Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
Помощь

ЯКОВ БАКЛАНОВ

 

Луночкин А., Михайлов А. Григорий Засс и Яков Бакланов. // Родина. - №1-2. - 2000. - С. 94-99. Очерк о двух генералах, истреблявших чеченцев (формулирвка "завоевывавших Чечню" представляется слишком политизированной и абстрактной). Засс воспитал Бакланова. Отличался жестокостью. Отряды чеченцев именовал "скопищем", придерживался тактики выжженной земли (буквально). В 1833 г., подводя итоги первому году службы в Чечне, рапортовал: "Враждебные горцы наказаны были потерею многих знатных хищников" (96). Якобы чеченцы трепетали перед ним и его фокусами (например, он выдавал себя за колдуна, демонстрируя музыкальную табакерку). Сомнительно: ведь это сплетни не чеченцев, а почитателей Засса. Это русским была важна уверенность, что чеченцы, которых они истребляют словно тараканов, их все-таки уважают. В 1842 г. Засс ушел в отставку, но в 1849 помогал подавлять революцию в Венгрии. Род. 29.4.1797. Ум. 4.12.1883.

Бакланов воевал с Зассом, на Кавказе в Донском 20-м полку с 1845 по 1853 гг. Прославился в общем тем же: искусством истреблять, подрывая чеченский "тыл", т.е. угоняя скот. "Сам Бакланов посчитал, что руководимый им полк за время пребывания в Куринском отбил 12 тысяч голов крупного рогатого скота и до 40 тысяч овец" (С. 98). Вот когда уже начинался новояз -- когда вместо "завоевать" стали говорить "отбить". Рост 202 см. Одевался не по форме: летом в кумачовую рубаху, зимой в огромный тулуп с меховой шапкой. Лицо изрыто оспой, синеватое, кустистые брови. Академик А.В.Никитенко отозвался так, что на лице Бакланова "как будто отпечатана такая программа, что если он хоть четвертую часть ее исполнил, то его десять раз стоило повесить" (С. 98). Генерала получил в 1852 г., подавлял польское восстание в 1863 г., ум. в 1873 г. в бедности. Комментарий авторов: "История неоднозначна. Независимо от политической оценки воинская доблесть остается таковою" (99). Про чеченцев, конечно, такого не напишут. Они -- "хищники".

 

 

А еще у Бакланова было личное знамя, само по себе примечательное. Оно увековечено на его пышном надгробии в Петербурге (умер в бедности, но надгробие поставили пышное -- тоже характерно для психологии милитаизма). В комментариях пока, к сожалению, не нуждается.

 

 

 

 

 

 

 

Ко входу в Библиотеку Якова Кротова