это «дом святыни для Израиля и фундамент Святая святых для Аарона» (5сл ср. 8сл). Таким образом, члены общины, не имеющие духовного звания, сравниваются со зданием храма, священники - со Святая святых. И эта популярная в Кумране храмовая символика762 характеризует общину как спасаемый народ конца времен. Псалмы ессеев, их комментарии к Писанию и общинные правила представляют собой захватывающие свидетельства той глубокой серьезности, с которой они стараются уже сейчас подготовить своему Богу общину святых конца времен.

Среди всех основателей общин, претендующих на роль остатка, особняком стоит Иоанн Креститель. Он тоже собирает святой остаток (мы видели это в § 4): именно таков смысл его проповеди о суде, его призыва к покаянию, его крещения. Но остаток этот отличается от фарисейского или ессейского. Фарисеи, как и ессеи, собирают «замкнутый» остаток, небольшой отряд тех, кто благодаря своей набожности, законопослушанию, строгому соблюдению чистоты, аскезе достоин принадлежать к народу Божьему. Креститель собирает «открытый» остаток763, он разрушает веру в прерогативы Израиля (Мф 3,9 пар.), он призывает к себе и грешников, готовых совершить покаяние (Лк 3,12-14; 7,29сл). Это наиболее сильное дохристианское выражение идеи остатка характерно тем, что в двух своих аспектах оно возвращается к проповеди пророков об остатке: подчеркивает серьезность Божьего суда и призывает «народ смиренный и простой» (Соф 3,12) - являясь, таким образом, прелюдией к Евангелию.


3. Беспредельная милость

Иногда и Иисуса хотят понять исходя из этого исторического фона, а его общину причислить к числу общин, претендующих на роль остатка. Так, К.Л.Шмидт в своей статье об εκκλησία в «Теологическом словаре» утверждает, что Иисус «в процессе отбора» хотел собрать «keništa особого типа»38. В пользу этого можно было бы привести кое-какие доводы. Иисус повсюду собирает приверженцев, сплачивая их вокруг себя; он предъявляет к ним жесткие требования (Eintrittstorot. см. выше, с. 176); его приверженцы сознают себя общиной, имеющей свой знак, по которому их узнают: молитву «Отче наш».

В движении, берущем начало от Иисуса, особенно бросаются в глаза некоторые черты, общие с ессеями. Ессеи запрещают брак (во всяком случае, тем членам общины, которые живут в монастыре в Кумране), что было необычным764; Иисус не женат. Кумранские ессеи требуют отказа от всякой собственности и имеют общее имущество; Иисус ожидает от богатого юноши отказа от всего, чем он владеет (Мк 10,17-31), и в узком кругу его учеников - во всяком случае, согласно Иоанну - была общность имущества (Ин 12,6; 13,29). Ессеи запрещают клясться; Иисус тоже запрещает злоупотреблять именем Бога, используя его в пустых клятвах (Мф 5,33-37; 23,16-22)765. Не должны ли мы на основании такого сходства заключить, что Иисус намеревался создать общину-остаток наподобие ессейской?

Если бы мы это сделали, то это означало бы полное непонимание вести Иисуса. Контраст между Иисусом и всеми другими, кто пытался образовать общину-остаток, выявляется в одном совершенно определенном пункте, а именно в вопросе об обособлении от «внешних».

Когда в одном из ессейских благодарственных гимнов, звучащем прямо-таки по-новозаветному, говорится: «возвестить нищим радостную весть во всей полноте Твоего милосердия»766, то нельзя забывать, что под «нищими» имеются в виду члены общины, малого отряда желающих покаяться, решившихся на полное повиновение Торе, которые, вступив в общину, отделились от не готовой к покаянию толпы. Вступая, они обязывались

«любить все, что он (Бог) избрал, и ненавидеть все, что он отверг»767.

Торжественная церемония вступления в общину включала в себя страшные проклятия по адресу не готовых к покаянию грешников:

«Проклят ты без милосердия

за темноту твоих дел,

и поразит тебя гнев

во мраке вечного огня.

Не сжалится над тобой Бог при зове твоем

и не простит тебе, очистив твои грехи.

Да обратит лик своего гнева на отмщение тебе,

да не будет тебе мира в устах ни у кого из ангелов-заступников»768.

Ессей безусловно не должен «никому воздавать злом»769, «усердствовать в духе нечестия»770, напротив, ему следует «добром преследовать человека»771; однако это ничуть не уменьшает «вечной ненависти к людям испорченным»772, «гнева» против «людей злобы»773 и беспощадности к отступникам774. Это лишь означает, что возмездие предоставляется Богу, который воздаст им в «день расплаты»775.

Предписания по проведению собрания полноправных членов общины носят еще более избирательный характер, чем условия приема. К нему не допускаются даже физически неполноценные члены общины. Ессеи смотрели на себя как на Божий народ священников конца времен и применяли к себе положение, по которому к службе в храме допускались только физически полноценные священники (Лев 21,18-20). «Люди глупые, безрассудные, бестолковые, сумасшедшие, слепые, калеки, хромые, глухие и несовершеннолетние - никто из них в собрании общины (ср. со следующей цитатой) участвовать не будет, ибо святые ангелы будут среди них» (а присутствие уродливых и отсталых было бы для ангелов оскорбительным)776.

Соответственно об общине последних мессианских времен говорится следующее: «И каждый пораженный любой человеческой нечистотой пусть не входит в собрание Бога... Всякий человек с телесным недостатком: с больными ногами или руками, хромой, или слепой, или глухой, или немой, или тот, чьей плоти коснулась порча, так что это заметно глазу, или старик спотыкающийся, что не может держаться твердо среди общества, - эти пусть не приходят, чтобы предстать среди общества именитых людей, ибо в их общине - святые ангелы»777. Эти предписания ессеев связаны со святостью Бога. Их святой Бог ненавидит грешников, и точно так же, как его святость не допускает, чтобы физически ущербные отправляли богослужение, святость небесного воинства не допускает, чтобы таковые входили в собрание общины.

Мы дошли до пункта, за которым пути Иисуса и ессеев расходятся778. По близости к первохристианству это пробуждающее людей движение с его ликованием по поводу спасения, серьезностью, самоотверженностью, с его самосознанием может сравниться разве что с движением Крестителя, о котором, однако, нам мало что известно (ср. тем не менее Лк 1,13-17). Основатель ессейской общины Учитель праведности был убежден, что его провозвестием, ужесточающим требования Торы, решаются проблемы суда и спасения. Он отказывается от прерогатив Израиля и учит, что разделение произойдет в самом Израиле. Он, как мы уже видели779, в отличие от других течений древнего иудаизма, знает, что эсхатологический Иерусалим и эсхатологический храм уже сейчас возвещают о себе в образе его общины. Он - «единственная известная нам фигура позднего иудаизма, по сознанию величия своей миссии сравнимая с Иисусом»780. Однако его весть, со всей захватывающей серьезностью ее призыва к покаянию и с ее ликованием по поводу дарованного спасения, направлена на обособление готовых к покаянию от основной массы, которую ессеи считали безнадежно обреченной на погибель.

Не нужно много слов, чтобы показать, с какой резкостью отвергал Иисус все попытки реализовать общину-остаток человеческими стараниями и обособлением от недостойных. Он звал тех, кому было отказано в принадлежности к этой общине. Когда он призывает своих - нищих, увечных, хромых и слепых, - чтобы пригласить их к столу (Лк 14,13), и когда в его притче хозяин созывает в дом нищих, увечных, хромых и слепых (ст. 21), то это прямой вызов ессейской общине-остатку. Такой же вызов бросает Иисус фарисеям, и не только там, где он их явно называет (как в Лк 11,37-44, см. выше, с. 166), но и в случае Мф 6,1-18, и во многих притчах.

В этом отношении Иисус отличается даже от Крестителя, который превосходит всех остальных основателей общин-остатков тем, что разбивает всякую самоуверенность и даже народу Божьему возвещает суд (Мф 3,7-12), и который, согласно Лк 3,12, не отказывал желающим покаяться мытарям: Креститель принимает виновных после того, как они объявляют о своей готовности вести новую жизнь; Иисус предлагает грешникам спасение до того, как они покаялись, что особенно видно из Лк 19,1-10.

Вновь и вновь в первых трех евангелиях заходит речь о том, насколько предосудительным, возбуждающим и будоражащим казалось поведение Иисуса, когда он отвергал особые претензии фарисеев и ессеев на реализацию святого остатка и прямо обращался к тем, кто был исключен из претендующей на эту роль общины.

Именно весть о беспредельной и безоговорочной милости отделяет его от общин-остатков и от Крестителя. Бог, которого проповедует Иисус, - это отец малых и потерянных, Бог, который хочет иметь дело с грешниками и ликует, когда один грешник находит дорогу домой (Лк 15,7.10). Поскольку Бог так беспредельно добр, поскольку Бог любит грешников, Иисус собирает не святой остаток, но всеохватывающую спасаемую общину нового народа Божьего. Иисус широко распахивает двери, зовет всех без исключения, как наседка зовет всех цыплят под свое крыло (Мф 23,37 пар. Лк 13,34). «Все (πολλοί, употребленное в расширительном смысле) званы (на праздничную трапезу)», и не от Иисуса зависит, что лишь немногие достигают цели (Мф22,14)781.

Иисус, безусловно, тоже знает, что между грешниками и избранными произойдет разделение. Пять дев поступили мудро, пять - безрассудно. Одно только участие в застолье с Иисусом еще не гарантирует спасения (Лк 13,26сл). Понятно, что его спрашивают, почему же он не удаляет грешников из круга своих последователей. На этот вопрос Иисус отвечает притчей о сорняках (Мф 13,24-30)782: час еще не пришел. Еще есть отсрочка. Придет время, и Бог сам совершит разделение. Людям этого делать нельзя. Только Бог ведает сердце человека.

Закончим этот раздел кратким резюме: отличительным признаком собираемого Иисусом нового народа Божьего является знание о беспредельной милости Бога783.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова