Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

УХТОМСКИЙ Алексей Алексеевич

физиолог, христианин - о нем Золотарев; его старший брат Андрей. О его знакомстве со старообрядцами Федченков.

Кузьмичев Игорь Сергеевич. А.А.Ухтомский и В.А.Платонова: эпистолярная хроника. СПб.: Звезда, 2000. 192 с. 1000 э.

Переписка с Варварой Александровной Платоновой, с которой познакомился в 1905 г. Примечания к цитатам - отсутствуют! Алексея младенцем отдали на воспитание тетке по отцу - странный поступок (м.б., настоящий отец - другой?). Часто называл себя "монахом в миру", не пошел в монахи, хотя брат возмущался. Полгода провел в Волоколамском м-ре и проникся отвращением: "затхлая ... атмосфера прозябания, растительной жизни на лоне серой русской природы и серого русского армяка, атмосфера, которой дышали поколение за поколением, одурманивает, оглушает, душит: трудно становится слово сказать" (15). Учеба в МДА закрывала прямой путь в естественное отделение - по закону, поэтому сперва пошел на восточный факультет. По рождению - старообрядец-филипповец (имение Вослома), стал старостой единоверческого прихода. Ухаживание не заладилось - в 1912 году был перелом, и виноват был Ухтомский, в котором было нечто и безвольное, а старший брат все бранил Платонову и звал в монастырь.

Ложные сведения о том, что в 1921 г. принял монашество с именем Алимпий - ссылка (на с. 186) на печально знаменитую фальсификацию "фон Сиверса" - "Новоселовский архив". Участник Поместного собора и 2 съезда единоверцев в Нижнем в 1917.

Платонова в гражданскую в Саратове, потом насовсем в Калуге, он в Рыбинске, арестован 17.11.1920 и отправлен на Лубянку. Выпущен через 2 месяца. Второй раз арестован в мае 1923 в связи с закрытием Никольской церкви, освобожден в августе. В 1923 чуть не женился на студентке Иде Каплан, которая его отвергла (староват) и вышла за Мих. Леон. Слонимского (сын Сергей - известный композитор).

О распрях Никольского прихода:

"Это у нас в миниатюре та самая типическая борьба, что протекала исторически то там, то тут в церкви и, в своё время, действительно задавила общественную (социальную) сторону приходской жизни, сначала в римской церкви, а при царе Алексее и у нас... Храни, Господи, нас от поповства и загребущих рук его!" (68)


Звезда: 4, 1994. Алексей Алексеевич Ухтомский, 1875-31.8.1942. физиолог. С. 127-139. Публ. Л. Соколовой. окончил Нижегородский кадетский корпус, ПДА. В 25 лет, будучи кандидатом богословия, окончил ест. отд СПбДУ. Его имя носит Физиологический НИИ СпбГУ.

с. 130 "Религия дурман для народа", - говорит рассудительный поклонник ближайшего счастья, сытости и эпикуреизма.

Но как же быть, если продолговатый мозг - естественный тормозитель спинного, а человеческий мозг - естественный же тормозитель продолговатого. Отказываться ли от милого пресмыкания ...в жирной и славной болотной грязи ради далеких и проблематических предвосхищений будущего, с которым, быть может, так таки и не встречусь?

Итак, Красота и религия будут дурманом для импульсивного пресмыкания; пускай они будут тормозителями ближайшей обыденности ... Им естественно и подобает быть тормозителями интересов полового аппарата, кишечника и выделительных органов! Это не унижает, а тем более возвышает их. Они снимают с очереди ближайшее и наличное ради далекого и предстоящего! Дурманят и затормаживают свиное в человеке, чтобы помочь в нем человеческому!"

УХТОМСКИЙ Алексей Алексеевич (1875-1942) - российский физиолог. Академик Академии наук СССР (1935). Окончил Петербургский университет (1906) и работал там же на кафедре физиологии человека и животных, которой впоследствии заведовал (1922-1942). Исследовал проблемы физиологии нервной системы. Разработал учение о доминанте как главном принципе работы нервных центров и организации поведения. Изучал возможности использования психоанализа, в том числе в плане его взаимодействия с физиологией нервной системы. В 1928 опубликовал книгу "Психоанализ и физиологическая теория поведения", в которой отметил некоторые реальные и потенциальные возможности психоанализа. С 1937 работал директором электрофизиологической лаборатории Академии наук СССР. Автор книги "Доминанта как рабочий принцип нервных центров" (1923) и др. книг и статей по физиологии нервной системы.


Об отце доминанты академике А.А.Ухтомском

Алексей Алексеевич Ухтомский

Кто не помнит трогательной арабской легенды о Лейли и Меджнуне, в которой бедный влюбленный, не осилив препятствий, доводит себя до смерти. И кто из нас в разное время и по разным поводам не оказывался во власти “одной, но пламенной страсти”... Сейчас подобные случаи лишены ореола исключительности. Мы знаем, что иногда в центральной нервной системе возникает такой сильный очаг возбуждения, который, во-первых, заставляет организм реагировать на раздражитель “в едином порыве”, а, во-вторых, создает настолько большую инерцию этого состояния, что оно удерживается даже тогда, когда первоначальный стимул уже не действует. Явление это было изучено и описано физиологом, академиком Алексеем Алексеевичем Ухтомским (1875-1942), а назвать его доминантой ученому подсказал термин из книги “Критика чистого опыта” немецкого философа Рихарда Авенариуса (того самого, которого вместе с Э.Махом критиковал Ленин). Доминанта является побудителем к труду, творчеству и волевым действиям, доминантные состояния могут длиться и секунды, и годы. Человек в поведении, как правило, проявляет множество доминант, сменяющих друг друга, а некоторые профессии, например, актерская, требуют одновременного удержания нескольких доминант. (Говорят, что с этой задачей идеально справлялся Ф.И.Шаляпин.) Открытие это имело очень большое значение, потому что знание законов доминанты может служить важным инструментом воспитания и даже... лечения. Ухтомский писал: “Фрейд был, возможно, глубоко прав, пытаясь путем психоанализа оживить весь путь, по которому слагается доминанта, довести его до сознания и тем самым разрушить его”. Но, продолжал он, “Сексуальная доминанта самого Фрейда компрометирует здоровую по существу идею психоанализа”.

А.А.Ухтомский в 1906 г. окончил естественное отделение Петербургского университета и работал на кафедре физиологии человека и животных, которой руководил с 1922 г. до конца жизни. Его труды были изданы в 1945-1962 гг. в 6-томном собрании.

Но, пожалуй, не менее интересной была его жизнь. Он был человеком искания. Окончил Нижегородский кадетский корпус, затем Московскую духовную академию (он потом рассказывал студентам, что в то время со стен Новодевичьего монастыря наблюдал выражения лиц прихожан, с которыми те шли к Богу — одни безразличные, другие озаренные). Учился он и на восточном факультете С.-Петербургского университета, собирался в монастырь, совершал паломничество в Оптину пустынь, а в конце жизни заинтересовался диалектическим материализмом и политэкономией, изучал труды Маркса и Энгельса, ведь именно они меняли на его глазах облик страны.

Ухтомский прекрасно знал русскую историю, историю христианства и других религий, с увлечением рассказывал об истории старообрядчества, о патриархе Никоне, протопопе Аввакуме и боярыне Морозовой. Сам он имел в квартире молельню и долгие годы был старостой и активным деятелем Никольской старообрядческой церкви в Петербурге (в здании которой сейчас расположен Музей Арктики и Антарктики). Вспоминают, что там он пел и даже “своим голосом как бы вел хор молящихся, а иногда выходил на середину храма для чтения текстов из священных книг”.

Рассказывают, что он был замечательным лектором, что иллюстрировал психологические законы примерами из художественной классики, особенно часто обращаясь к произведениям Л.Н.Толстого и к легендам. Анализируя, например, “Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии”, он говорил, что предатель Гришка не случайно прозван был Кутерьмой, потому что тот, кто с детства не имеет твердо установленных доминант и сам не способлен их правильно установить, тот имеет в голове “кутерьму”, которая легко приводит к преступлению, предательству и даже самоубийству.

С разных сторон наблюдавший жизнь, Ухтомский сформулировал “Закон Заслуженного Собеседника”, по которому человек поворачивается к тебе той стороной своей души, которую ты сам заслужил. “Дурной заранее видит в других дурное и этим самым провоцирует в них и в самом деле дурное... а другой, заграждая в себе глаза на недостатки людей, побуждает их становиться лучше, и сам становится лучше, чем был”. В письме к студентке Е.И.Бронштейн-Шур он писал: “Плох и негоден человек, ничего не желающий и не умеющий желать. Но когда человек желает, ему всегда кажется, что он желает добра. Между тем это лишь иллюзия, будто стоит пожелать и тем самым это уже и желание добра! Объективное добро достигается, как золото, промывкою и проверкою человеческих желаний, причем на многие пуды руды, которую выкапывает “старатель”, очищается лишь золотник ценного вещества”.

Слова эти не были пустой декларацией, ученый старался в жизни соответствовать своему мировоззрению.

У него не было своей семьи и студентам он часто говорил: “Ведь я монах в миру! А монахом в миру быть ой, как трудно! Это не то, что спасать свою душу за монастырскими стенами. Монах в миру не о себе, а о людях думать должен!”. То есть жить по совести.

Об А.А.Ухтомском написаны книги физиологами В.Л.Меркуловым и П.Г.Тереховым, а в 1992 г. в Издательстве Санкт-Петербургского университета вышел сборник “А.А.Ухтомский в воспоминаниях и письмах” — последняя работа Ф.П.Некрылова.

О.В.ИОДКО, научный сотрудник

Петербургского филиала Архива РАН

http://www.spbumag.nw.ru/OLD/Spbum11-97/7.html

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова