Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Абрам Ранович

ВОСТОЧНЫЕ ПРОВИНЦИИ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ В I—III вв.

К оглавлению

Номер страниц после текста на этой странице.

КАППАДОКИЯ

В противоположность Галатии, сохранившей в общественном строе и в быту значительные элементы варварства, Каппадокия, самая восточная провинция Римской империи в Малой Азии,— страна, где цивилизация возникла в далекой древности. Еще в III тысячелетии до н. э. здесь была ассирийская колония. Возможно, что на ее месте возник в эллинистическую пору город Аниса, исчезнувший затем в I в. * Каппадокия составляла важную основную область Хеттского царства. Тем не менее природные условия, изолировавшие Каппадокию как от Черного моря, так и от южного берега Малой Азии и предоставлявшие неудобные пути сообщения с западным берегом, законсервировали Каппадокию, задержали и замедлили ее эллинизацию. После смерти Александра Каппадокия досталась Евмену; но ее еще только предстояло завоевать, так как сам Александр не захватил ее. Эллинизация слегка затронула высшие круги общества, но масса населения сохранила родной язык, старые условия быта. Как показывают немногочисленные надписи из Каппадокии, наряду с официальным греческим языком продолжал применяться арамейский, бывший официальным языком со времен ассирийского владычества в Передней Азии. И в римский период греческий и латинский языки не проникли в Каппадокии дальше городов, а в городах — дальше ограниченного круга лиц, которым приходилось непосредственно  иметь дело  с  римлянами.  ,

В Каппадокии особенно ясно проявляется административная политика римлян в организации провинций,отмеченная Страбоном (XIII, 4, 12); римляне не считались с этническими и с исторически сложившимися политическими делениями. До 17 г. н. э. Каппадокия оставаласьпод властью царя Архелая, носившего, кроме греческого, местное имя Сисин. После почти

* См. F. Cumont,   A   propos  d'un   decret d'Anisa  en Cappadoce, REA,  XXXIV (1932), стр.  135.

in

 

отстоящих на 20 км друг от друга. Женщина-эконом Валерия [Лон]га упоминается IGRR III, 279. Л. Септимий Аппиан чтит память  угодившего     ему   прагматевта   (ibid.   257).   Крупное

имение называется, как и в других местах, хшр'юч или

У нас нет данных о том, как велось хозяйство на земле, каково было положение непосредственных производителей. По всей вероятности, на земле работали прежние Xaoi (Jaai-Xixoi в качестве наследственных арендаторов, вносивших свою плату натурой,что давало возможность крупным собственникам, вроде Юлия Севера, царского сына Пилэмена или носителя кельтского имени Альбиорига, сына Атепорига, накоплять большие количества хлеба. Рабы, упоминающиеся в надписях, это — управители, надзиратели, экономы. Раб Комод (SouXoi;) в надписи IGRR III, 252 ставит памятник своему одиннадцатилетнему сыну и одновременно, еще при жизни, себе и жене; он, следовательно, тоже не рядовой раб, а занимает привилегированное положение.

Как жилось земледельцам, мы не знаем; при натуральном характере хозяйства ограниченные потребности покрывались кое-как, а в городах щедроты магистратов, подачки богачей составляли необходимую статью бюджета; при первом стихийном бедствии или неурожае население оказывалось на грани голода. О нужде в хлебе говорит надпись IGRR III, 206; другая надпись говорит о многократно наступавших «тяжелых временах» (ibid. 226). Не малым бедствием были варварские нашествия (Pappocpixal I<po8oi, ibid. 206) и постои войска (например, ibid.  173).

Галатия не извлекла существенной пользы от включения в состав империи. Масса населения только переменила хозяев, получив более искушенных и беспощадных властителей, не желавших считаться со старым патриархальным укладом, но не сумевших поднять экономику страны. Императорский культ объединил высшие круги галатского общества и содействовал их медленной эллинизации; но не видно, чтобы эллинизация или романизация коснулись широких слоев населения. Этим, вероятно, объясняется, что христианство туго прививалось здесь. Хотя, по свидетельству «Деяний апостолов» XIV, Павел вел свою пропаганду в наиболее развитых районах провинции— в Антиохии, Иконии, Листре, Дербе, ему не удалось преодолеть иудейскую пропаганду. «Послание к Галатам» говорит об упорстве, с каким держались здесь ветхозаветного «закона», а к язычникам в собственно Галатии христианство до середины  II в., повидимому, вовсе не проникло.

КАППАДОКИЯ

В противоположность Галатии, сохранившей в общественном строе и в быту значительные элементы варварства, Каппадо-кия, самая восточная провинция Римской империи в Малой Азии,— страна, где цивилизация возникла в далекой древности. Еще в III тысячелетии до н. э. здесь была ассирийская колония. Возможно, что на ее месте возник в эллинистическую пору город Аниса, исчезнувший затем в I в. * Каппадокия составляла важную основную область Хеттского царства. Тем не менее природные условия, изолировавшие Каппадокию как от Черного моря, так и от южного берега Малой Азии и предоставлявшие неудобные пути сообщения с западным берегом, законсервировали Каппадокию, задержали и замедлили ее эллинизацию. После смерти Александра Каппадокия досталась Евмену; но ее еще только предстояло завоевать, так как сам Александр не захватил ее. Эллинизация слегка затронула высшие круги общества, но масса населения сохранила родной язык, старые условия быта. Как показывают немногочисленные надписи из Каппадокии, наряду с официальным греческим языком продолжал применяться арамейский, быв-щий официальным языком со времен ассирийского владычества в Передней Азии. И в римский период греческий и латинский языки не проникли в Каппадокии дальше городов, а в городах — дальше ограниченного круга лиц, которым приходилось непосредственно  иметь дело с  римлянами.   ,

В Каппадокии особенно ясно проявляется административная политика римлян в организации провинций, отмеченная Страбоном (XIII, 4, 12); римляне не считались с этническими и с исторически сложившимися политическими делениями. До 17г. н. э. Каппадокия оставаласьпод властью царя Архелая, носившего, кроме греческого, местное имя Сисин. После почти

* См. F. С u m о n t,   A   propos  d'un  decret d'Anisa   en Cappadoce, REA,  XXXIV (1932), стр.  135.

117

пятидесятилетнего царствования Архелай был смещен Тибе- рием, а Каппадокия была превращена в прокураторскую провинцию. Хотя Архелай был вызван в Рим для ответа по обвинению в каких-то замыслах против империи (Dio Gass., LVII, 17), но процесс, невидимому, не привел к обвинению Архелая;* упразднение царства в Каппадокии было вызвано внешнеполитическими   причинами.

История провинции Каппадокия тесно связана с историей взаимоотношений Рима с Арменией и Парфией. Эти взаимоотношения определяли и изменения границ провинции и ее статус в разное время.

Во время войны против Армении и Парфии при Нероне Корбулон, по сообщению Тацита (Ашь XV, 25), получил чрезвычайные полномочия, почти такие, «какие римский народ дал некогда Помпею, когда ему поручено было вести войну с пиратами». Гражданское управление при этом оставалось незатронутым, Каппадокия попрежнему управлялась прокуратором.** Но, повидимому, к Каппадокии была присоединена Равнинная Киликия, так как в надписи, опубликованной Колдером,*** мы находим посвящение некоему Прокулу, ргос (uratori) Nero[nis Cl]audii Ga[esaris] Aug(usti) Germa(nici) [prjovinciae   [Capp]adociae   et  Giliciae.

Когда с парфянами был заключен длительный мир, а на престол Армении сел коронованный Нероном Тиридат, не было, казалось, оснований для усиления военной охраны Каппадокии. Однако, как сообщает Светоний (Vesp. 8), Веспасиан «из-за постоянных набегов варваров» дал сюда легионы и поставил во главе провинции правителя консуляра вместо всадника.**** Gwatkin склонен считать, что под «набегами варваров» надо понимать давление со стороны сарматских племен и особенно аланов.***** Гораздо более вероятно, что расквартирование в провинции двух легионов имело целью не защиту против варваров; легионы были предназначены Armeniae retinendae,

* См. W. S. Gwatkin, Cappadocia as a Roman procuratorial Province, The University of Missuri Studies, V, 4 (1930), стр. 7—16. Что Архелай, возможно, в самом деле был настроен против Рима, можно вывести из того, что в противоположность своим предшественникам, называвшим себя cpiXopro^aioi, Архелай в своих надписях (OGIS 357—361) именует себя <piX6roxTpis.

** См. W. S. Gwatkin,    ук. соч., стр. 41 ел. *** JRS  II   (1912),   стр.   99 ел.

**** Это обстоятельство подтверждает предположение Ф. Горовица («Le principe de creation des provinces procuratoriennes», Rev. Phil. XIII, 1939, стр. 47 ел., 218 ел.), что прокураторами управлялись пограничные провинции, в которых не было стоянки легионов. Когда в Каппадокии были размещены два легиона, управление перешло к легату. *****    Ук. соч., стр. 57 ел.

118

как в свое время именно для этого был назначен Корбулон (Т а с, Ann. VIII, 8); неудачи во время нероновых войн показали, что Каппадокия — уязвимое место, что здесь надо постоянно содержать сильное- войско и, следовательно, надо из прокураторской провинции превратить Каппадокию в провинцию, управляемую легатом консуляром. Вместе с тем надписи показывают, что Каппадокия была при Флавиях объединена с Галатией, Писидией, Фригией, Ликаонией и другими районами центральной и восточной части Малой Азии. Только после завоевания Армении и образования новой провинции — Армении, быстро, впрочем, ликвидированной, Каппадокия вошла, наконец, в постоянные границы, в которых оставалась до Диоклетиана, под управлением легата консуляра.

Кроме собственно Каппадокии, в состав провинции вхо-¦¦¦$ дили Pontus Galaticus, Pontus Polemoniacus и Малая Армения. I; Каппадокия и, особенно, Малая Армения занимали важное место в системе обороны восточных границ империи. Поэтому здесь велось интенсивное строительство стратегических дорог.* Об этом строительстве говорят не только древние географы и итинерарии, но и многочисленные надписи; особенно много этих надписей сохранилось от III в., когда угроза со стороны Парфии, а затем ново-персидского царства Сассанидов стала вполне реальной (CIL III, 12162—12211 и др.; IGRR III, 131). Узлами дорог в Малой Армении были на севере Сатала, на юге — Мелитена, откуда дороги расходились веером во все стороны.

Понятно, что строительство дорог имело последствием усиление связей как внутри провинции, так и с другими областями империи и с Великой Арменией. Вообще же Каппадокия в период империи, как и в период эллинизма, оставалась отсталой страной, где не развилась городская жизнь, а аграрные отношения долго сохраняли многие примитивные черты, свойственные древневосточным обществам.

Источники о Каппадокии очень скудны — случайные упоминания в литературе и очень небольшое число надписей, из коих большинство относится не к Каппадокии в собственном смысле, а к областям Понта, входившим в состав провинции. Лучше представлена Каппадокия в монетах, но этот источник по самому характеру своему мало выразителен.

Каппадокия — страна небогатая. Горное плато отличается континентальным климатом, неблагоприятным для произрастания южных злаков и плодовых деревьев. Страбон отмечает (XII, 2, 1),что Мелитена—единственная область в Каппадокии, занятая садовыми культурами,    где растут оливы и произво-

* См. V-   С h а р о t,   La frontiere de l'Euphrate de Pompee a la conquete arabe,  P.   1907, стр.  347 ел.

119

дится монаритское вино, соперничающее с греческим. О городе I Мазаке (позднейшей Кесарии) и его территории Страбон сообщает, что это непригодное для жилья место, ибо лишено воды, а окружающая земля, хотя и равнинная, совершенно бесплодна и не обработана. Скотоводство, повидимому, занимало больше места в сельском хозяйстве провинции (Str. XII, 7, 10). По сведениям Страбона (XII, 17, 8), Каппадокия давала персам ежегодно, кроме денежной подати, 1500 лошадей, 2000 мулов и 50 000 овец. Коневодство было развито в Каппадокии издревле, еще со времен Хеттского царства, и продолжало занимать видное место в хозяйстве провинции. В конфискованном императором Валерианом имении некоего Палматия разводили славившихся своей резвостью equi Palmatii, которые еще в V в. входили в состав grex dominicus, находившегося под управлением  особых praepositi.*

В Каппадокии добывалось железо (Plm. NH 34, 142). Учреждение в Мазаке (Кесарии) как бы центра по чеканке римской монеты, притом серебряной, позволяет предполагать, что здесь разрабатывались серебряные руды. В Каппадокии добывались и минеральные краски; особенно хвалит Страбон минерал jjuXto? (XII, 3, 10). В Каппадокии добывался оникс и какой-то белый камень, цветом напоминающий слоновую кость, из которого изготовляли рукоятки для мечей и зеркала; этот камень экспортировался (ibid.). Этими камнями, которые Плиний (NH 36, 46) называет phengis, Домициан, как рассказывает Светоний (Dom. XIV), облицовал стены портиков, в которых обычно гулял, чтобы видеть на их зеркальной поверхности, что происходит позади него.

Каппадокия, таким образом, обладала естественными ресурсами, представлявшими значительный интерес для римского правительства, эксплоатировавшего их. Масса же населения должна была существовать на те скудные средства, какие скупо давали земледелие и скотоводство. Хозяйство было в общем бедное и не давало стимула для роста производства и обмена, для развития рабовладельческого способа производства. Включение провинции в состав империи здесь дало не столь заметные результаты в подъеме народного хозяйства, как   в   других   провинциях   Малой   Азии.

Страбон указывает, что из десяти стратегий, на которые делилась Каппадокия во времена царей, только две имели города — Тианитис и Киликия. В первой метрополией был город Тиана, расположенный «у подножия Тавра перед Кили-кийскими воротами, где находятся самые удобные и обычные перевалы в Сирию» (XII, 2, 7). Другим городом была Мазака

* W. S. G w a t k i n,   ук. соч., стр. 22.

120

(Кесария). Хотя этот город расположен в бесплодной и безводной местности, цари выбра-»1И э™ неудобное место для города, по предположению Страбона (ЛП, 2, 9), потому, что здесь был центр района, который и^ел <<а ДеРево, и строительный камень, и пастбище, в которой °.ни особенно нуждались как скотоводы». Других городов СтЯа"0Н не знает, даже Мелитены, Страбон называет «укрепленнь*е поселения» (^pouptoc spufivd), «местечко» (iroXt/viov), «укрепЛение> (?Ри!хк), хшцбгсоХц (XII, 2, 6).

Большое место занимали хрзмовь'е теРРитории с крупными центрами полугородского ти*та* то> во-первых, Комана Каппадокийская (Гиераполь), центр культа Ма; «там большое множество боговдохновенных (wsotpopr/rcuv) и храмовых рабов. Население — катаонцы, г'ообще подчиненные царю, но повинующиеся больше жрецу. Последний распоряжается храмом и храмовыми рабами, котор*"1Х во вРемя нашего пребывания там было больше шести тысяч; мУжЧин и женщин. К храму относится много земли, и дохо^ом ПОльзуется жрец, занимающий второе место в Каппадокии Росле Царя; да и большей частью цари и жрецы принадлежат к одному роду» (Str. XII, 2, 3). В Веназе находился храм Зевса (АгУРа~Мазды) с «поселением (хостоиаа) храмовых рабов около тРех тысяч и плодоносной землей, дающей жрецу годовой Д°ох0Я в пятнадцать талантов» (XII, 2, 6). Третий прославле?Гньш хРам принадлежал Зевсу Докиейскому.

Все это рисует нам картину t гоРазДо более близкую к древневосточным социальным отнои*еш1?М' чем к эллинистическим. В дополнение к сообщению, чТ° ^аппадокия делилась ранее на десять стратегий, мы узнаем от ^рабона, что после победы над Антиохом римляне заключи^11 ДРУжбу с племенами и царями (терб? ts та E&vT) xal тои<; (ЗаспХе^)' и честь эта была предостав-

 цр

(терб? ts та E&vT) xal тои<; (ЗаспХе^)' и честь эта была предоставлена каждому царю в отдельн^0™ и самомУ народу в целом (xal аиты SITU s'&vet xoivrj, XII, %> П>' Отсюда можно заключить, что царская власть здесь не цРедставляла Централизованной монархии. «Стратегии», как и ВЬ1Деленные храмовые территории, представляли более ил0 мен<эе независимые области, лишь номинально подчиненны*3 верховной власти царя. Персидская монархия была плохо с:РаяннЬш к°нгломератом племен и народов, а в период развала ДеРжавы Ахеменидов сатрапы фактически стали независимым** правителями. В такой отдаленной и глухой области, как ^аппадокия, правители отдельных «стратегий» также больше были связаны с местной территориальной общиной, чем с центральной властью сатрапа. Примитивные формы государст^енноСти позволяли этим «стратегам», представителям знатнь*х Р°Д°В> осуществлять полупатриархальную власть над сззоими соплеменниками, переда-

121

вая ее по наследству. О таких наследственных «сатрапах» I в Малой Армении пишет Прокопий (de aedif. Ill, 1, 17): «Во главе остальной Армении, которая находится по сю сторону Евфрата, ... стояли пять сатрапов, армяне родом; в эту должность они вступали всегда по наследству и занимали ее до самой смерти. От римского императора они получали только знаки своей власти». О правителях соседней Софены говорится в God. Theod. XII, 13, 6, что они должны вносить aurum coronarium в пользу империи, как и все сатрапы, secundum consuetudinem moris antiqui (указ 387 г.).

Независимые фактически храмовые территории с порабощенным населением типичны для малоразвитого восточного общества е примитивными формами рабства. Низкий уровень производительных сил при небогатых естественных ресурсах страны не позволял использовать избыток рабов для расширения производства; храмы, цари и другие владельцы рабов находили больше выгоды в том, чтобы продавать рабов за пределы провинции. О каппадокийских рабах упоминают поэты Гораций, Персии, Марциал, Ювенал. Включение Каппадокии в состав империи содействовало разложению здесь старых более примитивных отношений. Известную роль здесь могло сыграть, наряду с развитием сети дорог, привлечение местного населения к службе во вспомогательных войсках и, быть может, даже в легионах.* Военная служба давала ветеранам римское гражданство, прививала им элементы греко-римской культуры, а поскольку auxilia располагались в самой провинции, они становились проводниками новых отношений и среди своих соплеменников. Само собой разумеется, что и в Каппадокии в той или иной степени сказывалась нивелирующая сила империи. Римляне отнюдь не были склонны делить власть с местными династами и храмами и оставлять в неприкосновенности старый уклад. Но романизация провинции продвигалась туго. Городская жизнь, через которую прежде всего проявлялось римское влияние, в Каппадокии не достигла такого роста, как в соседних более экономически развитых провинциях. Еще и во II в. Птолемей попрежнему находит в Каппадокии главным  образом  поселения  сельского  типа — xwjaoci. **

Но все же, хоть и слабыми темпами, города в Каппадокии росли. Если Страбон знает только два города Кесарию-Ма-заку и Тиану, то во II в. мы находим уже ряд городов, преимущественно в Малой Армении и Каппадокийском Понте: Сатала, Мелитена,  Амасия,   Себастополь,  Себастия, Неокесария,  Ко-

* Th.  Mommsen,   Gesammelte Schriften VI,  стр.  20 ел. ** Е. К u h n,   Stadtische und burgerliche   Verfassung des romischen Reiches,   II,  стр.   233 ел.

122

мана.  Однако не все эти  города чеканили монету,  не все  они получили тип организаций эллинистических городов.

Как возникали города, об этом дает нам представление рассказ Прокопия (de aedif. Ill, 4, 15—18): «Было местечко в так называемой в древние времена Малой Армении, недалеко от реки Евфрата, где стоял гарнизоном отряд римских воинов. Это местечко называли Мелитеной, а отряд — легионом. Здесь в прежние времена римляне выстроили укрепление в виде че-тыреугольника, на ровном месте. Оно было вполне достаточным для воинов как убежище, и здесь они хранили свои военные знамена. Впоследствии по воле римского императора Траяна это место получило звание города и стало столицей здешней страны. С течением времени город Мелитена стал большим и многолюдным. Так как строиться внутри стен было уже невозможно (как я сказал, это укрепление занимало очень небольшое пространство), они стали строиться на равнине около этой крепости; здесь они выстроили себе храмы, здания, правительственные учреждения, торговую площадь, лавки для различных товаров; они проложили всюду городские улицы, выстроили галлереи, бани, театры и все другое, что служит для украшения большого города».*

