Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Абрам Ранович

ВОСТОЧНЫЕ ПРОВИНЦИИ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ В I—III вв.

К оглавлению

Номер страниц после текста на этой странице.

ГАЛАТИЯ

- послание галатам.

Галатия как римская провинция конституировалась чрезвычайно медленно. В течение двухсот лет римляне всячески перекраивали ее, и только при Антонине Пие она приняла окончательные границы, в которых оставалась до реформы Диоклетиана. Само название провинции долго не могло установиться. В надписи 1Ь31017(1в.)назван легатАвгуста пропретор Provinciae Galatiae Pisidiae Phrygiae Lycaoniae Isauriae Ponti Galatici Ponti Polemoniaci Armeniae. В греческой надписи времени Адриана (OGIS 535 = TGRR III, 316) назван пропретор етхрхе'юк ГаХоглос? HiaiSioic, IIa<pXayov[a<;. В состав провинции одно время (при Веспасиане) входила также Каппадокия, которую Траян сделал отдельной провинцией. Как показывает довольно убедительно Сайм,* в самом начале организации провинции Галатия она была объединена с Памфилией и, в частности, М. Плав-тий Сильван был одновременно правителем Галатии и Памфилии (25 г. до н.э.). Во всяком случае еще Гальба, по свидетельству Тацита, передал управление провинциями Галатией и Памфилией Кальпурнию Аспренату (Hist. II, 9); повидимому, объединение этих двух провинций представлялось естественным и удобным, и весьма правдоподобно, что северная, не прибрежная часть Памфилии входила в состав Галатии. Только при Антонине Пие встречается в надписи (IGRR III, 290) пропретор Киликии, Исаврии и Ликаонии; это значит, что последние две области отошли от Галатии к Киликии.

В сущности Галатия долгое время представляла не целостный политический организм, а скорее лишь географическое понятие. Характерно, что в «Деяниях апостолов» Галатия, в отличие от Фригии, называется лишь «страной галатийской» (tvjv   Opuytav xal TaXaTixriv ^wpav,   XVI, 6; ttjv TaXaxix^v    ^

(19341       S 104

 

 Galatia and PamPhilia under Augustus, «Klio», XXVII

xod tDpuyiocv, XVIII, 23). Название «галаты» также установилось не сразу. Первоначально римляне называли осевшие в Малой Азии кельтские племена галлами; у Цицерона под 56 г. впервые встречается название Gallo-Graeci.* Страбон (XII, 5, 1) говорит о стране, которая «ныне называется Галатией и Галло-Грецией». Это название дало повод к анекдоту о Калигуле: осудив в один день несколько галлов и греков , он хвастал, что «покорил Гал-ло-Грецик» (Sue t. Gai. XXIX). Но уже у Цицерона (ad Att. 6, 5, 3; 50 г. до н.э.) встречается термин «Galatae», а позднее название «провинция Галатия» чередуется с названием «провинция галатов».

Галатия подпала под римское влияние, как только римляне стали твердой ногой в Азии. Еще в 167 г. до н. э., по сообщению Полибия (31, 2), галаты направили посольство к римскому сенату, который «предоставил им автономию при условии, что они останутся в собственных поселениях и не будут воевать за пределами своей границы». В то время галаты еще сохраняли племенной строй и делились на три племени: толистобогиев (толи-стоагиев), тектосагов и трокмов. Каждое племя делилось на четыре тетрархии, все двенадцать тетрархий (союз племен) имели общий совет из трехсот членов, собиравшийся в местности, называемой у Страбона (XII, 5, 1) Spuvlu.ETov (дубовая роща). Племя толистобогиев было самым западным, его центром был фригийский Пессинунт с его знаменитым святилищем Великой матери богов; тектосаги концентрировались к северо-востоку от толистобогиев вокруг Анкиры; трокмы жили за рекой Галис, их центром было поселение Тавиум.

Галаты проявляли постоянство в сохранении верности римлянам; Митридат поэтому убил тетрархов и конфисковал их имущество. Помпеи сохранил за царьками (reguli) власть над их областями, но тетрарх Дейотар постепенно прибрал к рукам владения остальных двух и с 44 г. признан «царем». После смерти Дейотара (41 г.) Антоний передал Галатию Аминте, владевшему также Писидией, частью Ликаонии и Памфилии. За услуги в гражданской войне Октавиан после Акциума дал ему еще Суровую Киликию. Аминта выразил свою преданность Риму, подавляя местные разбойничьи племена, воюя с пиратами. Август охотно пользовался услугами Аминты, но когда, в 25 г. Аминта погиб в борьбе с племенем homonadenses, Август объявил себя его наследником и превратил владения Аминты в императорскую провинцию.

Галатия в тесном смысле слова (область трех племен) представляла для Рима сама по себе небольшую ценность. Это гор-

* См.    F.   S t a h I i п, 1907,   стр.   1.

Geschichte   der   kleinasiatischen     Galater,

106

ное плато, мало пригодное для земледелия. Климат континентальный, с суровыми зимами. Центральное плато безводно, только в очень глубоких колодцах можно найти воду. Озеро Татта настолько солено, что, по словам Страбона, птица, задевшая крылом воду озера, тяжелеет от осевшей на крыле соли и падает. ВСоатрах, отмечает.Страбон(ХИ, б, 1), вода продает-с я. Условия жизни здесь были примитивны. Война еще была промыслом. Городская жизнь не развилась. «Невдалеке от Пессинунта,— пишет Страбон (XII, 5, 3),— течет река Сангарий. Подле нее находятся другие места жительства фригийцев — Миды, а еще раньше Гордий и некоторые другие. Теперь они не представляют и следов городов; это —деревни, несколько обширнее прочих». Даже Анкиру Страбон не называет  а лишь cppoupiov — укрепленное местечко. Соатры — ^, обе Исаврии (Новай и Старая) — xSjjuxi; «есть и другие, все они — разбойничьи поселки> (XyjcttSv auaaai xaioixiai). Исаврия вообще упорно держалась первобытной старины. Еще Аммиан Марцеллин говорит о исаврах (XIV, 2, 1), что «им привычно часто усмиряться и столь же часто неожиданными набегами вносить всюду смятение».

Писидия в северо-восточной горной своей части, входившей в состав Галатии, также была населена еще полуварварскими и варварскими племенами, жившими в небольших селениях, сохранивших общинную организацию; «города» здесь были скорее убежищами, чем политическими или экономическими центрами.*

Но эта полудикая страна — Галатия — была важна для римлян как форпост в борьбе с Парфией и Арменией. Прежде дорога от Боспора к Евфрату шла от Никомедии, пересекая Сан-гар, через Вифинион, Кратею, пересекала Амний и Ирис при слиянии с Ликом и только после этого отходила от побережья Понта и направлялась на юг к Никополю и затем к Евфрату. После замирения (при помощи галатов) непокорных варварских племен путь от Никомедии шел через Юлиополь в Анкиру, откуда открывались дороги на север к Понту, на восток —к границе, на юг — к Киликии. Строительство дорог здесь было одной из важных забот римского правительства. В 6г. до н. э. проложена дорога от Апамеи Киботос до Икония. На севере в 122 г. прокладывалась дорога, от которой сохранились столбы с надписью: «7 миль» и «16 миль» (IGRR III, 138, 145).

Перипетии борьбы на восточной границе империи определяли и изменения в территориальных границах Галатии. В 5 г. до н. э. к ней присоединена Пафлагония, во 2 г. до н. э.— Pont as

* См. А. Н. М.   Jones,   The cities of the eastern Roman provinces, стр.   127,  411.

106

Galaticus, в 64 г. — Pontus Polemoniacus, в 65 г.— Малая Армения. Веспасиан в 74 г. присоединил и Каппадокию, так что провинция называлась Галатия — Каппадокия — Армения — Пафлагония — Понт — Ликаония —• Фригия. Но для борьбы с Востоком не было надобности оставлять в пределах провинции Галатии внутреннюю область Писидии, и Веспасиан присоединил ее к Ликии —Памфилии. Траян возложил задачу обороны против Востока на Каппадокию, выделив ее в отдельную провинцию; наконец, Антонин Пий около 138 г. отделил от Галатии Ликаонию и Исаврию, вошедшие в состав Киликии. «История провинции Галатии — это история политики римлян в их постепенном продвижении к границе на Евфрате, длительный, медленный процесс, в котором римский ум до крайности изощрялся, чтобы влиять и давить, воспитывать и дисциплинировать население разнородных областей, включенных в провинцию Галатию».*

Присвоив наследство Аминты, Август, надо полагать, считал, что освоение новой провинции, замиренной благодаря энергичной деятельности Аминты, не представит затруднений. Верность галатских вождей выдержала все испытания, и императоры получили в них верных подданных. Вряд ли можно считать случайностью, что все три величайшие надписи, содержащие завещание Августа,— Monumentum Ancyranum, Monumentum An-tiochenum, Monumentum Apolloniense—найдены на территории провинции Галатии. Здесь же найден интересный текст присяги (OGIS 532 =IGRR III, 137): «На третий год после двенадцатого консульства императора, сына бога Цезаря, Августа накануне мартовских нон ** на (общем собрании |V]a[vr)Yupei] a[yopa]) в Ганграх, присяга, совершенная населяющими Пафла-гонию и торгующими у них римлянами: Клянусь Зевсом, Геей, Гелиосом, всеми богами и богинями и самым Августом быть преданным Цезарю Августу, его детям и потомкам в течение всей жизни и словом, и делом, и мыслью, считая друзьями тех, кого они сочтут, и признавая врагами тех, кого они признают таковыми, и за их интересы не щадить ни тела, ни души, ни жизни, ни детей, но всячески претерпевать любую опасность ради их пользы. И если я узнаю или услышу, что говорят, замышляют или совершают противное им, донести об этом и быть врагом говорящему, или замышляющему, или делающему что-либо в этом роде. А кого они сочтут врагами, тех (клянусь) преследовать и поражать на суше и на море оружием и желе-

* W. M.   R а m s а у,   Studies   in the Roman Province Galatia, JRS XII (1922),   стр. 164.

** 6 марта 3 г. до н. э. О датировке см.   Dittenberger,   ad locum.

107

зом. Если же я совершу что-либо противное клятве или не точно (атснхо^тш?!) в соответствии с клятвой, я сам призываю проклятие на себя, на мое тело, душу, жизнь, детей и весь мой род, гибель и пагубу на все преемство мое и всех моих потомков; и пусть ни земля, ни море не примут тела моего и моих потомков и не приносят им плодов. Подобным образом принесли присягу все в стране в храмах Августа по районам (хата та? и[тгарх''а?]—вряд ли здесь имеется в виду какое-то административное деление) у жертвенников Августа. Подобным образом Фазимониты, населяющие (город), ныне называемый Неаполем,* все принесли присягу в храме Августа у жертвенника Августа».

Культ императоров принял в Галатии необычайный размах. Судя по приведенной надписи, уже при Августе страна покрылась храмами и жертвенниками Августа. Народ галатов в целом, в лице его xoivov объявляет себя жрецами Августа (CIG 4039: то xoivov FocXaTav iepaaajAsvov {tew Иеросаты). На том же храме в Анкире, где высечена «царица надписей», имеется также надпись в честь императора и богини Ромы: TaXaTtov [т]о [xoivov] iepaaajievov {teui SefJaafwi xod &eai Рыр.7]1 (OGiS, 533). Культ был обставлен особенно торжественно, выработаны сложные церемонии. В составе жреческой коллегии имеется crspa-cTtxpavTT)? ** (IGRR III, 173, 194, 195, 204, 225, 230, 232) и <je(3a(7To<pavTiaaa (III, 162), выполнявшие, повидимому, какую-то мистерию, где жрец и жрица играли роль Августа и его жены или богини Ромы. Особенно интересен конец надписи IGRR III, 162: r/)v slxova тоъ xupiou 2е|3аатой xod tov titXov aw той? ypatpou? to"i? ispoupYcu;—«поставил на свои средства Тиб. К. Стратоник». Отсюда мы узнаем, что существовал какой-то письменный богослужебный устав (ypacpai) культа императора, во всяком случае в 101—102 гг.***

Как мы видим из надписи IGRR III, 230, а также по монетам, галаты в целом именовались SspaaTTjvoi; такой же титул приняли отдельные племена: 6 §у;[аос; SeBaaTTjvwv ToXictto-Pcoyiwv neaaivoovTttov (ibid. 226); 2s[3acrT7|vo't были и анкирские тектосаги, и трокмы в Тавии.**** Галаты иногда принимали имя даже императорского легата.

При таком положении вещей кажется удивительным, что Галатия совсем почти не получила от римского правительства никаких «благодеяний»,   а   собственно Галатия, область трех

* Фазимон был переименован в Неоклавдиопополь. ** Себастофант встречается  также в некоторых вифинских надписях IGRR III, 22, 63, 69.

*** Датировку надписи см. W. M.   Ramsay,   ук. соч., стр. 166—-168. ****  Head.,  Historia numorum, стр. 629, 630.

108

племен,— меньше всего. Плиний насчитывал в провинции Галатии 195 populi ас tetrarchiae (NH V, 146—147); лишь несколько десятков из них известны по монетам, остальные нам совершенно не известны; по всей вероятности, плиниевы populi ас tetrarchiae в подавляющем большинстве были незначительными сельскими общинами. Но мы не видим усилий со стороны Рима создать здесь городскую жизнь. Лишь несколько городов получили звание колонии: Антиохия (Strab. XII, 8, 14), Герма (Head 748), Иконий (с Адриана), Листра и несколько других поселений на via Sebaste — Палаис, Олбаса, Кремна, Ко-мана (Strab. XII, 6,5; CILIII, 6974, 14410а, Ь, с). И только Антиохия получила iusitalicum (Dig. L, 15, 8, 10). Даже Анкира, резиденция легата провинции, долгое время продолжала оставаться tppoupiov; лишь с 80 г. она чеканит монету, но не от своего имени, а от имени 2г(Зосатг)У01 TsxToadyoi (вообще xoivov чеканило монету от Клавдия до Траяна).

Такое отношение к Галатии было в порядке вещей. Римляне на Востоке использовали греческие полисы в интересах управления и в интересах государственно-хозяйственных. Лишая их, с одной стороны, реальной свободы и самоуправления и награждая их, с другой стороны, пустыми титулами, римское правительство находило в них опору для своей власти и финансовую базу. Объективный смысл единства империи ускользал от внимания римских правителей; они еще в меньшей мере, чем Се-левкиды, делали ставку на урбанизацию провинций. Египет оставался при римлянах страной без городов в античном смысле этого слова; Египет был в первую очередь доходной статьей, и даже реформа Севера преследовала прежде всего фискальные цели. И в Галатии римские правители поддерживали только существовавшие до них города в юго-западной части провинции, тяготевшие к более развитым экономическим провинциям Фригии, Киликии, Линии и Памфилии; вместо того чтобы поднять Галатию до уровня этих провинций, римляне в конце концов просто отторгли от нее наиболее развитые области Писидии, Ликаонии, Памфилии и другие и ввели Галатию в ее естественные границы.

Управлял провинцией legatus Augusti pro praetore ( (Зеитт)? SsPao-тоъ (Ьткттратчуо? IGRR III, 184, 186; p xal avTiaTpaTTiyo? ibid. 223, 273; ттрваВеоту'?, ibid. 262', атратт)уо<; ibid. 221 и т. д.). Иногда он в надписях именуется в более общем' виде щгрыч (iGRR III, 154, 162, 171, 189). Правитель провинции был консуляром, когда приходилось вести военные действия; пропретор не имел в своем распоряжении легионов; созданное Дейотаром войско по образцу римского было преобразовано в легион (legio XXII Deiotariana), стоявший в Египте.  Таким  консуляром   был   Тиберий  Юлий

109

Север во время  парфянского похода 114—115 гг. (IGRR III,. 123).

При легате состоял прокуратор, ведающий, надо полагать, специально финансами. Он именуется кытрокос, ГаХатьх^  (IGRR III, 264, 54 г.), ётатротго^ twv SsBoccitSv Гос- (ibid. 181), гтитротсск; той ЕгВаатои (ibid. 317, 318). О канцелярии прокуратуры свидетельствует надпись IGRR III, 168 (Анкира), «вольноотпущенника трех августов» (Севера, Геты и Каракаллы), табулярия, в чесгь своего патрона «превосходительного прокуратора трех августов Авфидия Юлиана» (ср. ibid. 169, 170). В надписи из Тавии (ibid. 238) назван Si]op&o)T7)? [«rav]opdu)Tr'<; (т. е. corrector) FaXaTiov TpoxjAcov (III в.). В Иконии в 54 г. был тср^хеф xai Хотютг^-princeps et curator; куратор упоминается и для Антиохии (1GRR III, 264, 304). 'EiciTpojroi; twv xup'icuv r;[i5v etcI XouScuv (a muneribus) упоминается ibid.   187.

В собственно Галатии и под римским владычеством сохранилась племенная организация, и мы находим титул Ьитрсжо? ГосХост1ху!<; етгарх^осс; xoci. twv auvsyyu*; l&vwv («прокуратор галат-ской провинции и соседних племен», Ath. Mitt. XII, 182). Та Upa e&vt) •— три племени — продолжают фигурировать в источниках. В большой Анкирской надписи (OGIS 533) с перечислением благодеяний городу со стороны местной знати говорится между прочим о благодетеле, который раздавал угощение и масло «трем племенам»; другой «выдавал масло (для натирания) двум племенам целый год»; дальше говорится о всенародных угощениях двум городам (Пессинунт и Анкира); очевидно, eftvT) и тсбХек; совпадают здесь по значению, все же термин Iftvo? сохраняет еще реальное содержание не только при Тиберии, но и позднее, во II и III вв. Анкира — город тек-тосагов, Тавий — трокмов, Пессинунт — толистобогиев. Старые племенные традиции были устойчивы благодаря сохранению сельского общинного уклада; xmjxoitoXsK;, о которых говорит Страбон, не исчезли и позднее. В Галатии можно найти объединение нескольких селений с центром в (leaoxufjuov (IGRR III, 154).

Нивелирующая сила империи сказывалась в отсталых районах слабо, ибо они имели мало выгод от включения в состав мировой империи. Единства между разнородными племенами не получалось. В Аполлонии существовавшая там колония фракийцев, выходцев из Ликии, имела собственную организацию •»! ВоиХт) xai 6 Srip.o<; 'AtcoXXoovkxtmv Aox>,(dv 0pcpc<3v xo-XcuvSv, сохранявшуюся веками (IGRR III 314, 317, 318, 324). В Кесарее Адрианополе ВоиХт^ и S^jio? не забывают именовать себя 7rpoaeiX7][x(j.ev"ETou —«присоединенные» к Галатии из Ви-финии (ibid.    148).

НО

Даже внутри владений «трех племен» существовало племенное соперничество. В Пессинунтском храме высшие пять жреческих мест принадлежали, повидимому, местному жреческому роду, а галатам предоставлены были следующие пять мест.. Только этот смысл может иметь текст надписи (OGlS 540 = IGRR III, 230), по которой знатный галат Гера был «десятым после верховного жреца, пятым же из галатов пожизненным жрецом Великой матери богов в Пессинунте и Мидое». Здесь долго сохранялись местные языки. Еще Иероним («к Галатам» 2, 3) застал в живых галатский язык, сходный с диалектом, яа котором говорили в Трире. В «Деяниях апостолов» XIV, 11 народ в Листре <<возвысил свой голос, говоря по-ликаон-ски». В IV в. встречается еще эллинизированный кельтский бог Reus Boussaurigios.* Галатская знать не забывала своего происхождения от вождей и «царей». Конечно, вполне естественно, что в надписи времен Тиберия (OGlS 533) сын последнего царя Аминты — Пилэмен — напоминает о своем царском роде. Но и в середине II в. надпись в честь Юлия Севера подробно перечисляет его родственные связи: «Потомок царя Дейотара и тетрархов Аминты Брига та и Аминты Дориала, царя Азии Аттала» и т. д. (IGRR III, 173). Потомком царей названа и жена Юлия Севера, носящая галльское имя Каракилая ( ibid. 190). В стихотворной эпитафии, возможно, III в. покойник говорит о своем отце, что он Ъ Sr,y-o\.c, a.pxeiv ^eXev Ы B (ibid. 146, стр. 7).

В Анкире было двенадцать фил (IGRR III, 208: cpuXod), имевших своих филархов. Соблазнительно думать, что это — двенадцать тетрархий Страбона. Но они именуются либо по номерам (IGRR III, 192), либо трафаретными прозвищами (Nea Olympia и т. п.), лишь четыре имеют местного происхождения имена: (первая) MapoupayYjvrj (ibid. 194, 199), (седьмая) 7tapa-/a... livr, (ibid. 173), (третья) Mirjvopi^siTwv (ibid. 202), (пятая) Aiaye^cov (ibid. 191; ClG 4020). Эти имена не поддаются ясному толкованию. Фила MTjvopi^eiTuv, вероятно, связана с именем бога Мена; Мен был «отечественным богом» Антиохии (IGRR III, 303). Судя по посвятительным надписям, филы играли в Анкире значительную роль.

Превращение «городов» собственно Галатии в города римского типа было процессом медленным и длительным. Как на монетах, так и в надписях города продолжают оставаться центром племени, а не организованной по римскому образцу территории. Анкира называется в надписи (IGRR III, 180) «метрополия Галатии ИгЗаатт] TsxToadY«v», и даже просто пишут: у ВоиХт) хос! 6  87^05 SsSaaTTjvtov TsxToaaycuv (ClG 4010).

* JHS  1910,    стр.   164.

Ill

В Пессинунте называется в надписи (IGRR III, 226) yj (ЗоиХ?) xocl 6 S^[ao<; SspaaxTjvwv ToXiaTo(3<Dyiu>v nsaaivoovrtiDV. О Тавии ничего не известно как о городской организации; в надписи ([GRR III, 238) назван «корректор ГаХос-rfiv Tpox^mv», т. е. город даже не назван, а только племя трокмов. Анкира с те^ чением времени (во II в.) получила обычную городскую конституцию — ведь это была метрополия, резиденция легата. Но не (ЗоиХт) xal Sr^o?, не политическая организация и муниципальные интересы, а императорский культ был организующим началом в создании городского строя Анкиры. Koivov, бывшее в провинциях с давно установившейся системой полисов объединением этих полисов, в Галатии было, наоборот, исходным пунктом для организации Анкиры как римского города. Судя по монетам и ранним надписям, xoivov FaXaTuv (или xoivov 2?(3a<7TY)v5v FooXoctSv), имевшее свой центр в Анкире как резиденции легата, играло руководящую роль в общественной жизни Анкиры;* xoivov было проводником эллинизации; галатарх, архиерей получал иной раз титул элладарха (IGRR III, 211, 202), «первого из эллинов» (ibid. 173).

В датированной надписи (ЬоиХт) xai 8щос, в Анкире встречается лишь с середины II в. Во II—III вв. Анкира приобретает городскую конституцию и получает соответствующие титулы «славнейшая метрополия» (LGRR III, 206), «метрополия Галатия, дважды неокор» (ibid. 237) и т. п. Аналогичные титулы имеют Антиохия, Листра и др. В городах Писидии, Ликаонии, Пафлагонии, тяготевших больше к Фригии, Ликии, Вифинии, в основе организации городского управления лежали эллинистические традиции. В Анкире эта организация насаждалась искусственно.

Что касается xoivov, оно, судя по спискам в надписях (OGlS 533; IGRR III, 162), состояло из отпрысков царского рода, земельной знати и богачей, и вполне справедливо предположение W. M. Ramsay (ук. соч.), что члены xoivov назначались Августом и его легатами, да это и вообще соответствовало римской политике  подавления демократии  в  провинции.

Состав роиХу' определялся, вероятно, цензом и служебной карьерой, как это мы знаем по переписке Плиния для Вифинии. Списки булевтов составлялись и проверялисьбулографом (iGRR III, 179, 206). Гражданством в Анкире пользовалось не все городское население.  Здесь существовала должность полито-

* Вряд ли галатское xoivov включало какие-нибудь области вне собственно Галатии. Но нет данных о xowa вне собственно Галатии. Пафла-гониарх IGRR III, 134 — конъектура; в надписи сохранилось только ... арх1/)?. Вышеприведенная присяга пафлагонцев в Гангре принята без участия xoivov. Позднее метрополией Пафлагонии называет себя Пом-пейополь.

112

графа (ibid. 179, 204), обязанность которого состояла, надо полагать, в ведении списка граждан, в периодической проверке и пополнении его. Диттёнбергер в связи с этим приводит (к 547) надпись CIL suppl. Ill, 6928, в которой завещатель оставляет денежный фонд civitati Nacolensium с тем, чтобы проценты с него шли на ежегодные раздачи гражданам politographia facta, т. е.   после проверки списков.

В надписи OGlS 534 упоминается yJepovTsioc, но идет ли речь здесь о почетном звании или о членстве в герусии, по этой надписи нельзя установить. Упоминания экклесии (IGRR III, 192, Анкира: TifATjuevra ev exxXTjcua; ibid. 226, Пессинунт: ti-[A7]&6vtoc iv IxxXvjatai?) не говорят о том, что в Галатии функционировало народное собрание: речь идет о публичном провозглашении постановлений о награждении того или иного магистрата.

Городские должности в Галатии те же, что и в других провинциях: apxovT?? во главе с тгрыто^ ap^wv, агораном, гимнасиарх, эпимелет, иринарх; в надписях не встречаются названия должностных лиц, руководивших (ЗоиХу;: TZQoeSpot;, уросрр-атги? и т. п.; отсюда, конечно, рискованно было бы делать какой-либо вывод, тем более что надписей из Галатии вообще дошло мало; но если принять во внимание, что в посвятительных надписях обычно подробно перечисляются все honores чествуемого лица, отсутствие упоминания о руководящих должностях в (ЗоиХт) позволяет думать, что (ЗоиХу) не было постоянно функционирующим авторитетным учреждением.

Самыми почетными были должности, связанные с культом императоров: галатархи, архиереи (мужчины и женщины), себастофанты и т. п.

Как и в других провинциях, почетные магистраты жертвовали значительные суммы на раздачи хлеба, умащений, устройство игр, содержание общественных зданий. Щедроты магистратов  были  базой городских  финансов.

Скудость источников о Галатии особенно чувствительна при попытке изучения ее экономики. Степной район собственно Галатии был не очень богат естественными ресурсами. Земледелие могло приносить мало выгод в безводных районах вокруг соленого озера Татты; зато здесь, по Страбону (XII, 6, 1), водились «изумительные овцы», правда, с жесткой шерстью. Некоторые лица составили себе из них огромные богатства; так, Аминта содержал в этих местах более 300 стад овец (iroi-(j-vai;). На обширных пастбищах еще бродили дикие ослы. Га-латских мулов Плутарх (de cupid. div. II) называет в числе предметов роскоши, которые доводят богачей до разорения. Наряду со скотоводством большое место занимали в хозяйстве земледелие и садоводство; вина здесь было мало, оливок не было,

8    А. Ранович                                                                                                             111

зато было много фруктовых деревьев (яблони, груши, орехи). В Пессинунте засвидетельствован союз садоводов ([ст]и[стт]у^а-[т]о<; xYjiroupwv). * Земля и скот были основным богатством галатских царей. Если Аминта имел триста стад, то и Дейо-тара Цицерон называет «прилежнеишим земледельцем и скотоводом».

В соответствии с природными условиями население Галатии было, надо полагать, редким. Никаких статистических данных в нашем распоряжении нет. Исходя из общих соображений, Broughton ** предлагает следующие цифры народонаселения провинции:

Писидия и Памфилия, площадь 8 515 кв. миль (плодородная равнина, несколько значительных городов)   800 000

Собственно Галатия, площадь 15 625 кв. миль (городов мало, преобладают пастбища)   .......    500000

Ликаония                             * .  .   .16 015     »     *                 400 000

40155

1 700 000

Наличие шерсти, которую хвалит Плиний (NH 29, 13), содействовало развитию текстильного производства и торговли готовым платьем. В сильно фрагментированной надписи (IGRR III, 228) Траян благодарит пессинунтцев за подарки: два tpip/.KTwpioc (fibulatoria —плащи с застежками, ср. эдикт Диоклетиана de pretiis XIX, 16), два воза Tpi[JUTu>v (trilix, «тройная» ткань из двух тонких и одной грубой нити, ср. эдикт Диоклетиана XIX, 28). В Expositio totius mundi (ок. 350 г.) говорится, что в Галатии много торгуют платьем.

Но основным занятием населения было сельское хозяйство. О том, как распределялось земельное владение и каково было положение непосредственных производителей, мы имеем мало данных. У рачительного «земледельца и скотовода» Дейотара и у владельца стад Аминты были, надо полагать, обширные земли, на которых сидели Xaoi paaiXixoi. Август, получив «наследство» от Аминты, сохранил, по всей вероятности, за собой право верховного собственника на царскую землю. Но потомки Аминты (Пилэмен, OGIS 533) остаются богатыми людьми. Очевидно, часть земли была им оставлена. Об императорских имениях в Галатии материалы случайны и невыразительны.*** Наличие рабов и вольноотпущенников Августа и Ливии с именем Amyntiani, раба Калигулы с именем Palaemenianus сви-

* «An economic survey of ancient Rome», v. IV, стр. 884. ** Там же, стр. 815.

*** См. О. Hirschfeld, Der Grundbesitz der romischen Kaiser in den ersten drei Jahrhunderten, Kl. Schrift., стр. 516 ел.; Т. R. S. Broughton, An economic survey of ancient Rome, v. IV, стр. 587 ел. Много внимания уделяет вопросу об императорских имениях в своих многочисленных исследованиях Малой Азии W. M. Ramsay.

114

детельствует, что земельные владения Аминты и его сына Пилэмена вместе с рабами достались императорам. Прокуратор Августа в Галатии, надо полагать, был управляющим императорскими имениями. В надписи IGRR III, 335 сообщается, что прокуратор Л. Пупий Презент (64 г.) произвел размежевание земель, «чтобы находящаяся справа была отнесена к сагалассийцам, а слева — к селению тимбрианассийцев>. В ликаонской надписи (ibid. 240) назван «верна (раб-выкорм-ленник) господина цезаря, иринарх». Полицейская должность иринарха была литургией, которую выполняли местные граждане. Иринарх = царский раб может означать только представителя полицейского надзора в императорском имении. Об императорском имении, возникшем путем «наследования» или конфискации частного владения, говорит надпись, опубликованная J. G. С. Anderson'oMj* здесь говорится о сооружении храма со статуями на средства прокуратора Клавдия Валериана, экономом (= вилик) ?<opia>v Ku)vcri[S]iavw[v. Очевидно, императорским имением было (при Адриане) земельное владение, принадлежавшее раньше Консидию,— praedia Gonsidiana. В Ли-каонии ряд надписей свидетельствует о существовании там императорских имений. «Вольноотпущенник прокуратор Августа» воздвигает надгробие рабу (Оретгты) (IGRR III, 243). Другая надпись (ibid. 250) посвящена вольноотпущенникам Августа Элием Тертием атсеХеи&ерм xal йре^тй Термофилу. Верна (раб, выращенный в доме) Августа xavxeM.apio<; (сап-cellarius) посвящает надпись отцу Аврелию Хрисанфу и матери рабыне (SouXy)) господа (т. е. императора) (ibid. 256). В Иконии стелу воздвигает 'Очг,ощос, Ко»старо*;, т.е. раб Цезаря (ibid. 266). В некоторых надписях упоминается верна без указания его владельца (ibid. 253, 254); но само применение латинского термина oLIpva? говорит о его принадлежности римскому владельцу, скорее всего императору.

Что касается крупного частного землевладения, то о нем прямых сведений еще меньше. Конечно, мы вправе утверждать, что лица, обогатившиеся, по словам Страбона, разведением овец, не перевелись при империи. Благодетели, раздававшие населению масло, хлеб, устраивавшие за свой счет игры и т. д., могли извлекать свое богатство только из эксплоатации земельных владений. Есть и прямые свидетельства. Кроме уже упоминавшихся praedia Considiana, известны и praedia Quadrati-ana, перешедшие во владение императора. Надпись (ClL III, 265) упоминает Юлия Фортуната, прокуратора Флавия Аудакса. О размере земельного владения Сергия Павла можно судить по тому, что относящиеся к нему надписи найдены в местах,

* «An imperial estate in Galatia», JRS XXVII  (1937),  стр. 18 ел.

8*

115

0

л'!1

(ОС

. 'л

»ио

',ед,

I» Г

¦рл,

на 20  км друг от друга. Женщина-эконом Валерия >а упоминается IGRR III, 279. Л. Септимий Аппиан чтит j'te угодившего     ему   прагматевта   (ibid.   257).   Крупное :te называется, как и в других местах, x(UP'-ov или   хтт}ац. -нас нет данных о том, как велось хозяйство на земле, о   "было   положение   непосредственных   производителей. ей вероятности, на земле работали    прежние Xowl   p<x<u-з Качестве наследственных арендаторов, вносивших свою долю натурой,что давало возможность крупным собственникам,

КХдия Севера, царского сына Пилэмена или носителя ;кого имени Альбиорига, сына Атепорига, накоплять «:ио количества хлеба. Рабы, упоминающиеся в надпи-эта — управители, надзиратели, экономы. Раб Комод '¦с) в надписи IGRR III, 252 ставит памятник своему ад^атилетнему сыну  и  одновременно,  еще  при  жизни,

дазне; он, следовательно, тоже не рядовой раб, а занимает •локированное положение.

[к жилось земледельцам, мы не знаем; при натуральном характере хозяйства ограниченные потребности покрывались \к, а  в городах щедроты магистратов,  подачки  богачей

 р                р                   р

,вг1|; *лЯли необходимую статью бюджета; при первом стихий--а<'едотвии или неурожае население оказывалось на грани  О                    б                              IGRR III  206

fc

Hi

1. U нужде в хлебе говорит надпись IGRR III, 206; другая ci> говорит о многократно наступавших «тяжелых време-jbid. 226).  Не малым бедствием были варварские наше-lftj,i    (pappapixocl еФоЗоь, ibid. 206) и постои войска (например, 4      173).

Галатия не извлекла существенной пользы от включения '      ?ав империи. Масса населения только переменила  хозяев, рещЪия   более  искушенных  и  беспощадных  властителей,  не "Них   считаться   со   старым   патриархальным   укладом, сумевших поднять экономику страны.  Императорский объединил высшие круги галатского общества и содей-1 их медленной эллинизации; но не видно, чтобы элли-или романизация коснулись широких слоев населения, вероятно,  объясняется,  что  христианство  туго  приви-адесь. Хотя, по свидетельству «Деяний апостолов» XIV, CM,'* вел свою пропаганду в наиболее развитых районах про-йго1 ,%и-—в Антиохии, Иконии, Листре, Дербе, ему не удалось Д:'»г^;,;'оЛеть иудейскую пропаганду. «Послание к Галатам» говорит   упорстве,   с каким   держались   здесь   ветхозаветного закона, а к язычникам в собственно   Галатии   христианство до середины  II в., повидимому, вовсе не проникло.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова