Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь

Жорж Нива

 Georges Nivat

Тексты

р. 1935.

Сын латиниста, р. Клермон-Ферран, слушал в Эколь Нормаль Паскаля об Аввакуме, осенью 1956 в МГУ у Гудзия - изучает Белого - жених дочери Ольги Ивинской Ир. Емельяновой, дружен с Пастернаком. 6.8.1960 выслан из страны, Емельянова посажена. Служил в армии, ранен в Алжире, читал лекции сперва в Нантере, с нач. 70- в Женевском ун-те, с 1971 вновь приезжает в Россию, вывозил диссидентские рукописи. Монография "Солженицын" пер. С.Маркишем М.: Худлит, 1992. Интервью с ним: Новое время, №47, (20.9.1998), Натали Доре: в 1992 первое путешествие в росс. провинцию, увлекся. Из семьи католиков, перешел в протестантизм ("для меня христианство -- это одна вера, и она исповедуется в разных стилях".

В поддержку войны в Чечне и Солженицына в этой связи 17.12.1999;

nivat.free.fr

Написанное на русском эссе "Модели будущего в русской культуре" - Звезда. 1995 г. - №11. С. 208-213.

208 "Культура - не только память о педках, она и ощущение будущего, прогноз о будущем". - Федоров, регуляция будущего. - Конспектирует "многотомный труд Жоржа Пулэ "Этюды о человеческом времени". В Средние века "будущее не пользуется никакой привилегией".  Споры о благодати, поддерживающей бытие во времен непонятны сегодня, т.к. время воспринимается иначе - не по Аристотелю, от потенции к реальности, от реальности к потенции - после переворота 18 в. "Реальность уже не законченная вещь, а сам генетический процесс возникновения. Человек живет в полном смысле слова лишь тогда, когда он вливается в этот процесс. Будущее становится высшей мерой реальности" (Бальзак с Комедией - мечты о будущем - прогрессизм). - с.209 - и в то же время есть ближний, в пределах своей жизни, одного поколения, горизонт - карьера, достижение, основание новой диастии. В России иное восприятие будущего - нет понятия карьеры и соц. прогресса - уклон от ближнего будущего к дальнему, утсановлен  литература Гершенкроном. В архаич об-вах исторических горизонт закрыт,Ю будущее лишь повторение прошлого - в религиозных горизонт эсхатологичен, Второе пришествие - ссылка Вебера.

Мягко критикует Лотмана за статью о Договоре (т. 3, Таллин, 1993, Избранные статьи) как скрытом возрождении славянофильства - магическое общество взаимообмена со сверхъественным и религиозное - одностороннего, без контракта вручения себя высшей власти, самоотдача. В 18 в. начинает проникать идея договора, но в 19 интеллигенция опять сворачивает к служению самоотдаче. О Пиковой даме - символ Фортуны, азарт, непредсказуемость будущего.  Классика России восхваляет Случай, непредсказуемое будущее (210).

Далее анализ Мертвых душ (застылость, крепостническая вечность), Обломов - "поэма безгоризонтности ... полный отказ от будущего. Даже не открывают писем").  У Достоевского время полярно от отрицания разумного будужщего и абсолютной эсхатологией (211). Толстой как певец счастья гармонии личности и мира. - полюс патриархальной цикличности, вырождение в силе денег. Счастье достигается аскезой, отказом, симфония личности и мира.В России необработано пространство, поэтому и с временем проблемы.

213. "В России особенно заметна боязнь кризисов, беспредельных кризисов, полонстью разрушительных, и тяга к замкнутости" (Карамзин, Записка).  Неуверенность в своем будущем (просуществует ли СССР, сохранится ли Россия), "Как симметрическая патология встречается другая особенность: гипертрофия и обожание будущего за счет настоящего ... Чем нагляднее отсталость, тем больше потенциальность. Экономчески это означает возможность просить и брать в долг у развитых стран все больше и больше. Займы -- форма преодоления отсталости во имя огромного будущего".
 

Нива, Жорж. Возвращение в Европу. М.: Высшая школа, 1999. 303 с.

Определения русскости со времен Мишле: "отсутствие строгой формы, тяга к мистике, болезненность. Томас Манн противопоставил гётеанскому здоровью "достоевскую" чахлость" (32). Пушкин сюда не укладывается - его восприняли как эпигона.

О Толстом: чувственность, без стилизации, сражается "с преградами между человеком и жизнью: с чувствами, идеями, обществом, мирской славой, иторией" (40). Принцип его "сущностная рассеянность" - "Чем рассеяннее человек, тем доступнее ему смысл жизни" (41). Растворяется в деталях - современники были от немецких романтиков рганисты - его считали механицистом, последователем сенсуалистов 18 в. "Плотина - человеческие планы, поток - жизнь" (41). Низвергнуть идола "календарного", научного времени, разбитого на фракции - предшественник Бергсона. 41. Антикопернканство. Смерть отрицается.  Смерть 0 пробуждение, оптический обман - поезд кажется идет вперед, а он движется назад . "Чтобы осознать ужас смерти, Толстому требуется усложненная восточная образность". Мысли Левина о самоубийстве - "проникновение отравы в счастье", боится смерти-мародерши, гадливость. Обираловка - от "обирания" тела перед смертью. Самоубийство Анны - человечек с молоточком Чехова не связан ли с обходчиком.

Работа Мари Семон Пари 1984 - женщины у Толстого - мир толстого сакрален, встроен в мир правосл. литургии - особенно жензина - семья как малая церковь - против феминизма потому же. С 90-х тяга Т. к десакрализации и опустошщению - сжигает и литургию, и музыку, и женщину на одному костре. Мб все оттого, что он лишился матери в два года?

Семон - русский мужчина больше дает воли аниме, "позволяя себе и слезы сострадания, и евангельскую кротость, и глубокое милоердие. "Такой тип поведения, неизвестный или недопустимый как в западном романе, так и в западном общетве, свойстен русскому характеру" - это Семон, цит. на с. 48.

Чехов - Цит. из зап. кн.: "Смерть страшна, но еще страшнее было бы сознание, что будешь жить вечно и никогда не умрешь". Время ужасна, вечность хуже. Поэтому любви его героям хватает ненадолго - у них плохие отношения со временм. Сущность исчезает, мир состои из ничего - душечка - исчезает смысл - умирание - время тюрьма, от него герои бегут в пространство - зачарованность пространством, которое спасает - пейзаж, степь, - "Человеку нужно не три аршина земли, не усадьба, а весь земной шар, вся природа, где на посторе он мог бы проявить все свойства и особенности своего свободного духа".- откуда? Но в Крыжовнике теснота как символ болезни.

Отказ от времени.  - в палате 6 - бежит мимо стадо оленей - тоже ощущение простора.

В "Марте Семнадцатого", гл. 612 - один из героев "Победа нашей революции — это и есть победа того, что не умела защитить церковь. Давно уже отмечено, что в формальном неверии русской интеллигенции было больше истинного религиозного пафоса, больше, если хотите, литургической святости, чем во всей нашей казенной обезличенной церковности!" цит с 63.

Атеистическая вера - большая радикальность чем на Западе. Чехов, На пути - "если русский человек не верит в Бога, то это значит, что он верует во что-нибудь другое". Тут эже герой и вере в науку. "Что делать" Чернышевского - от Евангельского вопроса Предтече. Роль дарвинизма.

с 68 - в России не было либертинажа "Поскольку этап либертинажа в России отсутствовал, атеизм приобрел в ней фанатические и религиозные формы". Взвинченность атеизма. Бродский - пьеса "Мрамор" туллий? варвар не верит, но тоже в Бога.

В Одном дне Иван Д. о религии говорит баптист Алешка.

Либертинаж - лишь в нач. 20 в. немного. Ходасевич "О порнографии" (газ. "Возрождение", 11.2.1932 - "порнография — это прежде всего искажение смысла: американец — собиратель античных статуй, снабдивший экспонаты своей коллекции одеждой, стал, сам того не подозревая, порнографом. Либертен также извращает значения, играет со скабрезностью, но отдает себе в этом полный отчет" (87). Пример - Ремизов, "Что есть табак", 1906.

О Монтене - сопоставляет с Курбским. "На "Опытах" зиждется вся европейская концепция истины. Эта книга рассказывает о бесконечном разнообразии, о богатстве опыта в сопоставлении с рассудком, о слабости знания и неисчерпаемости природы.  ... Размытое, разрозненное знание, "пестрота" и "требуха" реальности противополагаются "утверждению и настойчивости" — "признакам глупости". Золотое правило человека ... жизнь по поводу" (151). А Грозный - за свою идею ты, Курбский, должен ы умереть. "Мысль, единственным доказательством которой может быть мученическая смерть (а там уж Бог разберется), есть именно то, чему противостоял Монтень, стремившийся мыслить свободно в разгар религиозных войн. Справедливость суждений измеряется опытм; идеи сопоставляются; пусть к ясности лежит через иронию — такова Европа "Опытов". (151). "Справедливость суждений измеряется степенью исступления, костром, на который всходят добровольно; об индивидуальном поиске, о терпении и опыте нет и речи — такова фанатическая Европа Грозного". Европейский ум — это диалог разума и опыта" (152).

Ко входу в Библиотеку Якова Кротова