Недостаточность имеющихся в настоящее время источников не позволяет установить, в какой мере в новых городах утвердился греческий тип их организации. Ничтожное количество надписей, найденных до сих пор в Каппадокии, само по себе может служить показателем слабого развития городской жизни. Почти нет вовсе надписей, восхваляющих щедрость магистратов. Единственная большая надпись в этом роде — OGIS 529 (Себастополь). pouXv) xoci Svi(io<; засвидетельствованы для Команы — Гиераполя (IGRR, 111,121, 125); здесь же засвидетельствованы пританы со смешанным именем Юлий Антоний Митра Anna (125) и с чисто местным именем Майбузан (121), гимнасиарх, коллегии пританов и эпимелетов, * * агораном (IGRR III, 115); архонты, fiou~kr, и 8r,iioc, упоминаются в Себастополе (ibid. Ill, 113, 114) и Себасте (ibid. 119). Амасия на монетах титулуется 'ASpiavstoc SeouTjpsia 'Avtwvivwcv/] 'Aixaaioc М^тротгоХц INscoxopo^ 7грытт] той Поутои. Неокесария также фигурирует на монетах как метрополия (ср. IGRR III, 115), а также, конечно, Кеса-рия-Мазака и Комана. Некоторые незначительные поселения получили звание колоний, но нет данных о том, как в них было организовано управление. В надписях упоминаются понтархи, руководители xoiva в  Pontus Polemoniacus   (IGRR III,    115,

* Перевод С. П. Кондратьева,  ВДИ № 4/9.

** «Anatolian Studies presented to sir William Ramsay», Manch. 1924, I, стр. 399 ел.

123

116) и армениарх (ibid. 132), но каппадокарх, упоминаемый в Дигестах (XXVII, I, 6, 14), в надписях не встречается. Пови-димому, единственным действительно эллинизированным городом была Тиана, которую Филострат (V. Ар. I, 4) характеризует как «эллинский город», отмечая, что это был богатый город; это определялось, надо полагать, его местоположением у Киликийских ворот и связями с Азией и Киликией.

О том, в какой мере Каппадокия как римская провинция втянулась в торговый оборот, можно судить лишь по случайным данным эпиграфики и нумизматики. Заранее можно предположить, что страна, бедная ресурсами и с низким уровнем производства, вряд ли могла занять сколько-нибудь серьезное место в торговле. Монеты из Кесарии-Мазаки найдены в отдаленных местах — на Балканах и в Дунайских странах, в Палестине и на Кавказе, в Коринфе и Дура-Европос. Но это объясняется не торговыми сношениями Кесарии, а тем, что здесь был центр чеканки римской имперской серебряной монеты в две, одну и полдрахмы. Эти монеты имеют латинскую легенду, датируются по годам императора и соответствуют римскому стандарту.* Совершенно очевидно, что они предназначены не для местного обращения. Что касается бронзовых монет, то их выпускало  немного  городов.

Поразительный случай представляют клады монет в Дура-Европос. Здесь из 2817 монет найдено 518 бронзовых монет Амасии, больше, чем антиохийских (356); по количеству монет Амасия уступает только Эдессе (896) и Нисибису (643). Ама-сийские монеты все относятся к правлению Септимия Севера, и в этом, повидимому, лежит объяснение этого странного факта: в начале III в. в связи с событиями в Сирии чеканка монет для обращения в Месопотамии временно прекратилась и в оборот пошли монеты Амасии; ни до Септимия, ни после него монет Амасии в кладе Дуры нет ни одной.** Сам по себе город Амасия вряд ли имел обширные торговые связи, судя по тому, что этот город на Понте Эвксинском не упоминается в надписях Северного Причерноморья в IOSPE.

В CIL III и II встречаются упоминания каппадокиицев далеко от родины — на Балканах, в Италии; но эти случаи чрезвычайно редки. В надписи из Себастополя (IGRR III, 112, время Траяна) говорится о лице, построившем на свои средства портик и торговые ряды (1руа<тту'р1а).

Все эти данные недостаточны для категорических выводов, но сама их недостаточность в некоторой мере показательна.

* Head,    Historia numorum,  стр.  752 ел.

** A. R. Bellinger,   The eighth and ninth Dure Hoards, N.  Y. 1939, стр.  2, 68 ел.  и табл. к стр.  14.

324

Заслуживает внимания и то обстоятельство, что в Каппадо-кии пока не найдено ни одной надписи, упоминающей распространенные в Малой Азии коллегии.

Римское владычество должно было внести изменения в земельные отношения. Прежде всего смещение Архелая привело к конфискации его земельных владений. По словам Тацита (Ann. II, 42), Тиберий, превратив Каппадокию в прокуратор-скую провинцию, уменьшил вдвое сбор с торгового оборота (centesima rerum venalium), рассчитывая, что его доход от новой провинции покроет ущерб, который получит aerarium mi-litare от этого уменьшения сбора. Земля составляла основной доход Архелая, который позволил ему накопить сокровище, укрытое в сильно укрепленном ерор.а — Норе (Нероассе). Ар-хелай написал даже трактат о земледелии, на который ссылает-i ся Плиний Старший (NH 18, 73). Вероятно, были конфискованы ' частично и во всяком случае реорганизованы храмовые владения. Надписи показывают, что Комана была превращена в полис (IGRR III, 121,125) и, следовательно, земледельческое население частично переходило на положение приписанных к полису и даже, может быть, проживавших в нем земледельцев. Созданные римлянами новые города также, конечно, получили свои земельные территории. При этом многочисленные 9роиркх, принадлежавшие раньше «частью царям, частью их друзьям» (Str. XII, 2, 9), упразднялись, хотя, как мы видели выше, владельцы крупных имений и «сатрапы» сохранились еще и в поздней империи. К сожалению, конкретных материалов, рисующих процесс изменения аграрных отношений и их приближения к римскому типу, источники не дают. Можно лишь предположить, что темп этих изменений был таким же медленным, как и темп роста городской жизни. В Каппадокии, надо полагать, и в римское время сохранилось немало элементов общинного и патриархального уклада, облегчивших здесь переворот, поведший к установлению феодальных отношений на Востоке.

Дух времени, однако, сказался и в Каппадокии. В стихотворной эпитафии из Амасии (IGRR III, 103) сообщается, что покойник Кисомброт был выдающимся юристом (sv vop.ixYj itpou^ovTa) и был еудебным заседателем при правителе Вифинии. В другой стихотворной эпитафии из Себастополя (ibid. 118) говорится об ученом грамматике Максиме.  *• Новая религия, христиан-

* Для романизации провинции могла бы служить примером единственная в своем роде надпись IGRR III, 109 (Зела), где штраф за нарушение покоя могилы устанавливается в 474 сестерция. Нам представляется, однако, что здесь дело не в романизации. Странная цифра 474, по всей вероятности, представляет числовое значение букв арамейского имени или священного,  магического слова; так как  474   драхмы

125

ство, также получила распространение в провинции, хотя позже, чем в других областях Малой Азии. В середине III в. кап-падокийская церковь в Кесарии становится одним из центров христианского богословия, и Киприан состоит в переписке с епископом кесарийским Фирмилианом.

В течение III в. Каппадокия сильно пострадала от военных нашествий. Нашествия варваров, о которых говорит Светоний, случались и раньше. Надпись 137 г. из Севастополя восхваляет знаменитого историка Арриана, который в качестве легата провинции отразил набег аланов и в связи с этим написал свое произведение ''Ехта^ц хат' 'AXavwv. В III в. Каппадокия часто становилась ареной военных действий. В 231 г. Ардашир, новый владыка Персидского царства, начал войну против Рима и при этом опустошил Каппадокию. Нашествие на Каппадокию совершил Ардашир и в 240 г., а его преемник Сапор I— в 257 г. После пленения императора Валериана персы заняли значительную часть Каппадокии и при этом разгромили метрополию провинции Кесарию. Одновременно понтийские области провинции подвергались опустошительным нашествиям с севера народов, которые в источниках называются готами и скифами. Каппадокия, как и другие области Малой Азии, была включена в Пальмирское царство Зенобии; когда Аврелиан вновь завоевал страну и уничтожил Пальмирское царство, Тиана оказала ему сопротивление, и император грозился отдать город солдатам на разграбление; он, впрочем, не привел в исполнение своей угрозы.

Все эти военные события могли бы окончательно подорвать силы провинции, и если в дальнейшем Каппадокия сумела оправиться, то в известной мере она обязана этим своему включению в состав единой империи.

История Каппадокии как римской провинции мало известна. Возможно, что дальнейшие открытия позволят яснее видеть перемены, какие произошли здесь под влиянием Рима. Но можно и сейчас считать, что из всех малоазиатских провинций Каппадокия меньше всего преобразовалась под римским владычеством.

или денария показались автору надгробия слишком высокой суммой, он заменил драхмы сестерциями. Наряду со столь низкой цифрой штрафа надпись ив Тианы (Rev. Phil. XIII, 1939, стр. 210) назначает штраф в  10 000 денариев.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова