Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

МИХАИЛ ШТЕРЕНБЕРГ

Значение августовских событий и их результата несомненно окажет без преувеличения огромную роль на жизнь не только нашей страны, но и мира. Поэтому о них еще многое будет написано, как воспоминаний, так и работ, посвященных их анализу. Поэтому как человек, не совершивший ничего особенного в эти дни и не политолог, я бы не взялся за перо, если бы в кульминационный момент этих событий в ночь с 20 на 21 августа со мной не произошли события, выходящие далеко за рамки личных. Поэтому считаю своим долгом изложить их по возможности документально, отделив от фактов все косвенно связанные с ними моменты.

Днем 20 августа я был на митинге у "Белого дома" и решил откликнуться на призыв прийти на ночное дежурство. Вместе с Натальей Игнатьевной Ивановой, с которой мы знакомы еще с института, в седьмом часу вечера мы пришли на баррикаду за гостиницей "Мир" с группой людей, с которыми тащили трубу от высотного здания на пл.Восстания на баррикаду. Здесь мы и провели две ночи с 20 на 21 и с 21 на 22, с уважением поглядывая на танк № 125, расположившийся непосредственно за баррикадой. Ситуация, как известно, была напряженной, но люди есть люди и, когда моментами напряжение спадало, возникали разговоры на различные темы. В частности помню, что мужчине средних лет, которого про себя за благородство облика назвал чем-то вроде "аристократа", я\<5казал о книге Даниила Андреева "Роза мира", под большим впечатлением которой нахожусь в течение последних лет. Уже поздно, примерно около II часов вечера, я предложил моим собеседникам помолиться. "Я умею молиться только так", - сказал "аристократ" и воздел руки к небу. Стоя рядом, я почувствовал нечто вроде мощного потока, про-

2.

низывающего меня сверху, и выразил ему, по этому поводу, удивленное одобрение и предложил помолиться еще и обычным образом. Окружающие сказали, что молитв не знают, но охотно послушают. Согласием их я воспользовался и, стоя на пакете железобетонных блоков (как теперь понимаю лицом к востоку) с естественным в этих обстоятельствах чувством, стал читать вечерние молитвы, часть которых знаю наизусть. Внезапно, слева от меня, над "Белым домом" я увидел огромный образ Пресвятой Богородицы. Хотя детали лица были неразличимы, но в тот момент у меня не было никаких сомнений, что это - Она. Размеры образа, по крайней мере, в несколько раз превышали размере аэростата, который был виден днем над нашим "Белым домом". На Ней было ярко-красное платье с широй голубой полосой, идущей от правого плеча к нижнему левому краю платья. Руки Ее были широко распростерты над "Белым домом". Образ был четким в геометрическом и цветовом отношении. "Ребята! Я, кажется, сдвигаюсь! Я вижу Богородицу", - сказал я и снова взглянул на небо. Образ был на месте.

Утром, по возвращению домой, естественно, мне вспомнились события прошедшей ночи. Образ Богородицы всплыл в моей памяти. Почему-то возник внутренний вопрос, а что же было у нее на голове? Ночью, как сейчас вспоминается, голова ее была покрыта чем-то вроде капюшона того же цвета, что и платье. Но вопрос возник, и как бы в ответ на него перед моим внутренним взглядом снова возник Ее образ с белым покрытием головы. "Боже!" - воскликнул я про себя, - "белый, голубой и красный - это ведь цвета флага России".

О своем видении я рассказал ряду людей, дежуривших на баррикаде в эту и последующую ночи, а также утром 22 августа

3.

кинооператору, который записал рассказ и снял его на пленку. Никто из моих собеседников не видел Ее образа, отсюда, естественно, возникает необходимость сообщить некоторые сведения о себе, чтобы читатели могли сами судить о достоверности виденного.

Мне 57 лет, православный, духовный сын О.Александра Меня, еврей, беспартийный, женат, есть дети и внуки, кандидат технических наук, ведущий инженер ЭХТНИЦ "Оранта". Физически и психически здоров, не курю, вино потребляю в среднем не более 2-х рюмок на торжествах. Ни в митингах, ни в демонстрациях последних лет ни разу не участвовал, хотя горячо сочувствую демократическим преобразованиям, происходящим у нас в эти годы. Причина неучастия - в глубокой убежденности, что судьба нашей страны определяется тем, повернется ли народ к Богу и станет ли хотя бы стараться жить по его заповедям. Особый интерес к явлениям Богородицы возник у меня в 1987 г. после ознакомления в сборнике с грифом "Для служебного пользования" реферата о Ее явлениях в Междугорьи (Югославия), которое продолжается с 1981 г. по настоящее время. Это чувство тем более усилилось после событий конца 1987 г. События эти начались в последних числах ноября во время вечерней службы в Троицком храме Свято-Данилова монастыря, когда у меня совершенно неожиданно произошло сильное мистическое переживание у образа Боголюбивой Богородицы. Естественно, что когда через два дня моей жене Майе (в крещении Марии) Коляде сообщили, что Богородица является в храме деревни Грушево под Дрогобычем, мы в тот же день взяли билеты и отправились туда. Здесь в течение трех дней мы равно как и все подходившие туда люди наблюдали Ее движущийся силуэт на балконе храма в дневное время. События

4.

эти, которые видели тысячи людей, были освещены в нашей прессе (газеты "Известия", Литературная, Московские новости, журналы "Природа и человек","Наука и религия"). С тех пор мы собираем всю возможную литературу, относящуюся к Be явлениям. Особенно меня поразил материал о ее явлении в 1917 г. в Фатиме (Португалия) после Февральских и перед Октябрьскими событиями. Там Она сказала, что судьба мира зависит от России, что если Россия обратиться к вере, мир будет всюду, если -нет, то Она высказала пророчество, которое полностью сбылось в нашей истории. В заключении Она сказала, что пройдя все испытания, Россия будет посвящена Ее Сердцу. Она просила также христиан Запада молиться за Россию, ибо с Запада пришли в Россию пагубные теории. Нельзя также и упомянуть о явление примерно в то же время в храме подмосковного села Коломенского (ньие район Москвы) ее чудотворной Державной иконы,где она изображена со скипетром и державою в руках, короной на голове и божественным Ребенком на коленях. Икона эта явилась символом принятия Ею власти над попавшей после Октября в беду страной. (Сейчас этот прекрасный образ широко тиражируется Русской православной церковью).

Теперь более подробно о событиях, которые привели меня к "Белому дому". В Москву 18 августа я попал, можно сказать, случайно из деревни, где отдыхает моя семья. Известие о перевороте навело меня на мрачные мысли и чувства. К стыду своему мне думалось, что народ не отреагирует должным образом на это событие, а некоторый опыт "общения" с КГБ мы имели. Нет, мы не были диссидентами, хотя ими восхищались и, как многие интеллигенты, как глоток свежего воздуха, читали их работы и книги А.И.Солженицына. И тем не менее моя жена угодила в тюрь-

5.

му на 2 года по знаменитой статье 190 п.1 "За распространение заведомо ложных слухов, порочащих и т.п.". Забрали ее 22 декабря 1982 г. В то время мы уже были внеконфессиональными верующими и напряженно искали свой путь через разные мистические и религиозные направления. Один из наших друзей сообщил нам, что "на слух из космоса" он принял сообщение о том,что Землю ждут губительные катаклизмы за грехи людей. Часть и нашей страны погибнет за ... и тут шли страницы, где открытым текстом говорилось о том, о чем только в последние годы заговорила наша печать. В заключении сообщения говорилось о том, что спасти мир может только распространение этого сообщения.

Моя супруга с решимостью, достойной ее отца, знаменитого партизанского "Бати" Никифора Захаровича Коляды (отсидевшего, кстати 12 лет и умершего от инфаркта на улице после того, как освободившись, узнал, как его предавали), кинулась "спасать мир" - собирать аудитории и зачитывать сообщение. Чем это кончилось - я уже писал. Замечу лишь, что прошла она этот тяжкий путь очень мужественно, за что пользовалась уважением заключенных и персонала зоны под Уссурийском. Мои испытания оказались гораздо более скромными и ограничились допросами на Лубянке, шантажом и угрозами за отказ стать стукачом и т.п.

В силу сказанного, помятуя обыски и конфискации, я позвонил в редакцию одного журнала и зашел в редакцию другого, где лежали экземпляры моей неопубликованной статьи под названием "Экономика и религия". В этой статье, в частности, говорилось о том, что коммунизм имеет бесовское происхождение, поскольку прикрываясь экономическими теориями, он всюду начинает с физического и идеологического уничтожения религии. Темпераментная редактор журнала на мой вопрос, не боится ли она держать у се-

б.

бя статью такого содержания с горячностью ответила: "Конечно, коммунизм - бесовщина" и что она не боится. В этом я услышал как бы глас Божий, ответивший на мои сомнения, оставил статьи в редакциях и пошел наутро 20 августа на митинг. Остальное уже изложено.

В заключении, помимо изложения фактов, добавлю несколько слов о личном. Став на религиозный путь, мы, будучи евреями (моя жена по матери также еврейка) и никоим образом не отказываясь от своего древнего народа, созданного верой в единого Бога, связали свою судьбу с христианством и Россией. Некоторое сомнение у нас возникло, когда русский муж нашей младшей дочери, которая также глубоко верующая христианка, стал убеждать нас уехать, ибо он опасался за ее судьбу. Мы, как это принято у христиан, пошли к моему духовному отцу Александру Меню и поделились с ним своими сомнениями. Как только он понял, о чем идет речь, он закричал (что с ним случалось чрезвычайно редко): "Это не ваш путь! Вы там духовно погибнете!". Этот разговор устранил наши последние сомнения.

И, наконец. Ничем, как покровительством Иисуса Христа и Божией Матери я не могу объяснить того единодушия, с которым не только мирное население, но и военные, не подчинились приказам заговорщиков. Ведь штурма только одной дивизии с современной техникой, ракетно-бомбового удара одного авиационного соединения было бы достаточно, чтобы уничтожить "Белый дом" вместе со всеми его героическими обитателями и защитниками, а сколько дивизий было у КГБ, армии и МВД и каждый офицер и каждый солдат знал, что за невыполнение приказа, в случае успеха заговора их ждет трибунал. Так возблагодарим Господа и деву Марию за великую милость, оказанную нам и задумаемся еще

7.

раз о самых важных вопросах нашего бытия. Нам не нужен иллюзорный рай светлого будущего, в ожидании которого в мучительной жизни и безисходной тоске атеистического умирания ушли в мир иной несколько поколений наших граждан. Зачем, когда уже не только древние и многие-многие тысячи современных свидетелей чудесных явлений духовного мира, но и научные факты свидетельствуют о его реальности как и реальности жизни вечной. И еще, разломав до последнего винтика бесовскую машину коммунизма и приняв все меры против возможной ее реставрации, проявим христианскую милость к людям ее образовывавшим. С точки зрения христианства, как впрочем и иудаизма, мусульманства и буддизма, те, кто является "винтиком" для партократии есть бессмертная душа, образ и подобие Божие для религиозного человека. Дадим же возможность виновным искупить свои грехи, возможно тогда Господь простит нам и наши.

Штеренберг Михаил Иосифович

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова